МЖМ по кругу. Громкие cтоны твоей девочки

Саманта Джонс
МЖМ по кругу. Громкие cтоны твоей девочки

Два Таинственных Красавца!



– Будешь нашей секс-рабыней всю дорогу, – Павел прижал меня к стенке тамбура и с силой сжал мою грудь.

Я «поплыла», но продолжала попытки строить из себя приличную.

– Отвали, – едва сдерживая протяжный «аххх», прошептала я. Меня безумно влекло к этому высокому мужчине, который так долго не обращал на меня никакого внимания.

– Нет, малая, ты не поняла. Он это серьёзно. Марш в туалет – подмойся и бегом в купе, – по тону Михаила было ясно, что мои попутчики не шутят…

А ещё несколько часов тому назад моя дорога начиналась так невинно:





Я была на седьмом небе от счастья, когда поезд тронулся, а в мое купе так никто и не подсел.

Ехать на юг к маме из душной Москвы, да еще одной? Это просто маленькое счастье!

Я переоделась из привычной московской вычурной одежды в старую, но любимую майку. Непривычно (и неприлично) облегающие велосипедки приятно обволакивали бедра.

Выпила газировки и еще раз взглянула на себя в зеркало на двери купе: Прикольно. От Московской светской львицы, которую я была вынуждена строить из себя последние десять месяцев после устройства в престижный офис одного из крупных банков не осталось и следа.

Волосы растрепанны, грудь всё еще высока, хоть и не стеснена бюстгальтером, талия не видна за бесформенной выцветшей майкой.

Мне это даже нравилось. Отпуск начался раньше, чем я думала.

Закончив все формальности с билетом и проводницей, я завалилась на верхнюю полку и под мерный стук колес быстренько вырубилась.

Во сне я немного пофантазировала о том турецком актёре из сериала, представляя себя его возлюбленной, но ласкать себя в купе поезда я не решилась. Ограничилась тесными сжиманиями бёдер.

Очарование мужских голосов в коридоре только добавляло шарма. Сквозь сон я представляла себе, что ко мне подсядет какой-нибудь молоденький красавчик, который едет на свадьбу сестры и мы будем трахаться всю дорогу от станции к станции только меняя позы.

Я даже позволила себе плотно зажать ногами одеяло, но смелости на полноценную игру со своей киской в купе поезда у меня не хватило, хоть я и уже сильно возбудилась, но я позволила себе просто время от времени поднимать свое возбуждение на нужный уровень движениями таза или даже ласками руками.

Я погружалась в сон все глубже и глубже и уже не реагировала на два мужских баса в коридоре, появившихся на очередной остановке. Они доносились откуда-то издалека, но даже сквозь сон было понятно, что это высокие сильные зрелые мужчины около сорока.

Устало перешучиваясь, они щелкнули замком моего купе и абсолютно игнорируя мою сочную попку, торчащую из-под слегка задравшегося одеяла, стали размещаться.

– Паш, вот сюда сумку можно еще. Тут у нее стоит, но место еще есть.

– Я пойду зарядку поставлю к туалету.

– Да она сказала, тут есть.

– А где?

– Под столом. Давай.

Два хозяина осваивали свою новую территорию.

Я демонстративно укрыла свою попу одеялом и продолжила спать, словно пытаясь сделать их виноватыми за то, что мой пухленький задок оказался доступен их взорам.

Мужики выдержали паузу и продолжили свои хлопоты.

Подслушивая их разговоры, я поняла, что это совсем не двадцатилетние красавчики, которые только бы и шутили дальше всю дорогу про девушку в их купе, всячески пытаясь привлечь мое внимание.

Мужчины возвращались из зоны боевых действий и обсуждали в основном, кто чем займется по возвращению, будет ли подписывать новый контракт и где теперь зарабатывать.

Когда я проснулась, я попыталась отплатить им тем же.

Сделать вид, что и меня они не заинтересовали, но…

Боже, как же они были хороши.

Павел – брюнет с обильной шевелюрой и бородой обладал такой сексуальной проседью, что это сразу сводило меня с ума. В дополнение к голубым глазам и какому-то утомленно искушенному взору он становился трудной мишенью.

Обтягивающая черная майка не могла скрыть перекачанных грудных мышц и слишком стройного для сорокалетнего мужчины торса. Ключицы сексуально торчали из-под футболки, а мощные мышцы шеи так и напрашивались на поцелуй.

Но главный его козырь был конечно голос. Низкий и брутальный. Каждое слово он цедил будто вообще не собирался разговаривать, а только договариваться одними движениями зрачков.

Михаил, лысый под ноль сверху и еще более бородатый, чем его товарищ, даже походкой выдавал свое недюжинное мужское здоровье. Более того, именно от него исходил какой-то мощный приятный мужской запах. Настоящий натуральный афродизиак. Мне вскружило голову, но я слава богу могла списать это на то, что с просони спускалась с верхней полки в трясущемся поезде.

Я упала на нижнюю полку и «случайно» прижалась плечом к открытому плечу Михаила.

– Простите, – кокетливо тоненьким голосочком улыбнулась я.

– Да ничего. Так вот у майора таких «карандашей»-отказников было уже пол-батальона и нам пришлось их уговаривать… – как ни в чем не бывало продолжил Михаил.

Даже касание с молодой красивой девушкой, которая сама «упала» на него с неба, не могло отвлечь его от беседы с боевым товарищем.

Это дико выбесило меня. Я чуть ли не фыркнула. Встала, поправила одежду, глядя через зеркало, смотрят ли они на мои бедра, круто подчеркнутые велосипедками…

«Ни в одном глаз!!! Вот Подлецы!»,– подумала я и вышла в коридор.

Вернувшись я продолжила игру в «вы мне ни капельки не интересны» и залезла на верхнюю полку.

Однако запах Михаила, который хранила моя кожа под одеялом вновь заставил меня думать о нем.

Я с верхней полки смотрела в отражение, чтобы максимально замаскировать свои взгляды. Но мои зрачки сами машинально упирались в смутные очертания между его ног.

Это было приятно на каком-то глубинном уровне. Меня манило то, что он мужчина другого поколения, лысый, мощный. Его движения в этом небольшом купе не были суетливыми или излишне яркими, как у молодых.

Нет, он двигался четко и по делу. Отклоняя корпус я видела как майка вычерчивает спортивный силуэт с тонкой талией, широкими плечами и мощной, как у кентавра задницей.

Отчасти я понимала, что эти мужчины вообще не похожи на тех, что меня обычно окружают.

Это не парни, которые пытаются впечатлить и понравиться тебе. Не щуплые айтишники, полгода набирающиеся смелости, чтобы нелепо подкатить на корпоративе. Не хорошие мальчики из клиентского сервиса, строящие из себя хулиганов в зеркалах фитнес-клубов и соцсетях.

Это брутальные альфачи, которые привыкли брать от жизни свое, когда захотят. И не распыляться по пустякам. Суровые наши мужики.

Через какое-то время я демонстративно зевнула и продолжила смотреть в окно.

Но мои надежды на то, что они сделают первый шаг не оправдались.

Втроем в Закрытом Купе


Через пару часов я проголодалась и спустилась в низ.

– Позволите я перекушу?

– Да, конечно, – Павел подвинулся и освободил мне место у окна на его полке.

Пока я кушала они продолжали беседовать при мне и я все-таки как-то влилась в беседу.

– Может вас вином угостить, или вы не пьете? – своим бархатистым голосом сказал Михаил.

Отказать ему было просто реально невозможно. И в Москве я бы обязательно ответила что-то кокетливое вроде: «Как можно отказать мужчине с таким бархатным голосом?»

Но тут…

– Да, я стараюсь не пить последнее время, но только если немного…

На столе появилась бутылка крымского вина. Мужчины продолжали говорить о своем и заботливо подливать мне вина.

Мы разговорились.

Шуточки становились все более пошленькими и это заводило меня. Я сама разглядывала их. Представляла какие они. Павел вообще почти не смотрел на меня. Лишь иногда водил взглядом по моему телу сверху вниз, словно разогревая и ухмылялся.

Вино действовало, и я раскрепощалась. Не знаю почему, но мне нравилось раздвигать ножки в этих серых легинсах.

Знать, что я с двумя мужчинами. Сильными. Они меня защитят.

Это чувство дурманило меня. Я раздвигала ноги, уже даже не обращая внимания на то, смотрят они или нет. Волнение прошло и мне просто нравилось демонстрировать свою плоскость между ножками в подтверждение своего доверия к этим двум самцам.

Смотреть на стол с картами, что-то выкрикивать, спорить, смеяться, краем глаза наблюдая как взгляды мужчины горячо обжигают мою открытую взорам промежность.

Я потела и мокла там в своих совершенно не сексуальных дорожных трусиках. Соски твердые стояли сквозь легкую маечку и больше всего меня заводило то, что мы совсем не шутили об этом.

Словно так и надо. Словно я их самка и это нормально ходить со вставшими сосками рядом с ними.

Кажется все трое понимали, чем все это закончится…

Мужчины тоже заводились. То что они были оба старше меня лет на десять тоже мне нравилось. Я чувствовала себя их куколкой.

Павел встал достать что-то с верхней полки, и я не могла не оценить его здоровенный вставший прибор в спортивках.

Если бы я ехала с подружкой, мы бы обязательно высмеяли весь этот поездной вайб: треники, вытянутые коленки, но я ехала одна. И я находила в этом особый кайф. Настоящие мужчины. Голодные после службы на фронте, с великолепными телами, пусть и одетыми в «немодную» одежду.

Ну так и мы не на подиуме. В глубине души я радовалась, что могу быть кому-то интересна без этой тугой тесной обтягивающей юбки, маникюра, шпилек и чулков без единой зацепочки.

Офисный дресс-код мне сильно надоел. Еще больше бесило, что как ни оденься – в Москве ты все равно никого не интересуешь, потому что кругом и без тебя полно красивых ухоженных женщин.

 

Я засмущалась и отвела взгляд от рельефного бугорка на спортивных брюках Павла. Было вдвойне неловко, потому что Михаил это заметил.

– Так вы, Мариночка, не замужем? – подливая в стакан вина звонко сменил тему он.

– Нет, но уже пару раз звали, – стандартно отшутилась я от стандартного для двадцатишестилетний девушки вопроса.

Я встала, чтобы достать из косметички влажную салфетку, потому что от алкоголя и бурного смеха уже сильно вспотело лицо, но…

В тесном купе было так мало места, что от каждого толчка наши тела с Павлом соприкоснулись. Потом ещё и ещё.

Меня бросило в дрожь.

Михаил тоже встал и так же продолжая делать вид, что ему что-то нужно в чемодане на антресоли прижался ко мне членом.

Мое дыхание сбилось, и я боялась сказать хоть слово, чтобы не выдать свое возбуждение. Поезд качало. Мы невинно копошились каждый в своей сумке, но наши тела…

Моя грудь без лифчика водной футболке расплющивалась о грудь Михаила, а стоячий член Павла «по-домашнему» тёрся о моё бедро.

Я чувствовала, что он отвердел еще не до конца и болтался вниз увесистой изогнутой твердой колбаской. Его плоть рвалась на волю, поднимаясь пульсирующими рывками и это сводило меня с ума.

Все мы делали вид, что «Ну, а что тут такого?». «Дело-то житейское». Я тихонько сглотнула, тайком наслаждаясь обществом сразу двух мужчин.

Высокие, горячие, пахнущие этой своей мужской одеждой. Запах, который с подружками я бы всегда высмеивала, но на самом деле он не был отвратительным или даже сколько-нибудь неприятным.

Вкусный и такой необычный для большого города.

Грудь через тонкую ткань вставшими сосками терлась о крепкий рельефный торс случайного попутчика. А они как нарочно продолжали делать вид, что мы просто соседи по купе.

Начать трогать его самой? Повести себя как шлюха? Нет, я не могла себе это позволить.

Павел по-отечески положил мне руку на талию и разрядил накалившуюся до предела обстановку открыв дверь из купе.

– Схожу покурю.

Свежий воздух из коридора немного протрезвил меня. Напряжение в трусиках правда уже не так легко было развеять, но выходя последней из купе я взглянула не только на их две мощные армейские задницы, но и в зеркало, где увидела свои раскрасневшиеся щеки и ничем не прикрытые призывно торчащие соски на третьего размера высоко торчащей груди.

Выглядела я прекрасно: тонкая талия, естественный румянец, большая аппетитная грудь, пухлый лобочек и явный прогал между бёдер, поддерживаемый утягивающими велосипедками.

Я не удержалась и сжала свои сиськи руками.

В мозг ударила розовая молния женского кайфа, писечка собралась в кулачок и по телу пронеслась приятная дрожь. Я выдохнула с жаром.

«Ах, не накинуться бы на них уже в тамбуре» – подумала я про себя.

Поезд подъехал к промежуточной остановке и пассажиры высыпали на платформу, чтобы немного освежиться.

Мои два широкоплечих красавца стояли на платформе, по-прежнему не обращая на меня никакого внимания.

Эта манера общаться была так необычна для меня. После офиса, где каждый хлюпик считал своим долгом сделать мне комплимент, а каждую пятницу у меня был гарантированный бесплатный ужин в ресторане «за счет Тиндера». И тут. Какие-то грубые брутальные провинциалы в трениках, с большими болтами, которые позволяют себе болтать о чем-то своем с хмурыми лицами, даже когда я улыбаюсь им во все тридцать два зуба.

Пустили по Кругу


Остановка быстро закончилась и Михаил подсадил меня в поезд, снова обхватив мою талию своими большими горячими руками. Я вновь почувствовал себя маленькой девочкой…

В тамбуре, прямо в тот момент, когда я собиралась пойти в коридор к нашему купе, он резко внезапно толкнул меня.

– Будешь нашей секс-рабыней всю дорогу, – Павел прижал меня к стенке тамбура и с силой сжал мою грудь.

Михаил стоял за ним и следил, чтобы нас никто не видел.

– Марш в туалет – подмойся и бегом в купе, – Михаил поправил свое достоинство в трениках, указывая на то, что шутки кончились.

Я намокла от одних этих приказов. Приоткрыла ротик и, когда Павел снова сдавил мои сиськи, издала громкий стон.

Павел вцепился губами в мои губы и сладко топил меня в собственных сладких муках.

Поезд уже набирал ход, а я послушно семенила на цыпочках по коридору в купе перед ними.

Мы легли на нижнюю полку в двоем.

Михаил обнял меня за талию бережно и вставил.

– У тебя такой толстый… Мне немножко больно…

– ММм… ты такая жаркая… – только целовал мои плечи в ответ он. Я просто поддалась своему опьянению.

Его твердый ствол стал резко входить в меня толчками. Я завизжала и очень скоро стала жестко кончать от того, как он заполнял меня всю. Абсолютно мокрая я смазала его по всей длине и он буквально влетал в мое пылающее лоно.

Михаил принялся ритмично ебать меня сзади лежу на боку.

Было немного стыдно, что в соседнем купе наверняка слышат мои ритмичные стоны, но и сдерживать их, когда меня по очереди долбили два этих взрослых мужчины я не могла.

Это не было похоже на секс. Скорее действительно секс-рабство, потому что когда один насыщался мной, на его место приходил второй. Меня клали на столик, раздвигали ноги и вставляли толстый хуй.

Член Михаила торчал вертикально вверх и розовая резинка на нем выглядела так, словно сейчас лопнет.

Он держал меня за шею. Поезд набирал скорость, шумел и стучал, и я вспотевшая просто смотрела ему в лицо.

Они трахали меня по очереди как свою покорную суку. Так словно я была просто еще одной услугой в этом купе, которая включена для таких мощных альфа самцов в стоимость билета.

Я чувствовала, что это и есть мое предназначение: быть мокрой дыркой для таких мужчин, когда и если они пожелают.

Меня накрывали самые жесткие оргазмы в моей жизни. Меня трясло и выворачивало от горячего удовольствия наружу.

Мужчины явно знали, что делают. Когда Павел поставил меня на колени прямо в купе я почувствовала, что он хочет кончить мне в рот и просто предложила ему свои губы. Я хотела, чтобы они делали со мной всё, что захотят.

Павел стянул резинку со своего богатыря с громким звуком «чпок» и всунул мне за щеку, придерживая за волосы.

Мне нравилось, что со мной обращаются как с блядью. Что они ни секунды не потратили на то, чтобы задобрить или уговорить меня. И что, когда мы выйдем из купе, все это останется тайной для нас троих и для моего парня.

Я чувствовала, что перенимаю их опыт. Они делали это так, как ни один мужчина в моей жизни. Резко, грубо, но при этом… не знаю как сказать. Внимательно чтоли?

Это было похоже на то, как опытный коннозаводчик обращается со своей лошадью: знает, где подогнать, где похвалить, где бережно и аккуратно помассировать, а где подстегнуть так, чтобы слезы из глаз посыпались.

Грубо оттрахав меня в горло и обкончав мне все лицо, волосы, шею и грудь, Павел вытер свой красивый пурпурный член о мое лицо и, натянув треники, голый по пояс вышел в коридор.

Проводница увидев его великолепное запотевшее мускулистое рельефное тело только кокетливо захихикала и не подозревая, что одну из ее пассажирок уже ставит раком следующий мужчина.

У меня тряслись ноги. Я видела в отражении окна свое раскрасневшееся лицо все в мужском семени. И видела торс Михаила, можно сжимающего мою талию и пристраивающегося сзади.

Я чувствовала его толстый твердый член в резинке, который он вводил в меня сзади. Я хотела в попу. Но было стыдно попросить об этом, когда тебя и так ебут как суку.

Да и я не знала, достаточно ли моя узенькая попка разработана вибратором для такого большого мужчины.

Я смотрела в отражение в окне, а он трахал меня по-злому. Выбивая из меня всю дурь.

Понимала, что меня могут увидеть так: стоящую раком над столиком и подставляющей зад Михаилу. Лысому властному мужчине, который вцепился своими крепкими руками в мою пухлую задницу и долбил меня, как суку.

Я упиралась локтями в столик так, что оставались следы. Но я хотела, чтобы это было жестко и двигалась попой на встречу ему. Михаил зарычал, вынул выскальзывающий большой твердый член в резинке. Сорвал ее, бросил на пол.

Резинка приклеилась к моим икрам, но Михаил обхватив свой ствол уже с воплями изливался мне на спину и ягодицы.

Не знаю почему, но я кончила от одних этих звуков и от того, что из моей пусси забрали член. Она явно хотела еще. Сжималась и «ловила» воздух, но крепкий как дерево ствол уже выстреливал мне на кожу.

Коленки трусило, икры от долгого стояния на цыпочках, чтобы мужчинам было удобно меня ебать свело, и я обвалилась в оргазме сначала на столик, а потом и на пол.

На меня накатило что-то и я зарыдала. Оргазм продолжал меня трясти сквозь слёзы.

Я испытывала самый сильный и унизительный оргазм в своей жизни.

Михаил забрызгал меня спермой на спину буквально всю и без слов вышел.

– Успокаивайся шлюха, это только начало…

Я свалилась на колени на пол и сотрясалась от рыданий и всхлипов…

Рейтинг@Mail.ru