Частные хроники эпохи коронавируса. Поэма в десяти галлюцинациях

Сергей Алексеевич Воропанов
Частные хроники эпохи коронавируса. Поэма в десяти галлюцинациях

Галлюцинация 7. Бл…дство и либеральные ценности

«Наш русский либерал прежде всего лакей и только и смотрит, как бы кому-нибудь сапоги вычистить».

«Бесы». Ф. М. Достоевский

– Помните, давно, лет пять назад в 2020 в самом начале московских корона-вирусных дел некая парочка в Шереметьеве категорически отказывалась регистрироваться у врачей и сообщать где и как они собираются провести две недели самоизоляции?

– А где права человека и гражданина? Где общечеловеческие и еврей… извините, европейские ценности? И где, наконец, Конституция РФ (имелась в виду старая еще, допутинская)? – выдавали либеральные мантры креаклы.

(Помните словечко такое было – креакл – креативный класс. Оно исчезло так же быстро, как и появилось. Столь быстрое исчезновение слова из живого языка говорит о том, что и не было никогда никаких креаклов. Их придумали быстрые умом Венедиктов с Латыниной. Но они много какой ерунды придумывают).

Находящийся в этой группе профессор Высшей школы экономики вслух и громко пожалел, что сейчас не тридцать седьмой год и парочку нельзя отправить в самоизоляцию на Колыму (надо же, оказывается и в Высшей школе экономики попадаются нормальные люди). Большинство, естественно, поддержало предложение профессора.

Но скандал неожиданно быстро угас, и никого на Колыму отправлять не понадобилось.

– Николаич, ты это к чему все рассказываешь?

– А вот к чему. Есть два варианта. Вариант первый. Помните, лет двадцать назад по Ютубу гулял ролик, где дамочка в довольно людном месте присела справлять малую нужду. Малая нужда оказалась не такой уж малой, время шло, а из дамочки всё проистекало и проистекало.

Люди, как водится, засмущались, сочувственно заулыбались, – женщина явно не относилась к деклассированному элементу, может заболела? или просто больная? или так уж сильно приспичило? или мало что?

Добр русский народ к страдальцам, жалостлив. Крепко сидит в нас уверенность, что это в момент убийства убийца – убивец, а на каторге он не убивец уже, а вовсе страдалец.

Но тут к сиделице подошел сзади мужик. Подумал немного и со все дури дал ей хорошего поджопника, да так что дамочка в свою же мочу и присела.

Слушающие Николаича одобрительно зашумели.

– Вариант второй. Случай в Шереметьеве. Скандал длился бы незнамо сколько, если бы к парочке не подскочил молодой человек со смартфоном.

– Скажете пару слов. Завтра ваши снимки будут в "Новой газете", в "Независимой газете", на "Эхо Москвы", на столе у президента США Трампа будут! Мы покончим с ментовским и чиновничным беспределом!

Парочка как-то засмущалась грозящей либеральной всемирной славе и быстро уладила все формальности.

– ???

– Молодой человек со смартфоном, это зять мой – Серега, сотрудник Службы безопасности Шереметьево. Он быстро сообразил, что дело не в либеральных ценностях, а дамочка у мужика явно какая-то левая. Не жена, не дочь, не прочая родственница. И больше всего они боятся, что будет зафиксировано их совместное пребывание за границей. "Мужик, – тихо предложил Серега, – ты успокаиваешься, и делаешь все, как положено, а мы нигде не фиксирует ваши совместные шалости". И для убедительности направил еще раз камеру смартфона на скандально-либеральную парочку.

– Вот такой вот второй вариант. Но я сторонник первого. Если ты ссышь на общество, то ожидай от него крепкого поджопника. И не надо прикрывать либеральными ценностями обыкновенное бл…дство, – закончил Николаич свой длинный рассказ.

2025, пятый год эпохи корона-вирус.

Рейтинг@Mail.ru