Частные хроники эпохи коронавируса. Поэма в десяти галлюцинациях

Сергей Алексеевич Воропанов
Частные хроники эпохи коронавируса. Поэма в десяти галлюцинациях

Кровь друга своего

С лица ладонью вытер.

Три раза умирал,

И дважды выжил.

Космический напалм

Тату на сердце выжег.

Татушка та проста,

Ведь жгли не на заказ

Там мамочка моя,

Россия и спецназ.

Ведь «мамочка» кричали

Большие мужики,

В России умирая,

«Калаш» не сняв с руки.

А раньше те же парни,

Уставшие от ран,

Бездумно покоряли

Анголу и Афган.

Солдату думать вредно,

На то начальство есть.

Ему бы бедолаге

Поспать, посрать, поесть.

Ему бы бедолаге

Отбиться от врага,

Живым вернуться в лагерь.

Не стерлась чтоб нога…

Упасть, уснуть, забыться,

На грудь взяв два стакана,

Да где же, бл…дь, граница?

Та, за которой мама.

Крадется враг в тиши,

Болят душа и тело.

Затяжка анаши -

Последнее, что сделал.

Убитый и веселый

Стучусь я во врата:

Эй, открывай, Георгий!

Солдатам ведь сюда?

Я продолжаю "вист!" орать…

Жизнь так устроена, что надо "взятки" брать,

Играть. Пускай на мизере и "без пяти".

Одно я знаю, чтобы выжить, надо "вист" орать,

Пускай без козыря, "на девяти".

А ведь по сути вы всегда пасуете,

Не мудрено играть, когда приходит "лом".

А на "соломе" вистовать, когда ликуете?

А с пОтом упираться в жизнь веслом?

"Солома" прет – ни дать, ни взять,

Игра все больше мне напоминает шИзу.

Я продолжаю "вист!" орать,

Упав на свой последний в жизни мизер.

Галлюцинация 9. Эротика в процедурном кабинете

Гнилушкой гнить или гореть,

Петров Иван иль Томас Мустер,

Жизнью надо переболеть,

Там, глядишь, она и отпустит.

С.Воропанов


Автор: Victoria_Borodinova

https://pixabay.com/ru/photos/медсестра-больница-хэллоуин-врач-3790358/


Эротика в процедурном кабинете

Процедурной сестре Нине Никулиной


Мне Никулина как-то вставила,

Один раз показалось мало ей,

И качала она, и молчала…

Ну, и я молчал – хоть убей!


А она, така ненасытная,

Все хватала меня за плечо.

Под трусами, в china сшитыми,

Зад напрягся и что-то еще…


И хрипел я грудью прокуренной,

Отсосала мне все, что могла,

Мануалила, процедурила

Процедурная эта сестра.


Отбивался рукою я потною

Что я мог, ведь она так мила!

Довела меня до животного,

Вот такие в больнице дела!


Раскалилася процедурная,

Но иголкой разя, как мечом,

Мне из вены брала кровь Никулина,

Ты, бесстыжий, подумал о чем?


Готов залезть я на забор,

Сижу на унитазе и потею.

Три дня в неделю у меня запор,

А остальные – диарея.


Я и сверху, я и снизу,

Сзади – все напрасно.

Я-то думала – оргазм,

Оказалось – астма.


Дух советский – он неистребим!

И что б про страховую медицину не мололи,

Все мы, как прежде, в очередь стоим,

Чтоб в жопу больно укололи.


Мой бедный зад, ты весь исколот,

Как воин, раненый в бою.

Никто мне орден не приколет

На жопу грешную мою!


Я к вам, сестра, со всей душою,

Я всё для вас, но вот к несчастью,

Лежу под капельницей большою,

А то б прокапал вас. Со страстью.


Не хочу я пива и водку пить до дна,

Прокапай мне, сестра, бутылочку вина!


Кровь из пальца, кровь из вены,

Утром манка непременно.

Там обед, а там и ужин,

Капельница, если нужно.

Почитал, а там и спать.

Да. Забыл. Еще посрать.


Ты зря не ел сегодня ужин,

В больнице я советую тебе еще побыть.

Кому ты нахер дома нужен?

Ни палку вставить, ни гвоздь забить!


Рай и ад


К аду привыкают,

По всякой ерунде

Грешников пытают

На сковороде.


Климат очень мягкий,

В Эдеме, говорят,

Страсть и бешбармаки

Гурии дарЯт.


Рад бы в вертограды,

Но в сад никак нельзя.

Нафиг в детский лагерь?

В пекле все друзья.


Чёрта недосмотры,

Упёрся в воротА.

Глянь в ворОта, Пётр,

Грешникам куда?


Смерть


Вот и день прошел

Можно не успеть…

Спится хорошо,

Когда рядом смерть.


Выдюжи, мужик!

Ну, а коль не сможешь,

Это только миг,

Смерть тебе поможет.


Кто сказал, что смерть

Очень холодна?

Никому не верь,

Жаркая она.


Жена тысячелетняя

Никогда не бросит.

Женщина последняя

Ничего не просит.


Терапия номер два


Болезни историй… Забиты палаты…

Ночное дежурство… Болит голова…

Болезный во вторник… Тяжёлый в пятой…

Статью позвонить… И дочь напечатать…

Вокруг "Терапия номер два".


Дождливый вечер


Город вечерний

Дивный такой,

Где-то темнеет

Лес за рекой,

Тачки-гирлянды

В лужах горят,

Люди в квартирах

Телек глядят.

В вечер дождливый

Точно не спится

Влюбленным, собакам

И людям в больнице.

Рейтинг@Mail.ru