Ты мне нужен

Саша Ри-Эн
Ты мне нужен

Глава 5. Ленне. Прикосновение

Увидев замерший взгляд Кая, Ленне провалился в прошлое, в тот день, когда они впервые встретились.

Он шел по коридору Организации, думал о задании, которое только что поручил ему шеф. Парня, быстрым шагом идущего навстречу, он не знал. Так, пару раз видел, не более. И не обратил бы на него внимания, если бы тот случайно не задел его, проносясь мимо. На мгновение Ленне ослеп и оглох, его словно головой в мазут макнули. Стряхнув чужие эмоции и придя в себя, он бросился вдогонку.

Он настиг беглеца этажом ниже, радуясь, что коридоры Организации как всегда пусты, толкнул в нишу возле пожарного выхода и, обхватив руками, прижал к стене. Чернота выплескивалась через край, глуша сознание. Для одного живого человека ее было чересчур, и все, что мог сейчас сделать Ленне – это перетянуть ее на себя. Но он не ожидал, что ее будет так много. Задыхаясь и почти теряя сознание, он освободил одну руку и, выставив вперед ладонь, перенаправил поток черноты на ближайший живой объект, который удалось нащупать…

Когда сознание прояснилось, он понял, что все закончилось – парня больше не штормило. Ленне отстранился… и почувствовал странное, непонятное и совершенно нелогичное желание вернуть прерванные объятия. Парень смотрел на него изучающе, а потом, притянув к себе, положил голову ему на плечо. И Ленне снова его обнял, невольно улыбнувшись нахлынувшему ощущению тепла и спокойствия.

– Извини, что я тебя в это втянул, – произнес незнакомец.

– Ничего ты не втягивал, просто случайно задел.

– Не случайно, – ответил парень тихо, и Ленне почувствовал, как он напрягся. – Я не знал, что делать. Такое состояние я не всегда могу контролировать, а тут ты… И я подумал, что может быть… Прости, я не должен был…

– Да ладно, – Ленне обнял его крепче. – С кем не бывает. На меня тоже иногда находит, что ж теперь.

– И что ты в такой момент делаешь?

– По-разному. Иногда хватает ледяного душа… Иногда нет. Проточная вода – отличный нейтрализатор.

– А куда ты сейчас все это дел? – осторожно спросил парень.

Ленне замер. Он помнил, что живой объект все-таки нащупал, но что это было, понятия не имел.

Нехотя разорвав объятье, он выглянул в коридор, ожидая увидеть труп. И увидел, только не человеческий: здоровенное растение, похожее на куст, полностью обуглилось, горшок треснул, а стена, возле которой оно стояло, до самого потолка покрылась копотью.

– Это нам припомнят.

– Если смогут, – Ленне указал на камеру в углу – та треснула и покосилась. – Смотря когда она вырубилась. Но лучше отсюда убраться.

Они вышли в коридор, и парня повело в сторону. Ленне взял его за руку, передавая часть своих сил, хотя и сам ощущал себя опустошенным. Почувствовал, что тот собирается возразить и поспешил отвлечь:

– Кстати, мы незнакомы. Я Ленне.

– Кай. Я тебя знаю. Точнее, слышал от одного из наших.

– Да? И что же ты обо мне слышал? – усмехнулся Ленне, прекрасно зная о своей дурной славе. – Какую-нибудь страшилку?

– Вовсе нет, – ответил Кай и совсем тихо добавил: – Иначе я бы не рискнул до тебя дотронуться.

Они спустились в холл, вышли на улицу, и только там Ленне осознал, что до сих пор держит Кая за руку. Слабость давно прошла, а желание разжать пальцы так и не появилось.

– Пойдем кофе выпьем, – предложил он. Радостные эмоции Кая смешались с его собственными.

Ленне никогда не тянуло к парням, Кай оказался исключением – расстаться в тот день они так и не смогли.

Пережитое словно сшило их крепкой нитью. Они чувствовали друг друга даже на расстоянии. Как оказалось, эта связь сохранилась даже после модификации. Ленне не думал, что так будет, он просто выбрал незнакомое место подальше от общежития, но Кай все-равно пришел.

Его приближение он почувствовал сразу, как и эмоции: удивление, узнавание, озадаченность… “Не выходи!” – мысленно попросил он, и Кай замер, затаился в зарослях.

Ленне специально не стал встречаться с подопечными сразу, в первый день. Хотел, чтобы они понервничали. Прошлых наблюдателей они постоянно испытывали на прочность, и Ленне сразу решил выяснить, чего от них ожидать в состоянии стресса.

Подопечных было трое: качок-третьекурсник Лекс, умеющий наводить иллюзии, долговязый пятикурсник-поисковик Джош и похожий на испуганного зайца третьекурсник Мэтт, у которого был самый сильный из всех троих дар – умение убирать воздействие. Впрочем, пользоваться им парень не умел по причине излишней суетливости.

Появление этой троицы Ленне тоже почувствовал на расстоянии – парни попытались пробить его защиту, но не смогли, а потому выбрались на поляну мрачные и злые.

– Это точно он? – спросил качок у Мэтта, указывая на Ленне.

Тот затравленно кивнул.

– Вы о чем? – спросил Ленне.

– Он сказал, что ты раньше работал в зачистке. По-моему, он врет.

Упоминание о том, что хотелось забыть, неприятно кольнуло. Это был давний, короткий и не самый лучший период жизни, о котором знали немногие.

– А с чего он это взял? – спросил Ленне.

Лекс снова зыркнул на Мэтта, и требовательно произнес:

– Ну?

– Просто знаю, – ответил тот.

– И что же ты знаешь? – поинтересовался Ленне.

– Ну-у, – парень замялся, но все-таки рискнул продолжить. – Что ты виноват в том, что случилось со Стивом.

Смелость его слов Ленне оценил. И решил не разочаровывать ожидающих ответа товарищей.

– Раз вы всё знаете, представляться не буду. О вас и ваших проделках я тоже наслышан, поэтому перейдем к главному: мне нет никакой радости с вами нянчиться. Вы мне никто, и выгораживать вас я не буду. Накосячите – пеняйте на себя.

– Да что ты можешь нам сделать? – тут же вскинулся качок и, сжав кулаки, двинулся вперед, решив задавить массой. О его несдержанности Ленне тоже был в курсе.

“Не вмешивайся!” – мысленно произнес он, обращаясь к Каю. В другой ситуации он бы выбрал иные методы, но сейчас стоило закончить встречу как можно скорее, чтобы не подставлять Кая под удар, и Ленне церемониться не стал. Блокировка жизненно важных функций – и качок запаниковал, сломался.

И тут перед глазами вспыхнула картинка: затаившийся в зарослях Кай, и его напряженное, перепуганное лицо крупным планом.

“Кажется, твоему другу не нравится это зрелище. Отпусти Лекса, иначе кое-что не понравится тебе”, – послышался в голове незнакомый голос.

– Только попробуй, и ты труп, – ответил он, глянув на долговязого старшекурсника. Поисковик оказался с сюрпризом.

– Джош, не надо, ты его разозлишь, – вклинился Мэтт, и долговязый снова удивил – шарахнул приятеля взглядом так, что тот на ногах не удержался. Похоже, об истинных способностях этого парня Организация не в курсе.

Понимая, что пора завязывать, Ленне отпустил качка, и все трое наконец-то убрались.

Осталось самое сложное. Чувствуя, как необходимость тяжелым камнем давит на плечи, Ленне произнес:

– Кай, выходи.

И обернулся, чтобы посмотреть ему в лицо. Как будто чувств, которые он улавливал, было недостаточно.

– Что это было? – спросил Кай, подходя ближе… и замер, глядя в глаза. Нахмурился, а потом произнес: – Неважно. Можешь не отвечать. Я не буду спрашивать.

“Что же они с тобой сделали во время модификации?” – подумал Ленне, и от этой мысли ему стало горько. Предполагалось, что Кай всего лишь забудет об Организации и обо всем, что с ней связано. В реальности, как всегда, все оказалось иначе.

– Почему не будешь? – спросил он. – Хочешь сказать, тебе все равно?

– Нет, – Кай покачал головой, – не все равно. Но ты не хочешь отвечать, я же вижу.

– Скорее, не могу.

– Тем более.

“Ну вот и все, – подумал Ленне. – Сейчас он пошлет меня нафиг и уйдет”.

В груди зашевелился уже знакомый колючий ком.

– Да, мне не все равно, – повторил Кай. – Но кое-что можно понять и без объяснений.

– И что же ты понял? – Ленне знал, что все кончено, просто хотел отсрочить неизбежное, хотя бы на чуть-чуть.

– Понял, что вы все вели себя как младенцы в песочнице. Устроили конфликт на ровном месте. Какая разница, у кого что длинней? Вам, как я понимаю, в этой песочнице еще играть и играть. А вы только влезли и сразу давай друг в друга песком швыряться. Глупо.

Ленне растерялся, такого ответа он не ожидал.

– И тебе ничего не показалось странным? – осторожно спросил он.

– Ну почему же? Показалось. Только ваши фокусы меркнут по сравнению с теми глупостями, что вы тут наворотили.

– Хочешь сказать, ты не станешь бежать от меня со всех ног? – напрямик спросил Ленне.

– А ты хочешь, чтобы я сбежал? – тут же насторожился Кай.

– Меня это до чертиков пугает, – неожиданно для себя признался Ленне.

– Значит нас таких двое. – Кай уселся рядом с ним. – Мне тоже все время кажется, что ты сбежишь. Найдешь какой-нибудь повод или просто так. Сегодня мне приснилось, что ты просто исчез. Раз – и всё, как будто тебя никогда и не было. Жуткое ощущение, такая пустота внутри… Ты если в самом деле решишь уйти, предупреди заранее, ладно? Чтобы не так внезапно.

– Я не уйду, – ответил Ленне. В эту минуту он действительно в это верил.

* * *

Этой ночью ему приснился Алекс.

– Красиво он тебя сделал, согласись?

– Пошёл вон из моего сна! – заявил Ленне, но гость никуда не делся.

– Ладно, не кипятись, я к тебе не просто так. В Организации новое крупное дело намечается. Скорей всего, тебя тоже дернут, а потом под шумок и про Кая расспросят. Так что ты там подумай заранее, что говорить будешь.

– Да чего думать-то, я и сейчас могу тебе сказать…

– Стоп, – Алекс мгновенно подобрался. – Мне ничего рассказывать не надо. А то как знать – я перед тобой или кто-то другой, кто мною прикидывается. Да-да, и не надо на меня так смотреть, я знаю как минимум двоих, кто на такое способен. Официально оба мертвы, но я бы за это не поручился, так что держи рот на замке.

 

– А чего это ты так обо мне беспокоишься? – спросил Ленне, чуя подвох.

– А я не о тебе. Не только ты один с Каем связан.

Ленне усмехнулся.

– Так шеф копает все-таки под тебя, – догадался он.

– Не под меня, и не шеф, и не факт, что вообще кто-то копает, но бдительность проявить нелишне. У нас в конторе, сам знаешь, любят собирать компромат.

Утром, проснувшись, Ленне удивился странном сну, после чего благополучно о нем забыл.

Спустя две недели шеф прислал ему вызов.

Глава 6. Кай. Вопросы

Кай и сам удивлялся своему нежеланию расспрашивать Ленне. Какая-то часть его разума хотела знать, что же на самом деле произошло там, у ангара. Другой части, более здравой и авторитетной, было на это наплевать. Больше Ленне с теми парнями не встречался, а потом началась учеба, которая окончательно вытеснила мысли о странной встрече.

Как-то вечером, когда они ложились спать, Ленне сообщил Каю, что утром уезжает. “Вернусь поздно вечером или следующим утром. Не теряй”. И снова Кай не стал ничего спрашивать, молча кивнул, чувствуя, что вопросы будут лишними. Впрочем, той ночью им было не до разговоров. Уснули они только под утро, а когда Кай вновь открыл глаза, Ленне рядом не было.

Идти на лекции не хотелось, как и вставать. Кай перелег на подушку Ленне, закутался в одеяло и решил спать дальше, но сон пропал, испарился от роящихся в голове мыслей.

Вздохнув, Кай встал, умылся, собрался и, сжевав подсохший сэндвич, отправился на занятия.

Идея оказалась провальной – слова преподавателя не желали задерживаться в голове, в открытой тетрадке не появилось ни строчки. Мысли скакали с одного на другое. Вначале, глядя на испещренную формулами доску, Кай пытался понять, как его занесло в технический вуз. Что он вообще тут забыл?

Затем мысли переключились на Ленне: где он? как он? что делает? он же точно вернется? Кай бездумно чиркал в тетрадке, пытаясь успокоиться… А когда лекция закончилась, и он собрался закрыть тетрадь, то с удивлением обнаружил среди хаоса пересеченных линий несколько вполне внятных изображений: иллюминатор, в котором виднелась часть крыла, какое-то офисное здание с крыльцом, и коридор, пустой и длинный, словно уходящий в бесконечность.

Это показалось Каю интересным, и на следующей лекции он продолжил свое занятие. К предыдущим рисункам прибавилось изображение человека в кафе. В окне за его спиной – автобус, на столе – чашка и тарелка с какой-то штуковиной. Художником Кай не был – лежащее на тарелке напоминало собачью какашку. Усмехнувшись, он пририсовал ей глаза. Рисунок из тоскливого сразу стал дурацким, и это Кая вполне устроило.

Затем, повинуясь импульсу, он перевернул страницу и нарисовал прямоугольник. Внутри – прямоугольник поменьше, а в нем портрет какой-то тетки в очках. Ее осуждающий взгляд Каю не понравился, и он зачиркал ее, превратив в черное пятно. Пятно не понравилось еще больше, и он захлопнул тетрадь, решив, на этом закончить. Остаток лекции он добросовестно пытался слушать преподавателя, понял, что это бессмысленно, и окончательно заскучал.

Идя в столовую один, Кай чувствовал себя странно – он уже успел привыкнуть к компании Ленне, и происходящее сейчас казалось ему неправильным. Свободных столиков не было, и он подсел к одногруппникам. Впрочем, те уже доедали, и вскоре он остался один, чему мог только порадоваться.

Вскоре он почувствовал чей-то взгляд. Оглянулся – и обнаружил в паре столиков от себя того самого суетливого парня, которого видел у ангара. Парень сосредоточенно жевал, уставясь в свою тарелку. Почувствовав, что на него смотрят, поднял голову, и Кай понял, что нажил себе врага.

Он отвернулся, возвращаясь к своим котлетам, и обнаружил, что к нему движется еще один герой “чудесной троицы”. “Забавно, – подумал он, – стоило Ленне исчезнуть, как тут же и началось”. Интересно, что ему нужно?

– Привет, ты ведь Кай? – произнес долговязый, усаживаясь напротив.

– Да, а что?

– Я видел тебя у ангара.

– Какое совпадение, я тоже тебя видел, – Кай улыбнулся. Ссорой не пахло, вид у парня был вполне дружелюбный.

– Наверное, Ленне рассказал тебе, что к чему.

– Не особо.

На лице долговязого мелькнуло удивление.

– Могу объяснить, если хочешь. Но я сейчас не по этому поводу.

– А по какому?

На секунду Каю показалось, что Ленне никуда не исчезал, а просто сделал вид, что уехал, а сам, затаившись, наблюдает за происходящим. Но он знал, что это не так, чувствовал, что его нет рядом.

– Кстати, забыл представиться – Джош. Я капитан баскетбольной команды нашей академии. Насколько я знаю, ты раньше играл. Может, присоединишься?

“Как интересно”, – подумал Кай. И ответил:

– Может быть.

– Хорошо, – Джош встал, собираясь уходить, – если что, тренировки по средам и пятницам и субботам в восемь вечера в спортзале. А насчет объяснений – я серьезно. Если что, ты знаешь, где меня найти.

Проводив его взглядом до дверей, Кай доел остывший обед, гадая, когда же появится третий. На занятия идти не хотелось, и он отправился прогуляться. Потом заглянул в кафе, купил яблочный пирог и вернулся в общежитие, ждать Ленне.

Третий “герой” на горизонте так и не появился, и это Кая совсем не расстроило.

Около полуночи он решил, что дальше ждать бессмысленно. И тут же понял, что ошибся – вскочил, бросился к двери и распахнул ее прямо перед носом Ленне.

Глава 7. Ленне. В отъезде

То, что в Организации происходит что-то значительное, Ленне понял только по задерганному шефу, в коридорах по-прежнему стояла гулкая тишина.

В суть происходящего Ленне никто посвящать не стал – ему дали вводную: что, где, когда и с кем нужно сделать и отправили выполнять. Про Кая шеф поинтересовался чисто формально, и Ленне выдал ему такой же формальный ответ: “Всё в порядке, ничего не помнит”. Подробностей шеф не потребовал, и Ленне поспешил убраться с глаз долой.

Задание оказалось простым: внушить какой-то женщине отправиться за город в следующий понедельник и там как следует отдохнуть, оборвав контакты с миром. Ленне остановил ее на улице банальным вопросом «как пройти», и уже через десять минут ее планы сменились новой версией. Так что к обеду он оказался свободен, недоумевая, зачем из-за такой мелочи его нужно было вызывать. Как будто ближе никого не нашлось.

Вместо того, чтобы отправиться в аэропорт и улететь обратно, он взял такси и отправился на другой конец города.

Маленькое кафе, в котором они с Каем раньше часто бывали вместе, ничуть не изменилось: все те же полосатые диванчики, все те же сладости на витрине. Взгляд по привычке метнулся к яблочному пирогу, но брать его Ленне не стал, отошел к другой витрине и, ткнув пальцем наугад, выбрал странную коричневую штуковину с непроизносимым названием.

Любимый столик оказался свободен, Ленне уселся на свое обычное место и посмотрел в окно. По тротуару спешили люди, позади них двигались машины – жизнь шла своим чередом. В разгар дня на улице было оживленно, и картинка не складывалась. Ленне помнил это кафе другим: когда за окном темно, и весь мир, точнее этот его уголок, принадлежал только им с Каем.

Чувствуя разочарование, Ленне пожалел, что приехал сюда и увидел это кафе лишенным привычного волшебства. “Не стоит возвращаться туда, где когда-то был счастлив”, – вспомнились чьи-то слова. Ленне посмотрел на странную коричневую штуковину, к которой так и не притронулся, и внезапно понял, что она похожа на собачью какашку. Отодвинув ее, допил кофе и отправился в аэропорт.

Заняв место в самолете, Ленне уже собрался вздремнуть, когда увидел журнал в руках соседа – что-то о политике и бизнесе. Вначале возникло удивление, что кто-то еще читает бумажные журналы. Затем взгляд зацепился за фото на развороте – и Ленне понял, что смотрит на женщину, которой сегодня менял планы. Узнать в лощеной журнальной даме тетку с улицы не составило труда – слишком характерный взгляд у нее был. Такой ни косметика, ни прическа не изменят.

Ленне позаимствовал журнал у владельца (тот резко захотел спать и отключился в одно мгновенье), и выяснил, что сегодняшняя “подопечная” – одна из лидирующих кандидатов на парламентских выборах. А на той неделе, когда женщина будет отдыхать, наслаждаясь природой, состоится какое-то важное слушание, на котором она должна присутствовать.

Ему стало не по себе, он понял, в чем заключается его повышение – теперь подобные задания станут для него нормой. При таком раскладе уйти из Организации можно будет только на кладбище.

Желание вздремнуть тотчас испарилось, всю дорогу он размышлял о том, как выпутаться из дерьмовой ситуации и не утянуть с собой Кая. Что-то подсказывало ему, что их снова столкнули вместе не просто так.

Ленне вернулся в студгородок с четким пониманием того, что, контракт с Организацией, подписанный семь лет назад, был самой большой ошибкой, которую он умудрился совершить. Утешало одно – благодаря этой ошибке он встретил Кая. И пусть тот Кай, которого он сейчас знает, это совсем другой человек, терять его он не собирался. Поднимаясь по лестнице общежития, он пообещал себе, что сделает все возможное, чтобы они вдвоем выбрались из этого дерьма живыми.

Когда он поднялся на второй этаж, его оглушила мысль: “А вдруг за время отсутствия с Каем что-то случилось?!” Мысль была странная и абсолютно нелогичная – Ленне чувствовал, что тот был совсем рядом, но внезапная паника перекрыла здравый смысл. Он бросился к своей комнате. Едва добежал, как дверь распахнулась.

“Ты вернулся!” – воскликнул Кай, и тревожные мысли наконец-то покинули голову.

Рейтинг@Mail.ru