bannerbannerbanner
Звездная Кровь – 2. Фригольд

Роман Прокофьев
Звездная Кровь – 2. Фригольд

– Кыш! – негромко позвал я, присаживаясь на корточки. – Кыш, иди сюда! Кыш! Домой!

К моему удивлению, зверек услышал и откликнулся. Он в последний раз расправил листья и, свистнув, неторопливо направился ко мне. Хладноцвет провожал его прощальным звоном, а сияние цветов явственно померкло, бутоны шевельнулись, как будто отворачиваясь и образуя дорожку. Йурр спокойно пересек потускневший ореол, подбежал ко мне и двумя лапками протянул два сияющих, как сапфиры, замерзших цветка. Совсем маленькие, на моей грубой рукавице они казались произведениями искусства, тончайшими хрустальными колокольчиками. Отдав добычу, Кыш тут же полез ко мне, но не в котомку, а под мышку – греться. Все-таки замерз, бедняга.

Соцветие Хладноцвета

Мертво

Содержит Звездную Кровь

Что это? Зачем он принес эти Соцветия мне? И что с ним делать?

– Милость Той-Кто-Творит с нами, – тон голоса смягчился, в нем появилась улыбка, – она всегда любила маленькие сюрпризы… Соцветие можно использовать для придания свойств артефактам Единства, но для нас проще всего просто забрать Звездную Кровь и Руну. Сожми кулак!

Я колебался, глядя на красивые светящиеся колокольчики, но голос настаивал:

– Чего ты ждешь? Сожми кулак, возьми Кровь!

Громкий выстрел прозвучал в отдалении, но гораздо ближе, чем прошлый раз. Сквозь метель донеслись крики людей. Ждать действительно не стоило, и я осторожно отложил одно Соцветие, а кулак со вторым крепко стиснул, превращая мертвый цветок в хрустальное крошево. Осколки ледяными иглами кольнули ладонь, но, когда я раскрыл кулак, перчатка была чиста и невредима.

Получена 1 капля Звездной Крови. Общее количество 12/48

Получена Малая Руна Стихии

И одновременно с этим самопроизвольно развернулась сияющая голубоватая рамка интерфейса Восхождения. Послание! Знакомый стиль, знакомый глиф – круг с точкой в центре, «всевидящее око», подпись Наблюдателя Единства. Похоже, я вновь удостоился внимания высших сил…

Глава 5

Задание Наблюдателя Единства

Восходящий! Хладноцветы на территории Ледяного Великана пострадали из-за нападений агрессивных существ. Вылечите поврежденные Хладноцветы и (в случае необходимости) защитите их.

Награда: Слава

Награда: Звездная Монета

Награда: Руна (качество: бронза)

Виртуальное письмо Наблюдателя очень походило на полученное ранее задание с посадкой Игг-Древа, только награда была на два порядка скромнее. Найти, отыскать и подлечить Хладноцветы – это понятно, а вот как работает система заданий и наград – не очень. Такой приказ получат все Восходящие в области? Что будет, если его выполнит кто-нибудь другой или даже несколько Восходящих?

– Задание Наблюдателя просто есть, – с оттенком удивления прокомментировал голос, – когда нужно и можно что-то исправить, Наблюдатель ищет подходящего для выполнения Восходящего. Сначала ищет близко. Не находит – ищет дальше. Может выдать одному Восходящему, может выдать всему Народу, может выдать всем Народам Круга или всем Кругам – пока не найдется тот, кто справится. Ты получил задание, потому что ты близко, потому что убил тигрекса, но в основном потому, что нас сопровождает йурр! Сейчас оно только твое, другие Восходящие о нем не знают. Не выполнишь – Наблюдатель будет искать следующего Восходящего, умеющего говорить с Травами…

Из его объяснений следовало, что задание Наблюдателя – личное. Значит, и награду получит только тот, кто его выполнит. Я открыл Атлас и нашел на карте четыре небольшие пометки в виде стилизованного цветка. Три из них, красные, находились в темных, не посещенных мною зонах Ледяного Великана, одна – подсвечивалась голубым совсем рядом с моим собственным сигналом. Голос снова не ошибся, нечаянно вылеченный Хладноцвет стал триггером задания. Символ на карте мигнул и исчез, оставив три мигающих значка. Все – раскиданные, удаленные друг от друга, и, хотя расстояние казалось небольшим, я прекрасно понимал, что задание лишь кажется простым. Это – горы, любое из поврежденных растений может находиться в совершенно недостижимом месте, на отвесной скале или в глубокой расщелине, куда невозможно спуститься без специального альпинистского снаряжения. В общем – не так все просто, как кажется на первый взгляд. Бронзовая Руна – отличная награда, но я истратил почти всю Звездную Кровь и, к сожалению, вряд ли смогу выполнить это задание в одиночку.

Чуткое Ухо улавливало человеческие голоса все ближе. Кажется, они находились всего в паре сотен метров. Я осторожно убрал второе Соцветие в криптор и передернул затвор «Суворова» – пора было дать знать о себе.

В ответ на мой выстрел раздался ответный, совсем близко. В устье расщелины брызнуло золотистое свечение, испускаемое медузой Лэндо, затем там появились человеческие силуэты. Мелькнули и тут же исчезли, вновь спрятавшись за скалы. Донеслись знакомые голоса:

– Сигурд! Это ты? Живой?

– Живой! – отозвался я.

– Медленно иди назад! К цветку не подходи, берегись света!

Я уже понимал, чего они опасаются и почему не выходят из-за скал, – Хладноцвет далеко не безопасен и умеет за себя постоять. Повезло, что у меня есть Кыш, живой оберег от морозного взгляда растения… Но совету я последовал и осторожно вернулся за скалы. Там ждали трое: Динамит, Лохмач и Лэндо. Все – заснеженные по уши, но целые и невредимые.

– Живым быть, кано! – принц радостно поприветствовал меня знакомым сжатием плеча. – Целым быть?

– Вроде бы целый, – для подтверждения я даже немного попрыгал, – только копье потерял…

– Хрен с ним. Ты не в шоке? Травм, обморожений нет, ходить можешь нормально? Точно? – деловито ощупал меня Динамит и, когда я отрицательно помотал головой, спросил. – Ну слава яйцам… Как нашел Хладноцвет?

– Случайно… услышал, пошел на звук.

– Услышал? – удивленно переспросил Динамит.

Я вдруг понял, что сморозил глупость – ведь звон Хладноцвета я засек лишь благодаря Чуткому Уху, без него цветок можно было услышать, лишь находясь рядом, – и тут же поспешил исправиться:

– Ну, потом услышал. А сначала по следу Кыша шел, сбежал он у меня и привел прямо сюда. К этому… растению.

– Хм, значит, йурр отыскал… Интересно, – проворчал командир, но тут же резко предупредил. – Больше так не делай! Это Хладноцвет, Сигурд! К нему нельзя приближаться, заморозит насмерть! Сильная и опасная Трава, содержит Звездную Кровь! Повезло тебе дважды сегодня… правду говорят, новичкам везет.

– А что с остальными? Где они? – спросил я.

– Вас троих унесло… Иня сразу нашли, Толя повел его в лагерь. Ты тоже, слава яйцам, нашелся живой. А вот Янь пропал, искать надо!

– Что делать с Хладноцвет будем? – спросил Лэндо, неотрывно смотрящий на сияющий из-за скал цветок. – Бронза быть! Сфера Льда с Хладноцвет добывать!

– Забудь! – натурально скрипнул зубами Дмитрий. – Они тут под защитой Единства, это во-первых. А во-вторых, есть у меня на этот счет особые указания…

– От Говорящей быть? – янтарные глаза принца сверкнули даже сквозь защитные очки. Динамит молча кивнул, и Лэндо разочарованно опустил свой лук.

– Трогать нельзя, пускай растет себе, – подытожил Дмитрий, – я отметил на карте, сообщим во фригольд, пусть сами решают. Пошли искать Яня, он где-то недалеко…

Как выяснилось чуть позже, Иню повезло больше меня – он оказался на поверхности лавины и сразу же наткнулся на Лэндо. Азио получил легкое сотрясение мозга, однако вполне мог передвигаться самостоятельно. А вот Яня мы выкопали только через пару часов, обнаружив по маячку вокса всего в полутораста шагах от места, где выбрался я. Нелегкая это была задача в темноте, в снежном буране. Он пострадал серьезнее, чем остальные, – вывих руки, травма ноги, многочисленные ушибы, возможно, разрыв связок, так что парня пришлось тащить. Азио потерял сознание и наверняка задохнулся бы под снегом, спас его шлем, имевший небольшой кислородный регенератор. Ситуацию осложняло то, что именно Янь был полевым медиком нашего копья, поэтому первую помощь оказывали сам Динамит и Толя Грохот, как оказалось, имевший немалые практические познания костоправа. Азио раздели в палатке, растерли и сделали несколько инъекций, после чего он на некоторое время пришел в себя, немного перекусил и мирно уснул под ворохом теплой одежды.

– Жить будет, но вниз тащить придется на себе, япона мать, – сообщил Грохот. – Ничего, нормально, прорвемся…

В лагере, разбитом между скал, хорошо укрывавших от ветра, мы еще по прибытии установили несколько походных палаток. Вернуться в них и немного согреться было настоящим счастьем – тут, на нижней грани Великана, не так чувствовалось его ледяное дыхание. Лэндо мастерски развел костер, повесил над огнем большой походный котелок. Динамит никого не подпускал к готовке, долго колдовал над содержимым, но вскоре между палаток пополз изумительный запах.

– Не венгерский гуляш, конечно, – облизнул ложку Динамит, – майорана и чесночка не хватает… Сигурд, ты ведь сдал свои приправы из Набора Колониста, случайно ничего не осталось?

– Нет, не осталось.

– Жаль, честный ты слишком! Я за ними охочусь, не обидел бы, – сказал Динамит огорченно. – Ну, почти готово, налетай, подешевело!

Намерзлись все конкретно, поэтому горячая густая похлебка из копченого мяса и местных сушеных овощей, отдающая жгучим ароматом специй, показалась пищей богов. Я как будто в жизни ничего вкуснее не пробовал – хотя, может, просто голод и нервная охота давали о себе знать. А может, наш командир действительно знал толк в походной кулинарии.

Грохот достал пузатую, побывавшую в боях фляжку, бултыхнул содержимое и покосился на Динамита.

– Разрешаешь, командир? Надо согреться, копать-хоронить!

– По чуть-чуть можно, – кивнул Дмитрий. – У Витольда брал?

– У кого ж еще, у этого пса, – проворчал десантник, откручивая колпачок и наполняя его прозрачной, слегка коричневой на просвет жидкостью. – Наливать, мать-перемать, еще не хотел, нос воротил, барыга гребаный. Говорит, я ему еще должен… Кому я, на, должен, всем простил давно!

 

– С прошлого года тянется, когда тебя бар охранять поставили, а ты за ночь его того… опустошил, – усмехнулся Динамит. – Было дело? Еще и руку сломал… ему и его товарищу, как его там…

– Да ты не нагоняй, командир! Сами полезли, япона мать! Я ж человек от природы не злой, не надо было меня провоцировать.

– Ага, кровью умоется тот, кто усомнится в твоей доброте.

– Как в сухую землю, на! – выдохнул Грохот, залпом опрокинув колпачок и передавая импровизированную посуду. – Инь, будешь?

Динамит, Инь и даже Лохмач, к моему удивлению, приняли предложение выпить «по чуть-чуть». А вот Лэндо решительно отказался:

– От твоей воды ядовитый запах и мрачнеть разум. Это не есть хорошо! Когда мы быть в Море Трав, я угощать вас нашим моосом. От него радость во рту и легкость в сердце!

Видимо, Людям Трав не стоило опасаться повторения судьбы земных индейцев с огненной водой. Я же не стал отказываться – незачем отбиваться от коллектива, – и горло обжег алкоголь с резким древесным привкусом, похожий на очень крепкую настойку. Едва не закашлялся, однако через несколько секунд в желудке появилось блаженное тепло, медленно разливаясь по жилам.

Динамит сожалел, что применение его Руны вызвало сход лавины, но, как оказалось, предугадать этого было нельзя. Под местом, где мы сражались, когда-то прополз огромный Ледяной Червь, продырявив ледник своим тоннелем, поэтому лед не выдержал удара, возник разлом, в желоб которого мы и съехали вместе с изрядной снежной массой. Расколовший ледник гладкий ледяной ход послужил трамплином, унесшим лавину на дальний край Великана. Существо, его проделавшее, имело диаметр пассажирского поезда – здесь водились и такие твари, к счастью, встречавшиеся фригольдерам крайне редко…

– Что с тигрекса упало?

– Быстрый Бег и по мелочи, Усиление с Развитием, дерево, – ответил Динамит. – Бег я забрал, остальное Лэндо. Кровь тоже его, там всего капля была. Не успел тигрекс набрать массы…

– Тигрекс приходить сюда за Хладноцвет! – убежденно заявил принц. – Сильная Трава. Звать их… нет, неправильный слово. Привлекать их? Манить их? Как правильно быть, Сигурд?

– Привлекать будет правильно. Но почему так? Зачем им Хладноцвет?

– Он содержит Звездную Кровь. Звери же тоже хотят развиваться! – объяснил Динамит. – У них свое Восхождение. Сожрет такой тигрекс пару кустиков и станет намного сильнее. Сожрет десяток, вырастет до бронзы. Тогда пиши пропало. Да, Лэндо?

– Бронзовый опасный быть, – важно подтвердил юный Восходящий. – Я вот думать, где второй. Тигрексы не ходить по одному в такие места. Странно быть.

Внимательно прислушиваясь, я наконец-то сложил картинку из самки тигрекса на утесе, поврежденных Хладноцветов и задания Наблюдателя. Если Трава требует ухода, рядом может оказаться существо поопаснее тигрекса, и в одиночку я точно не справлюсь с ним. А также у меня созрел план, как привлечь к участию нашу группу. Да, они не будут знать о моем задании, но тоже получат свою награду – Руну Стихий и немного Звездной Крови. Пожалуй, стоит попробовать, чем я рискую?

– Ага, – сказал я, – я видел, у Хладноцвета тоже было сломано несколько цветков, их как будто подгрызли. Теперь понятно…

– Так, – насторожился Динамит, вытянувшись, как гончая, вдруг почуявшая добычу. – Что тебе понятно? Ну-ка, рассказывай…

– Я же нашел Хладноцвет по следу йурра. Кыш его почуял как-то, бросился как сумасшедший. А дальше он залез туда, прямо к Хладноцвету. И, как я понял, начал его выхаживать.

– Прямо в световую ауру? – недоверчиво спросил Инь.

– Да, она как будто… потускнела, что ли. Вот он, живой! – я потрепал урчащего, пригревшегося зверька по загривку.

Лэндо восхищенно хлопнул себя по колену, подтвердив:

– Йурр знать сильные Травы, а они знать его!

– Значит, почуял и полез ремонтировать Хладноцвет? – уточнил Динамит, недоверчиво щурясь.

– Да! Поэтому я и не испугался, подошел ближе, не знал, что он такой опасный… Кстати, йурр принес мне один из сломанных цветков. Может, пригодится? Выглядит красиво.

Я надел перчатку, открыл криптор, вытащил сияющее Соцветие и на раскрытой ладони протянул его Динамиту. От изящного ледяного цветка исходило слабое сапфировое сияние. Расставаться с ним было, конечно, жаль, однако одна Руна и капля Звездной Крови не стоили возможности выполнить задание бронзового ранга!

– Копать-хоронить! – красноречиво высказался Грохот.

– Вот это да, – медленно произнес Дмитрий, неотрывно глядя на сияющий сапфировым светом бутон. – Рассказал бы кто, не поверил. Правду говорят, новичкам везет…

Мне действительно повезло, но только однажды – при находке Семени Игг-Древа, все остальные события всего лишь результирующие, но знать об этом никому не стоило. Пока не стоило. Я надеялся, что пока… потому что скрывать свою сущность и хитрить было для меня невыносимым испытанием!

– Кано, это есть вещь со Звездной Кровью, – торжественно произнес Лэндо. – Он есть ценный и он есть твой. Я брать, ты назначать цену!

– Мне он зачем нужен? Бери, Лэндо. Или ты, командир!

– Я возьму, раз такое дело. Буду должен, – проворчал Динамит, осторожно принимая у меня Соцветие. – Ну надо же… Твой йурр – полезный зверь!

Он медленно сжал кулак, сломав цветок, как я чуть ранее, – и над рукой Восходящего повисло две Руны. Точно таких же – капля Звездной Крови и Руна Стихии. Я уже узнавал их по глифам, хотя старался смотреть в сторону – ведь, по идее, вообще не должен видеть интерфейса Восходящих. Впрочем, всеобщее внимание было привлечено не ко мне.

– Стихия? – жадно спросил принц.

– Стихия. Лед, – подтвердил Динамит.

– Хорошо! Моим Поющим Стрелам, – Лэндо любовно погладил свой лук, лежащий рядом, – не помешать Руна Стихии!

– Моему топору тоже. Но я взял Быстрый Бег, так что Руна Стихии твоя, – с некоторым сожалением произнес Динамит, – открывай Скрижаль!

Они неожиданно протянули руки друг к другу, почти касаясь пальцами, и открыли рунные круги – отливающую металлом, заполненную тройным рядом затейливых символов Скрижаль Динамита и древесно-зеленую, но тоже пестрящую Рунами Скрижаль Лэндо. Интерфейсы Восходящих совместились, оказавшись в одной точке пространства, с тихим звоном превратившись в подобие горизонтальных песочных часов. Руна Стихии, уже поглощенная командиром, потускнела на его круге, но тут же проявилась, ярко сияя, на Скрижали Лэндо – и я понял, что вижу процесс обмена Рунами между Восходящими. Значит, их можно принимать и отдавать, следовательно, при желании я смогу вернуть Руны Гая Флоу!

– Если они такие ценные, может, стоит поискать еще, – предложил я. – Не думаю, что этот Хладноцвет тут единственный.

– А вот это хорошая мысль, – медленно произнес Динамит. – Я хотел завтра поохотиться, добыть парочку Дикобразов, но если твой йурр чует Хладноцветы и может собирать с них такие цветочки, лучше будет поискать их. Что скажешь, Лохмач?

Молчаливый мохнач рыкнул что-то неразборчивое. Он действительно знал глобиш и прекрасно понимал, о чем мы говорим, но сам предпочитал отмалчиваться или отделываться странным рычанием, которое разбирал лишь командир. За все время я слышал от него лишь пару слов на глобише, произнесенных со странной артикуляцией, но вполне понятных. Лохмач вообще был некой загадкой – изгой своего Народа, он присоединился к фригольду несколько лет назад, встреченный Динамитом во время одного из рейдов. Я не знал подробностей, но по скупым недомолвкам понял, что Лохмач изначально был целью задания группы Динамита, но наш командир выполнил задачу иначе, получив нового – и, надо сказать, очень ценного члена копья.

– Лохмач говорит, что это будет трудно, они обычно растут в ледяных пещерах и на наружных скальных карнизах, – внимательно выслушав рычание, перевел Динамит, – нужно будет спускаться по скалам… и тебе, Сигурд, потому что йурр только тебя признает. Нелегкое дело… Сможешь?

– Не попробую – не узнаю.

На том и порешили.

Глава 6

Дежурить первому выпало мне как отличившемуся. Страшно хотелось спать, болели ушибы, я начал слегка прихрамывать – все-таки попадание в лавину не прошло совсем бесследно. Но все равно бдительно таращился в темноту, периодически обходя лагерь по кругу. Было страшновато – тут обитали странные создания, Ледяные Черви и Ледяные Дикобразы, вой ветра и скрежет льда казались голосами неведомых чудовищ, Чуткое Ухо улавливало множество звуков со всего Великана – и некоторые из них откровенно тревожили. Зато было время немного поразмыслить и заодно проинспектировать добычу.

Две малые Руны Развития – все понятно, ими можно усилить Атрибуты или Навыки. А вот третья и четвертая представляли особый интерес.

Руна Легкий Прыжок

Руна-Умение

Качество: дерево

Активация: 3 капли Звездной Крови

При активации позволяет совершать длинные прыжки на значительное расстояние.

Срок действия: 4 минуты

Время перезарядки: 1 час

Текущий таймер перезарядки: готово к активации

Руна-Умение. По параметрам похоже на Чуткое Ухо, правда – короче перезарядка и активация, но вот описание – чистая магия. Позволяет совершать длинные прыжки на значительное расстояние… Дело даже не в том, какова физиологическая механика такого прыжка – здесь, как я уже понял, все вопросы решает Звездная Кровь, – а хотя бы просто отсутствие конкретной дистанции. Насколько она значительна – три метра, пять, десять? Или, может, я смогу с ходу запрыгнуть на Ледяной Великан?

– Глупые вопросы. Действие Руны-Умения зависит еще и от твоих Атрибутов Тела, – слегка рассмеялся голос. – Если поставить рядом Восходящего мусорной стадии и Восходящего, открывшего бронзу, прыгнут ли они одинаково под Руной Легкого Прыжка? Нет – потому что Легкий Прыжок даст лишь столько усиления, сколько готово впитать Тело…

Получалось, что эффективность Рун, использующих организм как базу, зависела от Атрибутов Тела? Видимо, без экспериментов тут не обойтись…

Вторая Руна была Свойством.

Малая Руна Стихии

Руна-Свойство

Качество: дерево

Стихия – лед. Используется для придания стихийных свойств другим Рунам.

Любопытно – кроме Рун Развития и Изменения, теперь я увидел Стихию. Судя по описанию, она использовалась для изменения свойств других Рун соответствующего ранга, но как это работает?

– Придает стихийное свойство Заклинаниям или Предметам. Наш ветер станет ледяным, сможет обжигать льдом и замораживать врагов. Не так, как взор Хладноцвета или «Холодное Дыхание», ведь это всего лишь дерево, но лучше, чем прежде, – шепнул голос. – Жаль, что это всего лишь звериный мусор…

У меня имелись Руна Изменения и Руна Стихии, меняющие свойства других Рун своего деревянного ранга. Первая при ближайшем рассмотрении воздействовала только на один из базовых параметров: улучшала время действия или время перезарядки. Я поигрался с Порывом Ветра: две секунды действия вместо одной, пятнадцать секунд перезарядки вместо тридцати. Первое бесполезно, смысл Порыва в его отталкивающей силе, второе по большому счету тоже, пока у меня небольшое количество Звездной Крови. А вот в случае с Чутким Ухом все становилось гораздо интереснее – при улучшении Руной Изменения перезарядка разом снижалась до двенадцати с половиной часов или время действия увеличивалось почти до пяти часов! Это уже приличная разница. Существовали также Руны Уменьшения, сокращающие потребление Звездной Крови, Руны Усиления, влияющие непосредственно на силу вложенной способности, Руны Ясности, сбрасывающие усиления, и многие другие Руны-Свойства, однако мне они пока не попадались. Голос сказал, что каждую Руну можно усиливать Свойствами до трех раз, это открывало широчайшие перспективы сочетаний способностей Восходящего.

Я вложил Руну Изменения в Чуткое Ухо, вдвое сократив его перезарядку. А Руну Стихий – в Порыв Ветра, других вариантов просто-напросто не было. При этом слегка трансформировался глиф – в его уголке зажглась небольшая снежинка, и изменилось описание, теперь Руна называлась так:

Руна Порыва Ледяного Ветра

Руна-Заклинание

Качество: дерево

Усиление: Руна Стихии (Лед)

Создает направленный порыв ледяного ветра в указанную сторону

Время действия: 1 секунда

Время перезарядки: 30 секунд

Таймер перезарядки: готово к активации

Мой невидимый советчик сказал еще, что это только начало. Три одинаковых стихийных усиления сделают даже мусорный Порыв аналогом бронзовой Руны вроде «Холодного Дыхания». В общем, было куда стремиться…

 

Ночь в целом прошла спокойно, а с утра мы начали поиск Хладноцветов. Основной проблемой было вывести группу в отмеченные на моей карте области, но так, чтобы это выглядело случайностью. Я ожидал, что это будет сложно, но моим неожиданным союзником оказался Лохмач – он первым обнаружил раненый Хладноцвет неподалеку от того места, где мы убили самца тигрекса. Цветок рос среди скал на огромной колючей хладонитовой друзе и выглядел куда более распотрошенным, чем тот, что я обнаружил вчера. Едва живой – всего парочка уцелевших стеблей и бутонов. Вокруг него было пусто, агрессивных местных обитателей не наблюдалось. Мне оставалось только за полсотни шагов выпустить йурра и подождать, пока он вернется. Кыш возился с цветком долго и принес единственный полуразбитый бутончик – тигрексы или другие «агрессивные существа» сожрали все остальное. По реплике Лэндо я понял, что Руны внутри не было, но капля Звездной Крови тоже стоила потраченного времени.

Это растение, как позднее оказалось, было самым легкодоступным, потому что дальше все пошло гораздо тяжелее и медленнее. Сначала Лохмач повел не туда, потом мы долго блуждали по нижним пещерам, в итоге нашли старую нору Ледяного Червя, превратившуюся в длинную анфиладу заросших хладонитом залов. Там и нашелся второй Хладноцвет – однако чтобы добраться до него, пришлось выдержать целую битву с Ледяными Дикобразами, облюбовавшими эти места. Сражение растянулось на пару часов, кристаллических големов приходилось долго выманивать по одному, все вместе они представляли серьезную опасность. Нашей добычей стали два обычных Дикобраза и один особенный, содержащий Звездную Кровь. Я снова убедился, что существа Восхождения значительно отличаются от сородичей – не только размерами, но и внешним обликом. У этого Дикобраза огромные хладонитовые иглы приобрели глубокий, почти фиолетовый оттенок и странную форму, он выделялся среди остальных, как волк в стае шакалов. Отнюдь не медлительный, метко бросающий ледяные иглы и обладающий прочнейшей защитой, голем был очень сложным противником, однако перед двукратным «Громовым Разрывом» Динамита не устоял. Трофеем стала Руна Ледяных Игл ранга «дерево», три капли Звездной Крови и две Руны Развития, которые разделили Лэндо и Динамит. Хорошая, жирная добыча с одного создания! Как я уже понял, Кровь и Руны, добытые в свободной охоте, Восходящие забирали себе и делили по взаимному соглашению – кому что нужнее. По крайней мере, и принц, и наш командир выглядели вполне довольными. Поход для них складывался удачно – далеко не в каждом путешествии за пределы фригольда получалось добыть новые Руны и Звездную Кровь.

С Хладноцвета, который терроризировал развившийся Дикобраз, йурр принес всего одно Соцветие, но на этот раз полноценное. Его забрал Дмитрий, тут же усилив свой рунный топор – и я наяву увидел, как Стихия Льда меняет свойства Предмета. Пласталевое лезвие покрылось подобием вечной изморози и при ударе, помимо раны, должно было наносить жертве ледяной ожог. Такие же свойства приобрели Поющие Стрелы – Руна-Предмет принца. Стихийные Руны, как я понял, хоть и низшего ранга, были редкими и весьма ценились среди Восходящих нашего фригольда. Ну а Звездная Кровь – как и сказал Марк в начале – самое важное…

Третий Хладноцвет стал настоящим испытанием. Его обнаружили не с первой попытки, и находился он, как и предсказывал Лохмач, на краю пропасти, прилепившись к скальному карнизу метрах в сорока-пятидесяти внизу. Добраться до него можно было, только спустившись по отвесной горной стене, и сделать это предстояло именно мне – никого другого йурр не признавал. Динамит не настаивал, скорее наоборот, отговаривал, однако настойчивое мигание последнего алого цветка на карте действовало получше любых слов. Я был в одном шаге от закрытия тайного задания Наблюдателя, что же теперь, отступать? Страшновато, конечно, однако я не боялся высоты и уже убедился, что обладаю необходимыми навыками скалолазания – не хватало только опыта. Надо преодолевать себя, я должен сделать это!

– Ты парень молодой и ловкий! – подбодрил меня Динамит. – Мы тебя спустим очень аккуратно, я буду страховать Живым Побегом, если вдруг чего. Должно все получиться…

Главным специалистом в отряде был Грохот – «штурмовой альпинизм, на!», – он и объяснил доступно, что и как делать, и даже провел небольшую тренировку. Мне надели специальный пояс и прицепили страховочный трос, хорошенько закрепили и проверили все карабины, после чего начали понемногу опускать. Если не смотреть вниз, вообще не страшно! Я двигался короткими прыжками, как показывал Грохот, двумя ногами отталкивался от обрыва, удерживаясь почти перпендикулярно скале на натянутом канате. Шаг за шагом, метр за метром карниз с гигантским звенящим на ветру цветком неуклонно приближался. И все было нормально, пока меня не заметило существо, которое и было причиной задания!

Из-за ледяных карнизов из клочьев облачного тумана с пронзительным, как визг бензопилы, криком, вынырнул дрейк. Да не простой – настоящее чудовище с огромным размахом голубоватых крыльев и разветвленной короной на голове. Ледяной дрейк, содержит Звездную Кровь, казался даже больше того, что я уложил во фригольде. Дерево или бронза?! Я очень надеялся, что дерево!

Сначала он попытался атаковать меня. Пришлось пережить несколько тревожных мгновений, когда громадная тварь мелькнула совсем близко, на излете задев меня крылом! Ей ничего не стоило перекусить веревку или распотрошить человека на лету, однако в первые секунды повезло, толчок всего лишь сбил меня со скалы, закрутил, заставив беспомощно раскачиваться на страховочном тросе прямо над бездонной пропастью.

К счастью, не под ваалом живые существа были гораздо осторожнее, не бросались, как одержимые, и, наверное, именно это спасло мне жизнь. Со скалы наверху затрещали прицельные автоматные очереди, дрейк закричал, резко сменил траекторию, на вираже ушел выше, потеряв ко мне интерес.

– Сигурд! Держись!

Я держался. Кое-как прекратил вращение, зацепился за скалу, повис на ней, трепеща от каждого порыва ледяного ветра. Можно было только ждать и надеяться, что веревки выдержат, а товарищи не подведут.

Наверху стреляли. Матерился Грохот, пеняя на оставшийся во фригольде гаусс-пулемет, мелькали голубые импульсы «Янтаря» нашего командира, вразнобой трещали два «Суворовых». Но главную роль сыграли, конечно, усиленные Стихией «Поющие Стрелы» Лэндо, которые пришлись не по вкусу даже твари, содержащей Звездную Кровь. Принц стрелял быстро и метко, я видел белые вспышки, видел, как дрейк начал с пронзительными воплями отворачивать, уходить куда-то ввысь. Убить его не убили, но вроде бы отогнали…

До карниза, где светился Хладноцвет, оставалось меньше трети пути…

– Сигурд! Мы тебя сейчас вытащим! – донеслось сверху.

Да, тварь кружила совсем рядом, но меня взяла упрямая злость – раз начал, нужно идти до конца! Я знал, что второй попытки у меня не будет.

– Нет! – заорал я в ответ, вновь упираясь в скалу ногами и до предела натягивая трос. – Вниз опускайте! Вниз!

Кажется, они совещались там, наверху. Затем гудящая на ветру, протянутая через специальный карабин натянутая веревка дрогнула, позволяя мне опускаться ниже. Отлично, правильное решение!

Еще немного, еще чуть-чуть! Не смотреть вниз, не обращать внимания на яростные крики мелькающего в небе птерозавра. Вот он, длинный, полностью обледенелый карниз, вот роскошный Хладноцвет, всего в нескольких шагах – смертельная аура морозного сияния. Бутоны шевелились, как живые, ореол света качнулся в мою сторону. Я медленно, дрожащими руками ухитрился высадить Кыша на относительно ровный участок выступ.

Зверек, такое ощущение, был напуган не меньше меня – ежился, посвистывал и озирался, точно спрашивая меня, что мы вообще тут делаем? Я больше всего боялся, что йурр не удержится на льду, однако ничего подобного, он ловко пробежал по краю, минут десять шебуршился в Хладноцвете (и это были очень неприятные десять минут, потому что кружащий неподалеку дрейк снова приблизился и в любую секунду мог атаковать меня, товарищи опять начали стрелять)? а потом вернулся, вцепился в меня коготками, самостоятельно залез в надежный рюкзачок. Бедный, дрожал почти так же, как я сам.

Два целых Соцветия Хладноцвета были нашей добычей.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17 
Рейтинг@Mail.ru