banner
banner
banner
Стеллар. Мятежник

Роман Прокофьев
Стеллар. Мятежник

Глава 4

Пока архонты Города собирались, появилось немного свободного времени. В профилях Инков «Восхода» сияли легатские звезды, и мне тоже давно требовалось разобраться с повышением звания.

Я вновь прикоснулся к Деснице, активируя «Терминал Стеллара». Из наруча вырвался синий луч, мгновенно соткавший передо мной знакомую полупрозрачную консоль. Дополненная реальность, видимая только хозяину, полностью повторяла интерфейс системы Стеллара. Описание не солгало – Прометей действительно позаботился о дистанционном доступе. Все функции обычного терминала были реализованы и здесь. Я затруднялся сказать, по каким принципам все это работало, однако долго размышлять не стоило: активация пожирала запас Азур Десницы с бешеной скоростью. К счастью, умница Мико заранее составила план действий.

Первым делом я вложил три моих «Белых Звезды» (одна осталась от директив Кая, а две другие были честно заработаны «Кладкой Руха» и «Происхождением Сциллы») в повышение звания. Три маленьких звездочки на виртуальном шевроне слились в одну размером побольше, ослепительно-белую, а система сообщила:

Внимание, вам присвоено офицерское звание – центурион!

Ваш статус обновлен. Разблокирован доступ к Банку Геномов. Выдан жезл центуриона.

В Монолите, когда я получал предыдущее повышение, за звание гард-аларха система подарила мне красивый плащ из наноткани, очень похожий на те «Хамелеоны», что были у Кая. Воспользоваться им по назначению, к сожалению, пока не выпало случая. Сейчас же я получил жезл центуриона – универсальное устройство, функции которого еще предстояло изучить.

А вот доступ к Банку Геномов – это хорошо, это очень хорошо, это позволит не только сдавать ненужные Геномы, но и покупать их, таким образом «обмениваясь» со всеми Инками, включенными в систему Стеллара. Мико мгновенно начала анализ доступных предложений, а я тем временем открыл список:

Оценка свободных Геномов:

Геном Сцифоидов – 10000

Геном Туманника – 50000

Геном Ледяного Анубиса – 50000

Геном Шрайдера – 100000

Геном Сциллы – 200000

Фенотип Эвелин Мэйл – без оценки

??? (неизвестный генетический материал) – без оценки

??? (неизвестный генетический материал) – без оценки

Итак. Я расстаюсь с Геномом Сцифоидов, Геномом Анубиса и Геномом Шрайдера. А также, с превеликим сожалением – с Геномом Сциллы. Инкам «Восхода» он не нужен, хранить его на будущее я тоже не видел смысла. Живем мы здесь и сейчас – когда я достигну второй эволюции (и достигну ли ее вообще) – неизвестно.

Всего вместе с наградами за директивы получилось четыреста тридцать тысяч Азур. Интересно, что награды и «батарейки» сразу перемещались в мега-криптор, встроенный в Десницу. Мой предшественник сконструировал очень удобный артефакт.

Мико: Из необходимых нам Геномов в свободном доступе есть Геном Дива с редкой способностью «Азурического Зрения». По требованиям подходит, можем имплантировать его прямо сейчас. Стоимость 30000 Азур. Выкупаю?

Я оценил и тут же дал согласие. Про подобный Геном упоминал еще Кай, советуя мне при первой возможности найти или приобрести его. Судя по всему, он принадлежал азурическому созданию, ставшему добычей Инкарнаторов. Мое «Бинокулярное Зрение» очень хорошо стыковалось с возможностью видеть в азур-диапазоне, эта способность считалась необходимой для каждого Заклинателя.

«Азурическое Зрение» – естественные фоторецепторы будут сконфигурированы таким образом, что ваше зрение сможет воспринимать А-энергию в одном из зрительных диапазонов.

Пассивная способность.

На моем индикаторе сейчас замерло 13100/49500 Азур. Пора, ждать нечего. Одну за другой я выпил полученные «батарейки», впитав ровно четыреста тысяч Азур.

Получилось сформировать семь Нейросфер, и остался солидный задел на будущее. Просчитавшая все заранее нейросеть довольно улыбалась, потирая ладошки.

Пришла пора немного усилить собственный организм. Семь Нейросфер – как раз столько, сколько нужно. Первым делом я имплантировал Геном Дива, потратив одну Нейросферу. Вторым – добавил еще три в усиление таламуса, доведя его до максимума. Затем сформировал из трех оставшихся Нейросфер Нейроядро и включил в цепочку ДНК Геном Туманника, добавив к своим способностям “Психокинез”.

Мгновенная дрожь пробежала по телу. Я прикрыл веки, в очередной раз переживая боль-наслаждение генетических апгрейдов.

Теперь мой статус выглядел так:

Имя: Грэй

Звание: центурион

Боевая группа: «Амнезия» (поощрений – 15, знаков отличия «Синяя Звезда» – 3)

Азур: 43500/57200

Источник: тип энергии – Ра

Особые способности: «Частица Света» (3), «Усиление Светом» (3), «Вспышка Света» (3), Исцеление Светом (3), Аура Света (3), «Фотокинез» (3)

Модификации организма: Усиление Источника (18), костной ткани (1), мышечной системы (2), эндокринной системы (2), нервной системы (5), неокортекса (5), таламуса (5), системы кровообращения (2)

Генетические модификации: «Бинокулярное Зрение» (Геном Птара), «Непроницаемость» (Геном Донного Краба), «Повелитель Стаи» (Геном Крысиного Короля), «Молекулярная Регенерация» (Геном Гидры), «Азурическое Зрение» (Геном Дива), «Психокинез» (Геном Туманника)

Свободные Нейросферы: 0

Свободные Геномы:??? (неизвестный генетический материал),??? (неизвестный генетический материал)

Мико: Отлично, Грэй! Теперь нужно опробовать новые способности!

Различие стало заметным сразу, стоило открыть глаза. Таламус, отвечающий за передачу сенсорной информации от органов чувств, сделал мир объемнее и ярче. А фильтр «Азур-Зрения» раскрасил его в разные цвета.

Я вдруг увидел, что у Гелиос забавная родинка над губой, а когда она говорит, немного дергает бровью, что указывает на нейропсихологический дефект носителя. В отличие от холодного светло-зеленого Источника Корвина, равномерно пульсирующего в районе солнечного сплетения, ее Источник был разветвленным, подобно кровеносной системе, и мягко сиял золотистым огнем энергии Ра. Я заметил пятна на обратной стороне плаща и неровную щетину Крестоносца и понял, что он не отличается большой аккуратностью. Услышал, как позвякивает отстегнувшаяся пряжка в снаряжении Часового, и отложил себе в память, что нужно его предупредить – этот звук может выдать, когда необходима тишина. Источник Техноманта отсвечивал двумя голубыми связанными узлами – в груди и голове.

Максимально улучшенный для человека таламус открывал новую грань восприятия. Множество мелких деталей, незамеченных сначала, теперь просто-таки бросались в глаза. То же самое происходило и со звуками – они как будто заговорили на разные голоса, распадаясь на тональности и мгновенно выдавая свое происхождение. Мне словно настроили резкость и объемность окружающего мира, выделив каждую деталь, я как будто мог ощупать, почувствовать и ощутить любой предмет, лишь взглянув на него.

Осматривая себя, наконец-то осознал, насколько ценным свойством была «Непроницаемость», и еще раз мысленно похвалил Мико, в свое время настоявшую на ее имплантации. Я вообще не просматривался. Любой Инк, имеющий подобное азур-зрение, безошибочно бы определил меня в толпе обычных людей по нимбу Источника. Только «Непроницаемость» позволила мне обмануть Легион и проникнуть в Тимус – и на самом деле это оказалось крайне полезным. Что бы ни говорили Шепот и его присные, я посмотрел на Город изнутри, своими глазами, познакомился с людьми и Инками, его населяющими, и ни капли не жалел о времени, проведенном в стенах Тимуса.

Проверить «Психокинез» в работе не удалось. Вошедшие легионеры пригласили меня пройти в Зал Совета.

* * *

Зал Совета находился на самой вершине Башни-Иглы и представлял собой круглое помещение с панорамными окнами, создающими иллюзию полной прозрачности. Отсюда, с высочайшей точки Города, открывался великолепный вид. Весь мегаполис лежал внизу как на ладони, прекрасно просматривались снежные вершины окружающих гор и концентрические кольца исполинских Стен.

Архонты сидели за огромным круглым столом, украшенным символом Стеллара – серебряной трехлучевой звездой. Над его поверхностью чуть дрожала голограмма, изображающая карту Земли, испещренную множеством разноцветных стрелочек и точек. И сам зал, и стол были огромны, и у меня сразу создалось впечатление, что здесь могло заседать гораздо больше людей, но сейчас кресел было только шесть, и одно из них пустовало.

Пятеро архонтов, правителей Города. Шепот, Фурий и Мора были мне уже знакомы, двое других – нет. Над головами всех пятерых виделись знаменитые парящие венцы, похожие на золотые незамкнутые обручи.

Мико: Это нео-античный символ власти, позаимствованный в поздней Утопии. Грэй, я получаю идентификационные запросы их когиторов. Устанавливать контакт?

Помедлив секунду, я ответил утвердительно. Они все равно уже знают, кто я, скрывать дальше свое имя и звание не имеет никакого смысла.

Сухопарый седой мужчина с хитроватым прищуром и лучиками морщин вокруг глаз оказался Орфеем, главой городских Техномантов. Второй, с бионическим имплантатом, напоминающим золотую маску – архонтом по имени Эор. Его функции были мне неизвестны, но Мико подсказала, что он отвечает за социальную часть, то есть за здравоохранение, образование и культурную жизнь Города.

Они смотрели на меня, а я – на них. Шепот был расслаблен и слегка улыбался, Фурий – откровенно враждебен, ледяная Мора по-прежнему укрывалась в тенях. Во взгляде Орфея читался интерес, а Эор, казалось, пребывает где-то далеко-далеко отсюда. Ментальное поле, исходящее от Шепота, слегка шевелилось, опутывая каждого из них клубком призрачных цепких щупалец. Верховный архонт был главным пауком в этой башне, все остальные – жертвами, застрявшими в липких нитях его ловчей сети. Меня вновь одолели сомнения. Возможно, Корвин был прав, и разговоры не имеют смысла, этот узел можно только разрубить?

 

Но я должен хотя бы попытаться…

– Итак, – спросил Орфей чуть лениво. – Кто ты такой?

– Вы все получили мой профиль, – медленно ответил я.

– Я вижу некоего центуриона с позывным Грэй… Значит, ты утверждаешь, что являешься Прометеем? – хмыкнул глава Техномантов.

– Я никогда такого не утверждал. Сейчас я не Прометей. Но я был Прометеем в прошлом.

– Почему ты так решил?

Я вкратце рассказал им свою историю – начиная с появления в А-Зоне и заканчивая приходом в Город, не акцентируя внимание на моментах, о которых архонтам точно знать не стоило. Например, о контактах с Арахной и «Мстящим», а также истории с Даат.

– Это удивительная история! – кашлянул Эор. – Настолько удивительная, что мне хочется тебе поверить. Но…

– Саркофаг. Черная Луна. Тьма! – холодно перебила его Мора. – Ты можешь дать запись своих действий с момента падения Саркофага и до выхода из А-Зоны? Мы все хотели бы взглянуть.

– Тьма преследовала и меня по пятам, – кивнул я в ответ. – Но записей не сохранилось. Первые несколько дней когитор был заблокирован.

Архонты переглянулись. Интенсивность пси-поля Шепота мне очень не нравилась. Исподволь он давил на них, и это требовалось остановить. Диалог с Советом тоже складывался не лучшим образом, меня сразу пытались поставить в позицию обвиняемого. Тактику нужно менять – и при этом не забывать, что я разговариваю с опытными интриганами, собаку съевшими в подковерных играх. Пытаться переиграть архонтов на их поле, да и вообще действовать по их правилам – не имело никакого смысла.

– Мы можем проверить подлинность его слов, – вдруг заговорил Орфей, взглянув на меня. – Если ты разрешишь, мы можем отделить твою аниму от тела и тщательно исследовать ее. Я уверен, мы найдем…

Мико: Грэй, ни в коем случае не соглашайся, это очень рискованно. Твоя анима будет беззащитна, мы можем потерять и ее, и носитель…

– Никаких отделений анимы, – ответил я. – Я доверяю вам не больше, чем вы – мне.

– Ты в нашей власти, не забывайся! – рявкнул Фурий. – Мы можем сделать с тобой все что уго…

– Неужели? – я усмехнулся и поднял Десницу. Вокруг стола Совета тут же вспыхнул голубой щит силового экрана, но я не собирался их атаковать. Просто хотел немного продемонстрировать свои возможности. Не самый лучший момент для первого теста подарка Прометея, но другого варианта нейтрализовать ментальную отраву Шепота я не видел.

«L-Поле» мгновенно включилось, накрыв весь зал. С виду ничего не изменилось, обычный человек даже не ощутил бы перемен, но для азур-восприимчивых Инков все выглядело совершенно по-иному. Беспокойно вздрогнул Шепот, Мора застыла, вцепившись в края капюшона, скрывающего ее лицо. Для меня мир поблек и померк, утратив большую часть своей красочности. Аль-поле полностью нейтрализовало азур-способности в зоне действия, сделав нас обычными немного улучшенными людьми.

– Зачем эти фокусы? – выпрямился Шепот. – Ты что, пытаешься запугать нас?

– Нет. Мы не враги. Это не агрессия, а лишь демонстрация, что я настоящий владелец Десницы. Если это не убедит вас, что же еще? Кроме того, один из вас, – не отрываясь я смотрел на Шепота. – Очень сильно влияет на остальных своими пси-способностями. Это некрасиво и нечестно. Теперь мы будем говорить на равных.

Архонты снова переглянулись. Но ожидаемого эффекта мои слова не произвели. Возможно, они знали либо так долго находились под влиянием Шепота, что установки не могли исчезнуть в одночасье.

– Нелепая попытка посеять между нами рознь? – усмехнулся Шепот. – У тебя есть что-то, кроме бездоказательных утверждений?

– Владение Десницей, конечно, впечатляет! – сказал Орфей. – Мы не сомневаемся в ее подлинности. Однако само по себе оно не является доказательством твоей личности. То, что сделал один Инкарнатор, может повторить и другой. Перчатка Прометея могла быть взломана для перенастройки генокода, ты мог получить ее случайно, вариантов много…

– Всем известно, что Прометей мертв! – добавил Шепот. – Его гибель подтверждена системой Стеллара.

– Вы все не хуже меня знаете, что система тоже ошибается.

– Слова, опять слова! У тебя есть системная директива от гранд-легата? Есть вообще хоть что-то, похожее на доказательства?

– Мы немного в курсе твоих подвигов, – добавил Эор. – Зачем ты тайно проник в Тимус? И что ты сделал с Аурелией?

– Сейчас покажу, – сказал я, давая Мико мысленную команду начать трансляцию на голографический ретранслятор над столом. Появилось изображение – тот самый момент, где я сидел, прикованный к креслу, а Аурелия, закинув ногу на ногу и высокомерно улыбаясь, собиралась покопаться у меня в мозгах. Демонстрация этой сцены убедила Корвина и Ко в правдивости моих слов. По сути – это мой последний козырь, который можно безопасно использовать. Если архонтов не убедит директива Прометея, значит, их не убедит ничто.

– Так вот что произошло с Аурелией, – медленно произнес Орфей, когда все кончилось. – Печально… но я вынужден признать, что она сама виновата.

– Это голос Прометея, совершенно точно, – встревоженно сказала Мора. – Это приказ гранд-легата, закодированный в нейропломбу. Никто не знает, какие еще приказы могут быть заложены в нем, и при каких обстоятельствах они сработают!

Архонты были неприятно удивлены моей записью. Новость, что я представляю собой бомбу с неизвестным триггером взрыва, явно не добавила правителям Города хорошего настроения. На секунду показалось, что мне удалось достучаться до их рассудка. Они засомневались, но Шепот тут же поспешил подхватить ускользающие поводья:

– Запись говорит лишь об одном – Прометей поставил эту нейропломбу. С какой целью и являешься ли ты им самим либо просто посланником, неизвестно. В любом случае обнуленный – ты уже не Прометей и не гранд-легат, – высказался он. – Мы не обязаны подчиняться тебе!

Наши взгляды снова встретились. Шепот смотрел с неприкрытой угрозой, наши пси-способности были нейтрализованы, и я вдруг осознал, что за его агрессией скрывается страх. Шепот просто очень сильно боится меня! Тщеславный архонт испытывал странную зависть, смешанную с гневом и ревностью – словно расценивал меня как соперника. Внезапно я понял, что он боится, что я займу его место. Место Прометея, на которое у него не было никаких прав.

– Я не прошу мне подчиняться. Мне не нужна ваша власть, архонты! – Я еще раз обвел их глазами, задержавшись на каждом. – Мне вообще не нужен Город. Мне нужен просто доступ к Ядру. Давайте решим дело миром.

– А то что? – Набычился Фурий.

– Я не отступлюсь. Вам придется мне его дать, так или иначе!

– Ты нам угрожаешь? – Прищурился Шепот. Он понял, что я прочел его, и вспыхнувшая с новой силой ненависть придала ему смелости. – Нам, архонтам Города?

– Просто предупреждаю о последствиях. Вы все видели, что произошло с Немезидой?

– Если бы ты мог обнулить нас по своей воле, ты бы сделал это еще в Ядре, – уверенно сказал верховный архонт. – Ты не гранд-легат! Ты только пользуешься чужими закладками…

– Подождите! – Резко прервала нас Мора. – Грэй, в тебе нет страха, это хорошо. И ты веришь в то, что говоришь. Допустим на минуту, что ты действительно Прометей. Каковы твои цели? Чего ты хочешь?

– Я же сказал, мне нужно попасть в Ядро.

– Зачем?

– Мы уже обсуждали это. Я не могу сказать.

– Почему?

– Это знание может угрожать вам всем.

– Доступ к Ядру – это крайне серьезная и опасная функция, – покачал головой Орфей. – Мы не можем пропустить тебя туда, не зная намерений. Может, ты тайный шпион Одержимых и хочешь уничтожить Стеллар? Это неприемлемый риск!

– Даже если на секунду принять, что это все – правда, я не могу понять одну вещь, – задумчиво произнес Эор. – Зачем Прометей обнулил себя? Будь все так, он мог вернуться в звании гранд-легата, взять Десницу, и никто бы не помешал ему войти в Ядро.

– Ты смотришь в корень, аниматург! – Кивнула Мора. – У меня только одно объяснение – Прометей или тот, кто пытается себя за него выдать, не хочет, чтобы его цель стала известна раньше, чем он войдет в Ядро. И здесь кроется огромная опасность…

– Какая?

– Никто не вернулся с Черной Луны прежним. Ни один Инкарнатор! – Медленно произнесла Заклинательница. – Там царит Тьма.

– Все они стали Одержимыми, злейшими врагами Города! – Подтвердил Шепот.

– Именно. Я не верю в исключения, – Мора говорила тихо, но все остальные замерли, прислушиваясь к каждому слову. – Ты, Инкарнатор Грэй, появился при странных и подозрительных обстоятельствах. Ты можешь быть шпионом или орудием Одержимых, сам того не понимая. Мы не можем идти на неоправданный риск, предоставляя тебе доступ к Ядру, это угрожает всей системе Стеллара.

– Полностью согласен! – Поддержал ее Шепот, и Орфей с Эором тоже одобрительно склонили головы. Я шагнул вперед, но Мора жестом остановила меня и продолжила:

– Я еще не договорила. Между тем очевидно, что к твоему появлению приложил руку Прометей, мы не можем не признать этого. Прометей был настоящим отцом Города. Он любил его и никогда бы не оставил под угрозой разрушения. Сейчас Городу снова угрожает огромная опасность. Синяя Тревога «Одержимые» висит над нами уже много лет. Разными способами они пытаются уничтожить систему Стеллара. Если ты не принадлежишь к ним, если ты не тайно служишь Тьме, если ты верен Городу, если в тебе действительно живет дух Прометея – покончи с ними! Уничтожь Одержимых, ликвидируй Тревогу. Тогда я поверю, что ты на нашей стороне и сама встану с тобой рядом перед входом в Ядро.

– Мне нравится! – Фурий стукнул громадным кулаком по подлокотнику. – Ха, достойное испытание для наследника Прометея!

– Если ты не позволяешь изучить свою аниму, думаю, это единственный вариант, – согласился Орфей. – Не станет Одержимых – исчезнет угроза Стеллару, ты снимешь с себя подозрения.

– Мне не нравится это решение, но вынужден согласиться с большинством, – неохотно промолвил Эор. – Других вариантов нет.

– То есть вы предлагаете мне совершить то, что все Инки Города не могли сделать сотню лет? – Проговорил я. – Совершить невозможное?

– Именно такие подвиги и прославили Прометея, – сказал Шепот. – Он всегда мог больше, чем обычные Инки. Он делал невозможное. Если ты – Прометей, докажи это. Уничтожь Одержимых!

Глава 5

– Уничтожь Одержимых! – повторил Шепот.

Я помедлил, прежде чем ответить. Мне стало окончательно понятно, что переговоры зашли в тупик, Совет ясно дал понять, что не собирается торговаться. Условия, выдвинутые архонтами, казались невозможными, но альтернативой им было вооруженное противостояние. При отказе, прямом или косвенном, мы все рисковали просто не выйти из Башни-Иглы. А согласившись – я поставлю себя в подчиненное предложение и буду вынужден выполнять заведомо невыполнимое задание.

Действительно, змеиное гнездо, тысячу раз прав был Крестоносец! И сил с возможностями у компании Шепота сейчас на порядок больше. Что же делать?

Я мог попробовать разрубить этот узел прямо здесь, в Зале Совета. Отключить L-поле и снова испытать в деле Десницу. Наследство Прометея обладало только одним свойством, отдаленно смахивающим на боевое. Судя по описанию, «Дезинтеграционный Анализатор» мог разложить на составляющие все что угодно, любой материальный объект.

Но, первым применив оружие, я поставлю себя вне закона.

Мико: Грэй, подожди! Смотри!

Наблюдательная нейросеть заставила меня чуть повернуть голову и посмотреть сквозь панорамное остекление Зала Совета в сторону заснеженных вершин. На россыпь темных точек на их фоне, увеличивающихся в размере с каждой секундой.

«Бинокулярное Зрение» мгновенно приблизило их. Со стороны Стен, построившись в боевой порядок, к Городу летели несколько эскадрилий винтокрылов. Это были аппараты Легиона, но почему они направились сюда и в таком количестве?

Шепот проследил за моим взглядом, и я с удовольствием увидел, как злорадная усмешка сползает с его губ. Верховный архонт вытянул руку, указывая остальным, и резко спросил, обернувшись к командиру Легиона:

– Что происходит, Фурий?! Это «Небесные Дьяволы»? Ты что, их тоже вызвал?

– Нет, Кассандра на базе! – гранд-стратег Легиона вскочил и подошел к окну, вглядываясь. – Я вызывал только манипул «Змееносцев» на случай, если… Но это не они!

– Тогда кто? – спросил Шепот, но не получил ответа.

Мора вдруг оказалась около меня. Даже под L-полем от нее исходил ледяной, пронизывающий холод. Повернув голову – мне почудилось, что я различил в глубине теней вечно надвинутого капюшона что-то похожее на лицо, она чуть слышно спросила:

 

– Твоя работа?

Я отрицательно дернул головой. Точки приближались, и уже через минуту можно было разглядеть звенья юрких «Грифонов», акульи силуэты «Клюванов» и даже массивные туши огромных «Драконов». Послышался нарастающий грозный рокот импеллеров, они влетели в Город, лавируя между иглами небоскребов. Над воздушной эскадрой, в просвете облаков мелькнул хищный треугольник черного боевого флаинга.

– Опознано! Это флаинг Ракши! – Орфей тоже встал. – Значит, винтокрылы Второй Когорты!

– И Пятой! «Солнцерукие» и «Волчьи Головы»! – отрывисто бросил Ганг Фурий. – Они покинули место расположения без приказа и уведомления. Я пытаюсь связаться!

– Фурий, мы можем что-то сделать? – произнес Шепот.

– Что? Это дружественные цели! – ответил Фурий. – Мне что, приказать сбивать их?! Прямо над Городом?!

Винтокрылы были уже совсем близко, они снижались. Звено «Грифонов» сделало вызывающий круг вокруг Башни, приблизившись на минимальное расстояние. Боевые аппараты прошли почти впритирку, в нескольких десятках метров от нас. Практически в лицо застывшим архонтам глянули обгоревшие стволы роторных пушек и подвешенные к кронштейнам гроздья ракет. На обшивке мелькнул знакомый символ: кулак на фоне солнца. Фурий не ошибся: винтокрылы принадлежали «Солнцеруким», Пятой Когорте, легатами которой были Инки «Восхода». Сомнений не осталось – их вызвали сюда Корвин или Гелиос, и сейчас я мог только поаплодировать такому решительному шагу. Архонты понимали только язык силы!

– Они что там, с ума сошли? – спросил Шепот. – Что это значит? Чего они хотят, напугать нас?

– Пока не знаю. Подожди, кажется, они садятся…

Да, остальные винтокрылы, разгоняя зевак, садились прямо на Эспланаду. Не дожидаясь, пока летающие машины коснутся красной мостовой, из них выпрыгивали легионеры, привычно выстраиваясь в боевые порядки. Они пришли в полной выкладке, при поддержке бойцов в кидо, с тяжелой техникой. Из чрева первого «Дракона» выныривали «Тарантулы» и «Микадо», второй привез двух огромных «Зевсов». Боевые машины шустро разворачивалась на алых камнях Эспланады, распугивая многочисленных прохожих. Организованностью и слитностью действий легионеров можно было любоваться – с высоты это напоминало работающие шестеренки отлаженного механизма.

– Тринадцать центурий! «Солнцерукие» в полном составе, – мрачно произнес Ганг Фурий. – И минимум половина Второй!

– Я не понимаю, на что они рассчитывают? – фыркнул Шепот. – Хотят штурмовать Башню? Это же безумие. Орфей, на всякий случай заблокируй внутреннюю транслокацию.

– Хорошо, но тогда мы тоже не сможем выйти, – заметил Орфей. Он движением руки создал над столом мини-проекцию Башни, где воспроизвел происходящее в деталях, – А они строятся не для атаки!

Глава Техномантов был прав. Перед Башней-Иглой, полукольцом окружив посты «Бессмертных», выстроились несколько манипулов легионеров. В парадный, не штурмовой порядок – по алам и центуриям, образовав дюжину правильных прямоугольников. На пустом пространстве Эспланады, под сенью «Прометиума» это казалось репетицией торжественного парада или подготовкой к вручению наград.

Перед строем вышло несколько маленьких фигур. А затем до нас долетел раскатистый крик знакомого легионного приветствия.

– Айве! – слитно выкрикнула добрая тысяча луженых глоток. – Айве! Прометей!

Я ощутил, как в груди расправляет крылья незнакомое, но светлое чувство, от которого перехватывает дыхание. Пока было неясно, что именно происходит, но неожиданное и дерзкое прибытие двух Когорт явно смешало все планы архонтов. Вокруг на почтительном расстоянии уже собиралась толпа народу, и становилось ясно, что скрыть событие такого масштаба уже никому не удастся. Когорты на Эспланаду вывели решительные и отчаянные люди, прекрасно понимающие, что обратного пути нет.

– С ними Инки. Ракша, Порох, Часовщик, команда Бурана, – проронил Ганг Фурий. – Они вышли на связь. Они требуют немедленно освободить команду Гелиос и этого… Прометея.

– Что происходит, Фурий? – ледяным голосом спросила Мора. – Ты командир Легиона или кто? Прикажи им!

– Легионеры выполняют приказ собственных легатов, а те ссылаются на Клятву и требуют освободить своих товарищей, – угрюмо сказал Фурий. – Не забывайте, они все – Инки Стеллара, как и мы. Я уже вызвал подкрепление, но им потребуется время, чтобы прибыть сюда! И отключите уже это чертово аль-поле!

Он свирепо глянул в мою сторону. Внезапное появление винтокрылов внесло совершеннейший хаос в Совет – архонты не понимали, что происходит. Десница пожирала заложенный Прометеем запас Азур, но нейтрализовать влияние Шепота было гораздо важнее.

– Даже не подумаю! – повысил я голос. – Архонты, мы не договорили!

Они все повернулись ко мне. Видеть растерянность и тень испуга на лицах Совета – бесценно. Конечно, диктовать свою волю с позиции силы и разговаривать, когда внизу стоят несколько тысяч вооруженных бойцов – совершенно разные вещи. Я даже ощутил некое злорадное удовольствие. Эмоция была сладкой, но какой-то низкой, и я постарался раздавить ее в себе, как противное насекомое.

– Это мятеж, все вы будете наказаны! – процедил Шепот. – Вы что, хотите устроить бойню прямо на Эспланаде?

– Никакой бойни не будет, – ответил я. – Я говорил уже и повторю еще раз: мне не нужна ваша власть, архонты! Мне нужен доступ в Ядро!

– Ты его не получишь, – прошипел Шепот. – Если вы все это спланировали, чтобы захватить Стеллар, ничего не выйдет! Терминал уже под надежной охраной, Арсенал перекрыт, транслокация заблокирована. Мы, Совет Архонтов, не принимаем ультиматумов от самозванцев и мятежнико…

Его слова перекрыл низкий гул боевого флаинга, заставивший дрожать стены. Снизившись, он прошел совсем близко к Башне, виртуозно промчавшись между двумя остриями Иглы. Я не мог этого видеть, но проекция на столе Совета четко отобразила, как от него на лету отделилось множество фигурок, лихо спикировавших прямо на вершину Башни.

– Это что, десант? – растерянно спросил Эор, последним из архонтов вставая с места.

– «Волки» захватывают посадочную площадку! – зарычал Фурий.

– Все ясно, это измена! – холодно произнес Шепот. – Наверняка Корвин и эта бешеная Ракша все подстроили, они давно мутили воду.

– Нет, им кто-то помог, они не могли так быстро… – вполголоса пробормотала Мора.

– Архонты, Инки оттесняют «Бессмертных» от верхнего транслокатора! Решайте, что делать!

– Шепот, внутренние перемещения заблокированы, – предупредил Орфей, – но Инков это не остановит, они все равно могут…

– Фурий, если они попробуют прорваться, открывайте огонь! – жестко приказал Шепот. – Нельзя идти на поводу… Нужно дать отпор!

– Стой! – произнес я, вскидывая руку и направляя на Шепота Десницу.

Одновременно я дезактивировал «L-Поле» и переключил перчатку в режим «Анализатора». Луч голубого свечения накрыл верховного архонта, мгновенно просканировав его и создав трехмерную проекцию дополненной реальности. За долю секунды я оценил полученную информацию:

Биологический объект. А-Человек. Класс «Инкарнатор».

Анализ…

Биомасса – 78 кг (возможная потеря 30 %)

Анима – 1 (риск потери 0 %)

Онтологический прион, модификация «Альфа-Плюс» – (требуется отдельный анализ)(риск потери 0 %)

Генетические модификации —?? (требуется отдельный анализ биомассы) (риск потери 90 %)

Запас Азур: 107000 (будет использован в процессе дезинтеграции)

Азур-артефакты – 3 (требуется отдельный анализ)(0 %)

Вторсырье – 2 кг (возможная потеря – 100 %)

ВНИМАНИЕ: При дезинтеграционном анализе объект будет полностью уничтожен. Часть составляющих материалов будет необратимо утрачена.

ВНИМАНИЕ: Создание Схемы и восстановление объекта невозможно.

ВНИМАНИЕ: Объект принадлежит к системе Стеллара. Связанных директив не обнаружено. Враждебные действия (в том числе дезинтеграция) будут классифицироваться как неоправданная агрессия.

Стоимость дезинтеграции (включая свободный Азур объекта) – 43000 Азур. Скорость дезинтеграции – 3,7 секунд

Дезинтегрировать объект?

Тревожные алые надписи предупреждали о необратимых последствиях. Мико замерла, испуганно спрятав лицо в ладонях. Но я догадался верно – Десница действительно могла «разобрать» любой предмет на компоненты, разъединить душу, тело, загадочный онтологический прион (кстати, что это?) и поместить все запчасти в бездонный «транслокационный криптор».

Страшное оружие.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20 
Рейтинг@Mail.ru