А рыпаться все равно надо – 2

Саша Кругосветов
А рыпаться все равно надо – 2

© С. Кругосветов, 2020

© М. Свириденков, 2020

© Интернациональный Союз писателей, 2020

Войдя в литературу в начале 21-го века после многолетней успешной карьеры ученого, Кругосветов написал более двух десятков художественных книг в самых разных жанрах: от приключенческого цикла для детей о путешествиях капитана Александра до научной фантастики и серьезных романов, осмысливающих современность и вечные человеческие искания. За свои произведения автор удостоен многих престижных премий, включая «Золотой Роскон – 2019».

Умная книга о сложных вещах

Это книга очень умного человека. Саша Кругосветов явил нам свои заметки о жизни, собрал их воедино, и создалось замечательное, розановское по тону, но с шумным вкраплением жизненного дыхания начала десятых годов нашего века повествование.

«А рыпаться все равно надо – 2». Название вроде бы грубоватое. Совсем непонятно, что под таким названием будет автором предложено. Ожидается некий сюрприз. И Саша Кругосветов не разочаровывает. А для тех, кто читал первую часть книги, этот сюрприз будет вполне ожидаемым.

Конечно, разговор о такой книжке, построенной целиком на личных наблюдениях, невозможно вести без оценки личности автора. Ведь в подобном жанре спрятаться не за кем и не за чем. Саша Кругосветов предстает перед читателями личностью аналитически совершенной, тонкой, знающей мир и способной на сострадание. При этом его патриотизм основан не на бездумном восхвалении всего российского, а возрос на постулате: чем больше я люблю свою страну, тем зорче обязан видеть ее недостатки и способствовать их исправлению.

Такая острота критического ума, нежелание закрывать глаза на беспредел и глупость видны в первой же заметке «Доколе». Автор вроде бы на бытовом примере показывает, как бессмысленно бюрократически иногда выглядит наше общество, как наплевательски оно относится к человеку, предпочитая ему бумаги, уложения и прочие бесчувственные артефакты.

Но не подумайте, кто Кругосветов – политический крючкотвор, смакующий любую неприятную мелочь в жизни нашего общества. Всей своей дальнейшей художественной публицистикой в этой книге он доказывает, что смотрит на вещи со всех сторон, глубоко и справедливо. Вот, в новелле «Зомби», он рассуждает о ситуации с группой «Пусси Райт», никого не оправдывает, но никого и не осуждает, а ищет причины этого явления. И его своеобразное расследование приводит к нестандартным результатам: «Обществу-то это зачем? Обществу, может быть, и не нужно. Даже вредно. Детей кто рожать будет? Феминистки, что ли? Геи? А кому-то очень даже нужны эти феминистки, эти акции. Кого-то с кем-то стравить, кого-то соединить, кого-то кому-то противопоставить. Власть опорочит либералов. Либералы – Церковь. Церковь – «Пусси», феминисток, геев. «Пусси», геи, феминистки – власть и Церковь. Адвокаты работают на свой пиар. Верзилов шурует по Америке, дитя демонстрирует, денежки сшибает. Как интересно. Живенько. Все при деле».

Читая эту книгу, весьма занятно наблюдать за тем, как совсем недавнее наше прошлое, 2011–2013 годы, теперь становится тем временны́м отрезком, откуда мы должны черпать сведения, так необходимые для того, чтобы понять, как Россия пришла к тому состоянию, в котором находится сейчас. 2020 год и все его катаклизмы заложены там, в начале десятых годов. И заметки Кругосветова из того времени, крайне занимательные на момент написания, теперь подсвечены другим светом. Понимаешь, как часто автор оказывался прав, как о многом предупреждал.

Лично мне очень близка позиция Кругосветова в той части, где он отказывается от традиционного русского поиска виноватых. Как всякий русский интеллигент рубежа веков он за свою жизнь видел немало перемен общественного порядка, тайных и явных, и понял, что во все времена: при Сталине, Хрущеве, Брежневе и далее, в постсоветские годы, – в России жили мы и мы устанавливали правила игры, а не какие-то зловредные инопланетяне. И только взгляд внутрь себя, поиск скрепляющих кодов поколений позволяет застраховаться от роковых оплошностей.

«Революции происходят в головах. Так было в девяностые. Когда все осознали необходимость перемен, появился Горбачев. Он был и раньше. Появился в новом качестве. Как инициатор перестройки. А инициаторами были мы».

Публицистика – жанр прямого высказывания (неслучайно к поэзии прямого стиля относят стихи Некрасова), но это лишь одна сторона медали. Кругосветов применяет разные приемы: иногда он очень эмоционален, буквально пылает эмоциями, но часто применяет эзопов язык. Вот пример:

«В общем, жизнь улучшаться стала. Спасибо партии «Медведей». Все говорили, что власть не сможет обновляться. Ан промахнулись злопыхатели. «Медведи» прямо на глазах в невинных агнцев перековываются. И Церковь их тоже в этом поддерживает. Да благословение свое святое дает. Агнцем, правда, «Медведь» вряд ли станет. Большой больно. Да поесть любит сладко. А святости на глазах набирается. Вот уже и нимб над головой светится. «Святой Медведь»!».

Ничего не сказано впрямую, но абсолютно прозрачен и понятен весь контекст.

Не только текущая ситуация, бесспорно, волнует Кругосветова, хотя от нее исходят все смысловые парадигмы данной книги. Поражает блестящая литературоведческая статья о книге Игоря Шайтанова «Шекспир». Видно, как глубоко автор разбирается в теме и эти заинтересованность и осведомленность позволяют ему приходить к квалифицированным выводам.

Одним словом, книга получилась. Она написана живым, не заумным языком, за ней стоит личность многогранная и чувствующая живую, а не синтетическую, жизнь.

Максим Замшев

А рыпаться все равно надо

В этой книге помещены заметки и реплики автора по актуальным вопросам современной российской жизни в период с сентября 2012 г. по апрель 2013 г. Они публиковались в «Живом Журнале» автора (krugo_svetov.livejournal.com), в блогах «Эхо Москвы» и в журнале «Российский колокол» (№ 1–4, 2013).

Доколе

Сыну разбили машину. Совсем новую. Меньше двух месяцев как куплена. Он разворачивался на перекрестке из левого ряда. По встречке его «догнал» недоумок, удар по передним колесам, машина обездвижена. Воскресный день насмарку: ждали страховых комиссаров, инспекторов дорожной полиции, эвакуировали автомобиль, ехали в полицию, опять ждали, составляли протокол, назначили к дознавателю через неделю. Еще трижды посещали полицию. Виновный клянчит, чтобы не писали о встречке, – заберут права, инспектор крутой, круче некуда. У сына страховка КАСКО. Ремонт начать на станции не могут без согласия страховщиков. Страховщики ничего не хотят слышать без постановления полиции. Полиция направляет дело в суд. Постановление появляется через 16 дней. Производство по делу прекращено в связи с «отсутствием» состава правонарушения. Подписал крутой старший инспектор ИЛЗ по Красносельскому району СПб. Бровкин Сергей, отчество неотчетливо. Может, и нет у него отчества-то, похож он на Ивана, хоть и Сергей, не помнящего родства. Эй, эй, люди, может, кто знает Бровкина без стыда и совести? Еще через две недели «Ренессанс-страхование» чего-то подписало касаемо внешних повреждений, началась разборка автомобиля. Потом начнется бодяга с протоколированием внутренних повреждений. Потом ожидание запчастей. Месяц ушел. Уйдет еще месяц, и не один.

Так везде. Смена водяных и электрических счетчиков, узаконивание перепланировок, получение страховки при затоплении водой, при взрыве газа в соседней квартире. Никто не станет искать, кто тебя ограбил, кто украл кошелек, кто обидел твою бабушку, жену, ребенка. По чьей вине сосулька убила прохожего. Чернуха. Зато на экране без конца сияющие лица вечно всем довольных большого и малого Гансов. Доколе?

«Я не вписалась в двадцать первый век…»

На книжной ярмарке во Франкфурте. Приглашали разные литературные, окололитературные, псевдолитературные, совсем нелитературные русскоязычные бывшие соотечественники (я имею в виду СССР) из России, из Казахстана, с Кавказа, с Украины. Беседовали, читали друг другу стихи. Всех было жалко: и русских немцев, и евреев, и русских, занесенных сюда ветром истории. И балкарку, родившуюся в Казахстане. Учит детей пению в русском детском саду. И несчастного Исаака, который держит русский ресторан, куда почти никто не ходит. Они не любят новую дойчланд-родину. Они смакуют гадости о России. Заглядывают нам в глаза, надеясь найти подтверждение своим мыслям. На самом деле все любят и тоскуют, не хотят сознаться самим себе. Поэтому пишут русские стихи. Чаще всего плохие. Поют под гитару самопальные песни. Жалкая пародия, искаженные отзвуки наших любимых бардов. Я не осуждаю – жалею. Саша Гриценко сказал: все, кто уехал, любят Россию.

Отошлю к стихам моей приятельницы Киры Крузис. Раньше жила в Ленинграде.

 
Я жизнь воспринимаю как поток,
что мчит меня. Но вот куда – не знаю.
Была Россия. Ближним стал Восток,
а я репей, что прицепился с краю.
Нет. Я пушинка. Потеряла вес.
Парю, кручусь в космическом пространстве…
Бегущих облаков – бескрайний лес,
а я виню себя в непостоянстве.
Нет, я улитка. Медленно ползу и домик свой тащу я наудачу.
И на песок роняю я слезу,
хотя улитки, в общем-то, не плачут.
Так кто же я? Я просто человек
с какой-то неприкаянной судьбою.
Я не вписалась в двадцать первый век
с бездушием его и глухотою.
 

Не будем зомби

Так бывает. Незначительное событие и незначительные персонажи вызывают несоразмерные последствия и несоразмерный резонанс в обществе. Потому что в этих событиях и персонажах фокусируются накопившиеся в обществе проблемы и неразрешимые противоречия. Так было с делом Дрейфуса. Так произошло с «Пусси Райот».

 

Если бы во время акции не было озлобленных администраторов, возмущенных батюшек, если бы никто не обращал внимания… Акция не состоялась бы, сама собой рассосалась. Никто бы ее не заметил. Так же, как это было при прежних акциях. Мы реагируем, увы. Разные политические силы используют акцию в своих интересах. И власть, и либералы. Кто-то и деньги делает. Всегда на скандалах кто-то делает свой бизнес, имеет свой интерес. Быть может, и деньги.

Обществу-то это зачем? Обществу, может быть, и не нужно. Даже вредно. Детей кто рожать будет? Феминистки, что ли? Геи? А кому-то очень даже нужны эти феминистки, эти акции. Кого-то с кем-то стравить, кого-то соединить, кого-то кому-то противопоставить. Власть опорочит либералов. Либералы – Церковь. Церковь – «Пусси», феминисток, геев. «Пусси», геи, феминистки – власть и Церковь. Адвокаты работают на свой пиар. Верзилов шурует по Америке, дите демонстрирует, денежки сшибает. Как интересно. Живенько. Все при деле. Можно позабыть о проблемах: о воровстве, преступности, попрании интересов обычных людей, о продажности и идиотизме судов, о несправедливости, о нищете. Вот где можно порулить политтехнологам с их методами политического и психологического микса, нейролингвистического программирования, серым пиджакам из Большого дома и другим, тем, кто придумывает и запускает тайные пружины, управляющие глубинными течениями в обществе. Может, и тяжеловесы политические на этой мелочевке, безмозглой отвязной кильке, тоже поживиться смогут. А как интересно пожонглировать квазинаучными терминами «теоретикам» акционизма!.. Что теперь? Акция проведена, крики, визги отшумели, дивиденды получены, отвязных «Пусек» – на помойку истории.

Хочется привести оценку этих событий отцом Андреем Кураевым: «Накормить их блинами, – сказал он, – да пожалеть. Не было там богохульства. «Срань господня» – это о нас, служителях Церкви сказано. Это про меня, отца Андрея, сказано. Правильно сказано, грешники мы, я – тоже грешник. Не было там богохульства». Вот пример мудрости, христианского смирения и прощения.

Приведу еще мнение М. Барщевского: «Судить надо не за отдельный панк-молебен. А по совокупности. С учетом Тимирязевки и других общественных актов, актов в полном смысле этого слова». Барщевский не берется судить, каким должно быть справедливое наказание за все их безобразные выходки. Тоже есть здравое зерно.

Не будем закрывать глаза на то, что для акционизма есть социальная база и общественные основания. И отмахнуться от этого явления, закрыть на него глаза никак не получится.

Жалко очень Марию Алехину. Запрограммировали, втянули, использовали. Эту запрограммировали с одной стороны, других – с другой, третьей, четвертой. Многие хотят нас программировать. Надеюсь, в народе хватит здоровых сил, чтобы не превратиться в нацию зомби.

Комсомольский гудок

Задаюсь вопросом: что общего у таких разных людей, как Г. Гудков, С. Миронов, А. Митрофанов, В. Жириновский, С. Кириенко, В. Матвиенко, В. Шендерович, М. Ходорковский, Б. Березовский, А. Литвиненко? Список можно было бы продолжить. Всех этих людей отличает необыкновенная способность. У них всегда готов ответ на любой вопрос. Мгновенно. Особенно хороши «киндер-сюрприз» и «плавленый сырок». Хотя Валентина Ивановна – тоже ой как хороша. Приведу выдержку из «Острова Мория» Саши Кругосветова:

«Бывалые отличаются особой независимостью и борзо-той. Знают точное решение любых проблем. У них готов рецепт на все случаи жизни. Если выясняется, что нельзя действовать так, как они предлагают, возникает новое решение. Если и это решение неудачно – находится третий вариант. Почему вы так уверенно предлагали первый вариант? Это было правильное решение в определенных обстоятельствах и в определенный момент». «Бывалость» – вот свойство характера этих людей, бывших комсомольских вожаков. Все они выходцы из комсомола. Ну, не все, почти все. Кто не выходец, того можно назвать комсомолоподобным.

А рыпаться все равно надо

2012 г.

Оппозиционеры проиграли все местные выборы. В том числе самые симпатичные из них – Евгения Чирикова и Володя Рыжков. Явка – запредельно низкая. В чем причина? Латынина объясняет очень вычурно и сложно: неправильно берут налоги, изучайте опыт набатеев… Ни слова в простоте. Ищи поближе. Арифметическое большинство (пенсы, погоны, канцелярократы) поддерживают режим. Они активнее хипстеров. Хипстеры не оформились как политическая сила. Так будет, пока не обнаружится полная неконкурентоспособность страны. Откуда же она возьмется? Страна – ой как конкурентоспособна. Могучие северные эмираты. Да еще с атомной бомбой. Вполне. Пока с небес льются сами собой потоки черного золота и газа. Брызги золота по чуть-чуть и нам перепадают. И хипстерам оппозиционным. Посмотрим правде в глаза. Если выберут Обаму да он наладит с нами экономическое сотрудничество – вообще заборзеем.

А рыпаться все равно надо. Чтобы не стать народом зомби. Чтобы было кому менять жизнь, когда она начнет меняться.

Битва фриков

Плохо пахнут заявления Следственного комитета о «заговоре» Развозжаева, Удальцова, Пономарева. «Разговор» Таргамадзе с Удальцовым попал на НТВ из органов. Как иначе? Зачем надо было ждать передачу для начала следственных действий? Топорная работа. Как обычно. Тупая машина для «официализации» установок. Какие законы? Что хотим, то и делаем.

Посмотрим на «дело» с другой стороны. Кто же его герои? Беседа Удальцова с Таргамадзе (подо мной будут такие районы, я дам столько денег), может ее и не было, – беседа двух фриков. Виртуальная беседа: подо мной никого, а я и денег не дам. Или двух девяностолетних старперов: я каждый день по два раза, а я – по три. И вы говорите! Пономарев Илюша с его «боевыми отрядами» оппозиции. И этот туда же. Виртуал! Избави бог Россию от таких «заступников».

Что с той стороны посмотреть, что с этой – битва фриков. Нам-то это зачем?

Конкретная «Роснефть»

«Роснефть» купила пакеты ТНК-BP, то есть ТНК и BP. Стала полностью государственной компанией. И крупнейшей в мире нефтяной компанией. На фоне громких заявлений о грядущей приватизации госмонополий. Как это понимать? А так и надо понимать. Приватизировать должно поручить правильным людям. Не Фридману же. Понятно, что рано говорили о потере влияния «настоящего» Игоря Ивановича при утрате им кресла в кабинете. Видать, вес его в «политбюро» остается самым большим. После генсека, конечно. Раздербанить самую большую компанию – поважнее кабинетного кресла будет. А что же Визирь с его Сколковом, модернизацией и борьбой с пиратством? Как же это все виртуальненько. В сравнении с конкретной «Роснефтью».

Читая Борхеса

Читая Борхеса «Другой», думаю о том, что мы все – повелители времени, хронопы – в определении Кортасара, трусляки – в определении Саши Кругосветова. Мы так же, как Хронос, сами управляем временем, а потому порождаем огонь, воду и воздух. Порождаем ли, доказать трудно, а что временем управляем…

Вспоминаем свое детство, отца, мать – переносимся в прошлое. Беседуем с собой в детстве, видим себя из сегодняшнего дня лучше, чем видели и понимали в те прошедшие времена. Можем долго там жить и не возвращаться в настоящее. Говорят, что воспоминания расплывчаты. Когда как. Бывает, сцены из прошлого на всю жизнь в голове застревают, бывают ярче, чем все сегодняшние переживания, вместе взятые. И в будущем мы тоже умеем жить, не ожидая, когда наступит это будущее. Строим планы, создаем образы, лепим будущее детей, своих близких, свое собственное. И когда будущее наступает, приходим в него во второй раз. И не очень интересно – «я знал, что так будет, так и случилось». Совсем неинтересно.

Управлять временем нам мешает слишком умный, слишком активный, слишком самоуверенный мозг. Поэтому лучше всего мы управляем временем во сне, когда мозг спит и не мешает нашему «я» свободно плыть в реке времени. Можем пассивно лежать, дать потоку времени нести себя к неведомым берегам и спокойно наблюдать за естественной «сменой пейзажа». Можем упираться и плыть вперед к будущему. Такие люди опережают настоящее, опережают свое время. Их признают, когда наступит «их время». Можем плыть против течения и постараться остановить время. Тогда можно сказать: «Остановись, мгновенье, ты прекрасно». Каких же сил стоит нам это остановившееся мгновенье! Ускоримся в своем движении против течения и вернемся в свое прошлое. Ненадолго, пока хватает сил бороться с течением. А силы кончатся – и время успокоит и первых, и вторых, и третьих. Не думай об этом. Пока ты жив, ты – властитель времени. И сего дня. И прошлого. И будущего. Позаботься только, чтобы дети продолжили твои дела. Были настоящими хронопами. А не плыли по течению, как фамы и надейки Кортасара или как бывалые и балбеи, морийские персонажи.

Когда закончится нефть

Куда ни кинешь взгляд, везде на небосклоне нашей жизни приметы царства Мамоны (власть денег) и Князя тьмы (власть материального начала). Только нажива. Только выгода. Неужели весь мир заполнен этим? Жалкие, ничтожные личности публично совокупляются на площадях, в музеях. Становятся героями дня. Соревнование, кто больше украл, больше обогатился. Этих – в почетный список «Форбс». У кого яхта больше. Кто богаче футбольный клуб купил. Кто более жестокий. Кто круче наказал за неуважение к авторитету. Секс – часть работы. Для лучшего решения проблем. Для лучшего продвижения по службе. Молодой красивый партнер – с богатой немолодой партнершей. Все на продажу. Коммерсанты от Церкви. Ярмарка тщеславия заполняет все пространство. Неужели нет выхода? Лучшие писатели считают особым геройством матерщину и откровенную порнографию. Акционисты продвигают бездуховность и скандальные выходки недоумков как лучшие проявления искусства. На «художественных» выставках купола православных церквей изображают в виде презервативов. Не тронь, не критикуй, не наказывай! – либеральный вой подобен какофонии. Шабаш. Невиданные формы. Куда уж до нас Средневековью. Как выжить в этом царстве Мамоны и Князя тьмы?

Ребята, вы что, с ума все посходили? Куда вы бежите? Вспомните, православные, то, что знаете как «Отче наш». Миром любовь правит. Посмотрите, как устроена Вселенная. Физические константы ее выбраны антропоморфно. С заботой и любовью. Чтобы человеку было удобно. Если бы константы были другими, мир стал бы тяжелее или легче, медленнее или быстрее, горячее или холоднее, в нем было бы мало лучистой энергии или слишком много. А как хорошо подобрана для нас планета! Насколько удачно найдена пропорция между сушей и морем. Было бы морей больше – сушу постоянно затапливала бы вода, меньше – на континентах была бы засуха и пустыня. С любовью подобраны для нас растения планеты и животные, братья наши меньшие. Во Вселенной царствует любовь.

Мир любви огромен. А миры денег и материальной выгоды – булавочные головки в нем. Живи с любовью. Иди в мир любви и будь счастлив. Иди в остывающие миры выгоды, неси туда свою любовь. Не тяни на себя лямки борьбы. И все твои наваждения отпадут, как пиявки от тела души твоей. Отогрей эти миры своей любовью. Миры выгоды умрут сами. И память о них изгладится из памяти людей. А может, это произойдет и раньше. Так, как поет Ю. Шевчук. Тогда, когда кончится нефть.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15 
Рейтинг@Mail.ru