Афганская пленница. В душевой со всей ротой

Саманта Джонс
Афганская пленница. В душевой со всей ротой

Всей Толпой в казарме


Когда Джамаль вошёл в казарму, все бойцы вихрем выстроились по стойке смирно. Его широкоплечий силуэт показалася в проеме. Уверенная поступь массивных офицерских сапог сотрясала помещение. Я замешкалась и тоже, поправив песочного цвета брюки на своей круглой попе, встала в шеренгу.

Джамаль – огромный злой бородатый мужчина. В черных очках, с винтовкой в руке и накачанными плечами, которыми он словно раздвигал всех в казарме. Он проходил по залу, оглядывая натренированных бойцов нашего подразделения.

Он всего лишь жевал жвачку, а я не могла отвести глаз от того, как играют желваки на его брутальных скулах.

Грудь колесом, он шел встревоженный и густые черные брови были озабоченно насуплены. Волосы лоснились и отдавали здоровым блеском.

– Вчера мы попали в засаду, из-за таких каких вы, которые медленно тренируются, – он подошел ко мне – нам не хватает людей на передовой.

Джамаль вытянул руку и прикоснулся к моему лицу своими испачканными в саже пальцами.

Было ранее утро, и жара еще не успела превратить нашу накрытую брезентом казарму в парник, но от его прикосновений меня моментально пробил жар.

Он оставил следы сажи на моей золотящейся в утренних лучах нежной коже…

Моя девственная киска напряглась, и соски под белой футболкой моментально отвердели.

Джамаль покровительственно похлопал несколько раз меня по щеке. Осмотрел меня от макушки до ног.

Перед двухметровым полевым командиром головорезов стояла хрупкая, но уже подкачанная в тренировочном лагере русская блондинка с длинными волосами, большой идеальной круглой формы грудью и откляченной сочной попочкой в военных штанах и больших черных берцах на ногах.

Он посмотрел мне в глаза с вожделением. В его глубоких карих, как пустынная ночь глазах видно было, как он хочет взять меня прямо здесь. При всех. Начать мять мои пышные формы в своих бандитских лапах, насадить меня на свой толстый член.

Он стиснул зубы, выругался не понятно и повернулся к бойцам:

– Марш на стрельбы. Мне нужно, чтобы вы были готовы к отправке в тыл врага к концу следующей недели. Ваши братья умирают за вас, пока вы тут «учитесь».

Под предводительством Баходыра будущие убийцы вышли из нашей палатки. Юсуп обернулся, посмотрев мне в глаза и мысленно попрощался.

Я осталась одна наедине с Джамалем.

И я не знала, будет ли он ласков со мной или жесток…

Одно я знала точно, что бесконечно благодарна ему.

Только его покровительство спасало меня от той дедовщины, которая присутствовала в нашем учебном лагере.

Рейтинг@Mail.ru