Тихоня для мажора

Саманта Аллен
Тихоня для мажора

Глава 1. Холли

– Этот дом похож на торт с миллионами свечей! – делится своими наблюдениями Сара.

– Блюющий торт, – добавила я свое наблюдение тихо, оглядываясь по сторонам.

Дом кишел пьяными в усмерть студентами. Музыка бухала оглушительно громко. В ярких лучах диско-шаров извивались полуголые тела, покрытые каплями пота.

– Прекрати, Холли! Улыбнись! – ущипнула меня за бок подруга. – Нас впервые пригласили на крутую вечеринку! Это наш шанс заявить о себе, выйти из тени. Хватит быть лузерами…

– Угу.

– Выпей пива! Станет веселее!

Сара улыбалась очень широко, а я удивлена, как только ее скулы не треснули. Нас пригласили на вечеринку, так же как и почти сотню других студентов!

Я считала это роковой ошибкой, потому что я и Сара – не из числа популярных девчонок. Мы выиграли стипендию, на нас посматривают свысока детки богатеев.

Сара же была уверена, что приглашение на вечеринку – это шанс свыше! Твой шанс расстаться с девственностью, добавляла она жарким шепотом.

Ни я, ни Сара не могли похвастаться большим опытом в постели с парнями. Откровенно говоря, мой опыт совсем нулевой, а Сара встречалась в школе с парнем – Патриком Коллинзом и рассталась с девственностью на выпускном балу.

Ничего больше у нее с тем парнем не было, мы уехали учиться в колледж и застряли в стадии “невидимок”.

Первый курс был адовым. Начался второй год обучения в колледже.

– Вот увидишь, после этой ночи все изменится! – в очередной раз подбодрила меня Сара.

Я кисло улыбнулась.

От грохота музыки у меня разболелась голова, а пиво пахло как кошачья моча.

Я знала, что вечеринку закатил Дэнни Морган – сын очень крутого адвоката, у которого денег куры не клюют. Дэнни Моргана знали все, он точно не считал папины денежки, транжирил их налево и направо, постоянно закатывал самые крутые вечеринки!

– Если Дэнни Морган так богат и крут, почему на его вечеринках самое дрянное пиво? – спросила у Сары.

– Ты пессимистка, от тебя исходят негативные волны. Именно поэтому на нас не обращают внимание парни!

– Один обратил внимание, – напомнила подруге. – Тот, с рыжей щетиной!

– Ааа, который разговаривал с моими сиськами и блеванул через секунду?

– Да! – рассмеялась я. – Ты очень ловкая, успела отойти.

У Сары крутая фигура – тонкая талия, красивая, большая грудь. Ее грудь просто магнит для взглядов парней! Каждый раз, когда я сравниваю свой скромный размер с ее потрясающей грудью, протяжно вздыхаю: почему природа не подарила такой крутой груди?

– Посмотрите-ка, кто здесь! – послышался нараспев голос девушки, чье имя должно звучать как “чертово наказание”.

Перед нами появилась Шарлота Хоббс, местная королева, в окружении стайки таких же гламурных и модно одетых сук, как она сама.

Шарлотта постоянно задирала меня на первом курсе. Именно она была причиной множества насмешек. Начиная со второго курса, ее внимание к моей скромной персоне стало значительно меньше, и я поверила, будто Шарлотта выбирала новую цель для издевательства.

Однако теперь она стояла прямо перед нами и сканировала пристальным, насмешливым взглядом.

На ней надето откровенное черное платье. Без бюстгальтера, тугие соски вызывающе натягивали тонкую ткань с множеством блестящих пайеток. Клянусь, это платье больше напоминает кусочек атласной ленты.

Светлые волосы красотки завиты в идеальные локоны, которые красиво рассыпались по плечам Шарлотты при каждом малейшем движении.

– Сара, привет! – улыбнулась ярко-накрашенными губами. – И тебе… не-помню-как-тебя-зовут, – прочеканила в мою сторону. – Тоже привет.

– Холли! – с готовностью подсказала Сара, будто не понимая, что появление Шарлотты не светило нам ничем хорошим.

Сара уже выпила порядочно, ее веселило все, что происходило вокруг, даже если происходящее нельзя было назвать веселым.

– Пойдем, – пробормотала я едва слышно, пытаясь утянуть Сару прочь.

Но вместо того, чтобы уйти, моя глупая подруга легко завязала пустую беседу с кем-то из подружек Шарлотты. Ей отвечали с улыбками, даже без насмешек, и Сара решила, будто это добрый знак.

Я так не считала, чувствуя какой-то подвох.

Главная королева посматривала на меня, потом на Сару. В глубине ее светлых глаз внезапно замелькали нехорошие, злые искры.

Пора убираться, подумала я.

И в этот момент Шарлотта произнесла громким, высоким голосом:

– Эй! Тихо! Слушайте все! – начала хлопать в ладоши, привлекая внимание. – Пора играть в “Правда или вызов”!

Это предложение было поддержано радостными возгласами и улюлюканьем.

Меня и Сару мгновенно втянули в круг игроков.

Я застонала вслух, пытаясь вырваться, но хватка десятков рук была намного сильнее.

– “Правда или вызов”! “Правда или вызов!” – слышалось отовсюду.

Игра дурацкая! Кто-то говорит тебе “Правда или вызов”, если ты в круге игроков, просто не можешь отказаться!

Более того, два раза подряд нельзя выбирать одно и то же.

Если первый раз выбираешь правду, то во второй раз обязательно должен быть вызов.

На первый взгляд, ничего ужасного.

Но вопросы всегда каверзные и очень “грязные”, а задания по вызову могут стоить отчисления из колледжа!

Я сильно начала нервничать…

Лишь бы Шарлотта не выбрала меня! Лишь бы не выбрала…

И, угадайте, чье имя она называет первым?!

– Холли Робертсон! – она красноречиво ткнула в мою сторону наманикюренным пальчиком.

Надо же, она знала мое полное имя, проворчала я про себя.

Я пыталась не подать виду, будто я напугана или спасовала, подняла банку с пивом повыше, приветствуя Шарлотту.

– Правда или вызов? – спросила она слащавенько, растягивая гласные.

– Правда, – ответила я, заскрипев зубами.

– Окей!

Шарлотта улыбнулась еще ослепительнее.

В ответ на ее улыбку мой желудок сжался до размеров ногтя на мизинце, а сердце начало биться в десятки раз чаще.

– Ты девственница. Это правда?

Улыбка Шарлотты начала выглядеть кровожадно.

Признаться, что ты девственница в полных девятнадцать лет на вечеринке – это полный отстой! Большинство моих сверстниц уже в четырнадцать знают все про секс, а я могла похвастаться только поцелуями и тесными объятиями, из которых мне хотелось убежать.

– Ты девственница? – повторила свой вопрос Шарлотта.

– Да, – выдохнула. – Я девственница.

Мой ответ мгновенно утонул в пошлых улюлюканьях! Особенно озабоченные подвыпившие парни начали хвататься за свои причиндалы, умоляя потушить пожар.

– О детка, я лишу твою дырочку девственности!

– А ротик тоже девственный?

– Кайл – большой специалист по задницам…

Черт-черт!

Теперь эти грязные шуточки еще долго будут преследовать меня. Но это меньшая из моих зол, потому что я начала беспокоиться за сохранность своей девичьей чести. Как бы кому-нибудь из этих подвыпивших ослов не пришло в голову лишить меня целомудрия.

Они пьяны, вечеринка слишком шумная. Иногда на таких дурацких вечеринках случается нечто ужасное.

От страха кофточка начала липнуть к моей спине.

Из-за пота.

Лишь бы эти капельки пота не стали еще больше и не поползли под мои подмышки…

“Правда или вызов” продолжилась.

Шарлотта посматривала на меня с огромным аппетитом.

Ей не терпелось выкинуть еще какую-нибудь гадость! У этой королевы слишком большое эго и слишком крошечный мозг, который сейчас был затуманен алкоголем или даже травкой!

Новый круг.

Мы с Сарой можем выйти из игры только после того, как сыграли, как минимум дважды.

Жребий снова упал на меня!

Только теперь в игру со мной сыграет не Шарлотта.

Я вздохнула с облегчением. Но, кажется, вздохнула слишком рано!

Потому что шатенка с модельным узким носиком переглянулась с Шарлоттой и спросила сладко, но с угрозой:

– Правда или вызов?

– Вызов, – ответила едва слышно.

Шарлотта довольно улыбнулась и подала глазами какие-то знаки подружке! Теперь я уверена, что задание будет дьявольски трудным!

Сделала глубокий вздох. Сердце было выпрыгнуть из груди.

Девушка нарочно выдержала трагическую паузу и потом произнесла задумчиво:

– Может быть, тебя попросить кинуть кирпич в окно декану?

По толпе пронесся испуганный вздох.

Это задание было слишком зверским же для сильно выпивших студентов, часть из которых уже почти не держалась на ногах. Все знали, как был строг декан, и за такую выходку мне грозило мгновенное отчисление и дурная слава во всех учебных заведениях.

– Я откажусь, и ты прекрасно это понимаешь! – ответила, сильно нервничая.

– Я просто пошутила, – улыбнулась подружка, начав накручивать локон на палец. – Эй, народ! Подскажите мне цвет. Любой цвет!

– Черный!

– Желтый!

– Оранжевый!

– Черный и оранжевый! – хлопнула она в ладоши. – Ты должна будешь поцеловать парня, одетого в черный и оранжевый!

О нет…

Черный и оранжевый – это цвета “Тигров” – членов футбольной команды колледжа.

“Тигры” всегда чли участие в команде, словно это святые узы.

Сегодняшняя вечеринка проходила в доме капитана футбольной сборной – Дэнни Моргана. Значит, все члены его команды сегодня тоже здесь.

И, угадайте, в какие цвета они были одеты?!

Черный и оранжевый!

Долбаные тигры.

Уверена, что никто из парней больше не осмелился натянуть на себя цвета формы “Тигров”. Они славились агрессивностью…

Злить “тигра”?! Нет, только если ты смертник.

– Поцелуй “Тигра”! – окончательно сформировала вызов шатенка и победно посмотрела по сторонам.

Тигры…

Это элита. Неприкосновенные!

Горячие. Злые. Дико сексуальные и… озабоченные, меняют девушек со скоростью света!

У них очень… очень плохая репутация, но это не мешало всем девушкам колледжа желать попасть в кровать к одному из красавчиков.

 

– Тигры там, в холле. У стола с пиво-понгом, – подсказывала сладким голосом Шарлотта.

Меня подхватили и буквально вытолкнули из круга игроков. Волна рук и локтей вынесла меня с площадки перед домом и направила внутрь дома, где сильно накурено, а музыка звучала еще громче.

Теперь вообще ничего не разобрать!

– Целуй! Целуй! – проорал кто-то мне прямиком в ухо.

Толпа начала бурно скандировать и подхватывать этот крик.

Меня вытолкнули вперед. Я полетела словно пушинка.

Сквозь дым и слезы, навернувшиеся на глазах, я разглядела игроков футбольной команды во главе с Дэнни Морганом. Он восседал на диване и активно сосался с одной из девиц, жадно сминая ей сиськи, в вырезе топика. С левой стороны Дэнни сидела вторая девица, и она… о черт, она активно двигала рукой в штанах звездного капитана.

Она дрочила его член. Остальные парни словно не замечали происходящего беспредела. Еще двое сосались прямо за этим же диваном. Один из “Тигров” двигал бедрами, пошло потираясь о развилку между стройных ножек красавицы. Им не мешало бы переместиться в спальню!

Словом, там, где находятся “Тигры”, всегда царствует разврат и похоть.

И мне нужно поцеловать одного из этих пьяных, накачанных парней, покрытых татуировками!

Боже!

– Целуй! Целуй!

Мой уровень совершенно другой! Скорее всего, стоит мне только приблизиться, как меня вышвырнут прочь!

Даже если меня не вышвырнут, как помойного котенка, то точно изнасилуют…

Посмеются прилюдно.

Шарлотта смеялась, не скрывая своей радости. Она держала наготове телефон, чтобы снять миг моего величайшего позора и мучить меня подколками, унижая на протяжении всего второго учебного года.

О господи, пусть это окажется лишь сном!

Но я точно знала, что это не сон!

К большому большому сожалению происходящее было кошмарной реальностью.

Мне нужно было поцеловать “Тигра” и я не знала, к какому бугаю подступиться.

Боже…

Они все огромные, раскачанные и поигрывали своими мускулами даже просто когда совершали простой жест, когда подносили банку с пивом ко рту.

Мой взгляд совершил безумный круг по собравшимся парням и внезапно остановился на парне, который увлеченно переписывался с кем-то.

Я не видела его раньше.

Никогда прежде!

Он казался высоким, даже сидя на кресле. У него были невероятно широкие плечи. Но по сравнению с другими игроками из числа “Тигров” парень не выглядел тупым качком, сидящим на стероидах. Он смотрелся пропорционально и мне хотелось на него смотреть.

В особенности на его лицо – правильное и красивое, с крупными губами, точеным профилем и длинными темными ресницами. Его темные волосы были зачесаны назад и небрежно взлохмачены пальцами. В ушах виднелись небольшие серьги-гвоздики с темным камешком. Я засмотрелась на его лицо и увидела, как он улыбнулся, провел языком по губам.

Пирсинг.

На его языке красовался пирсинг.

Маленький, круглый, металлический шарик.

Сердце рухнуло в пятки.

Он? Или… Другой?

– Вперед! – прогорланил кто-то и толкнул меня в спину.

Я полетела прямиком к дивану и в буквальном смысле оседлала незнакомца.

Упала и, чтобы не усилить конфуз еще больше, была вынуждена схватиться за его широкие плечи.

Наши лица оказались близко-близко друг к другу. Я ощутила на своем лице его дыхание – приятное и пряное, он не пил пиво и точно не курил травку. От губ парня тянуло свежей мятой и немного колой.

Он удивленно посмотрел на меня.

Вокруг раздались улюлюканья и похабные советы.

– Что ты… – начал говорить он.

Голос парня оказался под стать его внешности – глубокий и сильный, но в то же время мелодичный.

Мурашки дружным строем пронеслись по спине и сосредоточились в самом низу живота.

– Вызов. Мне нужно завершить этот вызов, – пробормотала я отчаянно и впилась в его губы поцелуем.

Отчаянным и коротким!

Так я планировала, но кто-то подтолкнул меня еще и…

Через миг я столкнулась не только с губами незнакомца!

Мой распахнутый рот соприкоснулся с языком парня в момент, когда он собирался мне что-то сказать, и на месте этого соприкосновения словно проскользнула электрическая искра.

Металл шарика пирсинга показался холодным лишь в первые секунды нашего безумного поцелуя, через миг прикосновение показалось мне теплым и невероятно будоражащим.

Я вцепилась в плечи парня и закрыла глаза, млея от того, как крепко и ладно наши тела прижались друг к другу.

Губы к губам, а его язык скользнул в мой рот и упрямо, дерзко надавил на мой, толкаясь внутрь.

Оооох…

Он словно хотел меня наказать за то, что я напала на него с поцелуем, и сделал это так властно и уверенно, что я забыла, как сопротивляться.

Забыла обо всем!

Даже о дурацком задании ни одного раза не вспомнила, только простонала глухо, когда его язык забрался глубоко, а металл пирсинга дерзко и довольно болезненно щелкнул по небу.

Потом я ощутила, как этот шарик прокатился до самых зубов и клацнул об них.

Я потерялась и совершила нечто безумное – обхватила его язык губами, начав посасывать.

Это вышло спонтанно и так естественно.

Само по себе!

Словно я знала и умела, что нужно делать, всегда знала, а сейчас начала применять на практике!

Жар от нашего поцелуя пронзил каждую клеточку тела, бедра непроизвольно двинулись вперед, навстречу его бедрам и я почувствовала промежностью кое-что.

Большая, твердая выпуклость подо мной.

От соприкосновения с ней в теле зажглись огоньки, я неосознанно скользнула по бедрам парня и только через секунду поняла, как выглядела со стороны!

У него… встал.

А я терлась об его внушительную эрекцию, как озабоченная!

Поняв это, я мгновенно оторвалась от губ парня и соскочила с его колен, словно ошпаренная.

– Продолжай, Холли!

– Переместись пониже и возьми у него в рот… – посыпались смешки со всех сторон.

Раскрасневшаяся и смущенная, я бросилась из стороны в сторону, желая уйти. Поискала глазами подругу и обнаружила, что ее лапал за попу, прижав к стене какой-то парень, а Саре это, кажется, даже нравилось: ее рот был полностью поглощен поцелуем!

Эй…

Что здесь творится?!

– Сара! Сара…

Кажется, она меня не услышала.

Зато вокруг раздались пошлые посвистывания, отовсюду слышался дикий смех и шуточки, от которых хотелось провалиться под землю и никогда оттуда не возвращаться.

Едва сдерживая слезы, я оттолкнула Шарлотту, смеющуюся мне в лицо. Королева универа так смеялась, что телефон выплясывал между ее пальцев, а смех выходил идиотским, с похрюкиваниями.

Мне не место на этой вечеринке!

Расталкивая гуляющих, я убежала прочь, плача на ходу.

Мой первый поцелуй – очень взрослый и откровенный, с желанием большего, стал посмешищем.

Каждый жест был под пристальным наблюдением.

Можно ли надеяться, что это забудут?!

Увы, нет…

Когда я добралась до территории общежития и рухнула на кровать, увидела, что мой телефон буквально разрывался от сообщений в чатах.

Я открыла наугад.

Первый.

И застонала вслух: кто-то уже сделал гиф и мем из моего поцелуя.

На бесконечном повторе прокручивалось, как я нападаю ртом на обалдевшего парня, и прижимаюсь к нему отчаянно.

Похабные выражения и шуточки про пылесос были лишь вершиной айсберга.

Но хуже всего было даже не это.

Хуже всего было то, что даже в такой момент я смотрела на лицо парня и млела, вспоминая поцелуй.

Испытывала странный жар и дискомфорт во всем теле, приятную тяжесть внизу живота.

Чем больше я думала о нем, тем сильнее становилось желание.

Я не дурочка и поняла, что с моим телом творилось, но не желала признавать, что возбудилась от поцелуя с незнакомцем.

Я уснула с большим трудом под утро. Сон был коротким, но очень ярким.

Мне приснился тот самый парень. Мы целовались. Только на этот раз без посторонних. Поцелуем все не ограничилось. Мне приснилось, как он запустил свои пальцы под мои шортики и сдвинул пальцами трусики, лаская пальцами…

Я проснулась, тяжело дыша, с пульсирующей ноющей потребностью между ног. Соски были тугими и напряженными. Попыталась восстановить дыхание и изменить позу, поняла, что движениями делаю только хуже – напряжение возрастало. Я плотно-плотно свела бедра и прикусила губу, чтобы не стонать вслух от того, как сильно хотелось избавиться от вспыхнувшего пожара.

Затуманенным взглядом я обвела комнату. Сара еще не вернулась.

Я никогда еще не мастурбировала. Но сейчас просто не смогла проигнорировать позывы тела. Рука сама поползла под пижамные шортики.

Пальцы сдвинули в сторону белье – такое мокрое и тесное.

Сжав напрягшийся узелок клитора двумя пальцами, испытала невероятно острый разряд удовольствия. Желание продолжить было сильнее совести и стыда. Сильнее всего на свете.

Покраснев до самых кончиков пальцев на ногах, тем не менее, я погладила себя чуть ниже, покрутила пальцами вокруг увлажненного лона и снова поднялась выше.

Вот так… Да… О боже, о боже!

Пальцы все быстрее и быстрее скользили по клитору, покручивая и пощипывая его.

Жар и вал сильных эмоций нарастал все сильнее.

Не выдержав этого натиска, я изо всех сил сжала пальцами клитор и застонала вслух – протяжно, распахнув бедра, как будто сверху находился тот парень. Как будто это он трогал меня пальцами и подготавливал к большему…

– Стыдно, Холли! – вяло пробормотала я вслух, когда все закончилось. – Тебе должно быть стыдно.

Я уже не надеялась, что случившееся на вечеринке – это дурной сон, но хотелось думать, что обо мне поговорят и забудут уже очень скоро.

Но я ошибалась.

Ошибалась даже не насчет насмешек.

Я ошибалась в другом. Я и подумать не могла, что тот красавчик сможет запомнить меня.

Хуже всего было то, что он захочет меня найти и потребует кое-что очень непристойное…

Глава 2. Джон Коннели

Кровать вновь начала долбиться об стену.

Бесперебойно.

– О да, детка! О, сделай это… Сделай!

Порно отдыхает!

Но не в моей комнате, а в соседней!

В комнате моего приятеля Дэнни Моргана прямо сейчас разворачивается полноценное представление для взрослых, под звуки которого можно вздрочнуть и сбросить напряжение на раз-два.

Если бы хотелось…

– Детка, да!

Кажется, он финишировал.

Да, кажется, точно финишировал.

Кровать больше не желала пробить новый дверной проем в мою комнату.

Телефон снова начал вибрировать.

Даже не глядя на экран, я уже знал, что там.

Новое сообщение от моей экс-подружки.

Она не смогла пережить расставание, до сих пор цепляется за меня, как пиявка.

Черт, она как сумасшедшая, уже отправила угрозы половине моих подписчиков женского пола!

Зря я с ней связался…

Звезда школы, начинающая модель. Мия просто не терпела отказов, и когда я заявил, что между нами все кончено, начались проблемы.

Она преследовала меня всюду и даже ее контракт на съемки в Европе не мешает этой девице угрожать испортить жизнь мне и себе заодно.

Она как-то прислала мне фотки с острым лезвием в руке и угрозами, что сделает это.

Но думаю, она просто блефует, ни за что не станет резать себя или чего-то еще. Просто потому что Мия помешана на красоте и постоянно переживает о том, как будет выглядеть со стороны, а смерть – это не то состояние, когда ты можешь контролировать хоть что-то. К тому же это не эстетично. Да, именно так. Я слышал это как-то от нее.

Честно, я вообще не понимаю, как продержался рядом с ней целых полгода. Она казалась мне чуточку умнее, чем все остальные девицы, и не такой пустышкой. На самом деле у Мии просто хватало ума держать рот закрытым, чтобы выслушивать меня, и открывать его когда требовалось сделать первоклассный отсос. Да, она хорошо сосала. Отменно. Премия минетчицы года, определенно, должна достаться только ей и больше никому.

Я поднялся и направился из комнаты в коридор и мгновенно наткнулся взглядом на голый расцарапанный зад своего приятеля Дэнни.

– Ты бы хоть одевался, что ли, – вяло попросил я.

– Не нравится мой зад? – ухмыльнулся, даже не обернувшись.

– Почему так сложно натянуть трусы?

– Потому что я не могу их найти!

Дэнни обернулся и посмотрел на меня ореховыми глазами с лукавым взглядом.

– С приездом, бро!

Кажется, он шагнул вперед, чтобы обнять?!

– Вымойся для начала, – отступил на шаг назад. – И не смей прикасаться ко мне голым. Я ничего не имею против ЛГБТ, но…

– Охренел?! – взревел возмущенно. – Ты меня сейчас в геи записал, что ли?! Эй, приятель, похоже, у тебя совсем туго со слухом, если ты не слышал, как громко стонала та девица… Шелли. Келли… Кайя… – нахмурился.

 

– Китти! – донеслось из спальни довольным женским голосочком.

– Китти, точно!

Дэнни щелкнул пальцами, широко улыбнувшись.

– Плевать. Не обнимай меня голым. Я против чтобы твой член прижимался ко мне даже во время мужского дружеского объятия. Приблизишься ко мне хотя бы на фут, буду считать, что ты открыл охоту за моим задом и устрою тебе взбучку! – предупредил.

– Пошел ты!

Дэнни, тем не менее, вернулся в спальню и натянул шорты.

– Годится? Теперь я могу хлопнуть тебя по плечу?

– А ты вымылся? – спросил я просто для того, чтобы позлить его.

– Ты, чистюля! Чистоплюй английский! – ругнулся Дэнни и сгреб меня в охапку.

Я постарался не дышать, но все же нос уловил запах пота и женских духов, довольно приторных. Почему девушки любят обливать себя с ног до головы такими духами, которые пахнут, как перебродивший ягодный сок?!

– Здорово, сто лет тебя не видел! – пробасил на ухо Дэнни.

– Виделись вчера.

– Вчера?

– Да. Просто ты был слегка… занят! Двумя девицами. Не думаю, что ты запомнил момент, когда я появился.

– О нет, я запомнил!

Дэнни ухмыльнулся.

– Тебя чуть не изнасиловала какая-то первокурсница.

– Не напоминай, – попросил я.

Но сам вспомнил теплые, мягкие губы, пахнущие клубичным джемом и мягкий, теплый язычок девушки. По крови пронесся жар и незамедлительная эрекция дала о себе знать. Член ожил мгновенно.

Само по себе это ничего не значило.

На подобных вечеринках частенько случаются дурацкие вызовы, игры для взрослых и тому подобное. Но странно, что я вообще запомнил ту девушку.

– Первокурсница, значит, – хмыкнул, не подавая вид, что заинтересовался.

– Вообще-то нет!

Рядом с нами появилась девушка, которую трахал Дэнни. Она уже напялила на свое тело длиннющую футболку моего друга и держалась с видом завоевательницы.

– Она не первокурсница! – заявила девушка, нырнув под руку Дэнни. – Второкурсница. Сара, кажется.

– Ты не права, – послышался сонный голос. – Сара – это ее подруга. А девушку зовут то ли Ханна, то ли Хилтон. То ли Холли! – хихикнула.

Что это еще такое?!

Из спальни приятеля появилась вторая девушка!

Кажется, этих двоих подруг я видел с приятелем вчера на диване. Одна дрочила Дэнни член, а вторую он сам активно лапал! Значит, и ночь они провели втроем.

Что я могу сказать, мой приятель – большой любитель девушек, а эти подружки, кажется, не прочь поделиться и совсем не скромницы.

Более того, вторая девица, только что проснувшаяся, поглядывала на меня с аппетитом. И, несмотря на то, что ее попка была прижата к бедрам моего приятеля, послала мне жаркий взгляд.

Дэнни мгновенно просек эти намеки и крепко обхватил девушку за бедра, еще плотнее прижав к себе.

Она поняла намек и принялась тереться об его член, спросив у меня задыхающимся голосом:

– Любишь смотреть?

Ее подружка мгновенно включилась в игру и обняла за плечи, начала целовать. Две девушки, не стесняясь, целовались взасос, играли с язычками и начали трогать друг друга за грудь, пощипывая соски.

– Джон, как насчет того, что присоединиться? – предложил Дэнни. – Бери любую. Мы можем брать их по очереди, пока девочки лижутся. Правда? – отвесил звонкий шлепок по заднице.

– Извини. Но не сегодня, – скривился я.

В оргиях я не участвовал и не собираюсь участвовать!

– Бери двоих сам. Уверен, справишься…

Кажется, троица уже настолько увлеклась, что ни один из них меня уже не слушал.

Черт, в этом доме совсем невозможно находиться!

Кивнув на прощание приятелю, я вышел, спустился вниз по лестнице.

Просторная гостиная была использована как место для сна более чем для десятка человек. Кто-то уже проснулся, кто просыпался… Я набрел на девушку без лифчика, блюющую над ведром для попкорна, рядом с ней мирно сопел парень со спущенными трусами. Где-то на заднем фоне едва слышно играла диджейская музыка.

Во дворе и возле бассейна обстановка была ничуть не лучше!

Повсюду горы мусора, пустых мятых стаканчиков, трубок, пивных банок и всевозможных оберток.

Покинув дом Дэнни Моргана, оглянулся.

Я планировал пожить у приятеля некоторое время, но похоже, что не смогу находиться в этом вертепе разврата постоянно. Нет, я не был ни девственником, ни скромником, но всегда уважал личные границы и не хотел бы каждый день начинать с созерцания члена приятеля или его больших яиц.

Так что придется пожить в кампусе для студентов…

Что само по себе в общем-то означает почти то же самое!

Но всегда есть правила.

А я как никто другой, умею их устанавливать.

Подойдя к байку, я выругался.

Какая-то дурная девица помадой оставила на блестящем крыле пометку XO и номер телефона.

На руле висели кружевные красные трусики.

Стер этими трусами надпись на крыле, выругался вслух, что не получилось стереть жирную помаду дочиста.

Пора наведаться в кампус.

И найти девчонку с вечеринки.

Как бы ее там не звали, надо найти…

Сам еще не понимал, почему мне захотелось ее увидеть. Да, я привык контролировать ситуацию. Во всем.

Я первым решал, когда идти на контакт.

Так и должно быть. Всегда…

***

– Джон?

– Здорово, Клэй!

– Не думал, что ты здесь будешь зависать!

Светловолосый парень широко улыбнулся и оглянулся на комнату в общежитии.

– Как же Дин?

– У него была вчера вечеринка.

– Наверное, там помойка?

– Еще какая.

– И?

– Я не люблю помойки, – спокойно ответил.

Клэйтон рассмеялся и одним махом сгреб со свободной кровати вещи в охапку, швырнув на свою.

– Считай, что там ничего не было.

– А как же это?

Я указал жестом на пакетики с защитой.

– Всегда пригодятся, могу поделиться, – подмигнул приятель.

Я не успел ему ответить. Дверь комнаты громко хлопнула, в поле зрения появился высокий, атлетически сложенный парень, коротко стриженный, почти налысо.

– Это Даррен, – оповестил меня Клэйтон. – Эй, Даррен! Помнишь Джона?

Парень в ответ наградил меня колючим, темным взглядом и сощурил темно-синие глаза.

Возникла пауза. Этот придурок сверлил меня взглядом в стиле пошел-бы-ты-на-хрен в течении нескольких секунд, я ответил ему похожим взглядом.

Возникло напряжение.

– Нет, – ответил Даррен спустя некоторое время и, развернувшись спиной, направился в ванную комнату.

– Не бери в расчет его дурной характер, – попросил Клэйтон.

– Да, я помню, каким кретином он был.

– С тех пор он изменился.

– Явно не в лучшую сторону.

Я развалился на кровати и огляделся кругом. Стены этой комнаты знакомы, я уже учился в универе и жил с парнями какое-то время. Потом переехал по семейным обстоятельствам. Строго говоря, этого потребовал мой отец.

Теперь семейные обстоятельства стали невыносимыми, и я снова вернулся на прежнее место.

Знаете, перебежчиков никто не любит.

С большинством из парней из команды у меня сохранились теплые, дружеские отношения, мы переписывались и созванивались, пересекались изредка на вечеринках, когда я бывал в родных местах. Но то было общение на расстоянии. Я не знал, как сейчас сложатся отношения внутри команды, которая привыкла работать слаженным составом.

– Даррен всегда был непростым в общении, – прочистив горло сообщил Клейтон вполне очевидную вещь.

– Мудаком? Определенно!

Я мог себе позволить говорить не снижая звука своего голоса и не боялся, что Даррен услышал бы это. Я мог сказать ему в лицо то же самое, и нисколько бы не постеснялся сделать это.

– Даррен не мудак, – вступился за приятеля Клэйтон.

Клэй всегда был душой компании, выступал за то, чтобы никогда не было ссор. Сейчас, когда даже ссоры не произошло, но возникло напряжение, он уже был готов выступить в виде рефери, который скажет “брейк, парни!”

– Да уж, – фыркнул я.

– Послушай, Джон…

Клэйтон посмотрел на меня серьезным взглядом светло-голубых глаз. Готов поспорить, девушки сохнут по его взгляду и пропорционально сложенному телу.

1  2  3  4  5  6  7  8 
Рейтинг@Mail.ru