Одноклассник на лето

Сандра Бушар
Одноклассник на лето

Пролог

Огромный праздничный торт стоял прямо передо мной, и число горящих свечей на нем равнялось количеству прожитых мною лет.

Исполнись мне восемнадцать полгода назад, я бы потратила каждую из этих кривовато стоявших розовых свечек на отдельное желание, но сейчас мне хотелось лишь одного. Точнее, кого-то одного.

И этот «кто-то» не придет ко мне на день рождения. И мне некого винить, кроме самой себя.

Едва я, смаргивая непрошенные слезы, задула восемнадцать огоньков, как в дверь настойчиво забарабанили. Забыв про все на свете, я рванула открывать, в безумной надежде увидеть того, кого так ждала.

– Это тебе! – Мне протянули мне громадный букет розовых роз. – И это тоже! – В руку сунули маленький пакетик с неизвестным подарком. – Ах, еще вот это! – Парень жадно впился в губы требовательным поцелуем. Затем резко отпрянул и властно потянул на выход. – Ну все, теперь пошли!

– Куда?!

– Жениться, как это куда? Я и так ждал слишком долго! – ответил он серьезно.

Глава 1

Инна

На улице стояло знойное лето. Дышать было тяжело, практически невозможно, и я втайне радовалась, что, раз уж приехала на отдых на побережье, могу в любой момент отправиться искупаться в море. «В любой момент» – звучит достаточно самоуверенно для девушки, которая отдыхает в детском оздоровительном лагере.

Да, в лагерь я приехала первый раз. В семнадцать, почти восемнадцать лет.

И представьте мое негодование, когда я, вся такая нарядная, с распущенными длинными, немного вьющимися черными волосами с розовыми прядями в тон такому же розовому монокини, в небрежно повязанном сверху парео, направилась поплавать на море, а меня не столько грубо, сколько непреклонно остановил вожатый, на бейджике которого я прочитала имя «Влад», и, отчитав как следует, велел идти переодеваться обратно в мерзкую желтую форму и ждать «положенного часа».

– А когда наступит этот положенный час? – решилась-таки спросить я у вожатого, вполне, кстати, симпатичного, который без зазрения совести рассматривал меня.

– А? – он перевел слегка расфокусированный взгляд зеленых глаз с ложбинки на груди прямо на мое лицо и поморщился, растерянно проведя рукой по светлым волосам. – Когда купаться? Так в четыре и идем. Ты что, первый раз в лагере? Тебе же вроде семнадцать, нет?

– Ага, – протянула я и как бы невзначай перекинула длинную прядь на грудь. – Просто я никогда ни на море, ни в лагере не была. К тому же, из десятого в одиннадцатый класс перехожу, и это моя последняя возможность.

– Понимаю, – участливо произнес тот и задержал взгляд где-то за моей спиной.

Скосив взгляд, я заметила зеркальную поверхность большой стеклянной двери, в которой прекрасно просматривалась моя пятая точка.

– Так значит, ты первый день тут? Ну тогда пойдем! Я тебе все здесь покажу и расскажу.

Мило улыбнувшись и запахнув плотнее прозрачное парео, я последовала за этим странноватым парнем.

«У тебя все странноватые. И неадекватные! – обычно выговаривала мне мама в порыве злости. – И все кругом дураки, одна ты умница! Вот поэтому-то у тебя ни друзей, ни подруг, ни парня. Нелюдимая! Необщительная! Какое-то наказание, а не дочь!»

Ну что ж, самое время попробовать измениться, да? Уж здесь меня точно никто не знает.

Я проехала тысячу километров до моря, хотя можно было выбрать лагерь намного ближе к Дарнице. Но мне так не хотелось встретить хоть кого-то из знакомых, особенно знакомых по школе. Там, дома, я была девочкой-изгоем, над которой смеются и издеваются все, кому не лень. А тут я для всех просто Инна Миронова – обычная девушка, как сотни других в этом лагере, способная постоять за себя, подружиться с кем-нибудь, в общем, не выделяться из толпы ни в лучшую, ни в худшую сторону.

– … а тут у нас душевые! – выдернул меня из размышлений Влад, искоса оглядывая меня с головы до ног. – Прикольные у тебя волосы. Сейчас модно так…

Это был даже не вопрос, а некая констатация факта. Будь на моем месте уверенная в себе девушка, просто скривилась бы от такой тупой попытки замутить. Но, блин! это был первый «подкат» в моей жизни, так что я растаяла и мгновенно прониклась к своему гиду симпатией.

– Наверное, ты пользуешься большой популярность у себя дома? – как бы невзначай вставил в разговор парень, а затем, не дождавшись ответа, конкретизировал вопрос. – Небось и парень тебя ждет? Сидит там и думает, как бы его сокровище не украли…

Я даже сбилась с шага и удивленно посмотрела на вожатого. Нет, ну уж это точно подкат! Прямо в лоб!

Влад показался мне довольно приятным: светлые, выгоревшие до белизны волосы, зеленые глаза и смуглая, покрытая ровным загаром кожа. От чрезмерного пребывания на солнце на его носу и щеках россыпью проступили темные веснушки, делая лицо по-юношески задорным и беззаботным.

– Влад, а сколько тебе лет, если не секрет? – выпалила я до того, как в голову пришла мысль о бестактности этого вопроса. К моему облегчению, он просто повернулся с широкой улыбкой, обнажая слегка искривленные зубы.

– Двадцать три, – ответил он и продолжил с легкой ухмылкой. – Тебе как раз подходит.

– Э-э-э… – на миг растеряв весь азарт и решимость, я смутилась. Ведь для такой неподготовленной даже к легкому флирту и закомплексованной натуры, как я, намек был слишком уж откровенен!

– Эта шутка была, – заметив мою растерянность, серьезно сказал парень. – А знаешь что? Давай нарушим правила и смотаемся вместе на море прямо сейчас! Что скажешь?

– А тебя не хватятся? – снова улыбнувшись, спросила я.– Ты же вожатый как-никак?

– Сейчас у меня свободное время. Целых полтора часа. Накупаться вдоволь хватит.

И мы пошли. До моря оказалось идти не больше пятнадцати минут, особенно если использовать «секретную» дырку в заборе, через которую меня вывел парень.

– На центральном выходе охрана не выпустит, – пояснил он.

К счастью, пляж был частный, и кроме двух молодых людей, то бишь нас, на нем никого не обнаружилось.

Влад, видимо, был далеко не так зажат, как я, и, скинув белые шорты с майкой по дороге прямо на песок, сразу направился в море. Я же снимала с себя парео медленно и неохотно, непривыкшая обнажаться в такой интимной обстановке. Одно дело бассейн, где вас с девчонками сразу десяток, а то и больше. А другое дело пустынный пляж, на котором один единственный свидетель твоего стриптиза – молодой симпатичный парень.

– Эй, ну ты чего там?! Заснула? – крикнул он, уже зайдя по пояс в воду. Капельки воды на его торсе блестели на ярком солнце. – Помни – время!

Мысль, что я по глупости отказываю себе в удовольствии поплавать в море, добавила решимости, и я тут же стянула одежду и побежала к Владу. Тот смотрел на меня, слегка раскрыв рот в немом восхищении. Что он, интересно, для себя там такого увидел, хм…

Только вот едва я подошла к такой желаемой и манящей издалека воде, как мой пыл и желание немедленно окунуться в море поугасло.

– Что… это?! – я жестом указала на болото под ногами.

– А ты что хотела? Это же не дикий пляж! И это сейчас здесь еще никого нет, а обычно не протолкнешься! – невыразительно пожал плечами Влад и протянул мне руку. – Давай уже! Ну?

И я заставила себя принять его руку, отмахиваясь от мысли о его… хм… как бы помягче выразиться, ну, скажем, недалекости. Как бурчит мама, я предвзята к людям.

Что же, начнем исправляться!

Следующие полчаса я старательно делала вид, что мне безумно нравится плескаться в зеленой вонючей воде, на поверхности которой плавала уйма произведенного людьми мусора.

Затем Влад вспомнил, что все же числится на работе и что нам пора возвращаться.

– А чем ты занимаешься вне лагеря? Я имею в виду, ты же здесь только летом работаешь, наверное? – поинтересовалась я по пути домой, всерьез рассматривая объект справа как возможного кавалера. – Учишься?

– Ага, – несколько смущенно подтвердил тот и как бы невзначай дотронулся до моей руки. – В железнодорожном институте на третьем курсе. Кстати, странно, что ты все еще школьница…

– Я пошла в первый класс в восемь лет, – холодно и скомкано ответила я, давая понять, что на эту тему говорить не желаю.

Остаток пути мы говорили ни о чем. Только вот прямо у дырки в заборе нас, а точнее Влада, ждал громадный темноволосый парень с перекошенным от злости лицом.

– Совсем сдурел!? – сходу бросил он Владу, не удостоив меня ни единым взглядом. – К тебе новенький, а тебя нет! Старшая в бешенстве! Заставила бежать за тобой!

– Тю! Подождет! У меня свободное время, между прочим! Мне его не оплачивают, – парень бросил на меня беглый взгляд, полный надежды, что такое скомканное окончание прогулки не разочарует меня.

– Он из крутых! – выплюнул бугай и быстро направился в сторону центральной аллеи. – У него бабка совладелец этого лагеря! А он сидит и ждет тебя как принца!

– Внук той бабки, которой наш директор дифирамбы поет? – вмиг посерьезнел Влад, ускоряя шаг. Я же пристроилась рядом с ними, так как сама потом дороги в нужную сторону не нашла бы. – А чего он тут забыл-то? Неужели не мог поехать на богатый курорт для богатеев?

– Вот когда на тебя старшая вожатая орать в следующий раз будет, ты это у нее уточни! А еще лучше подожди директора и задай вопрос ему! – сыронизировал бугай. – Вон он! В желтой спортивной машине сидит! Говорит, не выйдет, потому что на улице жара, а у него в машине кондюк! – со злостью добавил тот.

– Ага. Ну, я пошел. С Богом! – забыв обо мне, отозвался Влад и, расправив плечи, направился в сторону новенького с видом гладиатора, идущего на верную смерть.

Я медленно повернулась в указанную сторону и действительно заметила на парковке желтую машину. Рядом крутились и шушукались между собой девушки, видимо, обитательницы этого лагеря, а еще стояла молодая женщина, одетая в эту дурацкую форму лагеря, и явно нервничала, пытаясь дозвониться до кого-то по телефону.

 

Только вот все это было не важно.

Эта машина отчетливо напоминала мне…

Нет! Такого просто не может быть!

– Как фамилия совладелицы лагеря? – упавшим голосом прошептала я бугаю и, не дождавшись реакции, снова повторила вопрос.

– Жилова. Жанна Аркадьевна Жилова, – коротко ответил он, и я с облегчением громко выдохнула, обратив внимание на себя. – А ты что? Знаешь ее?

– Да нет, – я нервно рассмеялась, не в силах контролировать последовавший поток речи. – Просто один придурок из школы на точно такой машине ездит. Редкостный мерзавец! Просто подумала, что если бы это был он – пришлось бы съезжать сейчас же!

– Как, говоришь, фамилия придурка? – зачем-то уточнил бугай.

– Вернер.

– Ха! – парень одобрительно посмотрел на меня и рассмеялся. Похоже, ему нравились девчонки, недолюбливающие богачей. – Тогда советую идти и собирать вещи.

С моих губ уже был готов сорваться новый вопрос, как дверца машины отворилась, и из нее вышел…

Черт! Тот самый Роман Вернер!

Этот пижон был одет в синие шорты и белую майку, которая предоставляла всем желающим прекрасную возможность насладиться видом его накачанного тела. Он приспустил широкие, на пол лица солнцезащитные очки и снисходительно посмотрел на Влада, как на кусок чего-то совершенно ненужного. Тот тут же съёжился и замолчал. Роман медленно и презрительно начал осматриваться по кругу под дружные оханья девушек, и вдруг его взгляд остановился. На мне.

– Ты!? – воскликнул парень настолько громко, что даже с моего расстояния я четко его расслышала, а затем сверкнул убийственной улыбкой и продолжил: – Кажется, тут будет не так скучно, как я думал. По крайней мере, одно развлечение я себе уже присмотрел…

Вот он – злой рок!

Придурок, из-за которого все десять лет в школе были адом для меня, стоит напротив, одним своим появлением перечеркнув зародившиеся было надежды на счастливое лето в лагере «Зорька».

Этот негодяй постоянно унижал меня, подставлял и настраивал против меня всех вокруг! А теперь что, я должна делить с ним один лагерь добровольно?!

Нет уж!

Глава

2

Инна

– Я возвращаюсь домой! – именно так я начала разговор с мамой вместо привычного «Привет, ма». – Сейчас собираю вещи, а через двадцать четыре часа жди!

Роман Вернер для моих расшатанных нервов был красной тряпкой для разъяренного корридой быка.

Приехал бы в этот злосчастный лагерь кто-то другой из той же Дарницы, да даже из школы или вообще класса, я бы осталась и не реагировала так остро. Но… Это же чертов Роман Вернер! Демон во плоти! Сатана моего мироздания! Торквемада нашего времени! Да, его злые шутки не выходили за пределы школы, но лично мне и этого хватало с головой! В школе Он представлял закон, Он диктовал свои правила.

Роман и его младшая сестра Карина находились на самом верхушке школьной иерархии. При таком братце никто и слова не мог сказать против девчонки, даже с учетом того, что ей было всего лет одиннадцать или двенадцать. Я с ней даже была не знакома, но уже ненавидела. Классические классовые противоречия. Такой вот каламбур.

А я была мелкой строптивой букашкой, которую можно и, по мнению Романа, даже нужно было давить и унижать, потому что я не вписывалась в идеально выстроенный мир этого морального урода! Я не смеялась, когда он окунал забитых парней головой в унитаз, и не воздыхала по его запредельной красоте. По мне, ничего запредельного там и не было. Стоило ему открыть рот, как оттуда вылетала очередная гадость, и все очарование, навеянное внешностью, испарялось. Вроде как смотришь на громадный торт, расписанный нежными розовыми розами по ровной глазурной поверхности с невероятно тонкими деликатными узорами из мастики, и думаешь: «Он наверняка такой же вкусный, как и красивый!» Но стоит отрезать кусок, а там самый обычный сухой бисквит с жирным масляным кремом, что продается в «Пятерочке» за смешные деньги, да еще и по скидке, потому что его никто не берет.

– Остановись! – притормозила меня мама и спросила, явно начиная нервничать: – Тебя кто-то обижает?

– Не-е-ет, – протянула я, уже понимая, к чему она ведет. – Пока нет.

– Может, тебя там не кормят? – продолжила она, но, не дождавшись ответа, принялась терроризировать новыми вопросами. – За тобой не сморят? Условия плохие? Ты заболела? Может, у вас эпидемия ветрянки или еще какой болезни?

– Нет. Такого ничего нет, – созналась я, так как врать совсем не умела.

– Тогда что не так? – пребывая в нешуточной ярости, повысила голос мама и, даже не дав мне ответить, продолжила с явным сарказмом: – А-а-а, постой! Я знаю сама! «Там все идиоты! Никто меня не принимает, не ценит, и я ни с кем не подружилась!» Это твоя причина!? Так вот, послушай меня очень внимательно, дочь! Я выложила за твое месячное пребывание в этом лагере сорок пять тысяч рублей. И мне никто не вернет деньги, потому что «мою кровиночку начали обижать противные дети в первый же день!» И если ты хочешь уехать прямо сейчас, то, будь добра, привези мне обратно домой все пятьдесят пять тысяч. Так как на расходы я дала тебе еще десять!

В этот момент мой древний телефон не выдержал маминого напора и отключился.

– Черт! Черт! Черт! – я со всей дури ударила кулаком по стене и жалобно заныла. – Ей же потом не докажешь! Вот скандал будет!

– У тебя все нормально? – девочка, откуда ни возьмись появившаяся прямо за моей спиной, напугала так, что я подпрыгнула на месте и выронила телефон. Мобильный упал и, не выдержав контакта с мраморным полом, разлетелся на три части, которые в результате подобного удара явно больше не могли взаимодействовать друг с другом. Девушка тут же наклонилась поднять это буйство пластмассы. К сожалению, в тот же момент эта светлая мысль посетила и меня.

Так что мы ударились головами с такой силой, что я увидела не только звездочки в глазах, но и картинки возможной реакции мамы на разбитый телефон.

– Прости! Прости! Я просто хотела…

Девушка уставилась на меня непонимающим взглядом и так и замерла, сидя на полу. И, как вы думаете, как я отреагировала на эту дурацкую ситуацию?

Я рассмеялась.

И хохотала так громко, что девушка не выдержала и присоединилась к моему сумасшествию.

И вот сидят на полу две малолетние девицы: одна рыжая, пышненькая, с голубыми, почти синими, глазами, а другая кареглазая, черноволосая и худая, как вобла.

– Девочки, вы чего? – спросила проходящая мимо эффектная блондинка с выставленной напоказ грудью не меньше третьего размера. – У вас все нормально?..

– Ага! – сквозь слезы от смеха ответила я ей. – Кажется, я все же остаюсь в этом лагере! Вот умора. Я оттуда, а он сюда.

– Кто он? – переспросила блондиночка. – Может, Влада позвать? Или фельдшера лучше?

– Да, все нормально, Юль, – сказал пришедшая в себя рыженькая. – Тут просто такая история…

– Какая, Зоя? – Юля неодобрительно покосилась на нас, продолжающих глупо похихикивать, и оперлась о подоконник. – Ты же новенькая, да? Как тебя зовут?

– Я Инна из Дарницы. – Зачем было говорит мой город, я не знаю, но тем не менее ляпнула.

– Ты что, первый раз в лагере? – сказала Зоя, перестав улыбаться. – Обычно говорят имя, социальный статус и семейное положение.

– Да нет у нее никого, это же и так видно, – ответила за меня Юля. – Пойдем лучше с девочками тебя познакомлю что ли. Расскажешь нам, что у вас тут произошло, и мы тоже посмеемся.

Девочек в спальне было ни много ни мало шестнадцать человек! Да, комната была похожа по габаритам на наш актовый зал в школе, кровати и ремонт там был современные, но… Шестнадцать девочек в одном помещении! Вы представляете, какой там стоял галдеж!? Когда я заехала, все были на завтраке, так что в детали я не вдавалась. Но когда уже через пять минут пребывания в этом гвалте разболелась голова, задумалась.

– А тут все комнаты на шестнадцать человек? – спросила я по пути на обед у Юли с Зоей. – Просто так много людей в одной комнате, что…

– Сносит крышу, – продолжила мою мысль Юля.

– До упора! – закончила предложение Зоя. – Мы тут с Юлькой с первой смены, так что привыкли немного. Вообще-то наши комнаты – бомж-вариант. А так есть еще на девять, шесть, три и даже одного человека! Но цены бешеные, за такой люкс-вариант что-то вроде сотни, если не больше.

– Почему так дорого!? – ошарашенно спросила я. – Мама сказала, что даже за мой, как вы говорите, бомж-вариант выложила целых сорок пять штук.

– А ты что хотела? – спокойно ответила Юля. – Лагерь на берегу Черного моря, с шестиразовым питанием, экскурсиями, развлечениями, с собственным пляжем, формой.

– Понятно-о-о, – протянула я и задала следующий вопрос. – А какой у нас отряд?

– Первый! – хором ответили девушки и, переглянувшись, продолжили: – "У нас в крови адреналин, и наш отряд непобедим!»

– Почему адреналин? – я в смущении обернулась по сторонам. Не хотелось, чтобы кто-то услышал этот… позор!

– Потому что отряд называется «Адреналин»! – весело подмигнула мне Зоя и потащила в столовую.

Столовой они называли просторный зал, стилем оформления напомнивший мне «Мак Дональдс». Середину помещения занимала внушительная открытая витрина, а ля «шведский» стол, нагруженная разными деликатесами. Ну, теперь понятно, куда пошли деньги.

Большинство столов сами по себе были маленькие, за каждым из них могло уместиться не более четырех человек, но были и большие – на шесть и девять персон.

– Будешь сидеть с нами, – обрадовала меня Юля, когда мы набрали полный поднос еды. – Наш столик возле окна. Вот он!

Девушки подвели меня к столику на четверых, рядом с которым пустовали девятиместные. Я вопросительно посмотрела на приятельниц, а те сказали, мол залов в столовой четыре, и все предпочитают второй. А мы в первом, и людей тут почти всегда мало.

И знаете, когда я наворачивала картошку фри с сосисками, щедро сдобренными кетчупом, счастью моему не было предела. А чего стоил обычный дружеский треп, которого у меня, изгоя, раньше никогда и не было? Бесценно!

«Не-е-ет! Меня теперь отсюда и метлой не выгонишь!» – промурлыкал довольный внутренний голос.

Вдруг за окном послышались визги и громкий смех. Я было подумала, что это коллективное помешательство, спровоцированное солнечным ударом, но нет. Как оказалось, это была типичная «девчачья» реакция на появление Романа Вернера!

Я проследила за взглядом новых подруг и обернулась. В столовую вошли Влад и Роман. Влад был одет все в ту же одежду, а вот Рома щеголял в этой ужасной желтой форме. Но, черт бы его побрал, сидела она на нем прекрасно! Яркая футболка выгодно подчеркивала идеальную фигуру парня, хоть и была ему явно мала. Собственно, как и шорты, которые провокационно обтягивали его накачанные ягодицы и кое-что еще.

– Помни – сухой бисквитный торт с жирным масляным кремом!! – напомнила я себе и только потом осознала, что произнесла это вслух.

– Тортика, говоришь, хочешь? – томно, с дурацким придыханием сказала Юля, наблюдая за каждым движением Романа. – Я сейчас!

Девушка тут же поднялась с места, одернула ультракороткую юбку (выданная мне была длиннее раза в три минимум, так что свою форму девушка усовершенствовала явно сама), выпятила посильнее содержимое выреза и направилась в сторону «тортика».

– А парень и правда горяч, – констатировала Зоя и мечтательно засмотрелась на Романа, который в тот момент наливал себе борщ в тарелку. – Юлька его не упустит.

– Ну, удачи ей! – снисходительно усмехнулась я.

Я все еще надеялась, что с Романом мы видеться будем исключительно редко, потому как афишировать наши школьные отношения не хотела. Можно было, конечно, предупредить девушку об истинной сущности Романа, но зачем портить с ней отношения и выдавать свое знакомство с ним? Он либо сразу пошлет ее сам, либо переспит разок, а уж потом пошлет. Сдерживая ухмылку, наблюдала, как Юля накручивает вокруг парня круги, а он ее вовсю игнорирует. Как вдруг Роман бросил на нее внимательный взгляд. Парень оценивающе сканировал ее тело, остановив особое внимание на груди и стройных ножках. Но, видимо, девчонка была недостаточно хороша для нашего школьного короля, так как он что-то ей сказал, отрицательно качая головой, а я лишь пожала плечами – что и требовалось доказать.

– Инна! – громко поздоровался со мной Влад, а я, будучи увлеченной… эм… наблюдением за другим, заметила его только рядом с нашим столиком. Какого черта он так орет?

– Хотел лично показать тебе столовку, но, видимо, девушки успели раньше! Слушай, Никита мне сказал, что ты пошла собираться домой, – не унимался парень, а я постаралась сползти по стулу как можно ниже. – Говорит, ты какого-то придурка увидела и тут же намылилась…

 

– Так-так-так… – перебил пламенную речь Влада Роман.

Он стоял с подносом еды и с нескрываемым интересом рассматривал меня. Сзади него прыгала довольная Юля, а чуть поодаль сидели новоприобретенные поклонницы и глупо вздыхали при каждом его движении.

– Инна Миронова решила сбежать не попрощавшись? Ну и что не так, а? – саркастично заметил он и сел на единственное свободное место за столиком. Рядом со мной! – Я же и обидеться могу!

– Вы знакомы? – оживилась Юля и вернулась на свое прежнее место, рядом с млеющей Зоей. Влад оказался в полном игноре. – Она мне ничего не сказала!

– Это не то, чем стоит гордиться, – подала голос я. – Если бы я могла, то с удовольствием вычеркнула это знакомство из памяти.

– А ты, я сморю, осмелела на воле! – съязвил Рома. Мерзавец наверняка заметил, что мои колени под стеклянным столом трясутся и что я не могу посмотреть ему в глаза. И сто процентов ему это понравилось! Черт, да! Я его боялась! – А эта форма идет тебе больше, чем тот ужас, что ты обычно носишь в школе. – Я почувствовала, как к волосам кто-то дотронулся, и перестала дышать. – И в этом что-то есть. Как же ты решилась?

– Я тоже сказал… – попытался поддержать разговор Влад, но наткнулся на жесткий взгляд Ромы, призывающий закрыть рот. – Ну, я пойду…

– Я одноклассник Инны! – продолжил Рома и перевел взгляд на девушек. Вот только тогда я и начала дышать. – Знаете, а ведь она очень популярная девушка в школе! Да, да! Эх, помню один ее наряд на Зимнем балу…

Парень театрально вздохнул, а я залилась краской. Я помнила тот злополучный бал. Еще бы – забыть такое! Ведь мое платье, пошитое мамой специально для этого праздника, наш «король» как бы случайно облил зеленкой, которая точно так же случайно брызнула мне на лицо. Вы знаете, как долго держится эта зеленая дрянь на коже? Так вот мне пришлось ходить так весь день, потому что я участвовала в балу и должна была танцевать венский вальс, которым закрывали праздник! И я не могла подвести ни своего партнера, ни нашу классную руководительницу и просто уйти оттуда.

– Да!? – Юля, сидящая впереди меня, подалась к парню, как бы ненароком оттягивая ткань выреза на груди пониже. Чувственно прикусив нижнюю губу, она продолжила: – А расскажи что-то еще. Ты тако-о-ой интересный рассказчик…

– Про Инну? – вмиг отреагировал Рома.

– Можно и про Инну… – вызывающе прошептала Юля, наклонившись к нему почти вплотную.

– Был один случай в раздевалке в прошлом году… – оживился Роман, совершенно не замечая уловок девушки.

– Хватит! – закричала я и, подскочив со своего места, направилась на выход из столовой.

Вернее, я бы направилась и, возможно даже быстро, если бы Рома не попытался остановить меня и не схватил за первое, что попалось под руку. А попалась ему моя юбка, которая не выдержала такого пристального к себе внимания и разорвалась по шву. А парень так и остался сидеть на стуле с куском желтой тряпки в руке.

Сперва повисла гробовая тишина, а потом вся столовая грянула хохотом. Смеялись все: и незнакомые мне парни и девчонки, и мои новые подруги, и даже обслуживающий персонал.

Все, кроме меня, Ромы и Влада.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10 
Рейтинг@Mail.ru