Владычица Единорогов – 3

Рита Харьковская
Владычица Единорогов – 3

Часть первая. Мир, где исполняются мечты (продолжение)

Глава первая

(… замок Дракона Воздуха в Мире без Магии…)

В каминном зале стояла тишина. Только весело потрескивал огонь, облизывающий поленья сложенные пирамидой на металлической решетке.

Собравшиеся, словно очнувшись, повернули головы к Максимилиану. Правда, задать мучивший всех вопрос никто не отважился.

– Максимилиан, – Ольга смотрела в лицо возлюбленного, – я думаю, что будет лучше, если ты сам расскажешь нам кто такая Эльжбета, почему ты был вместе с нею, и что вы делали в Мире Горгулий?

Дракон Воздуха молчал так долго, что присутствующим начало казаться, словно тишина каминного зала звенит от напряжения.

– Ты права, моя Драконтесса, – заговорил Максимилиан, когда все решили, что так и не дождутся ответа, – вы все, мои гости, и ты, Ольга, в первую очередь, имеете право знать о том, что произошло:

– Во всех созданных Творцом Магических Мирах не было пары прекрасней, чем я и Эльжбета.

Мы уже давно вырастили потомка, и я передал ему бразды правления Стихией, а сам, вместе со своей парой, отправился в бесконечное путешествие между Мирами, наслаждаясь свободой и любовью той, что всегда была рядом.

Мы посетили множество Миров, и везде нас встречали с уважением и радостью, потому как не было у нас намерения кому-либо причинить вред, навязать свою волю, принудить поступать так, как хотелось бы.

По крайней мере, тогда я думал именно так.

Но праздность и вседозволенность всегда пробуждают неумеренное любопытство и желание побывать там, куда соваться без крайней нужды не стоит.

Сейчас, когда прошел уже не один век, я толком не могу вспомнить от кого именно мы получили сведения о том, что где-то на самой границе принадлежащего Творцу пространства существует странный Мир. Но думается мне, что иномирец, поделившийся этим с нами вряд ли был другом.

А вот его рассказ о необычном Мире, в котором живет странное существо, умеющее исполнить любое желание, каким бы оно не было, нас с Эльжбетой заинтересовал и заинтриговал.

В своей гордыне мы считали себя самыми сильными, самыми могущественными, теми, кому подвластно все! Любимейшими созданиями Творца! Но власть исполнять желания нам дана не была! Значит, у Творца есть кто-то, кого она поставила выше нас?!

Нам стало нестерпимо интересно кто же это?! Захотелось взглянуть на Мир и познакомиться с его обитателем.

Как я понимаю после рассказа Авроры, тогда Королева Горгулий еще не закрылась от непрошеных гостей, и нам не составило труда переместиться.

Сказать, что Мир нам не понравился – ничего не сказать! Он вызвал едва ли не отвращение. Голая каменистая поверхность, из которой, как ядовитые грибы, торчали нелепые дома, словно слепленные рукой неумелого архитектора. Тут и там виднелись скульптуры чудищ, которыми не станет украшать свой дом ни один нормальный иномирец, настолько они были отвратительны.

Эльжбета захотела немедленно покинуть эту обитель безвкусицы и уродства, но мне нетерпелось познакомиться с обитателем Мира.

Мы нашли её на берегу моря, преодолев немалый путь пешком. Оказалось, что в этом Мире нам недоступна Магия Драконов! Мы не можем принять первичную ипостась, и вынуждены передвигаться, как обычные люди! Не было в этом Мире ставших привычными Перекрёстков. Я так и не смог понять, как нам вообще удалось сюда попасть?!

Подол платья Эльжбеты изорвался об острые края камней, её атласные туфельки стоптались настолько, что сквозь них просвечивали пальцы. Моя избранница была зла и на меня, и на этот негостеприимный Мир, и раздражения своего не скрывала.

Я думаю, что только после встречи с Эльжбетой Королева Горгулий озаботилась тем, чтобы взять себе прекрасное тело в уплату за выполнение чьего-то желания. Потому что в тот момент, когда мы увидели её на берегу моря, сидевшую на песке и лепившую какие-то нелепые фигурки, её тело было безобразно так же, как и ужасное лицо.

На первый взгляд казалось, что кто-то, толи в шутку, толи со злости, нахватал разных частей от всех иномирцев и слепил их воедино. На бугристой, как у орка, абсолютно лысой голове, которую делал еще более безобразной крючковатый птичий клюв, торчали огромные острые эльфийские уши. С макушки свисали несколько засаленных «верёвок», которые должны были выполнять роль волос. Тонкие ручки и ножки, явно не соразмерные с несуразным одутловатым телом, да нелепые крылышки за спиной, пародия на мощные крылья дракона – вот и все, чем «порадовал» нас облик жительницы (или жителя, тогда мы этого еще не поняли) странного Мира.

Увидев существо, Эльжбета расхохоталась, невзирая на усталость и болевшие от ходьбы ножки. Она смеялась так долго и заразительно, что я и сам начал невольно улыбаться.

Королева Горгулий, а это была она, поднялась с песка и поставила на валун то, что лепила совсем недавно. На раскаленном камне смешно запрыгала, взмахивая несуразными крылышками, её точная копия. Наш смех стал еще громче и не прекратился даже после того, как существо рассыпалось песком и смешалось с прибрежной полосой.

– Приветствую вас, Драконы, – устало произнесла Королева Горгулий, – какое тайное желание привело вас в мой Мир? Говорите, и я выполню его.

– Что ты можешь дать нам, убогое жалкое создание?! – сквозь смех поинтересовалась Эльжбета, – мы – Драконы! Самые могущественные из всех, кого создала Творец! У нас есть все, чего бы мы ни пожелали!

– Зачем же вы тогда пришли ко мне, Драконы? – нахмурилась Королева Горгулий.

– Мы просто хотели взглянуть на твой Мир, – я попытался сгладить негативное впечатление от встречи и от того, что моя пара высмеяла хозяйку Мира, – нам от тебя ничего не нужно.

– Значит, вы хотели посмотреть мой Мир?! – мне не понравилась усмешка на кривых губах Королевы Горгулий, но я только кивнул в ответ:

– Да, это было нашим единственным желанием.

– Вы увидели, – продолжила хозяйка Мира, – значит, это и было вашим желанием, – повторила она, – А так как вы не спросили на это моего разрешения, то и я не стану спрашивать, чем вы готовы заплатить за желание! А заберу у вас то, чем вы дорожите больше всего!

У тебя, Дракон, я отниму твою возлюбленную! А у тебя, Дракониха, отберу твою беззаботную жизнь! И даже если мне это не удастся, ты навсегда забудешь и о том, кто ты, и о своем возлюбленном!

– Ты не смеешь убить Дракона! – воскликнул я, и услышал в ответ:

– А кто сказал, что я стану вас убивать?

Королева Горгулий вскинула над головой руки, взмахнула своими несуразными крылышками, и я увидел, как вокруг Эльжбеты закружил пепельно-серый туман. Через несколько секунд такими же пепельно-серыми стали её лицо и тело.

– Беги, любимый, спасайся, – прошептала Эльжбета, – я умираю. И ты ничем мне уже не поможешь! Только погибнешь вместе со мною.

Я не собирался оставлять без помощи ту, что стала матерью моего потомка! Ту, которая была моей парой на протяжении тысячелетий! Ту, кого я любил!

Я бросился к Эльжбете, надеясь прервать этот смертельный ритуал, но не успел. Меня вышвырнуло за пределы неведомой силой, и я лишился чувств.

Очнулся я уже в незнакомом Мире. Вокруг простиралось до самого горизонта штормовое море. Невдалеке тонул корабль. Меня накрыло волной и утащило в бездну. Рядом умирал незнакомый юноша. Я понял, что он живёт последние секунды и мне не спасти его, как бы не хотелось. А потому, я, приняв облик юноши, вынырнул на поверхность и поплыл к виднеющейся невдалеке шлюпке.

Уже позже я узнал, что утонувшим юношей, чей облик я присвоил, был Арман Эммануэль дю Плесси дюк де Ришелье, граф Широн, герцог де Фронсак, направлявшийся с дипломатической миссией в Город у Моря.

Я считал Эльжбету погибшей и оплакивал её веками.

Пока однажды не встретил в городском парке одну Смотрительницу, отчаянно желавшую помочь одной маленькой эльфийке, – Максимилиан сжал пальцы Ольги, успевшей перебраться на подлокотник его кресла.

* * *

– Эльжбета не погибла, – гости перевели взгляд на того, кто нарушил тишину, вновь воцарившуюся в каминном зале после рассказа Дракона Воздуха.

– Я возвращался в свой Мир, – Тристан словно вновь проживал давно минувшие события, – когда увидел в Межзвёздном Пространстве безвольно плывущее тело белоснежной Драконтессы. Жизнь едва теплилась в незнакомке, и я не мог позволить погибнуть этому совершенному созданию Творца. Конечно, я сильно рисковал, забирая незнакомку в Мир Единорогов. Причем, рисковал не только своей, но и её жизнью. Но все обошлось! Мне удалось замкнуть петлю времени так, что никто в табуне не узнал о новом соседстве!

Прошли века, прежде чем Эльжбета вспомнила вначале своё имя, а потом и свою сущность, – Тристан взглянул на Максимилиана, – правда о тебе, Дракон Воздуха она вспомнить так и не смогла. Может именно поэтому прекрасная Драконтесса ответила взаимностью на вспыхнувшее во мне чувство. Тебе, Максимилиан, не в чем упрекнуть ту, что когда-то была твоей парой!

– Я не упрекаю, – вздохнул Дракон Воздуха, – все сложилось так, как сложилось. Мы все во власти Творца!

Всем, сидящим в каминном зале, показалось, что они услышали чей-то глубокий вздох, хотя, никто из них вроде бы и не вздыхал.

Глава вторая

– Конечно, ничего этого мы не знали, рассматривая голограмму, – Аврора вновь завладела нитью беседы, – а только видели Максимилиана и Эльжбету бредущих по прибрежной полосе в Мире Горгулий. Мы подумали, что так и не поймём, зачем они приходили, какое желание выполнила Королева Горгулий, и чем за это заплатили Драконы.

Голограмма свернулась и исчезла в доске, а мы снова поднялись наверх, в зал, где находились ёмкости.

Я видела, что Фрэйя едва держится на ногах, а потому, изыскав показавшееся мне удобным место, села на пол, положила голову подруги себе на колени и велела ей постараться заснуть, сказав, что и сама подремлю.

 

Но спать я не собиралась. Я надеялась увидеть Королеву Горгулий первой!

Дождавшись, пока дыхание Единорожки станет спокойным и размеренным, как у спящего, я аккуратно переложила её голову с колен на твёрдый пол, думая лишь о том, чтобы она не проснулась, и подошла к ёмкостям.

Я рассматривала тех, кто подплывал к перегородкам, тыкался в них носом и словно что-то шептал мне, хотя я не могла разобрать ни слова.

Лёгкий шорох за спиной оторвал меня от созерцания. Рядом стояла Королева Горгулий и пристально заглядывала мне в лицо:

– Ты приняла решение, девушка-Дракон? – голос женщины-птицы был едва слышен, и я поняла, что она тоже не хочет разбудить Фрэйю.

– А ты сдержишь обещание? – сомнение все еще звучало в моём голосе, – ты выполнишь желание Фрэйи?!

– Конечно! – подтвердила Королева Горгулий, – я выполню не только её, но и любое твоё желание! Говори! Чего ты хочешь больше всего?!

Я задумалась. Вспоминала прожитые годы. Тех, кто был рядом. Понимала, что если со мною случится что-то нехорошее, если я вдруг погибну, то все, конечно, будут горевать, но пройдёт какое-то время и они продолжат жить своей жизнью. Подумала, а чего бы хотелось мне? И поняла, что все желания, все планы я уже осуществила. Нет ничего такого, что было бы жизненно важным для меня или моих близких! Вот разве что…

– У меня есть желание! – мой голос зазвучал радостно, – пусть Тристан и Эльжбета найдут своего ребёнка. Которого отняла Творец и отправила в Мир без Магии! Сделаешь?! Сможешь?!

– Ох и задачу ты поставила, – вздохнула Королева Горгулий, – без помощи Творца здесь не обойтись. Но, думаю, у меня все получится!

– Почему ты так думаешь? – пробормотала я.

– Она мне должна! – ответила женщина-птица, – и не сможет отказать! Ну так что? Приступим?

– Делай, что должно, и будь, что будет, – прошептала я, недоумевая, откуда мне известны эти слова.

Девушка-Дракон перевела взгляд на Единорожку, словно предлагая той продолжить рассказ.

* * *

– Я очнулась от сна и тут же, словно предчувствуя недоброе, заозиралась, – Фрэйя вздрогнула от воспоминания:

– Я никогда не забуду картину, представшую перед моими глазами.

На столе, где еще недавно лежала доска, распростёрлось вытянувшееся в струну, тело Авроры. Её руки и ноги были раскинуты. И вся она напоминала звезду, от которой, словно лучи, в направлении ёмкостей расходились бледно-голубые трубки, по которым перетекала кровь Дракона.

Лицо Авроры было белее снега, и я рванулась к ней, чтобы оборвать эти проклятые трубки! Я поняла, что подруга, воспользовавшись моим сном, решила отдать свою кровь созданиям Королевы Горгулий! Решила, принеся себя в жертву, поспособствовать исполнению моего желания!

Но я не смогла сделать ни шагу, потому как наткнулась на невидимую преграду!

Кто-то, стоявший за моей спиной, тронул за плечо:

– Если ты сейчас прервёшь ритуал, её жертва будет напрасной!

Я оглянулась и встретилась взглядом с женщиной в белоснежном одеянии. Не смотря на то, что мне не довелось встречаться с Творцом лицом к лицу, я сразу поняла, кто передо мною.

– Как ты могла?! – я колотила кулачками в грудь Творца и рыдала, не пытаясь сдержаться, – как ты допустила?!

– Это было её решение, – Творец обняла меня, прижав к груди, – и противиться подобному выбору никто не имеет права!

Творец прижимала меня так крепко, что я поняла – освободиться не удастся. А потому, горько разрыдалась, уткнувшись в её грудь, – Фрэйя всхлипнула, словно вновь пережив весь ужас безысходности.

Единорожка посмотрела на Аврору, вытерла кулачком слёзы, улыбнулась подруге, словно предлагая той продолжить рассказ.

* * *

– Королева Горгулий указала мне на каменный стол, с которого смахнула доску с чьим-то желанием:

– Тебе нужно лечь сюда, – я выполнила требование, – постарайся не думать ни о чём, и не сожалеть о принятом решении! – давала последние указания женщина-птица, – я завершу ритуал, едва оживёт моё последнее творение, но не раньше! Ты готова?

Я кивнула и легла на каменную глыбу.

Моё тело словно парило над поверхностью камня. Я не чувствовали ни его твёрдости ни холода. Пред глазами замелькали разноцветные сполохи, а в ушах зазвучала весёлая детская песенка.

Это было последнее, что я слышала и видела перед тем как унеслась в Межзвёздное пространство, где нет ни звуков, ни запахов, ни воспоминаний, ни сожалений, ни желаний…

… моё тело вновь ощущало жесткость камня.

Я снова слышала какие-то голоса, доносившиеся словно сквозь стену.

Я приоткрыла глаза и увидела склонившееся надо мною лицо Творца.

Поняла, что моя голова лежит у неё на коленях.

– Она возвращается к нам, – лицо Творца озарила улыбка, – я знала, что ты сильная девочка, – рука Творца коснулась моей головы.

Я немного повернула голову и увидела Фрэйю, еще не верящую в происходившее и продолжавшую тихонько плакать.

– Хватит реветь! – я улыбнулась подруге, но вместо того, чтобы успокоиться, Единорожка разрыдалась в голос.

Через секунду она уже сидела на полу рядом с Творцом и дергала меня за край платья:

– Как ты могла?! Зачем?! Почему ты не подумала обо мне?!

– Да я только о тебе и думала, – попробовала оправдаться.

– А о том, как я буду жить со знанием, что ты пожертвовала жизнью ради исполнения моего желания?! Об этом ты подумала?! – подруга и не собиралась успокаиваться, а все дёргала и дёргала край платья, – а если бы ты умерла?!

– Не умерла ведь, – проворчала я, – крови хватило и для детищ Горгульи, и мне осталось.

– Не осталось! – крикнула Фрэйя, – ты отдала все!

– А как же тогда? – я подняла руку, пошевелила пальцами, словно убеждаясь в том, что жива. Повернула голову в противоположную сторону и охнула от представшей картины.

Не решаясь подойти, не осмеливаясь произнести хоть слово, в углу комнаты, окруженная самыми обычными детьми замерла самая обычная женщина. Разве что крылья Единорога, аккуратно сложенные за её спиной свидетельствовали о том, что эта женщина и есть та, что совсем недавно была Королевой Горгулий. За спинами детишек виднелись точно такие белоснежные крылышки, которыми нетерпеливые малыши взмахивали время от времени, словно удивляясь нежданно полученному подарку и пробуя свои силы.

– Ты пожертвовала собой не только ради подруги, – Творец продолжала гладить мои волосы, – но и ради них, – кивок головой в сторону оживившихся детей, – и, конечно, все мы были рады отплатить тебе тем же. Теперь в тебе течёт кровь каждого из этих малышей. Кровь Горгульи, их сотворившей. Кровь твоей подруги, – Творёц смущенно улыбнулась, – и немного моей.

– А кровь Дракона? – спросила я, сжавшись от ожидания, – она во мне осталась?

– Нет, – вздохнула Творец, – ты отдала всю. Осталась только капелька, которой как раз хватит, чтобы вернуться в Мир без Магии.

Я загрустила, понимая, что теперь перестала быть Драконом. Но вскоре эта грусть развеялась сама собой. И мне стало интересно, кто же я теперь?

– Ты освоишься и разберёшься с новыми дарами и силами, – улыбнулась Творец, словно считав мои мысли, – для этого, конечно, понадобится время, но у тебя его будет предостаточно! Потому как с кровью Горгульи ты получила и её бессмертие!

– А её умение выполнять чужие желания мне тоже перешло? – заинтересовалась я.

– Вот ведь жадина, – рядом послышался смех Королевы Горгулий, – об этом мы пока не знаем. Как сказала Творец, тебе понадобится время для того, чтобы осознать свои новые возможности, – женщина оглянулась, сделала приглашающий жест рукой, – дети, подойдите. Поблагодарите Аврору и собирайтесь! Нам пора в путь!

Вокруг меня столпились малыши. Они были приблизительно одинакового возраста, мальчики и девочки. Дети трогали меня ручками за лицо, что-то говорили, но я не могла разобрать слов.

– Они научатся, – голос Королевы Горгулий звучал уверенно, – и когда пройдёт много лет, когда мы встретимся вновь, смогут поблагодарить тебя за бесценный дар самостоятельно! – женщина посмотрела на малышей, – дети! Нам пора! – расправила белоснежные крылья и взмыла к небу через отверстие в потолке.

Один за другим, неловко и неумело взмахивая крылышками, те, кого создала Горгулья, с кем поделилась кровью я, девушка-Дракон, покидали комнату и исчезали в небесной лазури.

– Куда они теперь? – отчего-то мне было интересно в какой из Миров отправятся горгульи.

– Думаю, для начала соберут тех, кто окаменел в чужих Мирах, – ответила Творец, – теперь в их силах вернуть каменным изваяниям жизнь.

– Потому что в каждом течет кровь Дракона, – резюмировала Фрэйя, – твоя, Аврора, кровь.

– Все понятно, – я вздохнула и села на полу, еще опасаясь встать на ноги, – и что же мы будем делать теперь?

– Ты отправляешься в Мир без Магии, – повторила сказанное ранее Творец, – Фрэйя – на дно Погребального озера за Титом. Потом эта пара догонит тебя. Ну а я – Творец усмехнулась, – мне нужно увидеть одного непокорного Единорога и одну Драконтессу, которая выжила наперекор судьбе.

– Ты говоришь о Тристане и Эльжбете? – поинтересовалась я.

– О них, – кивнула Творец, – о ком же еще?

– Это значит, что ты позволишь им встретиться со своим ребёнком?! – мой голос зазвучал радостью.

– Придётся, – Творец делала вид, что сердится и раздумывает, но я-то уже точно знала, что Королева Горгулий сдержала данное обещание и исполнила моё желание.

– А кто это? – осторожно полюбопытствовала я, – кто их ребёнок?

– Вы знакомы, – лукаво улыбнулась Творец, – и, если честно, то не обуяй тебя жажда перемен, не начни ты устраивать судьбы эльфов и их Мира, то Тристан и Эльжбета встретились бы со своим потомком намного раньше!

– Я не понимаю, о чём и о ком ты говоришь?! – моя голова снова закружилась и Творец это почувствовала:

– Немного позже. Ты все поймёшь немного позже. А сейчас – не стоит задерживаться!

Творец помогла мне подняться с пола, легко подтолкнула в спину, я, не удержав равновесие, шагнула вперед…

… сделав следующий шаг, я очутилась в кабинете Дракона Воздуха.

Едва успев поприветствовать его, осознала, что вслед за мною входят остальные иномирцы.

* * *

Творец, поняв, что Аврора успешно переместилась в Мир без Магии, посмотрела на Фрэйю:

– Теперь ты, девочка. Надеюсь, что ни ты, ни Тит никогда не пожалеете о своём выборе!

Творец мягко коснулась рукой спины Единорожки и та скрылась в провале Междумирья.

– Вот и все, – вздохнула Творец, – иногда те, кому мы дали жизнь, оказываются и умнее и благороднее нас. Наверное, так и должно быть. Наверное – так правильно. И что же теперь делать с этим пустынным Миром?

Творец задумалась. Конечно, можно просто распылить ставший ненужным Мир. Наверное, можно стереть саму память о нем. Но ведь этот Мир был домом много тысячелетий для первой Горгульи! Слал местом, где увидели свет её создания. А все и всегда должны иметь дом! Каким бы неласковым и суровым он ни был!

Творец окутала Мир Горгулий вуалью невидимости. Она знала, что горгульи всегда найдут его, если, конечно, захотят сюда вернуться, вздохнула, предчувствуя грядущую встречу с теми, у кого она отняла ребёнка. Но данное Королеве Горгулий обещание нужно выполнять! А Творец осознавала свою вину перед той, кого сотворила первой!

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25 
Рейтинг@Mail.ru