Отель «На неведомых дорогах» – 4

Рита Харьковская
Отель «На неведомых дорогах» – 4

Часть первая. Чернокнижник

Глава первая

Кирилл даже не думал, что проспит всю вторую половину дня и ночь. Но, когда он проснулся, в окна домика Светлого Мага уже проникли лучи утреннего солнца и согревали его щеку.

– Надеюсь, ты хорошо отдохнул? – в дверях комнаты стояла хозяйка домика и с улыбкой наблюдала за смутившимся гостем.

– Как никогда! – Чернокнижник потянулся, – я сейчас оденусь, – осмотрелся, разыскивая взглядом свои вещи, – и выйду.

– Поторопись, – попросила Светлый Маг, – я хочу тебе показать наши лаборатории и кое с кем познакомить.

В комнате, которую Кирилл непонятно почему назвал «общей» уже был накрыт стол для чаепития. Он сел к столу и почувствовал такой голод, что удивился давно забытому ощущению.

– Как странно, – взял протянутую чашку с ароматным чаем и кусок вишнёвого пирога, положенного на тарелку заботливой хозяйкой. Голод был таким сильным, что объяснять, чем вызвано ощущение странности он попросту не смог, а жадно впился зубами в ароматную мягкую сдобу.

Девушка наблюдала за тем, как Чернокнижник доел пирог до последней крошки, выпил чай, с сожалением посмотрел на пустую тарелку. Предложила:

– Еще кусочек?

– Пожалуй, нет, – вздохнул, – все-таки мой организм давно отвык от обычной пищи и неизвестно чем чревато неумеренное обжорство.

– Ничем не чревато, – рассмеялась Светлый Маг, – во всех кушаньях есть капелька магии, так что не беспокойся, – предложила снова, – отрезать пирога?

– Нет, – Кирилл вытер губы салфеткой и отложил её в сторону.

– Тогда скажи, что показалось тебе странным, – девушка вспомнила с какой фразой Чернокнижник приступил к чаепитию.

– Чувство голода, – ответил, – я давно забыл о том, что это такое, – немного замялся, словно вспоминая, продолжил, – когда я только начал изучать Книгу, кода моя Королева была рядом, а я, глупец, не ценил каждую секунду, проведённую вместе с нею, вскоре нашей ежедневной пищей стала ледяная вода. И нам было этого достаточно! Потом, приняв Тьму, попав в подземелья дроу, я вообще перешел на питание одной магией. Если и съедал что-то за столом во время трапезы с обитателями пещер, то никакой нужды в этом не испытывал, ел просто потому что так было нужно. Но сегодня, здесь, в твоем доме, голод был нестерпимым! Таким, словно меня не кормили целый год! Что это может значить? Объясни, если знаешь.

– Не скажу, что знаю точно, – задумалась девушка, – но догадываюсь.

– Озвучь свои догадки! – потребовал. – Я в полной растерянности!

– Видишь ли, – медленно заговорила Светлый Маг, – ты говорил, что Реджина, или Королева, как её звали в Нави, дочь богини, – Кирилл кивнул, – а о своем отце она ничего не знает, – последовал очередной кивок, – Если отцом Реджины был бог, то и она сама – богиня! А это значит, что её силы безграничны. Даже если она не может ими воспользоваться в нашем мире, они никуда не делись!

– И она подпитывала, подкармливала меня своей магической энергией все это время?! – воскликнул Чернокнижник.

– Думаю – да, – кивнула в ответ, – а потом тебя насыщала Тьма. Уж она-то не даст погибнуть от голода своему адепту.

– Ты хочешь сказать, что Тьма покидает меня?! – обрадовался Чернокнижник.

– Не торопись, – загрустила Светлый Маг, – не так все просто и быстро. Все дело в том, что здесь, под защитным покровом Света, Тьма не властна над тобой. А как будет дальше – мне неведомо.

– Ясно, – вздохнул Кирилл, – Реджины рядом нет, Тьма проникнуть в вотчину светлых эльфов не может, а значит, во мне проснулись простые человеческие инстинкты.

– И что в этом плохого? – растерялась девушка.

– Меня покидает магия? – откровенный вопрос требовал такого же откровенного ответа. Но его-то как раз и не было.

– А вот мы сейчас это узнаем! – весело ответила хозяйка домика.

–Как?! – воскликнул Чернокнижник.

– Вставай! Пора отправиться в наши лаборатории! – Светлый Маг легко вспорхнула со стула, – чтобы ты хотел увидеть в первую очередь?

– Даже не представляю! – Кирилл встал следом, – выбор за тобой.

***

Маги быстро шли по тропинке, направляясь к одному из домов.

– Когда я еще жил в мире людей, меня называли Кириллом, – Чернокнижник наконец-то выбрал время, чтобы представиться.

– Я знаю, – кивнула девушка.

– Но было бы неплохо, если бы и я зал твое имя, – поморщился, подумав, что Светлый Маг обладает слишком большой информацией о его персоне.

– Сулатру, – ответила, не замедляя ходьбы.

– Красивое имя, но странное, – произнёс Чародей.

– Эльфийское, – улыбнулась девушка, – в мире людей у меня тоже было другое имя, но мне нравится это. Оно подходит к предназначению.

– И что означает твое имя в переводе с эльфийского? – заинтересовался Кирилл.

– Магия Света, – пожала плечами девушка, – у эльфов все имена обозначают предназначение. Мог бы и догадаться.

– Поэтому имя короля в переводе на эльфийский будет означать Король? А принцессы – Принцесса?

– Да, – ответила односложно, и не замедляя шага.

Чернокнижник видел, что Сулатру отчего-то нервничает, отвечает резко, словно он непринужденной болтовней и любопытством отвлекает от принятия какого-то решения. Дальнейший путь маги проделали в молчании.

Впрочем, далеко идти им не пришлось. Вскоре девушка указала на один из домов:

– Нам сюда.

– Но ведь ты сказала, что пойдём в лабораторию? – удивился Кирилл.

– Верно, – снова кивнула Светлый Маг, – только лаборатория находится в доме каждого эльфа! Не нужно никуда ходить. Встал, позавтракал и можешь приступать к работе по своему профилю.

– И где же здесь можно разместить что-то кроме жилых помещений? – Чародей скептически разглядывал небольшой дом. Такой же белый и утопающий в кустах роз и пионов, как другие.

– Ты забыл о том, что Свету подвластно управление пространством, – Сулатру взяла себя в руки и снова улыбалась. Какие бы проблемы не довлели над нею, Чернокнижник гость в этом мире, а ей положено вести себя, как радушной хозяйке. Добавила:

– Я могу не только сжать пространство, но и растянуть его при необходимости. Пойдём! Сейчас ты все увидишь сам! – и толкнула входную дверь, даже не постучав.

***

Женщина, прекрасная, как сама мечта, кормила завтраком двух маленьких эльфов. Различить, кто из них мальчик, а кто девочка, можно было только по одежде, настолько они были похожи. Удлиненные миндалевидные глаза, такие же синие, как и у матери, с любопытством уставились на гостей. Пухлые ярко-розовые губки, растянулись в улыбках. Эльфийка тотчас вскочила из-за стола и заспешила навстречу Сулатру, улыбаясь так же радостно, как и её дети. Чернокнижника она словно и не заметила.

Женщины обнялись, прикоснулись друг к другу щеками.

– Ты пришла проведать моего мужа? – спросила эльфийка.

– Мы пришли, – поправила Светлый Маг, – он уже приступил к работе?

– Да, – кивнула эльфийка, – проходи, – она по-прежнему обращалась исключительно к Сулатру, делая вид, что в доме кроме неё и эльфийской семьи никого нет.

Кирилл насмешливо улыбнулся, отметив этот явный знак невнимания, но сердиться или обижаться даже не подумал. Рассчитывать на другое отношение светлых эльфов к нему, адепту Тьмы, было бы глупо.

Светлый Маг кивком головы указала на дверь, в которую они только что вошли:

– Нам туда.

Чародей, не отвлекаясь на ненужные вопросы, последовал за девушкой, уже взявшейся за дверную ручку.

***

В первую минуту Кириллу показалось, что он попал в бескрайний ботанический сад, которому не было предела. Все обозримое пространство изобиловало растениями, которые сплетались ветвями высоко вверху. Лианы, постоянно двигаясь, обвивали стволы и сцеплялись друг с другом. Иногда в кронах раздавался треск и на головы гостям, медленно пробиравшимся по пружинящей под ногами земле, сыпались семена. Некоторые из семян были величиной в яйцо и могли бы причинить боль, ударившись о голову, но еще при входе Сулатру создала защитные оболочки для себя и Чародея, а потому семена разлетались в разные стороны.

– Здесь трудится наш главный генетик, – почему-то шепотом сообщила Светлый Маг, – сейчас он как раз начал создавать то, что принесет Принцесса своему будущему мужу.

– Здесь? – удивился Чародей, – в этом лесу?

– Не в лесу, а в саду, – поправила девушка, – и потом, это лаборатория, где наш Главный генетик осуществляет свои гениальные задумки. Если вдруг его ночью осенит какая-нибудь идея, то именно тут она находит свое первичное воплощение. И только после того, как скрещивание или модификация покажется перспективной, её передадут для дальнейших исследований. Путь всего нового тернист и извилист. Многое попросту уничтожается. Отбирается только то, что принесет пользу.

– Вы скрещиваете только растения? – поинтересовался Кирилл.

– Не только, – ответила Сулатру, – иногда Генетик использует гены животных, насекомых и рептилий.

Кирилл рассмеялся. Светлый Маг удивлённо посмотрела на него:

– Я сказала что-то смешное?

– Нет-нет, – Чародей все не мог перестать смеяться, – просто там, в мире людей, есть такая мечта. Разрезаешь ты арбуз, а все семечки вспорхнули и разлетелись, словно мухи! – вытер выступившие на глазах слёзы.

– А что?! – заулыбалась девушка, – идея неплохая! Нужно будет подсказать её нашим генетикам! – задумалась на мгновенье, – только путь это будут не мухи, а бабочки!

– Пусть будут бабочки, – Кирилл еле справился с очередным приступом хохота, – суть от этого не изменится!

– Что так развеселило уважаемых магов? – из зарослей вышел высокий эльф.

– Я потом тебе расскажу, – Сулатру взмахнула рукой, словно отгоняя невидимую муху, – думаю, что идея понравится.

– Потом так потом, – тотчас согласился эльф, – пойдём, покажу тебе новый злак! Мне кажется, что мне удалось уговорить его расти и плодоносить в солончаках!

 

– Это здорово! – откликнулась девушка, – проблема неурожаев во многих странах будет решена!

– Не так быстро, – эльф загрустил, – злак все еще агрессивен и ядовит. С геном синей медузы справиться можно только при помощи магии, – но тут же воспрял духом, – но через пару-тройку десятилетий мы сумеем подчинить этот вражеский ген!

– Это много, – вздохнула Сулатру, – нужно поторопиться. Люди умирают от недостатка продовольствия уже сейчас! А плодородных земель становится все меньше, как и пресной воды.

– Мы делаем все, что можем, – развел руками генетик, – а если бы еще, – перевел взгляд на Кирилла, – твой Король не способствовал загрязнению окружающей среды, то смертным жилось бы намного лучше!

– Чернокнижник не состоит на службе у короля дроу, – заступилась девушка.

– Да? – удивился генетик, – а в селении идет молва, что он прибыл сватать нашу Принцессу за своего господина! Или это ложь?

– Нет, – Чародей не видел смысла лгать и изворачиваться, – это правда.

– И сегодня ночью на балу наш Король объявит своему народу, что Принцесса приняла это предложение! – поставила точку в разговоре Светлый Маг.

– Понятно! – эльф хлопнул ладонью себя по лбу, – теперь все понятно! Зная злобность дроу, могу предположить, что он потребовал, чтобы ты, Чернокнижник, убил нашего Короля! А в качестве доказательства выполнения задания, принёс его голову!

– Все так! – Кирилл сжал губы, понимая, как он сейчас выглядит в глазах эльфа, денно и нощно работающего над решением программы продовольственного обеспечения мира людей.

– Он плохо знает, с кем захотел иметь дело, – расхохотался эльф, – мы вырастим такую голову, что сама Принцесса не отличит её от папочкиной!

– Можно нам посмотреть? – осторожно поинтересовалась Сулатру.

– Да там смотреть пока особо не на что, – пожал плечами генетик, – впрочем, если хотите – следуйте за мной, – и снова нырнул в заросли.

Кирилл с трудом продирался вслед за девушкой. Лианы норовили оплести его ноги и утащить куда-то. Удары семян о купол становились все чаще и яростнее. Ветви хлестали по бокам и сплетались прямо у него перед лицом. Казалось, что все это зеленое буйство задалось целью поглотить адепта Тьмы. Раздавить, уничтожить, похоронить под курганом плодов и семян, разорвать, выпить все соки, чтобы потом, когда он превратится в удобрение, зазеленеть и заплодоносить пуще прежнего.

Сулатру шла не оборачиваясь, словно и она боялась отстать и потеряться в этом бесконечном саду. Кирилл видел только спину девушки, мелькавшую впереди и становившуюся все неразличимее.

Поднырнув под очередное сплетение ветвей, Чернокнижник едва не въехал головой в попу Светлого Мага, остановившейся резко и неожиданно.

Распрямившись, удивлённо уставился на стеклянный матовый куб.

– Лаборатория в лаборатории? – озвучил догадку.

– Да, – кивнула девушка, – здесь генетик проводит самые опасные эксперименты. Для всех остальных вход сюда запрещен.

– А как же он сам? – удивился Кирилл, – что будет, если опыт станет губительным для самого генетика.

– Он под защитой Света, – улыбнулась, – во много я здесь для того, чтобы постоянно подпитывать его.

– Понятно, – кивнул, хотя не понял ни слова, – но что мы сможем увидеть сквозь это стекло? Или для тебя нет запретов, и мы сможем войти?

– Нет, – покачала головой Сулатру, – мне тоже нельзя. Но он что-нибудь сейчас придумает!

Кирилл наблюдал за тем, как одна из стен куба становится прозрачной. Наконец, он смог рассмотреть, как с другой стороны к стене подошел генетик, держащий в руках кювету. В мутноватой жиже лежали глаза, внимательно смотревшие на магов.

Чародея передернуло от отвращения. Глаза уже были покрыты веками, на которых прорастали крохотные реснички. Больше в кювете ничего не было.

Светлый Маг внимательно наблюдала за реакцией Кирилла:

– Тебе неприятно это видеть? – спросила сочувственно.

Чернокнижнику показалось, что на одном глазу появилась слеза, которая тотчас стекла в мутную жижу.

– Страшно все это, – пробормотал, отворачиваясь, – мне кажется, что он плачет. Словно чувствует уготованную ему судьбу.

– Показалось, – Сулатру старалась не смотреть на Чародея, – это необходимо сделать! – горячилась девушка, – ты ведь и сам понимаешь?!

– Понимаю, – вздохнул, заметив, что стёкла куба вновь стали матовыми и страшных плачущих глаз больше нет, – но не знал, что видеть будет так тяжело.

– Это хорошая, правильная реакция, – Светлый Маг сжала руку Кирилла, – именно для того, чтобы вызвать её, понаблюдать за тобой, я сюда и пришла!

– Очень интересно! – Чародей вырвал руку, – мне отчего-то кажется, что я для тебя такой же подопытный, как и вот эта лиана! – с горечью пнул попытавшийся обвить его ноги росток.

– Не злись и не бей его, – снова поймала руку, – лучше прикоснись, попробуй влить в него капельку любви и магии.

– Ну да, – горько улыбнулся Кирилл, – чтобы он схватил меня и утащил куда подальше?!

– Не утащит, – рассмеялась Сулатру, – я не позволю! – снова предложила, – попробуй!

Чернокнижник осторожно, одним пальцем, тронул лиану, которая словно зашипела и сморщилась. Зажмурив глаза, представил лицо Реджины, сжимающей в руке цветок эдельвейса. Почувствовал, как в груди разливается тепло. Направил этот поток вниз по руке. Заставил тонкую струйку маги влиться в растение.

Ему показалось, что лиана вскрикнула, он убрал руку и открыл глаза.

Перед ним стояла, зажав рот ладонью, Светлый маг и на что-то показывала пальцем.

Кирилл проследил взглядом, куда указывает девушка и увидел, как лиане распускаются огромные цветки. Несомненно, это были все те же эдельвейсы, но каких размеров!

Кипейнобелые, с сиреневыми прожилками, величиной с молочный кувшин!

– Это все я? – пробормотал, стараясь прийти в себя.

– Ты, – кивнула Сулатру, – твоя магия и твоя любовь. Теперь я точно знаю, что у тебя все получится!

– Ого! Вот это цветищи! – рядом с магами снова стоял генетик, – вот бы мне в помощники такого умельца!

– У всех свои дела и своё предназначение! – взгляд Светлого Мага был строгим, но мужчины понимали, что строгость эта напускная.

– Думаю, на сегодня работа закончена! – эльф потёр руки, – пора возвращаться. Вечером нас ждёт бал! А к нему еще нужно подготовиться и принарядиться!

Ветви деревьев расступались и едва слышно шелестели листвой. Кириллу показалось, что они извиняются за столь агрессивный приём.

Глава вторая

– Нам предстоит открыть бал! – Сулатру пребывала в радостном возбуждении, её глаза блестели от предвкушения празднества, ноздри едва заметно подрагивали, словно маг к чему-то принюхивалась, – Король доверил тебе и мне исполнить первый танец! А потому нужно быть соответствующе одетыми!

– Так, погоди, – растерялся Кирилл, – а разве бал открывает не Король с супругой?

– Вообще-то – да, – вздохнула Светлый Маг, – но наш король вдовец. А потому бал откроем мы!

– Почему мы? – удивился Чародей, – и как случилось, что король овдовел?! Насколько мне помнится, эльфы едва ли не бессмертны!

Девушка вздохнула, её взгляд померк. Стало ясно, что ей придётся ответить на вопросы один из которых был явно не предметом для обсуждений в среде светлых эльфов.

– Мы – потому что ты гость! – объяснила, как очевидное, – и я – так как Тьму нельзя надолго оставлять без присмотра Света. Думаю, это очевидно, – пожала плечами.

– И что же приключилось с королевой? – напомнил Кирилл, – что могло случиться такого, дабы она умерла?!

– Я попытаюсь объяснить, но знай, что это только моё личное мнение, – Чародей кивнул, а магиня продолжила:

– Ты сам успел убедиться в том, что эльфийки прекрасны, – очередной кивок, – но, как говорится, нет предела совершенству. В один из дней королева решила, будто она стареет! Ей перестало нравиться собственное отражение в зеркале, и не пришло в голову ничего лучше, чем отправиться к генетику! Наша правительница потребовала, чтобы он с помощью магии или еще каким-то способом омолодил её. Вернул коже упругость, лицу – овал молодости, губам – детскую припухлость, талии – стройность девушки ни разу не познавшей радость материнства.

– Знакомое явление, – усмехнулся Кирилл, – в мире людей высокопоставленные дамочки ведут себя точно так! Прибегают к услугам пластических хирургов и всевозможным омолаживающим процедурам. Правда, иногда это печально заканчивается.

– Вот-вот! – Сулатру обрадовалась, что собеседник ухватил нить её рассказа, – именно это и произошло с нашей королевой!

– Но почему генетик не отговорил её?! – удивился. – Почему не доложил обо всем королю?!

– Он был занят, – пожала плечами, – новый эксперимент поглотил все внимание и думать о чем-то ином он не мог, да и, если честно, не хотел! Королева подверглась магическому воздействию, а для того, чтобы укрепить эффект, генетик снабдил её всевозможными мазями, притираниями, велел питаться недавно выведенными им же плодами, усиливающими регенерацию клеток.

– И чем же все это закончилось? – Кирилл уже понимал, что ничем хорошим, но хотел дослушать рассказ Сулатру до конца.

– Вначале, королева явно помолодела. Эффект воздействия был разительным! Она смеялась, как ребёнок! Велела почаще устраивать балы, на которых всегда блистала! Но вскоре подданные стали замечать, что королева стремительно стареет и становится безобразной. Нашелся кто-то, поставивший правительницу в известность о происходящем с нею.

Королева снова прибегла к помощи генетика, постаравшегося исправить негативные последствия своего вмешательства. И снова попытка была удачной! Теперь правительница не ела ничего, кроме плодов, способствующих регенерации. Но период молодости оказался еще короче. Последовал очередной курс процедур. За ним еще один. И еще…

Проснувшись однажды утором после посещения генетика, королева увидела, что она осталась такой же, как и была до начала омолаживающих процедур. Нет! Пожалуй, она стала еще старее! И к этому добавилась безобразность не свойственная эльфам!

Только после этого Король вызвал к себе Главного Генетика и потребовал отчета.

Они заперлись в кабинете короля и долго о чем-то беседовали. Тема их разговора никому не была известной, но генетик вышел из кабинета, бормоча себе под нос:

– Да если бы я знал. Я бы никогда не посмел. Но ведь она мне ни о чем не сказала.

– Никто так и не узнал, о чем был разговор? – поинтересовался Чародей.

– Нет, – покачала головой Светлый Маг.

– У меня есть кое-какие предположения, – задумался Кирилл, но я озвучу их чуть позже. А пока – рассказывай дальше.

– Собственно, рассказ мой на этом и закончен, – вздохнула Сулатру, – после того, как король сообщил супруге, что отныне ей предстоит носить то лицо и фигуру, которые она сама же и спровоцировала неуёмным желанием стать молодой и красивой, королева не захотела дальше жить. Она попрощалась с мужем, детьми и подданными и покинула нас навсегда, растворившись в потоке солнечных лучей.

Маги еще немного посидели, думая каждый о своем. Кирилл ждал, что девушка начнет расспрашивать о его догадках, но Сулатру вскочила и бросилась к неприметной дверце в стене:

– Нам нужно поторопиться! Бал начнется совсем скоро, а мы еще не одеты! – распахнула дверцу, посмотрела на Чародея. – Выбирай!

Помещение, представшее взгляду Кирилла, напоминало то ли зал магазина модной мужской одежды, то ли театральную гардеробную.

Фраки, смокинги, костимы двубортные и костюмы тройки, камзолы, колеты и жилеты, брюки и панталоны, всевозможные рубашки от классического кроя до спортивных поло, строгие и нагруженные кружевами и жабо висели на специальных приспособлениях чем-то напоминающих снабженные прищепками вешалки из мира людей.

– Зачем тебе столько мужской одежды?! – охнул Чародей.

– Ну так, – смутилась Светлый Маг, – на всякий случай.

Тотчас встряхнула головой, словно отгоняя непрошеные мысли, подтолкнула Кирилла вглубь этого воплощения мужских мечтаний о хорошей одежде:

– Выбирай, одевайся!

– Погоди, – растерялся, – я ведь не знаю, что приличествует по этикету!

– Одень то, что нравится, – рассмеялась Сулатру, – то, в чем будешь чувствовать себя комфортно. Каждый из присутствующих на балу увидит тебя в том облике, который сам себе представит.

– Как это?! – возмутился Чародей, – а если кому-то вздумается представить меня в лохмотьях?!

– Значит, так тому и быть, – вздохнула девушка, – одевайся, и встретимся через полчаса!

«Уже то, что магу нужно всего полчаса для того, чтобы принарядиться, вызывает уважение и восхищение», – усмехнулся Кирилл, закрывая за собой дверь гардеробной.

***

 

Кирилл приоткрыл рот от удивления, когда, спустя заявленные полчаса, вышел из своей гардеробной.

Платье, словно сотканное из лепестков бледно-розовых пионов, слегка тронутых по краям золотом увядания, ниспадало к полу, облегая стройную фигурку Сулатру. Голову девушка украсила венком из крохотных бутончиков роз, задорно выглядывавших из зелени таких же небольших листочков. Волосы, завитые в тугие локоны, рассыпались по плечам. Светлый Маг улыбалась, довольная произведенным эффектом.

Сам Чародей, помня слова Сулатру, выбрал удобные брюки и спортивную рубашку поло.

– Так сойдёт? – ткнул себе в грудь указательными пальцами, – или нужно было хотя бы костюм? – в голосе звучала растерянность.

– Сойдёт! – рассмеялась Светлый Маг, – я ведь сказала – главное, чтобы тебе было комфортно!

– А я смогу узнать, каким меня представляют эльфы? – все еще сомневался Кирилл.

– Не только узнаешь, но и увидишь! – девушка протянула руку, – поспешим! Негоже заставлять ждать себя!

Чернокнижник сжал протянутые пальчики, и маги чуть ли не бегом припустили ко дворцу Короля светлых эльфов.

***

Огромный зал, в котором противоположные стены лишь угадывались, был заполнен эльфами.

Где-то вдали виднелся трон, на котором сидел Король в окружении своих отпрысков, занявших места на тронах размером поменьше, расположенных полукругом по обе стороны от отцовского.

Аромат ночных фиалок, равномерный гул, сопутствующий большому собранию, еле слышные звуки музыки, чем-то напоминающей вальс, служили естественным дополнением к разнаряженым эльфам.

Кирилл тут же пожалел, что послушался Сулатру и не переоделся, потому как наряды мужчин были не менее яркими и элегантными, чем бальные платья эльфиек.

Впрочем, долго разглядывать эльфов и страдать от собственного несовершенства, Чародею не пришлось.

Король, встав с трона и прокашлявшись, начал свою речь:

– Сегодня, друзья, мы собрались для того, чтобы поприветствовать магов, почтивших своим присутствием наше скромное собрание!

Зал загудел, как показалось Кириллу, одобрительно.

– Мы рады видеть нашу Сулатру, – Король указал на девушку, стоявшую рядом с Чернокнижником, – и благодарность, наполняющая до краев сердце каждого эльфа, будет неизменной и безграничной! Потому что только ей подвластно сдерживать силы Тьмы и не дать им проникнуть в наш мир!

Гул в зале стал громче. Эльфы, все как один, уставились на Кирилла.

– Но мы так же рады видеть в своей вотчине мага, который если и готов был избрать путь Тьмы, то еще не окончательно утвердился в своем решении! И надеемся, что наша дорогая Сулатру поможет ему сделать правильный выбор! – Король вздохнул, запутавшись в собственной велеречивости, вытащил из кармана огромный клетчатый планок и, приподняв корону, вытер капли пота, выступившие на лбу. Затем, высморкался. Несколько раз моргнул, растерянно улыбнулся и, засунув платок обратно в карман камзола, продолжил:

– Так же мы сообщаем официально, что наша старшая дочь, Принцесса, приняла брачное предложение Короля дроу и вскоре в сопровождении нашего гостя отправится в подземелья тёмных эльфов!

Сквозь гул в зале начали прорываться отдельные фразы.

– Принцесса?! В жены одному из дроу?!

– Это неслыханно!

– Этого не может быть!

– Это невозможно!

Король молчал, дав эльфам возможность высказать свое отношение к услышанному. Но вскоре ему это надоело. Сдвинув корону набекрень залихватским жестом, монарх провозгласил:

– Дебаты закончены! Решение принято, и наша дочь станет женой Короля дроу! Я помню о вражде между тёмными и светлыми эльфами! Но так же я помню, что когда-то мы были единым народом! Даже если кто-то из вас считает Принцессу недостаточно умной, смею заверить, что ей под силу убедить Короля дроу в том, что мы не хотим противостояния с ними! И готовы, забыв о распрях, снова воссоединиться!

Зал безмолвствовал. Многим стало стыдно от воспоминаний о своем отношении к старшей дочери Короля.

– Вот и хорошо! – Король потёр руки, – вот и славно! А теперь – бал! – плюхнулся на трон, – и откроют его наши уважаемые маги!

Непонятно каким образом Кирилл и Сулатру оказались в центре зала.

Чародей растерянно смотрел на Светлого Мага:

– Я забыл предупредить, что совершенно, не умею танцевать.

– Не страшно, – прошептала девушка, – просто положи руки мне на талию, закрой глаза и слушай музыку.

Выполнив все, о чем сказала Сулатру, Чародей почувствовал, как музыка, проникнув в каждую клеточку, словно приподняла его и закружила в вихре танца. Впрочем, он отдавал себе отчет, что физически продолжает все так же стоять в центре зала. Ему стало любопытно, что же происходит вокруг и Кирилл приоткрыл глаза.

Вдоль стен зала возникали и тут же исчезали картины, героями которых были он и Сулатру.

Кирилл видел себя, одетого в великолепный фрак, кружащего в вальсе прекрасную магичку в бальном платье с юбкой, такой пышной, что казалось будто она занимает ползала. Картина возникла и тотчас пропала. На смену ей пришла другая.

Молодой человек, в котором Чародей с трудом узнал себя, обряженный в гавайскую рубашку и узенькие блестящие брючки отплясывал рок-н-ролл с девушкой в коротенькой юбочке.

Кирилл в изысканном смокинге, одной рукой держал за талию откинувшуюся чуть ли не до самого танцпола Сулатру. Платье девушки состояло из перьев и бахромы. В пальцах она зажала дымящуюся сигарету в длинном мундштуке. Партнёр прижимал к себе девушку и смотрел ей в глаза. Призывно и страстно. Пара танцевала танго.

Старый оборванец, пытающийся принудить к танцу почтенную горожанку на рыночной площади, заставил Кирилла вздрогнуть. Впрочем, он тут же рассмеялся, подумав, это кто же его ненавидит так сильно, что представил в столь нелицеприятном виде?

Сулатру, проследив за его взглядом, тихо рассмеялась и кивком головы указала на следующую картину.

Венценосная пара плавно двигалась в менуэте, сопровождаемая восторженными взглядами придворных.

– Еще немного и нас, похоже, поженят, – усмехнулся Чародей.

– Ага, – подержала шутку Сулатру, – и заодно коронуют!

Картины танцев, сменяя друг друга, все так же проносились вдоль стен зала. Но вскоре их мелькание замедлилось, а потом остановилось и… картины пропали.

– Закончен наш танец, – вздохнула Светлый Маг, – можем отдохнуть и дать повеселиться другим.

– А мы тоже будем наблюдать все вот это? – Кирилл кивком указал на стену зала.

– Конечно! – захлопала в ладоши девушка, – и узнаем тайны, которые озвучивать не принято!

Маги направились к трону Короля и сели на предложенные им низкие скамеечки, приготовившись наблюдать за действом, которое уже разворачивалось в зале.

Принцесса, соскользнув со своего трона, присела рядом с магами:

– Как здорово, правда? – посмотрела в лицо Чародея, – в подземельях тоже устраивают балы?

– Не думаю, – пожал плечами Кирилл, – в крайнем случае, я о таком не слышал и, тем более, не видел.

– Это потому что король дроу не женат! – принцесса подмигнула Чернокнижнику, – каждый мужчина хочет угодить своей даме и порадовать её, предоставив то, что она любит. А я люблю балы! И мне надоело сидеть в одиночестве без партнёра для танцев!

Чародей усмехнулся, представив себе забавную пару: коротышка король и высокая длинноногая принцесса. Но девушка тотчас прервала его фривольные измышления:

– Подданные отныне будут видеть нас такими, как мы сами того пожелаем! – и указала рукой на калейдоскоп сменяющих друг друга картин с танцующими парами.

– Надеюсь, дар визуализировать пожелания останется со мною? – Принцесса перевела взгляд на Светлого Мага.

– Конечно, – тёплая улыбка озарила лицо Сулатру, – это станет моим свадебным подарком.

– Спасибо! – принцесса прижала руку магини к щеке, – лучшего мне и не нужно!

***

Танец сменялся следующим танцем. Кирилл и Сулатру еще раз вышли в середину бального зала, решив порадовать эльфов и дать им возможность поизгаляться в выборе образов для магов. Но то ли эльфы устали, то ли смирились с тем, что их принцесса скоро покинет вотчину отца и вот этот высокий, плечистый маг, с мужественным, хотя и недостаточно красивым по меркам эльфов, лицом будет её сопровождать, дабы передать из рук в руки будущему мужу. Картинки с танцами магов становились не такими разнообразными, да и зажигательные джига и рок-н-ролл сменились медленным вальсом и непритязательным танго, которое в мире людей принято называть «ресторанным».

– Нам пора покинуть бал, – прошептала на ухо Кириллу Сулатру, – пока мы остаемся, никто из эльфов не осмелится уйти. А скоро наступит рассвет и завтра каждого ждёт работа.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17 
Рейтинг@Mail.ru