МЖМ Истории из жизни. Для них я «Наташа»

Саманта Джонс
МЖМ Истории из жизни. Для них я «Наташа»

Свирепые Футболисты

Абсолютно голую меня принудительно усадили на Георга. Молодой кавказец обхватил мою осиную талию своими горячими волосатыми руками и вошёл в меня по самые яйца. Я застонала и принялась ублажать его мелкими прыжками у всех на виду.

Хотя наверно правильнее было начать с того, как прошел их финальный футбольный матч?

Жаркая Осень. Рублевка.

Стальные прессы молодых спортивных тел уже делали мой мозг розовым и влажным.

Саид стянул футболку со своего накачанного торса и оголил рельефные смуглые мышцы. Он резво бежал по полю, празднуя второй забитый мяч, пока на всем ходу на него не напрыгнул сексуальный волосатый Георг.

Здоровенные девятнадцатилетние парни акселераты устроили настоящую кучу малу из спортивных мужских тел, потому что счет на табло гласил:

Рублевское Выдры 2:0 Барвихинские Осьминоги.

Я скромно сидела на лавочке сомкнув колени. Быть тридцатишестилетней тетей молодого жеребца-студента нападающего футбольной команды университета на Рублевке должность не завидная.

Я редко куда-то хожу последнее время. Развод вымотал меня и отнял все силы, и потому даже простой футбольный матч университетских команд стал для меня «Выходом в Свет».

Надев обтягивающее короткое платье, туфли на неприлично высокой шпильке от моих любимых Casadei и белые трусики, я заняла место подальше от Рублевских львиц – мамаш других детей и старалась поменьше светить трусиками в их сторону. Лавочки были жутко неудобные, так что мои колени были подняты достаточно высоко.

И так получалось, что когда я начинала хлопать удачной атаке, мои белые трусики становились видны буквально всем футболистам на поле.

Мальчики они молоденькие, но уже очень сформировавшиеся. Красивые прически. Лоснящиеся от здорового мужского пота шеи, широкие плечи, мощные икры.

Уже к середине первого тайма я откровенно текла.

Я выкрикивала и переживала, забыв про свое заикание.

Соски торчали через тонкую ткань платья, и я не могла усидеть на месте.

Я разглядывала то Саида, с его необычной для России внешностью молодого египетского бога, то Георга с типичными восточными скулами и волосатой грудью. Его неуступчивый характер ярко проявлялся на поле.

Однажды он жестко врезался в нападающего Осьминогов и тот отлетел за пределы поля прямо в мою сторону, упав у моих шпилек.

Георг успел на бегу подмигнуть мне, хоть я и была старше его на семнадцать лет.

Его цепкие руки сводили меня с ума.

Данила вообще из центра поля посылал мне воздушные поцелуи и всячески агрессивно флиртовал. Рисовал сердечки в воздухе, отпускал стрелы. А когда я смущалась и краснела, то они всей командой смеялись надо мной. Ему даже сделал замечание тренер.

Мамочки осуждающе обсуждали меня, сидя в тени под навесом. Некоторые умудрились даже протащить на стадион коляски с бейбиками от новых мужей, водителей и фитнес-тренеров.

Наверно я действительно оделась слишком вызывающе на футбольный матч студентиков, но я ничего не могла с собой поделать. Зная, что здесь будет целая толпа молодых горячих самцов, еще не уставших от внимания женщин, я вырядилась как элитная блядь.

Соски торчат, ноги от ушей, платье едва скрывает трусики. Губы видно из любой точки поля.

В прочем, учитывая, что остальные двадцать девять дней в месяце я хожу по дому как лохудра, я решила не слишком париться из-за этого.

Соперник наседал и к перерыву счет был 2:2. Мои мальчики жутко злились.

Больше всего я гордилась своим племянником Максимом. Он вел себя наиболее сдержанно. Не рвался к воротам, но отдавал мастерские передачи своим партнерам по команде. С красивой стрижкой и высоким ростом он выделялся на поле, а я не могла остановиться думать о его теле. О том, как он унижал меня дома, когда мы оставались наедине.

О том, как я гладила руками его большую мужскую запретную грудь и о том, как он приучил меня глотать его семя.

От жары кружило голову, и в перерыве я пошла поддержать ребят.

Правда, как только я вошла в коридор ведущий к раздевалкам мое заикание вернулось и вся смелость как-то испарилась. Я, мешкая, ходила по коридору на высоких шпильках и уже думала, что мои заикающиеся слова поддержки наверно только разочаруют ребят.

– Это финал, далбоебы!!! У нас не будет второго шанса!

– А чо ты орешь? Ты тут типа самый главный?

– В какой это момент ты стал нашим тренером, Макс?

Парни срывались друг на друге, потому что легко разбазарили преимущество в два мяча к концу тайма.

– Если бы ты не упустил этого рыжего, то мы бы сейчас вели,– орал на моего племянника Георг.

Их лица были на расстоянии сантиметра друг от друга, и глаза Георга были полны ненависти. Он аж зубы стиснул, но Максим смотрел на это все холодно.

Его стойкость не могла не возбуждать.

Я смотрела издалека и даже губу прикусила от течки. Трусики уже врезались в киску и мои гладко депеллированные бёдра были дико влажные.

– Значит, слушайте меня: Я стану больше подключаться в атаку. Они этого не ждут, думают, что я и дальше буду плеймейкером, – расчетливо и спокойно огласил план на матч мой племянник.

Его интонации настроили ребят и те немного поостыли.

– А ты, если чешутся кулаки, то лучше сделай для них нашу правую бровку адом, – скомандовал он на Георга, – а меня, даже если отпиздишь за это нам кубок не дадут.

Саид подошел к Георгу и положил ему руку на плечо.

– Реально, дружище, если мы тут все перегрыземся – они нас во втором тайме голыми руками возьмут, а ты читал, что они в телеге про нас пишут?

Георг сомкнул губы, скрыв свои красивые ровные белые зубы под восточной щетиной и смачно сплюнул в сторону.

Данила добавил, выходя из раздевалки.

– Парни, на кону не просто кубок. На кону честь универа и то, как к нам будут относиться все последующие пять лет обучения. Проиграем – выходит, что они были правы и все эти мемы разлетятся по институту тысячами.

Георг прорычал сквозь зубы, – Сейчас посмотрим, кто здесь «пидоры»…

И всей толпой команда моего племянника двинулась обратно по коридору, раскачиваясь на ходу массивными накачанными спинами.

Я прижалась к стенке, чтобы меня не вынесли и Данила воспользовался этим.

Двухметровый друг моего племянника, который годится мне в сыновья, сероглазый брюнет с шикарными мускулами, гладким прессом и светло-серыми глазами ударил рукой по стене, прямо возле моих волос и прижался ко мне всем своим телом.

Я была буквально вбита в стенку и моментально почувствовала что-то толстое, горячее и твердеющее под прессом.

– Дддданила, пппперестань, – не могла постоять за себя я.

Максим уже ушёл далеко вперед, хоть я и искала его глазами.

– А то что?, – издевательски продолжая тереться о меня, пробурчал студент, – Что вы мне сделаете, тётя Ксения?– он сделал недвусмысленное движение бедрами, словно трахает меня.

Мои глаза предательски закатились. У меня не было мужчины уже несколько месяцев и мой слюнявый рот раскрылся сам.

Воспользовавшись этим Данила моментально сплюнул туда, словно это была раковина в кабинете стоматолога.

– Держи во рту. Я скажу, когда сглотнуть, – жестко приказал он и удалился, как ни в чем не бывало, догоняя своих парней. Бутсы зацокали по бетонному коридору как гусарские шпоры.

Матч уже начался, пока я еще сползала по стенке с нахмуренными бровями. Это все, как я пыталась защитить себя. Осуждающе нахмурить брови. Вот такая я.

Мне стыдно за то, что я такая трусливая и робкая.

И конечно я бы сказала ему: Пошел вон, молокосос!!!

И даже харкнула бы ему в ответ и зарядила пощечину и пнула коленкой по яйцам, чтобы он навсегда запомнил, как проявлять уважение к женщине.

Но правда была в том, что я не выплюнула и не сглотнула. А держала во рту. Так как он велел.

Меня будоражила эта интрига. В какой момент? Как он отдаст команду «глотать»?

Второй тайм начался и наших парней жестко прессовали с первых минут по всему полю.

Почти сразу нам забили и счет стал 2:3 в пользу Барвихинских Осьминогов.

Я перекатывала слюну этого альфача у себя во рту и продолжала болеть, сжимая кулачки.

После очередной неудачной атаки я неловко поскользнулась на шпильках и упала на трибуне в порыве боления, да так, что юбка задралась и всем футболистам стали видны мои белые трусики.

Когда я оправилась и уселась обратно, мимо меня пробежал Саид.

Его смуглая египетская кожа и черные как маслины глаза пожирали меня. Я случайно посмотрела на его шорты и увидела просто огромную болтающуюся штуковину. Боже, как он был прекрасен в своем легком беге, свободно свисающей под тканью увесистой плоти…

Мне трудно было сдерживаться, слюноотделение усилилось, и я чувствовала, что у меня уже полный рот слюней.

Однако мне это нравилось. Я представляла, что это порция сами знаете чего. Горячего мутного и густого.

Наши парни подсобрались, и в очередной атаке Данила дальним ударом вколотил третий мяч в сетку. После чего он пробежал пол поля к моей трибуне и показал рукой, что можно сглотнуть.

Я смотрела на девяднадцатилетнего властного жеребца с сухим прессом и толстой дубинкой в штанах, который приказывал мне сглотнуть его харчок, как загипнотизированная змея.

И я это сделала. Причем демонстративно, чтобы он заметил, какая у него послушная тридцатисемилетняя милфа сидит на трибуне.

Сглотнула большую горячую порцию себе в желудок. Это было так приятно.

Я видела, как он завелся. В его глазах появился животный мужской блеск власти.

Счет был ничейный и парни злились. Столкновений становилось все больше, пока Георг в очередной раз не завалил соперника на правой бровке и обе команды накинулись друг на друга с кулаками и оскорблениями.

Нервы были на пределе. И я несколько раз с силой шлёпнулась попой о край пластикового кресла, чтобы получить клиторальный оргазм.

 

От жары меня затрясло, и я отключилась ненадолго.

Когда я пришла в себя на табло уже было 4:4 и шли последние минуты второго тайма.

Соперники стелились в подкатах, сбивая наших парней с ног. Это уже было похоже на какие-то гладиаторские бои и мне казалось, что они могут по отрывать друг другу головы.

Наши заработали угловой.

Максим на мягких лапах стал вбегать в штрафную соперника, мяч полетел прямо к нему, мой племянник ускорился и в колотил со всей дури головой мяч в сетку ворот.

Все заорали и побежали его поздравлять.

Через пару минут они уже прыгали по полю с кубком.

Мамочки поздравляли сыночков и фоткали на айфоны. Вместе с толпой футболистов меня затолкали в раздевалку. На высоких шпильках мне было трудно упираться и наглые лапы мальцов исподтишка облапали мою попу и сиси.

В раздевалке парни поливали друг друга шампанским и раздевались. Сначала комнату заполнили голые торсы с ребристыми прессами, а потом они стали снимать и шорты.

Я была единственной женщиной в помещении и меня буквально не замечали. Просто передавали из рук в руки как резиновую куклу или трофей.

– Ммммальчики, останннннновитесь, – пыталась постоять за себя я, когда они начали по очереди целовать меня в засос.

– Да, брось ты. Ей нравится!

Опьяненные триумфом они всовывали мне язык в рот и передавали дальше, как использованную.

Максим стоял в стороне и хладнокровно смотрел, как его богатую тетю-заику пускают по кругу.

На многих парнях уже не было шортов. В комнате было тесно и я терлась то плечом, то попкой, то бедрами о твердеющие сардельки. Большие и горячие. Они были повсюду.

Мне принудительно задрали платье и мою попку в маленьких белых стрингах мог видеть уже любой желающий.

Саид дрочил свой огромный стояк прямо напротив меня. Он смотрел на мою грудь и на треугольник киски в трусиках.

– Макс, ты ведь не против, если мы развлечёмся с твоей тетей?

Макс презрительно молчал. Ему было стыдно за то, что я не могу за себя постоять.

Мою большую пластиковую грудь уже вытащили горячие наглые руки из платья и парни по очереди посасывали мои твердые соски.

– Аххх, мммальчики…. перестанннннтте!

В ответ мне просто дали пощечину и засунули хуй в рот.

Кругом были тела горячих парней и я не могла разобрать кто где.

Макс вышел, чтобы не видеть моего позора, а меня положили на лавочку, выкинули мои трусики в сторону и первым вошел Саид.

Я видела в отражении, как его голые ягодицы работали у меня между ног. Большой, он растянул меня и заставил стонать, как блядь.

Потом меня поставили по-собачьи, и я даже не видела, кто из парней меня трахает. Чувствовала только, что это незащищенный секс и мне кончили на спинку.

Твердые и упругие члены сменяли друг друга один за другим. Мне сунули в рот еще один. И этот парень тоже оказался скорострелом. Он буквально растянул мою щечку раскаленной залупой и тут же лопнул у меня во рту обильной порцией кончи.

Они стекала по подбородку на грудь, когда меня усадили на Георга. Большой волосатый кавказский парень с внушительных размеров членом между ног. Он торчал вертикально вверх, когда меня, уже абсолютно голую усадили на него сверху. В этой позе он проникал прямо в матку. Я извивалась и не могла долго вытерпеть.

Я стала кончать, пытаясь вырваться из его цепких волосатых рук. Мои стоны разрывали все подтрибунные помещения.

В раздевалку заглянул тренер. Он даже не понял, что молодежь ебет тетю одного из футболистов, а не какую-нибудь девочку из группы поддержки.

– Развлекайтесь-развлекайтесь парни, сегодня ваш день!

Данила подошел ко мне и сделал странную вещь. Он слизал сперму других драней у меня с лица и жадно поцеловал меня в губы, положив мою ручку себе на хуй. Я дрочила, целовалась с ним и прыгала на члене кавказца.

Меня накрывала одна волна оргазма за другой.

Данила брызнул мне на грудь из руки и прошептал.

– Однажды ты принесешь мне сперму Макса…

Потом парни стали атаковать мою заднюю дырочку.

– Ммм, какая сладкая розочка…

– Парни, не трогайте попу, пожалуйста, умоляю, – уже без заикания от оргазмов задыхаясь просила я.

Они гладили ее пальцами. Шлепали подушечками меня по дырке, называя своей блядью.

– Эта шлюха приносит удачу.

– Тетя шлюха, которую пускают по кругу.

Меня пересадили на следующего парня. Я старалась сделать ему приятно своими движениями тазом, но чувствовала, как меня покидают силы. Тогда он взял меня за сиськи и стал с силой долбить снизу.

Фонтан спермы брызнул прямо мне внутрь, и я кончила снова от обжигающего пламени эякулята.

Меня целовали в губы, трахали раком, пускали по кругу, закидывали ноги себе на плечи и просто соревновались в том, кто сможет набрать более высокий темп, долбя красивую взрослую тетю.

Я плакала и кончала снова от кайфа и унижения.

Я не знала, как теперь сложатся мои отношения с племянником, для которого его футбольная команда это всё. И которому было стыдно смотреть на то, что его тетя не может за себя постоять и становится легкодоступной блядью для молодых спортсменов.

Спустя несколько часов я приехала домой. Максим уже спал.

Я посмотрела на себя в зеркало заднего вида. Зареванное лицо с растекшейся дорогой тушью. Выгляжу как жертва изнасилования.

На дрожащих ногах я вышла из машины и едва доковыляла на шпильках до двери.

Я приняла душ, разделась и пошла к себе в спальню полная чувства стыда за то, что произошло.

Я сама виновата во всем.

Взявшись за дверную ручку я остановилась и подумала, что наверное будет лучше попросить родственников Максима забрать его и больше никогда не видеться.

Затем я отпустила ручку двери, развернулась и сделала несколько шагов в сторону его спальни. Тихо отворила дверь. Зашла. Подняла полу одеяла, откуда сразу повеяло теплом. И залезла в кровать к своему родному племяннику.

Жар его тела моментально окутал меня с головы до ног. Запах молодого восемнадцатилетнего самца кружил голову.

Только я успела положить лицо ему на широкую рельефную грудь, как он проснулся и сквозь сон перевернул меня на спину, навалился и поцеловал в губы.

– Я люблю Вас… сказал он сквозь сон, и я раздвинула ноги…

Продолжение Истории Наглого Максима и Скромной тети Ксении читай тут

Рейтинг@Mail.ru