Станция

Руслан Викторович Тимербаев
Станция

– Что вы пристали?! Тут человек лежит. Ему плохо. А вы скорую даже не вызвали, – злилась синеволосая.

– Гражданка, вы мне не хамите. Мы охраняем правопорядок, и это наша первоочередная задача. В любом случае коллега мой осмотрел пострадавшего. У него обморок скорее всего. Возможно ушиб не большой, – оправдывался полицейский.

– Не большой?! Да он головой об пол. Как столбик плашмя, – не унималась она.

   Синеволосая показала левой рукой как это падение, по ее мнению, выглядело.

– Крови нет, все чисто. Надо будет проверить, нет ли сотрясения, – сказал второй полицейский.

– Гражданка, так что с протоколом? – гнул свое первый полицейский.

– Что с протоколом, что с протоколом! Не буду ничего писать! Черт с ним. Его жизнь накажет за воровство! – сказала она.

   После этих слов народ вокруг начал резво выражать свое недовольство. Мол, как же так: он ведь еще кого грабанет… А может и вовсе подрежет в темном переулке… Дальше я перестал что – либо слышать. Потому что синеволосая подошла ко мне и спросила:

– Ты как герой?

– Да вроде норм. Голова только… – ответил я, прислушиваясь к боли.

– А руки, ноги? Можешь шевелить? – тревожно спросила она.

– Похоже, что да.

– Следи за пальцем, – приказала она.

Она стала двигать перед мои носом указательным пальцем правой руки, а я все также продолжал пристально смотреть на нее, забыв про приказ. Тест не удался, но голова совсем не кружилась и тошноты не было. Возможно я отделался одним ушибом.

– Я в порядке, правда, – сказал я.

– Встанешь? – спросила она.

– Попробую.

   Потихоньку я начал полностью приходить в себя. Тело к счастью было все так же послушно мне. И все произошедшее теперь уже в полной мере восстановилось в моей памяти. Люди вокруг продолжали шуметь, спорить, возмущаться. И мне показалось, что теперь вор перестал быть объектом гнева народного, место которого заняла девушка с синими волосами и неприемлемым для толпы взглядом на правосудие. Мне вдруг очень сильно захотелось ото всего этого сбежать куда подальше. Пусть суетные разбираются с суетным. А мне достаточно было просто еще раз посмотреть в ее синие глаза, такие же, как и в моем странном бредовом наваждении.

– Давай рванём отсюда, – предложил я внезапно. – В первый же вагон прыгнем – и ну их на фиг.

– Хм…– задумалась она. – А что! Давай.

   Я невнятно и сумбурно поблагодарил всех зевак и полицейских. Посмотрел еще разок на незадачливого карманника, на что тот ответил удивительно дружественным кивком. Как бы даже прося прощения.

   Тот самый первый поезд уже подходил, и синеволосая стояла у перрона. Я встал рядом. Потом посмотрел на нее. Потом двери расступились. И мы вошли в поезд. Или в новую жизнь.

   Внутри, хотя было немноголюдно, свободных мест не оказалось. Но моя предприимчивая спутница нашла одно свободное, на которое меня под руку, как пожилого, и усадила, не смотря на мои возражения. Сама она встала напротив. На следующей станции рядом с ней высвободилось место и Синеволосая села.

– Меня Люда зовут. Людмила. – сказала неожиданно она.

– А меня Руслан. – ответил я.

– Ага смешно, – ухмыльнулась она бородатой шутке.

– Нет серьёзно, – сказал я, – это мое имя. Паспорт могу показать.

   Я уже и правда хотел достать документ, удостоверяющий мое имя.

– Честно-честно? – риторически спросила она, улыбаясь.

   Я кивнул. Она не выдержала и начала звонко и заразительно смеяться.

   Мне тоже стало весело.

   Когда все мысли улеглись, я вспомнил, что осталась одна деталь, которая была мне не известна.

Рейтинг@Mail.ru