Тойве

Саша Ри-Эн
Тойве

1

Яркий свет, обнаженные мужские тела, цепи, ошейники и запах страха. Делейн шел вдоль шеренги живого товара, подавляя желание развернуться и уйти – то, что он видел, вызывало отвращение. Кто-то из рабов держался гордо, набивая себе цену, кто-то с испугом ждал своей участи, от кого-то исходило полнейшее равнодушие к дальнейшей судьбе… а один, в самом конце ряда, видимо, хотел сдохнуть незамедлительно – игнорируя приказ, парень сидел на полу и зло, с вызовом смотрел на Делейна. Остановив бросившихся к наглецу надсмотрщиков, Делейн указал на него и произнес:

– Возьму этого.

– Но господин, это невозможно! – воскликнул хозяин ярмарки. – Это новенький. Он очень строптив и доставит вам кучу проблем.

– Ничего, справлюсь.

– У нас есть гораздо лучше. Вот, посмотрите, прекрасный экземпляр, – он подскочил к высокому рабу с рельефной мускулатурой. – Сильный, выносливый. И в постели хорош, – короткопалая ладонь звучно хлопнула по обнаженной заднице. – Элитный товар, таким и самому пользоваться приятно, и в люди вывести не стыдно.

– Я сделал свой выбор, – Делейн остался непреклонен. Он и сам до конца не понимал, почему заупрямился. Парень выглядел так себе – тощий, бледный, неказистый. Да еще и с характером. И без подсказок понятно, что послушным рабом он вряд ли станет.

Да и не нужен был Делейну раб, ему требовался тойве – сопровождающий для визитов к главе клана. Парню всего лишь придется быть рядом. В качестве телохранителя и согревателя постели Делейн его использовать не собирался.

– Джейми, оформи покупку, – Делейн обернулся к своему секретарю.

– Как скажете, господин, – кивнул тот, однако во взгляде читалось сомнение. Делейн вопросительно приподнял бровь.

– Если позволите, – негромко произнес секретарь, – для такого… сомнительного товара нужна хорошая скидка.

Делейн пожал плечами.

– Хорошо, действуй.

Ему было все-равно. Единственное, чего сейчас хотелось – это поскорее убраться из этого провонявшего страхом зала и остаться наконец одному.

Домой они возвращались втроем. На то, чтобы парню надели наручники, Делейн все же позволил себя уговорить, и теперь тому было чем заняться: забившись в угол кареты, несмотря на бесплодные попытки, он все-равно пытался избавиться от оков. А в перерывах прожигал злобным взглядом своего нового хозяина.

– Отмыть, одеть и накормить, – распорядился Делейн, едва они вошли в дом. – Я буду в кабинете.

И ушел, потому что видеть никого не хотелось.

На письменном столе по-прежнему лежал белый квадратик с золотым вензелем. Смахнув его в ящик стола, Делейн уселся в кресло и закрыл глаза.

С этого приглашения всё и началось – Джейми неделю изводил его разговорами о том, что уединение пора прервать. Что два года отсутствия – слишком большой срок для члена совета клана, если не критический. Что пора напомнить о себе. И в качестве последнего, самого весомого аргумента – что Валд вряд ли бы одобрил столь долгий траур по своей персоне.

И Делейн сдался. И даже согласился обзавестись новым тойве. Впрочем, выбора все-равно не было. Он бы предпочел, чтобы во время официальных визитов его сопровождал Джейми, но протокол не позволял – тойве должен быть человеком. Пришлось смириться. Хотя представить рядом с собой кого-то кроме Валда он до сих пор не мог и не хотел.

Глядя на квадраты солнечного света на полу кабинета, Делейн вспомнил, как точно также разглядывал их накануне совершеннолетия. В тот день, когда впервые узнал, зачем нужны тойве.

* * *

Отец вызвал его для разговора и объяснил, что любому оборотню мужского пола, не имеющему истинной пары, полагается замена – слуга, который будет защищать, помогать и удовлетворять потребности в сексе. Лишние щенки клану ни к чему, поэтому тойве должен быть обязательно мужского пола. И человеческого происхождения, поскольку оборотню марать себя подобным статусом не пристало. И что ему, Делейну, как сыну члена совета клана, будут предоставлены на выбор лучшие претенденты из человеческого рода. Случится это на следующий день после дня рождения.

Ошарашенный этой информацией, Делейн сразу же рассказал обо всем своему другу, сыну садовника. Тот почему-то не развеселился, а посмотрел на него странным взглядом и произнес:

– Поздравляю. Выбери кого-нибудь посимпатичней, чтоб не противно было.

И ушел помогать отцу.

Делейн посмотрел ему вслед и, наверное, впервые задумался о том, как это – спать с парнем. Нет, если просто спать – так они с другом много раз вместе дрыхли на сеновале. Но секс – это же совсем другое. Опыта в нем у Делейна не было, хотя он и знал, чисто технически, что и как делается. Сложно не знать, когда в поместье имеются конюшня, скотный двор и болтливые слуги, у которых тоже есть свои потребности.

Даже как это делается между мужчинами Делейн получил представление, когда у них гостил дядя Арден, брат отца. Вышло это случайно – они с другом застали дядю на сеновале со слугой. После этого у Делейна сложилось впечатление, что секс – приятное занятие. Тем двоим оно точно нравилось.

Спустя два месяца наступил день рождения, и в этот раз Делейн сразу почувствовал разницу – гостей на праздничный обед приехало больше, многие – с дочерями. «Надеются, что среди них найдется твоя истинная пара, – пояснил отец. – Вообще-то создавать семью тебе пока рано, но ты смотри, вдруг и впрямь встретишь ту самую».

Делейн, конечно, посмотрел, но никакого интереса к этим разряженным девицам в себе не заметил. Особенно неприятно было то, что на него самого все смотрели с каким-то нездоровым интересом, словно на породистого скакуна при покупке. Хорошо еще, что в зубы не заглядывали. Лишь когда праздник закончился и все разъехались по домам, он наконец-то вздохнул свободно.

Следующий день оказался еще ужасней – с самого утра снова стали съезжаться гости. Теперь уже люди, которые, несмотря на напускную важность, еще и воняли страхом. Кто сильно, кто чуть-чуть, но у каждого этот запах присутствовал. Отцы знатных семейств со своими сыновьями поочередно входили в бальный зал, представляемые камердинером, и Делейн, сидя в кресле, похожем на трон, чувствовал себя отвратительно под лучами всеобщего внимания. То, что претенденты в большинстве своем оказались высокими и красивыми, его совершенно не утешало. Мысль о том, что кто-то из них постоянно будет рядом, вызывала раздражение. А когда он представил самого симпатичного из них голым рядом с собой в постели, к горлу подкатила тошнота. Чудом дождавшись, пока всех представят, Делейн выскочил из зала под предлогом подышать воздухом.

– Мальчик переволновался, – донеслись до него слова матери.

Своего верного друга он нашел в саду – тот обрезал живую изгородь, орудуя здоровенными ножницами.

– Ну как, выбрал?

– Нет, – простонал Делейн, падая на траву рядом с ним. – Я так не могу! Меня тошнит.

– Страшно?

– Да. Мне ведь потом с этим человеком постоянно быть рядом.

– Ты так не любишь людей? – усмехнулся друг.

– Тебя люблю. Но ты здесь, а не там…

– Вот именно. Так что топай обратно.

– Подожди, – Делейн замер, осененный идеей. А затем встал, отряхнулся и торжественно произнес: – Валд, ты согласен стать моим тойве?

Садовые ножницы глухо бухнулись в траву.

– Сдурел? У тебя там куча парней один другого знатнее, а ты предлагаешь мне?

– Да или нет?

– Зачем?

– Просто ответь. Да или нет?

Валд, сжав губы, молча сверлил Делейна взглядом.

– Если не хочешь, так и скажи, я не обижусь, правда. Просто скажи, да или нет.

Молчание длилось вечность. Делейн ждал, затаив дыхание. И наконец услышал:

– Да.

Взвизгнув от радости, он бросился другу на шею.

Отцепив его от себя, Валд вздохнул.

– Какой ты еще ребенок.

– Я совершеннолетний! И вообще, ты старше меня всего на полгода, не задавайся!

– Люди взрослеют быстрее.

Делейн фыркнул. А потом задумчиво произнес:

– Слушай, получается, что если ты теперь мой тойве, то я теперь твой хозяин, и ты должен во всем меня слушаться!

– С чего вдруг? Я пока что не твой тойве. Я просто дал согласие, – Валд посмотрел на него, склонив голову на бок. – Ритуала не было.

– И что я должен сделать? – растерялся Делейн.

Валд посмотрел на него с сочувствием.

– Бедняга. Ты же сам мне рассказывал – клятва на крови и секс. Ты должен оставить на мне свою метку.

И тут Делейн по-настоящему испугался – серьезность происходящего обрушилась на него, словно камнепад.

Но он устоял.

– Ладно, идем, – произнес он, схватил Валда за руку и потащил прочь. Туда, где когда-то сам стал свидетелем чужой страсти.

В реальности все оказалось сложней, но они справились. Хотя никакого удовольствия от процесса Делейн не ощутил – когда твоему другу больно, тут не до удовольствий. Однако гораздо сильнее его беспокоила клятва на крови – никто из них не знал, как именно ее приносить, поэтому они сделали надрезы на ладонях друг друга, поклялись в верности и скрепили сказанные слова рукопожатием, надеясь, что этого будет достаточно.

– И что теперь? – спросил Делейн, когда с ритуалом было покончено.

– А теперь мы пойдем к твоему отцу и попытаемся выжить. Точнее, я попытаюсь. Тебя он вряд ли тронет, но орать наверняка будет. А вот меня, возможно, убьет.

– Зачем ему тебя убивать? – удивился Делейн.

Валд усмехнулся.

– Затем, что я нарушил его планы на твое будущее.

– Но ты же теперь мой тойве. Он не может…

– Да брось. Тойве легко заменить, если он не устраивает.

 

Делейн похолодел.

– Как?

– Убить. Нет тойве – нет проблем.

От мысли, что он подставил друга, Делейн почувствовал, как тело охватывает липкая противная слабость. Он знал, как страшен бывает отец в гневе.

– Не бойся, я смогу тебя защитить, – произнес Валд.

– Я не за себя боюсь! – воскликнул Делейн, возмущенный его выводом. – Почему ты сразу не сказал, что тебе грозит? Я бы не предложил.

Губы Валда скривились в усмешке.

– А может я не хотел, чтобы ты достался кому-то другому, – сказал он, и, пользуясь замешательством, добавил: – Ладно, идем. Как-нибудь разберемся.

Когда они подходили к дому, глава семьи сам вышел навстречу. И внезапно остановился, словно налетел на невидимую стену. Ноздри его расширились.

– Отец, я выбрал своего тойве, – произнес Делейн… и тут же отлетел назад, отброшенный Валдом.

Человек не может противостоять оборотню в быстроте и силе, но Валд попытался. Уклонившись от удара, он отпрыгнул и даже успел перехватить Делейна, который снова бросился его спасать. Обняв, закрыл его собой и откатился в сторону.

Делейн ничего не видел, только чувствовал навалившуюся тяжесть, слышал топот шагов и голоса, среди которых разобрал голос матери: «Альгерт, нет!»

Он дернулся, пытаясь освободиться, и спустя какое-то время Валд нехотя его отпустил, тяжело поднявшись на ноги. Протянул руку, помогая встать, и покачнулся, едва не потеряв равновесие.

Когда Делейн поднялся и встал рядом с ним, оказалось, что во двор высыпали не только семья и слуги, но и все гости. От их внимания Делейну захотелось сбежать. Вместо этого он обнял друга, выпрямил спину и с вызовом посмотрел на отца.

Лицо того по-прежнему выражало недовольство, однако он кивнул и, обратившись к собравшимся произнес: «Выбор сделан, все свободны». После чего развернулся и ушел в дом, не произнеся больше ни слова.

Собравшаяся толпа с тихим ропотом принялась расходиться.

– Не переживай, он это примет, – негромко сказала мама. Обняла Делейна за плечи и, посмотрев на Валда произнесла: – Хороший выбор, поздравляю. А сейчас твоего тойве надо показать доктору. Кажется, Альгерт немного переусердствовал.

Рейтинг@Mail.ru