Только твоя

Саманта Аллен
Только твоя

– Просто верни мне мою прежнюю жизнь, – попросила я, зная, что он ответит.

– Нет, Лорри. Твоя жизнь теперь принадлежит мне.

Глава 3

Особняк Дэниела поражал размерами и великолепием.

В другой раз я бы непременно с удовольствием сунула свой любопытный носик всюду, но сейчас мне не было никакого дела до богатства Дэниела. Я только автоматически отметила, что ковры очень мягкие, а все поверхности сверкают, потому что начищены до блеска прислугой. Я не помнила, когда Дэниел отобрал у меня крольчиху, но в просторную спальню я вошла уже без мёртвого питомца. Мужчина усадил меня на кровать, присел на корточки и сжал мои пальцы.

– Лорри, детка, не стоит так убиваться. Я дам тебе время передохнуть и привести себя в порядок…

Я взглянула на его красивое лицо с бронзовой кожей и невероятно острыми скулами. Пухлые порочные губы наводили на мысль о самых горячих и непристойных действиях, которые он может вытворять этими губами. В этот момент я ещё больше возненавидела этого мужчину. Он пробуждал во мне низменные желания одним своим присутствием.

– Ненавижу тебя!

Я забралась на кровать с ногами.

– Разуйся, невоспитанная девчонка, – укорил мистер Хьюз, встав. Он возвышался надо мной, словно колосс. Сунул руки в карманы брюк и выглядел сейчас скучающим мажором. – Разуйся! Или я сделаю это сам. Но я очень увлекающийся – могу заодно и раздеть тебя… – Этот сукин сын улыбнулся, нарочно медленно облизнув губы. Взгляд потемнел и прошёлся по мне жаркой волной. – Я очень-очень увлекающийся, – севшим голосом произнёс Дэниел.

Я не хотела, чтобы мерзавец опять трогал меня. Поэтому разулась и обхватила себя за плечи руками.

– Я хочу позвонить отцу! Все твои слова звучали очень занимательно. Но пока я не услышу своего папашу – не поверю в происходящее. Может быть, ты просто наглый похититель? – выпалила я, понимая, что нужно было сделать это сразу же.

Но меня так парализовало произошедшее и властный голос Дэниела, что я была, как покорная овца. И, наверное, видя, что и Кристиан, мой парень, не особо сопротивляется, я просто переняла его поведение.

– Не поздновато ли для звонков отчиму? – спросил Дэниел, намеренно подчеркнув, что у меня есть только отчим.

Моё лицо вспыхнуло. Да, Барри Фулер мне не родной отец. Но мама встретила его, когда мне было лет девять или десять. С Барри было весело, поэтому я быстро начала звать его папой. А родного папу я не видела ни разу в жизни. По словам мамы, некоторые мужчины годятся только для того, чтобы после эякуляции засохнуть пятном спермы на трусах. Моему родному папочке повезло больше остальных – он оставил следы своего присутствия во влагалище моей мамы, потому родилась я.

– Не поздновато, – ответила я. – Он – моя единственная семья.

– У Фуллера уже поздний вечер, – невозмутимо отозвался Дэниел, достал свой телефон и набрал номер моего отчима. – Не буду тебе мешать. Приду позднее.

Он положил телефон рядом со мной на кровать и вышел. Я не верила, что мерзавец ушёл далеко. Наверное, подслушивал под дверью.

– Да, Хьюз. Проблемы? – послышался в трубке резкий голос моего отца.

Или пора перестать считать Барри Фуллера своим отцом?

Проблемы? Явно не у тебя, пронырливый сукин сын!

– Привет, папуля, – сказала я, едва сдерживая злость.

– Оу… – отчим замолчал.

На заднем фоне хорошо был слышен шум.

– Повторить, мистер Перес? – радостно выкрикнул кто-то.

– Двойной, Скотти. Со льдом.

Мистер Перес? Барри Фуллер мало того что расплатился мной по своим долгам, умотал на тропические острова, так ещё изменил имя? Новая жизнь!

Я, словно парализованная, слушала, как звякают кубики льда в его бокале. Потом стало немного тише – наверное, мерзавец вышел из бара.

– Лоррейн, детка…

– Барри, что происходит? Почему я у Хьюза? Почему наш дом… – Хотя нет. Какого чёрта я стараюсь быть вежливой, когда мне заявили, что я – собственность Дэниела Хьюза? – Почему дом моей мамы перешёл во владение какого-то заносчивого и старого ублюдка?! Что происходит?!

Я сама не поняла, как мой голос сорвался на крик. Но я не могла иначе. Моя жизнь разрушена, а папаша пьёт скотч в каком-то баре и не кажется расстроенным. Ни капельки.

– Лоррейн, это был лучший выход из сложившейся ситуации, – неловко попытался выкрутиться отчим.

– Из какой ситуации? – возмутилась я, злясь и на маму.

Потому что она завещала всё именно ему – Барри Фуллеру. Только он мог распоряжаться всем, что принадлежало и мне тоже.

– Детка, не все бизнес-идеи бывают удачными.

– Или партия игры в покер оказалась проигрышной?

Барри Фуллера – азартный игрок, он мог проиграться до нитки.

– Нет, детка, – вздохнул папаша. – Это была попытка вытянуть нас из долговой ямы.

– Судя по тому, что меня отдали в рабство, попытка провалилась, да? Яма стала ещё глубже?

– И ты даже не представляешь насколько, – горестно согласился Барри Фуллер. Почему-то мне больше не хотелось звать его даже сокращённым «па». – Моей жизни угрожала опасность, – сказал он и тут же торопливо поправил себя: – Нашим жизням. Твоей жизни тоже угрожала опасность. И у меня не было выбора. Я просто взял денег у того, кто готов был дать их.

– Взял денег в обмен на меня? Я дорого стою?

Барри Фуллер невесело хохотнул:

– Ты даже не представляешь насколько дорого. Но, детка, так мы оба живы. И я, и ты.

– Мы живы? Барри, ты слышишь себя? Ты продал меня в сексуальное рабство! Почему я должна расплачиваться за твои грехи и долги?

– Я старался стать тебе отцом. Но где-то я просчитался, Лорри. Прости своего старика.

Барри Фуллер говорил очень спокойно. Он как будто пытался извиниться, но я не чувствовала искренности в его голосе.

– Теперь у меня нет старика, которого нужно было бы поздравлять с Рождеством. И закажи ещё один скотч, Барри Фуллер. Может быть, ты утопишь свою совесть в выпивке.

Я отложила телефон в сторону, словно он был ядовитой змеёй, зарылась лицом в подушку. Хотелось плакать, но я не могла. В комнату вошёл Дэниел Хьюз и молча забрал телефон.

– Скоро подадут ужин.

– Мне не хочется ничего! Убирайся! – прорычала я и запустила в мужчину подушкой.

– Хорошо. Я уберусь, дикарочка. Больше ничего не хочешь спросить у меня?

Я села, едва дыша, потому что меня трясло от эмоций.

– С папашей мне всё ясно. Почти. Но почему именно ты перекупил его долги?

Дэниел сел в глубокое кресло. Он двигался как хищник, вкрадчивый и довольный собой.

– Потому что дела у твоего отчима шли не очень хорошо. Он неудачно вкладывался и захотел провернуть одну мутную сделку. Если бы дело выгорело, его дела пошли бы в гору. Но у него не получилось. Не стоит связываться с контрабандой грузов, когда все куски уже поделены. А он позарился на кусок Коулмана. Вот и всё.

– Папа должен был Коулману?

– Да, Лорри. Коулман любезно дал отсрочку твоему отчиму, чтобы тот нашёл деньги. Или у него отобрали бы всё, включая тебя и его собственную жизнь.

– О-о-о…

Меня передёрнуло от отвращения, когда я представила, что могла попасть в руки этой старой мороженой рыбы, душащей кроликов. Брр… Жуть какая!

– Да, Лорри, – ухмыльнулся Дэниел. – Как видишь, я не самый плохой вариант.

– Это не имеет никакого отношения к тебе! Почему ты сделал это?

– Да, Лорри. Именно я любезно расплатился по долгам твоего отчима и отправил Фуллера доживать дни на берег Тихого океана.

– Барри сказал, что я очень дорого обошлась тебе.

– Очень дорого, Лорри.

Дэниел встал и подошёл ко мне, обхватил мой подбородок рукой и погладил губы большим пальцем. Синие глаза горели тёмным огнём. Он обводил меня медленным тяжёлым взглядом, и как будто трогал им. Ощупывал все потайные местечки. Мучитель словно гипнотизировал меня. Потому что когда его палец оттянул губу и коснулся зубов, я замерла.

– Открой ротик, Лорри. Первый урок начнётся прямо сейчас…

Низкий мужской голос заставляет меня вибрировать, как гитарная струна. Я не хотела делать ничего из того, что вот-вот произойдёт, но послушно открыла ротик. Дэниел протолкну в него большой палец и надавил на язычок. Меня скручивало в горячий комок от предвкушения.

– Обхвати его губками, – хрипло попросил мужчина, проталкивая палец ещё глубже. – Оближи и пососи. – Вместо этого я прикусила его. – Нет, Лорри, разожми зубки. Соси палец, если не хочешь поупражняться в искусстве минета прямо сейчас. Я хотел дать тебе немного прийти в себя. Но если ты не хочешь… Мой член мечтает оказаться в твоём горячем ротике. Снова. Очень глубоко…

Дэниел был напряжён и ждал моих действий. Я видела, как натянута эрекцией ткань его брюк. Иисусе, зачем ты наделил этого мужчину сверхъестественной способностью к круглосуточному стояку?! Мне уже жаль свою киску. Этот подонок просто порвёт её на части. И мне совсем не хочется трудиться над его огромным членом губами и языком. Поэтому я закрыла глаза и начала сосать палец. Я прикрыла глаза и скользила по нему губами вперёд-назад, посасывая.

– Открой глаза. Всегда смотри мне в глаза, когда сосёшь. Мне это нравится. Соси и смотри на меня… – Дэниел уже тяжело дышал. Я открыла глаза только для того, чтобы увидеть, как он расстёгивал ширинку. Меня затрясло. Неужели он снова хочет получить минет? – …Нее-е-т, Лорри… Сейчас будет не то, что ты подумала. Давай, задери свой топик и покажи свои грудки с торчащими сосочками. Покажи мне свои возбуждённые горошины.

В голосе звучало яростное нетерпение. Я хотела как можно скорее отделаться от позорной обязанности, поэтому не медлила – сделала то, что требовал Дэниел Хьюз. Подтягивая футболку наверх, с досадой понимала, что он опять прав. Внутри меня всё дрожало, потому что я сосала его чёртов палец, а внизу живота уже ныло.

А-а-а-ах… Сладко и томительно ныло. Грудь набухла и стала очень чувствительна. Мне точно не стоит её трогать, хоть дико хотелось.

 

– Умница. Соси активнее и смотри мне в глаза, моя сладкая дикарочка…

Я продолжала сосать. Тёмный взгляд Дэниела гулял по моему лицу. Мои соски набухли. Глупое, податливое и безвольное тело!.. Я начинала сосать активнее. Потому что так это всё очень быстро закончится и мерзавец оставит меня в покое.

– Да-а-а-а…

Дэниел запрокинул голову назад. Он вызывающе красив и горяч. Я смотрела на него снизу вверх, видя кадык и приоткрытые губы, выпускавшие стоны. Дэниел двигал рукой по своему члену, подстраиваясь под мой ритм.

– Быстрее… – мучительно просил он, ввергая меня в пучину порока.

Я сосала, завороженно наблюдая за сексуальным ублюдком. Он завораживал порочными движениями пальцев, пока протяжно не застонал, кончая.

В момент, когда сперма начала толчками выделяться из его члена, Дэниел приближает крупную головку к моей груди и провел ею по моей коже, покрытой испариной. Я чувствовала горячую вязкую струю, стекавшую между грудей.

– Ты чистый секс, дикарочка, – сдавленно сказал мужчина, восстанавливая дыхание.

Он опустился на колени и приник ртом к моей груди, по очереди начал втягивать сосочки в свой горячий влажный рот и бить по ним языком. Жар зарождался внутри моего тела и горячим комком несся вниз к промежности. Она развратно пульсировала и просила развязки. Рука Дэниела мгновенно нырнули в мои уже влажные трусики. Его сильные пальцы обвели трепетавшие складочки и нащупали клитор. Я сжала бёдра и застонала, потому что это непередаваемо хорошо…

Снова! Боже, что он творит со мной? Всего несколько его порочных движений превращают меня в вечно голодную дикую самку.

Я подмахивала бёдрами ему навстречу, хотя клялась, что не стану поддаваться ему.

Но сейчас…

О… Ещё… Дай мне… Пожалуйста!

– Кончай, сладкая дикарочка! Кончай мне на руку! – попросил брюнет, вдалбливая в меня свои длинные пальцы.

Подушечкой большого пальца он нещадно терзал клитор. Его умелые губы и влажный язык брали в плен мои сосочки по очереди.

– А-а-а-а-ах… – выдохнула в воздух громкий стон и резко сжалась вокруг его пальцев.

Дэниел удовлетворённо рыкнул, как дикий зверь, но не остановился. Он продолжал трахать мою киску, которой нравилось то, что с ней делают…

О да, эта предательница благодарно сжималась и рыдала от счастья. Так влажно, что я слышала, как хлюпает моя щель.

– Кончай!

О, какой властный приказ! Этот мужчина определённо продал свою душу дьяволу за умение безумно хорошо трахать женские киски пальцами. И я позорно кончила, заливаю соками его пальцы.

Это крах всего! Я взорвалась как атомная бомба и громко стонала. Понимала, что это жалко, но не могла контролировать себя. Неужели я ничем не отличаюсь от прочих самок, текущих от Дэниела Хьюза?!

– Моя сладкая Лорри! Ммм… – Дэниел поправил мои трусики. – Тебе следует их снять. Они мокрые насквозь. Завтра я одену тебя, как принцессу. – Дэниел поцеловал мои губы очень нежно и отстранился, застёгивая ширинку. – И отвечаю на твой вопрос ещё раз. Ты очень дорого мне обошлась, Лоррейн. Но ты стоишь каждого потраченного доллара. И даже больше, Лоррейн.

Сытый хищник поднялся, оставляя меня сидеть оттраханной на кровати. Дэниел Хьюз обернулся в дверях, глядя мне в глаза.

– И даже больше.

Глава 4

Я думала, что сгорю от стыда и рассыплюсь кучкой пепла. Но я встала с кровати и была очень даже живой. Подошла к двери, дёрнула за ручку. Заперто. Убежать через окно не получится – второй этаж, очень высоко. Карниза нет. А прыгать с балкона и ломать свои стройные красивые ножки мне не хотелось. К тому же я жуткая трусиха и боюсь… Да я много чего боюсь! Я боюсь высоты, мышей и змей, боюсь мерить туфельки в магазине без своего личного носочка и всегда ношу при себе антибактериальный спрей.

Но сегодня к моим страхам прибавился ещё один. Страх непроизвольного оргазма.

Похоже, моя киска начала жить отдельной жизнью и перестала меня слушаться. Она была без ума от прикосновений Дэниела. Если так пойдёт и дальше, то я превращусь в похотливое и очень глупое создание.

Чтобы немного отвлечься, я разделась и вошла в ванную комнату. Очень долго умывалась под душем, растирая кожу. Я не хотела, чтобы на ней оставались следы прикосновений Дэниела Хьюза. Потом я завернулась в огромное белое полотенце и вернулась в спальню.

Только сейчас я пристально осмотрела помещение. Красивая комната, оформленная в нежных, девичьих тонах. На изящном туалетном столике ваза с роскошными чайными розами. Кровать – огромная. Я отвела глаза в сторону, не желая думать, что на этой кровати можно заниматься акробатикой и кувыркаться в разные стороны, не боясь упасть. Не простой акробатикой, а той, для которой меня купили. Шлюшеской акробатикой!

Внезапно я заметила, что моя одежда пропала. Моргнула и протёрла глаза. Но это не помогло. Одежды не было! Мне пришлось вытереться насухо и залезть под одеяло обнажённой. Прохлада чистого постельного белья приятно охладила разгорячённую кожу. Поневоле я расслабилась и всхлипнула. Дотянулась до маминой фотографии и погладила любимое лицо.

– Мамочка, я так по тебе скучаю… – прошептала, глотая слёзы.

Мне не хватало ее. Всегда не хватало. А сейчас – особенно. Но впервые не хотела, чтобы она наблюдала за мной сверху – не желала, чтобы мамочка видела, как из «принцессы Лоррейн» сделали «шлюху Лорри»…

* * *

Проснулась от стука в дверь. Мне стало смешно.

– Закрыто! – крикнула я и добавила. – Снаружи закрыто! Проваливайте!

– Добрый вечер, мисс Вуд. Меня зовут Сьюзен. Я ваша горничная. Позвольте зайти?

Я выругалась себе под нос. Села в кровати, пытаясь понять, сколько прошло времени. Было темно.

– Зайди, если сможешь! – насмешливо фыркнула я.

Дверь отворилась. В комнату вошла невысокая, полненькая девушка и встала возле двери.

– Разрешите включить свет?

Я поправила одеяло на груди.

– Включай.

Свет зажёгся. Теперь я могла хорошенько разглядеть вошедшую. Она не была красавицей – грубоватое лицо и глаза немного навыкате. Но улыбка располагала к себе.

– Мистер Хьюз сказал, что вы отдыхаете. Как вы себя чувствуете?

– Отвратительно! Так своему хозяину и передайте. Я чувствую себя отвратительно и не желаю отвечать на вопросы его прихвостней! – заявила я накрылась одеялом с головой.

– Мистер Хьюз беспокоится за ваше состояние и просил передать, чтобы вы вели себя благоразумно, – попыталась возразить девушка.

– Беспокоится? – крикнула я из-под одеяла и села, наплевав на то, что у меня оголилась грудь. – А это ты видела? У меня нет даже одежды! Беспокоится! Беспокоится за то, что цепь окажется слишком короткой, да? – Сьюзен смотрела на меня широко открытыми глазами. В них дрожали слёзы. На мгновение мне стало совестно, но потом я отмела в сторону жалость. – Пошла вон! – крикнула я и запустила в прислугу подушкой.

Девушка скрылась за дверью. Очень проворно для такой толстушки. Я села на кровати, нахмурившись. Совесть вопила, что нехорошо доводить ее до слёз. Она просто работает здесь. На самого гадкого и отвратительного мужчину на всём белом свете.

Через мгновение в комнате появился сам хозяин особняка. Он уже сменил деловой костюм на простое поло белого цвета. Но оно неприлично обтягивало великолепную грудь с хорошо развитыми мышцами. Образ дополняли светло-серые брюки.

– Я приставил к тебе самую дружелюбную девушку. Решил, что ты не будешь плеваться ядом в девушку в интересном положении, – медленно сказал мистер Хьюз, облокотившись на дверной косяк.

Горничная была беременна?

– Я думала, что она просто толстая! – возразила я и натянула одеяло так, чтобы скрыть грудь.

– Даже если бы она была просто толстая, неужели это повод оскорблять человека, работающего на меня? – холодным тоном осведомился Дэниел Хьюз.

– Ты не оставил мне даже одежду!

– Я дал задание Сьюзен. Не накинься ты на неё с криком, ты бы получила платье и комплект белья, который я выбрал для тебя, уже через две минуты. Но ты повела себя, как истеричная, злобная стервочка… Поэтому платья ты не получишь.

Я чувствовала себя неловко. Но отповедь Хьюза убила во мне ростки хороших чувств.

– Мне не нужно от тебя ничего. НИ-ЧЕ-ГО! Могу повторить по буквам, если умник, вроде тебя, не понимает с первого раза.

– Умник вроде меня… – процедил сквозь зубы Дэниел Хьюз, – понимает кое-что другое. Очень скоро ты поймёшь, что именно… – Дэниел стремительно вышел. Кожа покрылась мурашками от страха. Тон голоса Хьюза не предвещал ничего хорошего. Я вскочила, сдёрнула одеяло и схватила простынь, закуталась в неё, словно мумия. – Ты сама этого захотела… – ледяным тоном произнёс Дэниел Хьюз.

Я обернулась. Паника заколотилась в горле. Увидев предмет в руках мужчины, я едва не потеряла дар речи.

– Нет…Т-т-ты… Ты этого не сделаешь! Нет! – кричала я, отступая. Но бежать было некуда… В руках мучителя была плётка с несколькими хвостами. Я упёрлась спиной в стену и дышала, как загнанный зверь. – Ты не посмеешь ударить меня, урод!

– Урод? – прорычал Дэниел Хьюз. – Советую прикрыть свой грязный ротик, Лорри! Бежать некуда.

– Заткнись! Не желаю тебя слушать! – воинственно заявила я, вцепившись изо всех сил в простыню.

Пальцы намертво держали клочок ткани, словно бронированный щит.

– Ты не спрячешься от меня за этим куском ткани, Лоррейн Вуд. Выслушай меня ещё раз! – Дэниел Хьюз щёлкнул по широкой ладони плёткой. – Возможно, ты ничего не поняла. Объясняю повторно! Твой отчим задолжал огромную кучу денег человеку, с которым тебе никогда… Подчёркиваю – никогда в жизни не захотелось бы иметь дело. Я был так любезен, что заплатил за твоего отчима. Теперь ты принадлежишь мне, Лоррейн.

– Я никому не принадлежу! Я не вещь! Запомни!

Дэниел рванул вперёд и щёлкнул плёткой по стене.

– Запомни и ты, маленькая дикарка… Ты принадлежишь мне. Только я решаю, как и что ты будешь делать.

– Ты любишь корчить из себя хозяина жизни?

Огонь в глазах мужчины стал опасным. Он грозил сжечь всё дотла в то же мгновение. Дэниел Хьюз замер надо мной, как хищник – опасный и полный животной силы. Он был прекрасен в ярости, но я предпочла бы откусить свой язык, чем признаться, что этот мужчина красив, как жестокий бог.

– Я не корчу из себя ничего, Лорри. Не тот возраст. – Мучитель схватился за край моей простыни. Дёрнул на себя. Ткань затрещала под напором безжалостных пальцев. Я полетела прямиком в его распахнутые объятия и ударилась носом в каменную грудь. – Чем раньше ты смиришься, тем лучше будет для тебя. Я не хочу причинять тебе боль. Я могу сделать тебя счастливой… – увещевал низким, соблазнительным голосом с сексуальной, низкой хрипотцой.

От неё желание заструилось по моему телу тягучей патокой. Я не сомневалась в словах этого мужчины. Ранее он показал, как прекрасно умеет ублажать пальцами. Он может свести с ума… Прямо сейчас он хотел купить не только моё тело, но и моё добровольное согласие. Пообещал сладкий рай.

– …Не играй на моих нервах, дикарочка. Ты не выйдешь победительницей, а проигрыш может стоить тебе очень и очень дорого, – произнёс Дэниел Хьюз, пощекотав нежную кожу щёк хвостиками плётки.

И если секундой ранее я сомневалась – вдруг стоит прислушаться к словам мужчины, то сейчас вся моя натура взбунтовалась. Я не прислушиваюсь к языку силы. Ему не удастся меня запугать или сломать. Чем больше он будет угрожать мне, тем сильнее я буду стоять на своём. Он получил моё тело, но ему никогда не удастся запустить свои хищные когти в мою душу.

– Проваливай к дьяволу со своими деньгами, мистер Хьюз! Лучше убей меня прямо сейчас и избавься от тела. Заплати копам. Но я никогда по своей воле не покорюсь циничному мерзавцу и гаду! – выпалила я.

Выражение лица Дэниела осталось неизменным. Ни один мускул не дрогнул. Этого чёрствого человека не впечатлила моя гневная тирада. Оскорбления попали мимо цели. Но я хотела уязвить и унизить его. Как он унизил меня, когда ворвался со своими людьми и оттащил моего парня. Я была унижена и растоптана, лёжа обнажённой перед незнакомыми мужчинами. Стыдливо прикрывала грудь и промежность, пока монстр, покупатель моего тела, раздавал приказы. Это унижение я никогда не забуду. И ни за что не прощу! Желчь и злоба поднялись изнутри. Я плюнула в лицо высокомерного холёного мужчины. Рассмеялась торжествующим смехом.

Но уже через секунду Дэниел Хьюз заставил меня пожалеть о своём поступке и омыть его горькими слезами.

– Значит, не хочешь по-хорошему?

Дэниел Хьюз отёр мой плевок краем футболки, его пресс обнажился – прокачанные, доведённые до совершенства, точёные кубики и косые мышцы живота.

– Ты сама напросилась на воспитательную порку! – рыкнул мужчина.

 

В два счёта он избавил меня от простыни, словно я не держалась за неё изо всех сил.

– На колени!

– Ни за что! – крикнула, едва не срывая голос.

Дэниел Хьюз смерил меня гневным взглядом. Он был полон решимости довести обещанное дело до конца. Схватился за край простыни и оторвал от неё длинный лоскут.

– У тебя есть пара секунд, чтобы встать на колени и попросить прощения. – Голос мучителя был полон ледяного спокойствия. Он стоял так, что перекрывал путь к единственному отходу – к двери. – Встань на колени, Лоррейн Вуд, извинись и признай меня своим… хозяином!

– Аппетиты у тебя огромные, твоё ублюдское эго безразмерно! Надеюсь, оно лопнет! – взвизгнула я, бросаясь на балкон.

Попытка провалилась. Мужчина настиг меня и скрутил запястья за спиной. Перехватил их лоскутом, оторванным от простыни. Он связал меня! Толкнул к кровати, нажав на какую-то точку под коленями так, что ноги подломились. Я рухнула на ковёр, как подкошенная. Дэниел Хьюз поставил меня на колени, как и обещал. Краем глаза я заметила, что он подобрал отброшенную плётку.

– Итак, Лоррейн… – Сильные пальцы впились в мои волосы на затылке. Он вдавил меня лицом в покрывало и пинком расставил бёдра шире. – Тебе очень повезло, что ты оказалась в моих руках. В противном случае тебя бы уже выставили на аукцион. Целочек любят покупать и вытворять с ними разное… – Дэниел говорил медленно, растягивая слова. Водил хвостиками плётки по спине, покрытой испариной. – Вместо этого ты оказалась в руках мужчины, готового превратить твою жизнь в сказку… – склонился над ухом, лизнул мочку и стал посасывать её. – В сказку, Лорри.

– Ты не сказочный принц и не добрый парень. Ты… Ты… Синяя Борода! Чудовище! Ненавижу тебя всей душой. Плюнула бы тебе в лицо ещё раз! – сдавленно высказалась.

Отчасти я понимала, что испытываю терпение мужчины, не привыкшего, чтобы ему отказывали. Дэниел Хьюз – не из тех, кто будет терпеть капризные выходки. Он любит доминировать и подавлять. Любит власть. Я чувствовала каждой клеточкой тела, что мучитель смаковал моё унижение.

– Я твой Хозяин. Поняла? Скажи «да, Хозяин». И я не стану тебя пороть, – пообещал Дэниел, погладив мою попку. Я упрямо мотнула головой. – Да, Хозяин, – подсказал Дэниел Хьюз.

– Ни за что! Ты не услышишь этого. Ты просто извращенец и моральный кретин! Плюю на тебя и на твои деньги!

– Ты сама этого захотела! – рыкнул мужчина, схватившись пальцами за мою ягодицу. – Я давал тебе шанс. Вспомни об этом, когда будешь проклинать меня.

Я задёргалась, пытаясь вырваться. Но Дэниел нажал на поясницу локтем и размахнулся. Тишину рассёк свист плётки. Через мгновение мою попку обожгло хлёстким ударом. Слёзы брызнули из глаз.

– Один, – ровным голосом сказал Дэниел.

Ещё удар.

– Два!

Снова ударил.

– Три.

Потом положил ладонь на горевшую после ударов кожу.

– Тебе девятнадцать, Лорри. Твоё сегодняшнее наказание – девятнадцать ударов. В следующий раз твоя ноющая задница подскажет тебе, что нужно держать язык за зубами и уважать язык силы.

– Это единственный язык, на котором ты можешь разговаривать! – всхлипнув, прорыдала я. – Другие способы недоступны монстрам, вроде тебя!

Дэниел рыкнул и показал, что первые три удара были сделаны даже не в четверть силы. Он прижал меня к кровати и принялся шлепать. Свист плётки и звуки ударов стояли в ушах. Эхом раздавался спокойный голос Дэниела Хьюза, отсчитывающего удары плёткой. Он делал это холодно и спокойно – как фармацевт, отмеряющий порцию лекарства. Я не ощущала в нем ни капли человеческого тепла, ни животной ярости. Дэниел Хьюз стал карающей дланью, бесчувственным роботом. Удары сыпались один за другим. Весь мир превратился в обжигающую воронку боли. Нежная кожа на попке горела от ударов. Меня никогда не наказывали силой. Я была оскорблена до глубины души. Слёзы обиды и боли душили горло. Тело сотрясалось от спазмов. Каждое слово, каждый счёт были как пощёчина. Дэниел Хьюз бил не только мою попку, он бил меня прямо в душу, уничтожал все светлые и хорошие чувства. Его доминирующее поведение и повадки рабовладельца показывали, что в мире имеют значение только деньги и власть.

Больше ничего…

Богатый человек может растоптать, унизить, оскорбить и подвергнуть пытке наказанием.

– …Девятнадцать, – прохрипел Дэниел.

Я уже не понимала, где я нахожусь, устала вырываться и лежала безразличной куклой. Моя задница горела так, словно её не только отшлёпали, но и натёрли перцем чили. Дэниел погладил меня по ней. Я зашипела от боли.

– Красивая, но непокорная. Я буду выбивать из тебя дурь, Лорри, – склонился над ухом. – Выбивать и вытрахивать. Или то и другое. Я буду трахать и шлёпать тебя. Ты будешь извиваться, насаживаться на мой член и изнывать от желания. Будешь просить, умолять меня…

Я хотела послать его куда подальше, но едва смогла разомкнуть искусанные до крови губы. Но тут же плотно сомкнула их. Урод не дождётся ни одной мольбы о пощаде. Не уверена, что смогу сидеть, хочется орать в голос от боли – душевной и физической, но только не при нём.

– Да, Хозяин. Ты должна сказать это… – Я закусила губу. Дэниел выпрямился, но тут же пережал горло пальцами: – Скажи мне – да, Хозяин. – Я отрицательно качнула головой, роняя слёзы. Покрывало было уже намокло от них. – Сучка! Упрямая, дерзкая сучка! – рыкнул мужчина. Он сдавил пальцами мою шею так, что стало нечем дышать. Я дёрнула запястья – бесполезно. Только поранила нежную кожу. – Тебе страшно? Обычно в такие моменты человек становится покладистым. Но только не ты… – прохрипел мужчина. Я услышала характерный звук расстёгиваемой ширинки. Боже, нет! Только не это! Дэниел провёл пальцами по моей промежности. – Я превращу тебя в покладистую, мягкую, как шёлк, и послушную малышку…

Чёрта с два я стану такой, как ты хочешь! Тебе ни за что не удастся сломить меня. Я не буду безропотной, текущей самкой…

– Никогда! – просипела из последних сил.

Перед глазами кругами пошли чёрные пятна.

– Говори! – рыкнул мужчина мне в затылок. Его дыхание обожгло кожу головы – такое же тягучее, одержимое и страстное. – Не хочешь? – Дэниел поглаживал меня между ног. Я попыталась собрать волю в кулак и не отзываться на его прикосновения. – Я всё равно трахну тебя…

Я застыла от ужаса. Много раз мечтала о «первом разе», обсуждала его с девчонками и мечтала, что это будет незабываемо. Кристиан подготовился и устроил небольшой романтический вечер. Свечи, ароматические палочки, немного вина… Но мечты остались мечтами. Потому что сзади меня тяжело дышит взрослый, опытный и дьявольски опасный мужчина. Он старше меня на шестнадцать лет и сильно возбуждён. Поясницей я почувствовала его член. Он скользнул ниже и потёрся им о складочки. Потом внезапно поднялся и ткнулся между ягодиц. Я хотела сдержать эмоции, но завопила от ужаса. Неужели он изнасилует меня в попку?

– …Я накажу тебя, – рассмеялся Дэниел, порочно орудуя пальцами на моём клиторе. Его член не стал толкаться в узкое девственное отверстие. Мучитель прижался возбуждённым стволом в ложбинке между ягодицами. – Маленькая дурочка… – Дэниел начал покусывать мою шею. Вторую пятерню он положил на мой живот и вдавил меня в своё тело. – Сладкая маленькая дикарочка. Тебе недолго осталось быть целочкой. Я возьму каждую из твоих дырочек. От твоей девственности не останется и следа. Меня возбуждает твоя непокорность. Ты вынуждаешь меня поступать с тобой грязно и жёстко.

Я уже устала сдерживать рыдания и всхлипывания. Мучитель тёрся членом между моих ягодиц. Я могла только мечтать, чтобы это закончилось быстрее. Пусть оставит меня в покое и убирается! Пусть не трогает своими пальцами и не вынуждает дрожать от похоти. Он заражал меня ею, как смертоносным вирусом. Я не хотела биться под мощным телом и закатывать глаза от удовольствия. Но его пальцы находили волшебные точки.

Сладко… Больно. Грязно. Унижающе.

Но между ног разгорался пожар. В этом огне сгорали здравый смысл и смущение. От адреналина и выброса злости я реагировала совершенно иначе – возбуждалась. Текла от его пальцев. Я думала, что хуже быть не может. Но оказывается, это было только начало. Дэниел принялся на бешеной скорости трахать мою киску пальцами, всаживая до упора. На мгновение мне даже показалось, что он лишит меня девственности именно так – пальцами!

О боги!

Он вводил их в мою подрагивающую дырочку, рычал под дрожь наших тел. Он кайфовал, слушая стоны протеста и сдавленного удовольствия. Прижимался телом и тёрся своим членом о моё тело так, словно трахал меня. Рассыпал волосы, они заструились по моей спине, и рыкнул, как голодный зверь. Он двигался, как одержимый.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14 
Рейтинг@Mail.ru