Ты мне нужен

Саша Ри-Эн
Ты мне нужен

Часть первая. Наблюдатель

Глава 1. Ленне. Проверка

Их было трое. Те еще герои, но он знал, что справится. И тут появился четвертый.

Тоненькая папка дрогнула и полетела на стол.

– Что это значит? Он больше не относится к Организации, – произнёс Ленне, сердито глядя на своего начальника.

– Не волнуйся, это последняя проверка. Тебе просто надо понаблюдать и убедиться, что после коррекции памяти с ним все в порядке.

– Каким образом? Он меня не помнит!

– Вот и отлично, познакомишься заново. Проверь, так ли он все забыл, потом отчитаешься.

– Вы что, не доверяете службе зачистки?

Шеф усмехнулся и, подавшись вперед, произнес:

– Доверяй, но проверяй – вот мой принцип. Советую и тебе его придерживаться, а то у нас чуть зазеваешься – и сожрали. Так, ладно, – он хлопнул себя по коленям и встал, давая понять, что разговор окончен, – отправляйся. О месте в университете я уже договорился – ты зачислен на первый курс, в ведомости тебя уже внесли. Занятия начнутся через неделю. Твои подопечные – старшекурсники, вряд ли они приедут раньше начала занятий, так что у тебя будет повод спокойно осмотреться.

– А он? – Ленне указал на папку.

– Твой будущий одногруппник. Будете грызть гранит науки вместе. Кстати, он вылетает завтра, я заказал тебе билеты на тот же рейс, возьмешь у секретарши вместе с остальным.

Ленне отправился на выход.

– Ах, да, – окликнул его шеф у самых дверей, – с повышением тебя, кстати. – Ленне не отреагировал. – Да ладно, не злись, вы же с этим парнем дружили, кому еще проверку доверить?

Забрав у секретарши непрозрачный пакет, и даже не заглянув в него, Ленне вышел в коридор. Хотелось поскорее убраться прочь. Если бы он владел телепортацией, то предпочел бы сразу оказаться на улице. Но он не владел, у него были совсем другие умения. И, насколько ему было известно, никто в Организации не обладал подобным талантом. Впрочем, болтать о своих возможностях было не принято, поэтому кто знает…

В коридоре не было ни души, это радовало. Ровно до той минуты, когда, свернув за угол, Ленне не увидел идущего навстречу парня. Руки сжались в кулаки, пришлось приложить изрядно воли, чтобы их разжать, и столько же сил, чтобы придать лицу нейтральное выражение.

У идущего навстречу блондина вид, напротив, был на редкость расслабленный.

– Остынь, – негромко произнес он, когда между ними оставалось несколько шагов. Ленне почувствовал, как эмоции затихают, подвластные чужому приказу… и усилием воли сбросил воздействие.

Проходя мимо, Алекс задел его плечом, отреагировать Ленне не успел – его тут же выбросило в пустое белое пространство, утопающее в тумане.

– Остынь, – повторил Алекс. – Скажи спасибо, что это я проводил модификацию, а не кто-то другой. Ваши секреты останутся между вами. Точнее, они останутся с тобой, Кай не вспомнит ничего, что между вами было. – Ленне замер, чувствуя, как в груди разрастается колючий ледяной ком. – Только давай без драм. Сам понимаешь, так будет лучше для вас обоих.

– Откуда тебе знать?

– Да уж знаю.

Поверить в услышанное было невыносимо, и, чтобы сменить тему, Ленне ляпнул то, что говорить не собирался:

– Шеф тебе не доверяет.

– Да ну? С чего ты взял?

– Он поручил мне проверить Кая.

Алекс усмехнулся.

– Это он тебе не доверяет. Проверкой занимается группа зачистки, странно, что он поручил ее тебе. Ты же теперь не имеешь к ним отношения. В общем, смотри в оба.

Когда Ленне пришел в себя, он снова находился в коридоре. Рядом никого не было. Тряхнув головой, он отогнал остатки морока и поспешил дальше.

На улице царило лето, солнце палило, словно в июньский полдень, даже и не скажешь, что конец августа. Он перешел дорогу и свернул в сквер. Туда, где пестрел полосатым навесом фургон с мороженым. Возле фургона толпился народ. Ленне пристроился в хвост очереди и, погруженный в свои мысли, не сразу увидел, кто стоит перед ним. Отреагировал только, когда услышал знакомый голос, делающий заказ:

– Мятное с карамелью и шоколадное с шоколадным сиропом. И еще сверху шоколадом посыпьте. И орехами. И вафельной крошкой. И вон теми цветными штуковинами, – Ленне уставился на стоящего впереди Алекса, но тот не обратил на него внимания, повернулся к своему спутнику и продолжил прерванный разговор: – Иногда, чтобы все наладилось, достаточно сказать человеку, что он тебе нужен.

– Угу, только пафос убавь, – ответил парень, скользнув по Ленне взглядом. Забрал шоколадное мороженое, и они двинулись прочь. Ленне уставился им вслед, парня этого он никогда в Организации не видел.

– Вам какое? – спросил продавец. Ленне уставился на витрину.

– Фисташковое, – назвал он первое, что попалось на глаза, а когда вновь повернул голову, парочка уже скрылась из виду.

Когда мороженое оказалось съедено, он уселся на лавку и вскрыл пакет, полученный у секретарши: билеты на самолет, студенческий билет, зачетка, кредитка и запечатанный конверт – колючий ком в груди снова зашевелился, и Ленне понял, что к этому ощущению как-то придется привыкать.

* * *

Ленне заметил Кая еще в терминале и, подавив желание броситься навстречу, отступил, прячась в толпе. До посадки было достаточно времени, чтобы взять себя в руки и войти в игру с холодным разумом и трезвыми чувствами… Впрочем, кого он обманывал – за прошедшую неделю ему ни разу этого не удалось, а сейчас, за каких-то полтора часа… И все-таки он справился: когда объявили посадку, поднялся на борт самолета абсолютно спокойным, когда увидел Кая, на лице не дрогнул ни один мускул, а когда сел на свое место, которое по “удивительной случайности” оказалось соседним, и вовсе казался себе скалой. Айсбергом величиной с небоскреб.

Кай почти не изменился – все та же невероятная улыбка, та же светлая вихрастая шевелюра, только взгляд осторожный, таким он всегда смотрел на незнакомцев. От понимания того, что он, Ленне, для него теперь и есть незнакомец, стало не по себе. Загнав это чувство подальше, он произнес:

– Привет.

– Привет, – ответил Кай. Мелькнула надежда, что вот сейчас его узнают… но Кай протянул руку и представился.

Ленне представился в ответ, приказав себе не реагировать на тепло знакомой ладони, и отпустил ее, с трудом утихомирив бешено колотящееся сердце. Должно быть, что-то в лице его все-таки изменилось.

– Тоже не любишь летать? – спросил Кай. Ленне кивнул. – И я не особо. Но у меня есть леденцы, – он извлек из рюкзака пестрый шуршащий пакетик. – Будешь?

Отказаться Ленне не смог, он любил лимонные леденцы, Кай всегда покупал их для него, когда они вместе куда-нибудь летели.

Он открыл свой рюкзак.

– Махнемся? – он протянул Каю точно такой же пакетик, только не желтый, а оранжевый.

– Ух ты! – обрадовался тот. – Мои любимые, апельсиновые!

Мелочь, рефлексы – Ленне тоже купил свои леденцы по привычке. Этот ритуал обмена сейчас ничего не значил, а маленький росток надежды стоило бы вырвать с корнем, вот только сил на это не нашлось.

Глава 2. Кай. Противоречия

– Комнаты 207 и 415, – произнесла комендантша.

Жаль, подумал Кай. Не только далеко, но и на разных этажах, чего-то подобного он и опасался. Пока они летели, а потом вместе добирались до студгородка, он успел привязаться к новому знакомому – рядом с Ленне было спокойно, вся тревога последних дней и странное чувство опустошенности куда-то делись. Ровно до того момента, пока комендантша не сказала, что жить им придется на разных этажах. Кай понимал, что это ерунда, они все-равно будут видеться, раз учатся на одном курсе и даже в одной группе. Вроде и нечего переживать, но Кай все-равно расстроился, хоть и постарался не подавать виду.

– Не годится, – сказал Ленне, словно прочитав его мысли. – Нам нужно вместе.

Комендантша оторвала взгляд от монитора и посмотрела на него поверх очков.

– У нас тут не гостиница. Полностью свободных комнат нет.

– А если поменяться?

Женщина пожала плечами и снова уткнулась в монитор.

– Меняйтесь, если договориться сможете.

– Хорошо, ждите, я сейчас, – Ленне вышел из кабинета.

От нечего делать Кай принялся разглядывать комнату, не сразу заметив, что тишина вокруг стоит какая-то слишком уж подозрительная. И только потом понял, что комендантша словно застыла на паузе – не шевелясь, смотрит на экран и даже не моргает.

“Отморозилась” она, когда в кабинет ворвался всклокоченный парень в спортивных штанах, с мокрой головой и с полотенцем на шее. Следом неторопливо зашел Ленне и, прислонившись к дверному косяку, сложил руки на груди.

– Я хочу переселиться в четыреста пятнадцатую! – воскликнул парень, устремляя безумный взгляд на комендантшу, словно от ее согласия зависела вся его дальнейшая жизнь.

Та растерянно моргнула, щелкнула мышкой и уставилась на экран.

– Фамилия.

– Камински, двести седьмая комната. Пожалуйста, мне очень нужно!

Комендантша застучала по клавиатуре, затем, выдвинув ящик стола, достала ключ. Схватив его, парень исчез столь же стремительно, как и появился.

– Двести седьмая, – заявила комендантша, положив на стол еще один ключ, – можете заселяться. Второй ключ заберете у Камински.

– Идем, – улыбнувшись Каю, сказал Ленне.

Когда они добрались до комнаты, дверь была распахнута, внутри метался тип в спортивных штанах, спешно собирая вещи. Кай глянул на Ленне и произнес:

– Как тебе удалось?

Тот пожал плечами.

– Да все просто, у него на четвертом этаже подружка живет, как оказалось.

– А как ты это узнал?

– Ну-у… я умею добывать информацию.

– Ты что, его пытал? – пошутил Кай.

Ленне рассмеялся.

– Нет, конечно. Просто поспрашивал соседей, то, се…

Странное дело, Кай знал, что Ленне недоговаривает, но почему-то все-равно чувствовал доверие к этому почти незнакомому парню. Поэтому решил не докапываться. Раз тот не хочет говорить, значит есть на то причина. Да и какая разница, как он это сделал, главное – что им удалось поселиться вместе.

 

Засунув в шкаф сумки с вещами, они привели комнату в относительной порядок и отправились осмотреться. Территория университета оказалась огромной, всюду заглянуть они не успели, зато нашли столовую, где и поужинали, прихватив по паре сэндвичей с собой. Осмотр остальной территории решили оставить на завтра.

День выдался бурный, и Кай, укладываясь в кровать, думал, что сразу заснет, да не тут-то было. На него снова навалилось уже знакомое странное чувство, что преследовало в последние дни: чёткое ощущение, что все не так, неправильно, словно мир вывернулся наизнанку, и привычные вещи вызывают ощущение дискомфорта, а как сделать правильно он не знает.

Вот и сейчас, лежа под одеялом, он чувствовал нехватку чего-то важного, но что это такое, понять не мог. Неправильность ситуации точила изнутри, и сон, едва приближаясь, убегал прочь.

Кай долго смотрел в потолок, затем перевернулся на бок и заметил, что Ленне тоже не спит.

– Тоже бессонница напала? – спросил Кай негромко.

– Вроде того, – ответил тот, поворачиваясь в его сторону. Его кровать стояла у противоположной стены, и Кай вдруг понял, в чем именно заключается неправильность: расстояние между ними – оно было слишком большим. И обрадовался, что в комнате темно – в лунном свете, падающем из окна, Ленне вряд ли сможет разглядеть его смущение.

Кай закрыл глаза. “Да что же со мной такое? – в отчаянье подумал он. – Почему меня так тянет к этому парню? Я что, гей?”

Интереса к парням он за собой он не помнил. Но в то же время какая-то часть души спокойно взирала на эту странность и думала: “Да какая разница? Как оказаться ближе – вот вопрос”.

И Кай сдался, понимая, что иного выхода нет – если оставить все как есть, он просто сдохнет, сойдёт с ума от всех этих безумных несоответствий. “Сделаю как правильно, и будь что будет”, – решил он.

Глава 3. Ленне. Прошлое и настоящее

Ленне знал, что легко не получится. В реальности все оказалось еще сложней. Видеть, что Кай рядом и не иметь возможности до него дотронуться – это было тяжело. Но еще тяжелее было чувствовать то, что творится его голове, ощущать всю эту бурю эмоций, переживаний, сомнений и отчаянья, и ничего не сделать. Раньше бы он просто обнял – и это бы помогло. Всегда помогало. Сейчас такой возможности не было.

Подойди он к нему сейчас – Кай завтра же переселится в другую комнату и будет шарахаться от него как от прокаженного.

Но если не подойти, все может быть еще хуже. Эмоции всегда были слабым местом Кая – побочный эффект сверхчувствительности. За годы, проведенные в Организации, он вроде бы научился с ними справляться. Судя по хаосу, который сейчас ощущал Ленне, модификация затронула и эту часть памяти.

Организация не отпускает своих сотрудников просто так. Хочешь уйти – попрощайся с памятью. Немногие выбирают этот путь. Кай выбрал, и Ленне до сих пор не мог себя простить, что не отговорил. Впрочем, отговаривать Кая всегда было пустой затеей, Организация с самого начала была ему не по нутру, и в какой-то момент настолько встала поперек горла, что терпение кончилось.

Как назло, Ленне в тот момент рядом не было – накануне они поругались, а затем случилась экстренная командировка. Поговорить с Каем перед отъездом он не успел, а когда вернулся, все оказалось кончено.

Вначале он не поверил найденной на столе записке, это было похоже на дурной сон. Казалось, он вот-вот закончится, и все будет как прежде. Еще чуть-чуть – и Кай вернется, откроет дверь, сверкнет своей невероятной улыбкой и скажет: “Привет”.

Ленне ждал, но Кай не возвращался…

Зато появился Алекс. Встряхнул, наорал и заявил, что не обязан вытаскивать из жопы всяких идиотов, и что он, Ленне, должен немедленно прийти в себя, если не хочет оказаться в Клинике или под забором с дырой в мозгах. И если он, Ленне, собирается потратить остаток своей никчемной жизни на страдашки, то он, Алекс, может стереть память и ему тоже, чтобы в мире стало на одного придурка меньше.

Упоминание о модификации вызвало такую волну злости, что состояние бессмысленности и апатии, в котором Ленне пребывал после ухода Кая, мгновенно исчезло. Видя перед собой виновника своих бед, теперь он хотел лишь одного – уничтожить!

– С возвращением, – Алекс похлопал его по плечу. – Давай, просыпайся. Можешь и дальше меня ненавидеть, я не против. Главное, не игнорируй вызовы, иначе тебя спишут.

И Ленне действительно проснулся. Ненависть дала ему силы жить дальше. Он почти поверил, что справился с ситуацией, когда в его жизни вновь появился Кай. Тот же самый, но совсем другой. И к этому, новому Каю теперь нельзя было относиться как прежде.

Он понимал, что нельзя привязываться, теперь у Кая новая жизнь, и ему не нужно мешать в ней осваиваться, но все-таки не мог оставаться в стороне, когда требовалась помощь.

“Плевать, пусть ненавидит”, – решил он и уже хотел встать, чтобы подойти, когда услышал:

– Ленне, давай сдвинем кровати. Я не буду к тебе приставать, честно. Мне вообще парни не нравятся, просто так будет лучше. Не знаю почему, но лучше. Если ты не против, конечно, – добавил он после паузы.

– Давай, – ответил Ленне, все еще не веря ушам. Про свой дар Кай забыл, но до сих пор им пользовался.

“Он освоится, – понял Ленне, – с ним все будет хорошо”. И пообещал себе, что останется рядом, пока будет нужен. Он знал, что придется уйти, но очень надеялся, что это время наступит не слишком быстро.

Когда они сдвинули кровати в центр комнаты и забрались под одеяла, Кай улыбнулся и негромко произнес: “Да, вот теперь все правильно”. И Ленне с ним почти согласился.

А потом все-таки решил рискнуть.

– Дай мне руку, пожалуйста, – произнес он, ожидая, что Кай насторожится и откажется, но тот без раздумий протянул ему ладонь.

На объятия это, конечно, не тянуло, уровень воздействия не тот, но пусть хотя бы так.

Переплетя пальцы, Ленне настроился на Кая и потихоньку, осторожно принялся успокаивать его бушующие эмоции. А затем, слушая его спокойное дыхание, не заметил, как уснул и сам.

* * *

Когда он открыл глаза, солнце заливало комнату золотистыми лучами. Кай спал в своей любимой позе – прикатившись под бок и обняв. Ленне, по привычке, еще не проснувшись до конца, запустил пятерню в его шевелюру, потянулся поцеловать, почувствовал тепло знакомых губ… И тут реальность ведром холодной воды обрушилась на голову – он понял, что Кай уже не спит…В следующую секунду губы Кая ответили на поцелуй. Стремительно, яростно, как всегда и бывало…

Опомнился Ленне только услышав стон Кая, и уже в следующее мгновение мир взорвался ослепительной вспышкой. А когда он снова пришел в себя, то обнаружил, что идею “держать дистанцию” можно смело похоронить за ненадобностью.

– Странное дело, – задумчиво произнес Кай, – мы же только вчера познакомились, откуда такое чувство, что все это уже было? Хотя я точно знаю, что не было.

– Дежавю, – сказал Ленне, стараясь не сболтнуть лишнего.

Кай покачал головой.

– Нет, это другое. Хотя… может ты и прав.

Глава 4. Кай. Чужая встреча

Он не понял, как занесло его в эту часть студенческого городка. Два дня они вместе изучали окрестности, на третий, сразу после завтрака, Ленне куда-то удрал, заявив, что у него появилось срочное дело.

Кай вернулся в общежитие, повалялся на кровати, хотел почитать, но не смог – неясное чувство тревоги тянуло его на улицу, и он, уже успев понять, что не стоит игнорировать подобное, покинул комнату.

Выйдя на крыльцо общежития, он огляделся, прислушался к себе и двинулся туда, где вдалеке, заросшая зеленью, высилась какая-то металлическая постройка.

Рифленая стена ангара, трава по пояс и ни души вокруг – место, куда он пришел, не слишком-то подходило для гуляний. Кай собирался уйти, и тут услышал голоса неподалеку. Один из этих голосов был более чем знаком.

Кай углубился в заросли и осторожно выглянул из-за угла. За ангаром обнаружилась небольшая поляна. Там, на перевернутом контейнере, в обманчиво-расслабленной позе сидел Ленне, перед ним полукругом стояли трое незнакомых парней. Судя по их напряженным позам, встреча не была дружеской. В первую секунду Кай хотел выйти, чтобы хоть немного уравнять численный перевес, но потом почувствовал, что Ленне в помощи не нуждается, и остался на месте, навострив уши.

– Вы мне никто, – продолжил Ленне, – и выгораживать вас я не буду. Накосячите – пеняйте на себя.

– Да что ты нам сделаешь, – насмешливо произнес здоровенный тип, похожий на гризли, двинувшись к нему.

– Лекс, нет! – мелкий и суетливый приятель схватил его за руку, но тот стряхнул ее, словно мусор. Третий, худой долговязый парень, молча наблюдал за происходящим.

– Стоять, – произнес Ленне, и гризли замер на месте. Попытался оторвать ногу от земли, но не смог. – Куда тебе, ты даже ходить не можешь. И ничего не видишь, – добавил он.

Злость парня сменилась испугом. Ругаясь, он принялся тереть глаза, постепенно впадая в панику.

– И говорить не можешь, – все также спокойно продолжил Ленне, – парень открыл рот и не смог произнести ни звука.

– А как дышать ты помнишь?

– Не надо! – воскликнул суетливый. – Пожалуйста, перестань! Он все понял!

Третий, по-прежнему молча, сверлил Ленне взглядом. Внезапно Ленне повернулся к нему и произнес:

– Только попробуй, и ты труп.

Что он имел в виду, Кай не понял. Зато суетливый догадался.

– Джош, не надо, ты его разозлишь! – воскликнул он, хватая долговязого за плечо… и тут же полетел в траву, отброшенный его взглядом.

– Ладно, свободен, – наконец произнес Ленне, обращаясь к гризли, и добавил, глядя на остальных. – Надеюсь, до вас дошло. Забирайте своего… коллегу. И валите отсюда.

Здоровяк с очумелым видом озирался по сторонам, словно не мог поверить, что все кончилось. Подхватив его под руки, приятели исчезли в зарослях.

Пели птицы, пахло травой и нагретым металлом. Ленне смотрел вслед ушедшей троице.

– Кай, выходи, – произнес он, когда шуршание травы окончательно стихло.

Его поза уже не казалась расслабленной, теперь он выглядел устало.

– Что это было? – спросил Кай, выходя из укрытия. Ленне обернулся, и Кай замер, наткнувшись на его взгляд.

1  2  3  4  5  6  7  8 
Рейтинг@Mail.ru