Отель «На неведомых дорогах» – 3

Рита Харьковская
Отель «На неведомых дорогах» – 3

Часть первая. Чернокнижник

Глава первая

Капли гулко падали на каменный пол с невидимого потолка. Где заканчивался этот бесконечный проход, да и есть ли ему конец, об этом не знал никто. По крайней мере, двое мужчин, бредущих друг за другом по освещаемому только тусклым пламенем факела в руке первого коридору, о конечности своего пути не имели понятия.

– Остановись, Чародей, – еле слышно прохрипел мужчина, шедший позади, – мы идём по кругу. Этот коридор кажется мне знакомым. Не иначе, как снова заблудились.

– Не отставай! – Кирилл попробовал придать голосу строгость, хотя и сам от усталости еле шевелил языком, – мы не можем останавливаться! Тем более, что совсем недавно проснулись. Если падём духом, если сядем, не одолев положенного количества шагов, то так и сгинем в этом подземелье!

– Я больше не могу, – послышался слабый голос позади, – иди сам, если хочешь. Оставь меня здесь.

– Ну уж нет! – Кирилл развернулся и зашагал обратно. Впрочем, далеко идти не пришлось.

Вскоре он увидел сидевшего на мокром полу, облокотившегося на стену по которой медленно стекали капли влаги, своего попутчика.

– Вставай! – голос Кирилла стал злобным, – ты ведь Спасатель! Не забывай, для чего мы пришли!

– Помню, – вздохнул Спасатель, – но так же помню о том, что умереть от усталости и истощения в этом бесконечном лабиринте не было моей целью.

– Я устал и изможден не меньше тебя, – Кирилл поднес факел к лицу сидящего, увидел, что его глаза плотно закрыты, так, словно мужчина собрался уснуть и никогда не просыпаться, чтобы не видеть этого бесконечного коридора, этой каменой ловушки, в которую они сунулись по собственной воле.

– Так почему же ты тогда не применишь свою хвалёную магию?! – Спасатель все же приоткрыл глаза и злобно посмотрел на Кирилла, – почему не отыщешь выход?!

– Я не могу, – голос Чародея был полон сожаления, – Рюбецаль предупреждал, что в подземельях тёмных эльфов, заполненных самой густой, первичной волшбой, магия, которая была создана в более позднее время, не действует. Здесь мы можем полагаться только на самих себя. На свои силы.

– Тогда иди сам, – вздохнул Спасатель, – и оставь меня. Я переоценил свои возможности.

– Нет, – покачал головой Кирилл, – я не оставлю тебя умирать и гнить в этом подземелье! Если ты не можешь или не хочешь идти дальше, у меня не останется выбора. Я понесу тебя. Только подумай вначале, насколько это замедлит наше движение.

– Хорошо, – Спасатель вздохнул, поняв, что вот этот непонятный Чародей действительно взвалит его, пусть и отощавшее, тело себе на спину, но не бросит одного, – я пойду. Только давай немного передохнём. Поспим хотя бы полчаса.

– Будь по-твоему, – Кирилл опустился на влажный пол подземелья рядом с попутчиком, – но только полчаса! А потом снова двинемся в путь!

Спасатель тотчас закрыл глаза и провалился в сон.

Чародей тоже попытался уснуть, но у него ничего не получалось. Мысли, медленные и вязкие, как расплавленный воск, тяжело перекатывались в голове, сменяя одна другую.

***

Дух гор вернулся в домик на перевале через три дня.

К этому моменту он успел переговорить с Велесом и знал, в каком ужасном положении оказался мир старого друга.

Жена Велеса, Мара, чувствуя скорую смерть, поклялась выморозить жизнь в Яви, похоронить под слоем снега обитателей Нави. И противодействовать планам озлобленной старухи никто не мог. Потому как смертная девушка, которую Велес отправил на Север, преобразилась! Стала какой-то непонятной сущностью, называющей себя Валькирией! И наотрез отказалась возвращаться в отель! А ведь бог Нави так рассчитывал на её помощь!

***

Еще до начала разговора с Велесом, дух гор решил побеседовать с тем, от кого в данной ситуации зависело очень многое.

Рюбецаль без конца и края водил ладонью по зеркалу, добиваясь аудиенции у короля тёмных эльфов. Дух гор знал, что только тот, кто правит дроу, может отпустить Королеву.

Наконец, попытки увенчались успехом.

Из полумрака венецианского зеркала на Рюбецаля смотрел мужчина, увидеть которого довелось немногим.

Белоснежные волосы, обрамляющие смуглое лицо, перехватывал обруч, украшенный сапфирами и изумрудами. Обруч, символ власти и высокого положения, словно делил лоб напополам, проходя ровно по его середине. С драгоценными камнями по цвету и блеску соперничали зеленовато-синие глаза, обрамленные белёсыми ресницами. Тонкий крючковатый нос и плотно сжатые губы сразу давали понять, что с эльфом договориться будет нелегко.

– Пусть Перврордные хранят тебя, владыка подземелий, – поздоровался Рюбецаль.

– Пусть Первородные укрепят твою власть над вотчиной, дух гор, – ответил Король дроу, – зачем ты меня искал? Зачем оторвал от дел?!

– Один из твоих приближенных недавно похитил девушку, – Рюбецаль понимал, что время беседы ограничено, что в любую минуту Король тёмных эльфов может прервать её, посчитав ненужной тратой времени, недостойной его внимания, а потому сразу приступил к сути вопроса:

– Отпусти её, Король! Девчонка лишена волшбы в нашем мире! Она не принесет никакой пользы дроу!

– Почему ты решил похлопотать за девушку? – Король тёмных эльфов пристально смотрел на собеседника, – зачем она тебе?

– Еще когда наши миры были единым целым, – начал издалека дух гор, – покровитель девушки, Велес, помог мне в одном непростом деле. Я чувствовал себя обязанным, а потому согласился ненадолго приютить у себя в горах и ту, что в Нави зовётся Королевой, и её сопровождающего. Я не предполагал, кто перед смертным раскроет свои тайны Книга! – Рюбецаль запнулся, подумав, не слишком ли он доверяет этому дроу, но продолжил, – именно желание смертного продолжить обучение, подняться на следующий уровень владения магией, сподвигло на то, чтобы девушку доверили доставить домой другому. А по дороге в ущелье её похитили! И что-то мне подсказывает, что не без твоего согласия!

– Ты в чем-то обвиняешь меня, дух гор?! – глаза Короля грозно сверкнули.

– Нет, что ты?! – пошел на попятный Рюбецаль, – просто скажи, у тебя ли Королева? И если да – отпусти её!

Зеркало в шале духа гор словно заволокло туманом. Рюбецаль испугался, что еще мгновение и Король прервёт беседу, посчитав её недостойной своего внимания, или просто не пожелав отвечать. Но дымка рассеялась и из глубины венецианского зеркала на духа гор снова пристально смотрел король тёмных эльфов.

– Мне не нужна девчонка, – слова вылетали изо рта Короля с презрительным шипением.

– Зачем же тогда её похитили? – растерялся Рюбецаль, но понял – это последнее, что должно его интересовать, – значит, ты её отпустишь?!

– Нет! – ухмыльнулся Король, – девчонка – всего лишь приманка! Мне нужен тот, кто сейчас в подвале домика на леднике! Тот, кто изучает тайны Книги! Едва избранник Книги окажется в моих владениях, едва поступит ко мне на службу – я отпущу девушку! И она сможет вернуться в родной мир! Но ни на секунду раньше!

– Зачем тебе, могущественному дроу, простой смертный?! – Рюбецаль не терял надежды выпутаться из сложившейся ситуации и отговорить Короля от бессмысленной, по мнению духа гор, затеи.

– А вот это не твоё дело! – тонкие губы Короля расплылись в подобии улыбки, – ты сказал, что тебе нужно, я объяснил, что для этого должно произойти! – тёмный эльф провел ладонью по поверхности своего зеркала и исчез в туманной дымке.

***

Рюбецаль решил не откладывать разговор с Велесом и уже в следующую минуту вызвал бога Нави, которому быстро обрисовал сложившуюся ситуацию.

– Отправляй этого проклятого человечишку в подземелья! – орал Велес, теребя бороду, – и как только Королева окажется вне власти тёмных эльфов, немедленно спрячь её у себя! А на следующий день отвези в аэропорт, где будет ждать самолёт с моими ставленниками! Королева нужна мне в отеле! И как можно быстрее!

– А человек? – пробормотал дух гор, – что будет с ним?

– Да мне начхать на человечишку! – продолжал орать дурниной бог Нави, – он не выполнил того, что было поручено! Пусть теперь выгребает сам! Ишь ты, чего удумал! Чародеем великим стать решил!

– Не спеши сбрасывать смертного со счетов, – пытался вразумить друга Рюбецаль, – ты ведь сам знаешь, что тут не так-то все и просто. Книга не откроется кому попало. В роду того, кто сопровождал Королеву, были маги или ведьмы. Может, и не самая прямая родственная связь. Может, прабабка или прадед баловались волшбой. Ты ведь этого не знаешь?

– Не знаю и знать не хочу! – ответил Велес, – пусть остается на веки вечные в подземельях дроу! Мне нет до этого дела! А ты верни домой девочку! И смотри, чтобы на этот раз все произошло быстро и без сбоев! Помни, что за тобой должок! Так поспеши рассчитаться!

Бог Нави, схватил яблочко, прервав его движение по кромке блюдечка и сам сеанс. Больше ему нечего было сказать этому ветреному духу! Пусть решает, как побыстрее сбагрить смертного в недра гор!

Велес ухмыльнулся:

«Вот ведь самодовольный дурак, – подумал, имея в виду Рюбецаля, – кичится тем, что он, якобы, властвует над горами от Силезии до Богемии, от Тироли до Карпат! Хотя, всем давно известно, что власть его распространяется только над поверхностью гор! Но стоит спуститься в любую пещеру, как тотчас окажешься в вотчине дроу, тёмных эльфов, хранителей подземелий, стражей кладов, владеющих всеми полезными ископаемыми. И как глубоко вниз уходят подземелья, как далеко в стороны они разветвляются и тянутся, об этом никому, кроме самих дроу, не ведомо! А смертный… ну что же, он сам выбрал судьбу! Будь он послушен воле бога, выполни все в точности, не прельстись таинствами Книги, уже давно оказался бы дома! – Велес хлопнул себя по лбу, снова дёрнул многострадальную бороду, – и зачем я дал ему перед отъездом стёклышко, сквозь которое видно любую сущность? Да еще и ключ, что открывает каждую дверь? Впрочем, и то и другое может пригодиться смертному при поисках и освобождении Королевы».

 

Велес зашагал по коридору отеля, стремясь немного размяться. А заодно, рассказать новости управляющему и домовому. У бога Нави давно не осталось друзей, кроме этих двоих. Поделиться тайной ему больше не с кем.

Здание отеля было засыпано снегом по окна второго этажа.

Везде лежали непролазные сугробы.

Не было видно ни Калинова моста, ни речки Смородины.

Ураганный ветер бил в окна, сотрясал отель, словно грозился его разрушить.

«Ничего, – успокаивал себя бог Нави, – скоро Королева будет здесь. Скоро мы отправимся на Север и вернём девочке её тело! И пусть тогда эта Валькирия попробует воевать в оболочке смертной! Кстати, мне почудилось, или вместо нор и берлог возникли дома и замки? – засомневался в увиденном Велес, – наверное, померещилось. Потому как не могут Первородные снять заклятие, наложенное не ими, не посоветовавшись и не обсудив всего с тем, кто покарал неразумных, кто обрядил их в звериные шкуры».

***

За те дни, в которые Рюбецаль отсутствовал, Кирилл не вышел из подвала ни разу. Впрочем, он так и не открыл ни одну из книг, лежавших у подножия алтаря.

Несколько раз он пытался поговорить с Книгой, но она молчала. Словно давала время для принятия самостоятельного решения, не хотела влиять на ученика и навязывать свою волю.

Клара попробовала войти, чтобы передать постояльцу хотя бы кубок воды со льдом, но крышка подвала была наглухо закрыта. Какая-то сила выхватывала кубок из руки вихты, и он растворялся в воздухе, не пролив ни капли.

Кирилл в очередной раз подошел к алтарю. Устав взывать к Книге, горько усмехнулся черепу все так же одиноко стоявшему слева от пентаграммы:

– Что скажешь? – смотрел в пустые глазницы, – что бы ты посоветовал, окажись на моем месте? Впрочем, откуда мне знать, в каких переделках тебе довелось побывать? Почему ты здесь оказался? Мне это не ведомо. Думаю, об этом знает Книга, что наказывает меня молчанием. Но и в этом я не уверен. Ответь мне, мой давно умерший сосед, что нужно сделать для того, чтобы все исправить? Как поступить, чтобы освободить девушку, попавшую в беду по моему недосмотру? Девушку, в любви к которой я признался сам себе так поздно.

Череп, молча, смотрел на Кирилла пустой правой глазницей. Из левой все так же торчало гусиное перо.

– Не хочешь со мною разговаривать? – горько усмехнулся Кирилл, – ну что же, я тебя понимаю. Беседа с самодовольным глупцом мало кому интересна. Слушать чужое нытье и сетование – сомнительное удовольствие.

Кирилл перевел взгляд на стопку книг, стоявших слева от алтаря. Возможно, именно здесь хранятся ответы на все вопросы. Но он дал слово духу гор не делать выбор, пока тот не вернётся с новостями. И слово это сдержит!

– Спать! – Кирилл обернулся к креслу и оно сразу же начало трансформироваться.

Чародей лёг на волосяной матрац, покрытый жесткой холстиной, натянул на голову тонкое одеяло и тотчас погрузил себя в сон.

Он снова стоял на базальтовом плато, сжимая в объятиях девушку. Свою Реджину…

***

Над головой Кирилла послышались какие-то звуки. Словно завозились мыши в крытой соломой крыше. Но между подвалом и крышей были комнаты. Да и крыша у домика на леднике черепичная. А потому, Чародей, стряхнув остатки сна, поняв, что не иначе кто-то проник в дом, тотчас переместился в кухню – место сбора всех, кто проживал в доме.

Клара наливала чай в высокую сине-белую чашку, потчевала сидящего напротив неё Рюбецаля свежей выпечкой.

– Что тебе довелось узнать?! – Кирилл не собирался тратить время на расшаркивания и пустопорожние разговоры, – рассказывай!

– Обождём немного, – дух гор отхлебнул горячий напиток, – сейчас вернутся Карл и Спасатель, тогда и поведаю обо всем, что узнал.

Кирилл перевел взгляд в угол дома. Туда, где он оставил Спасателя, перед тем как уединиться в подвале на несколько дней. Скамья была пуста. Ни предателя, ни вервольфов, приставленных его охранять, ни вихта, хранителя дома.

– Где они?! – глаза Чародея гневно сверкнули.

– Успокойся, – мягко улыбнулась Клара, – нужно показать территорию новому спасателю. Тому, кто станет выручать из беды неразумных лыжников. Ведь вы отправитесь в путь и неизвестно когда вернётесь. Скоро все будут здесь.

– Все?! – брови Кирилла взлетели вверх, – я не хочу, чтобы меня видели посторонние!

– Никто и не увидит, – дух гор снова с шумом отхлебнул чай, – новый спасатель войдет в дом только после того, как ты его покинешь. А до тех пор останется в гостинице в ущелье.

– А вот и они, – Клара, заслышав шум, обернулась к двери, в которую уже входили Карл, Спасатель и двое вервольфов.

– Как тебе сменщик? – поинтересовался Рюбецаль у Спасателя, – будет ли блюсти безопасность людей, пока ты в отлучке?

– Хороший парень, – кивнул Спасатель, – и не испугался, увидев вервольфов в обороте.

– Чего ему пугаться? – добродушно усмехнулся дух гор, – потомок ведьм и не такое повидал.

– Что тебе удалось узнать, – нахмурился Кирилл, явно не довольный улаживанием проблем к нему касательства не имеющих, – где Реджина?!

– В подземельях дроу, – Рюбецаль вздохнул, принимая решение о том, стоит ли сразу говорить Чародею о роли девушки, решил, что это вовсе не обязательно и продолжил, – вам не стоит медлить! Лучше, если вы отправитесь сегодня же.

– Моих знаний и умений не хватит для того, чтобы противостоять темным эльфам, – говорил, словно раздумывая, Кирилл, – нужно еще кое-что изучить. А для этого нужно время.

– Время, которого у нас нет! – осадил Чародея Спасатель, – немедленно выдвигаемся в путь!

Кирилл словно не услышал слов того, благодаря чьему содействию Королева оказалась в плену. Развернулся и молча двинулся к подвалу. Повторил:

– Мне нужно время!

– Задержись! – крикнул вслед Чародею Рюбецаль, – я понял, что ты выполнил мою просьбу и еще не сделал выбор?

– Сейчас сделаю, – Кирилл исчез, не утруждая себя поднятием крышки подвала.

Глава вторая

– Мне необходимо узнать заклинание перемещения во времени! – Чародей стоял над Книгой и ждал ответа, – ты обещала обучить ему!

– У меня нет этого заклятия, – прошелестела Книга, – да и зачем оно тебе сейчас?

– Как зачем?! – удивился Кирилл, – я перемещусь в тот день, когда незнакомец увёз Реджину! Я сам сопровожу её домой!

– Не получится, – вздохнула Книга, – заклятие перемещения во времени подвластно Тьме! И даже если ты его узнаешь, то воспользоваться сможешь, начиная с момента, как примешь Тьму! С той самой секунды, когда откроешь одну из тех, что лежат у подножия алтаря.

– Значит, спасти Королеву от пленения мне не удастся? – растерялся Чародей.

– Таким образом – нет, – прошелестела Книга, – будет лучше, если ты продолжишь обучение. Дроу не причинят вреда девушке, и ты сможешь отправиться на её поиски позже.

– Когда?! – закричал Кирилл, – через год?! Через век?! А моя Реджина все это время будет томиться в подземельях тёмных эльфов?!

– Что такое год или век для дочери богини, – Книга не понимала сомнений своего ученика, – что такое время для бессмертной? Открой одну из книг, в которых запечатаны таинства Света, и начни её постигать.

– Ты сказала, что путь Света тернист и долог? – Кирилл не нуждался в ответе, потому как прекрасно помнил все сам, – Ты сказала, что Тьма даст много и быстро?! Я выбираю Тьму! И да поможет она спасти девушку и вернуть её домой!

– Глупец! – словно ураганный ветер переворачивал страницы Книги, грозя вырвать их, – если ты ступишь на путь Тьмы – ты обречен! Я помню воинов Света, что переметнулись на сторону Тьмы! Но избравшим её ни разу не удалось вырваться из цепких лап!

– Значит, – рассмеялся Кирилл, – я буду первым! – повернулся лицом к алтарю:

– Тьма! Я избираю тебя! Мне нужно заклинание управления временем!

Чародею показалось, что череп на алтаре усмехнулся и подмигнул ему пустой глазницей.

Одна из книг у подножия, взлетела вверх и с грохотом упала на пентаграмму, вытканную посередине гобелена. Распахнулась на какой-то странице.

Чародей подошел к алтарю и прочел: «Заклинание перемещения во времени». Склонился над книгою и вгляделся в сточки, написанные красными чернилами… или не выцветающей кровью.

***

О том, что прошло уже немало времени, Кирилл знал только по отросшим волосам, по бороде, которая достигла середины груди.

Для адептов Тьму нет ни дня, ни ночи. Им не нужна ни еда, ни питье. Тьма хранит и взращивает тех, кто отдал ей себя. Бережет для того, чтобы использовать данную ею силу в нужное время.

Каждая из прочитанных книг, едва Кирилл перелистывал последнюю страницу, чернела и словно каменела. Но он уже знал, что почерпнутые сведения навсегда запечатлелись в памяти. Что ему больше не нужно читать и перечитывать то, горело в мозгу огненными буквами.

Наконец, была прочитана последняя книга. Кирилл отшвырнул её на пол, как ненужную ветошь, расхохотался:

– Теперь я готов! – взглянул на свою первую наставницу, лежавшую в углу и уже покрывшуюся толстым слоем пыли. Почувствовал укол совести, поднял, отряхнул пыль и бережно положил на середину алтаря.

– Ну вот, – провел рукой по переплёту, – ты говорила, что стану другим, но я совершенно не изменился!

– Бедный глупый мальчик, – вздохнула Книга, – ты повторяешь путь своего предка, и, боюсь, что закончишь так же, как и он.

– Своего предка? – растерялся Кирилл, – о ком ты говоришь?

– Да вон о нем, – Книга зашелестела страницами, переворачивая их в сторону черепа, – о том, что от него осталось.

– Это мой предок?! – удивился Кирилл, – расскажи о нем! Кто он?! Отчего погиб?! И как здесь оказался?!

– Это долгая история, – вздохнула наставница, – а тебе, Чернокнижник, пора в путь.

– Почему ты назвала меня Чернокнижником? – растерялся, – раньше ты говорила, что я Чародей!

– Ты остался вторым и стал первым, – успокоила Книга, – это словно принц стал королём. Или, если брать ваш мир, клерк стал генеральным директором. Понимаешь, о чем я толкую?

– Понимаю, – кивнул Кирилл.

– Тогда – в путь! Кто-то совсем недавно говорил, что даже для бессмертной время, проведенное в заточении – тянется бесконечно долго.

***

Чай в чашке Рюбецаля даже не успел остыть ни на один градус.

Спасатель и вервольфы не успели даже присесть к столу.

Клара не успела даже обнять мужа.

Когда перед всеми присутствующими возник Кирилл.

– Пусть Тьма хранит тебя, Чернокнижник! – вихты склонились перед Кириллом чуть ли не до земли.

Вервольфы, поскуливая от страха, приникли в поцелуе к рукам.

– Ты принял Тьму, – вздохнул Рюбецаль, – ну что же, это твой выбор.

– Когда ты успел так обрасти?! – удивился Спасатель, – ведь не прошло и секунды, как спустился в подвал!

– Тьма подарила мне власть над временем, – снисходительно усмехнулся Кирилл, – и я использовал заклинание. Для вас прошла секунда, а для меня миновали годы обучения.

– Тогда, немедленно примени все, что узнал! – воспрянул духом Спасатель, – и возвращайся с Реджиной! Я хочу попросить у неё прощения.

– Не все так просто, – осадил ретивого дух гор, – магия, ни светлая, ни тёмная не поможет вам проникнуть в мир дроу. Потому как их подземелья заполнены такой древней волшбой, разделить которую невозможно. И противостоять ей не могут ни Свет, ни Тьма. Потому что древняя магия едина.

– И что же нам делать?! – Спасатель был в отчаянии.

– Ты хочешь сказать, что я напрасно вступил на путь Тьмы?! – разозлился Кирилл.

– Ничего не случается напрасно, – Рюбецаль наконец-то допил свой чай, – но идти в мир дроу вам придётся, как простым смертным. Я укажу вход в пещеру, ведущую в подземелье, ну а дальше – придётся самим. Помните, что тёмные эльфы хитры и коварны. Что могут водить вас по лабиринтам дни и недели, в надежде, что запросите пощады, отдадитесь в их власть. Делать этого нельзя ни в коем случае! Дроу уважают настойчивых и сильных! Покажите, что вы именно таковыми и являетесь!

Дух гор подошел к Чернокнижнику и Спасателю, оказавшимся в пылу спора в непосредственной близости друг от друга, положил руки на плечи обоим мужчинам и взмыл ввысь, словно подхваченный ветром. Пролетел сквозь крышу, не причинив ей вреда, и исчез в ярко-синем зимнем небе Тироли.

***

Кирилл открыл глаза, понял, что задремал против своей воли. Тронул за плечо попутчика:

– Просыпайся. Нам пора.

Спасатель что-то промычал в ответ, слабо покачал головой:

– Нет. Я не рассчитал своих сил. Я больше не могу идти.

– Ну что же, – вздохнул Чародей, – тогда я понесу тебя, как и обещал, – взвалил на плечи уже изрядно полегчавшее тело и медленно побрёл вперед.

 

Но, едва Кирилл успел сделать несколько шагов, как в тёмном провале лабиринта замерцали огоньки.

Чародей замедлил ход, а потом и вовсе остановился. За все время пребывания в подземелье, кроме тусклого пламени факела, врученного им духом гор, здесь не наблюдалось ни единого проблеска света. Что это? Какую опасность несут те, кто приближается, озаряя путь впереди себя? Ответы могла дать только встреча.

Кирилл сбросил на пол Спасателя. Тут же подхватил его подмышки, встряхнул, стараясь приободрить:

– Стой ровно! Не вздумай упасть! К нам кто-то идёт! Нельзя выказать перед ними слабость!

Огоньки становились все ближе и ближе. Вскоре, перед теми, кто проник в подземелье без разрешения его хозяев, стояли четверо темнолицых беловолосых мужчин. Их глаза сверкали во тьме. Для того, чтобы передвигаться в родном лабиринте им не нужны были другие источники света.

– Ваш путь завершен! – сообщил один из мужчин, – ты, – ткнул пальцем в Кирилла, – нужен королю живым. А ты, – кивок в сторону Спасателя, – можешь подохнуть здесь, в месте, куда тебя не звали и где не ждали.

– Если ваш король нуждается во мне, – усмехнулся Чародей, – то вам придётся нести моего товарища! Он ослаб настолько, что не сможет идти сам. А без него не пойду и я!

– Зачем он тебе? – в глазах дроу, а Кирилл сразу понял, что это именно они, мелькнуло изумление, – этот смертный и годен разве что на корм крысам. И потом, если тебе до сих пор неизвестно, это именно он поспособствовал похищению девушки, за которой вы явились.

– Мне известно, – спокойно ответил Кирилл, – людям свойственно ошибаться. Люди имеют право на ошибку. Но ни у кого нет прав лишить их возможности эту ошибку исправить! А потому, либо мы идём вместе, либо я остаюсь!

– Дело твое, – пожал плечами дроу, еле слышно свистнул. Откуда-то из боковых ответвлений лабиринта высыпали низкорослые коренастые человечки. Подхватили тело Спасателя и потащили вперед.

– Кто это? – удивился Кирилл.

– Наши слуги, – ответил эльф, – гномы. Они отнесут твоего спутника в свои норы, где ему самое место.

– Он должен жить! – твердо произнёс Чародей.

– Будет, – эльфу не терпелось двинуться в путь, – мы, дроу, редко даем обещания! Но коль дали – всегда их выполняем! Идём, нас уже ждут!

Кирилл решивший, что его ждёт встреча с Королевой, заспешил вслед за быстро удаляющимся эльфом. Он не увидел, как криво ухмыльнулся один из дроу, следовавших позади. Не услышал. Как второй тихо прошептал себе под нос:

– Правда, исполняем мы обещания так, как нам выгодно. Как сами понимаем исполнение. И зачастую это не имеет ничего общего с тем, что намечтал посторонний.

***

Как они могли блуждать по переходам подземелья несколько дней и не заметить, не наткнуться хотя бы на одно из боковых ответвлений? Как могли не услышать шум, шорох, тихие голоса, доносящиеся из пещер, в которые вели ответвления? Этого Кирилл не мог понять, как ни старался.

Он все так же шел следом за дроу, который, не оглядываясь, стремился к одному ему известной цели. Два тёмных эльфа держались по обе стороны и чуть позади, словно собирались тотчас воспрепятствовать, вздумай Чародей свернуть в боковой проход. Куда подевался четвёртый – Кирилл так и не понял. Впрочем, задумываться о маршруте эльфа он не стал. Голова разрывалась от мыслей, наслаивавшихся одна на другую, и предположений, а путь все не заканчивался.

В какое-то время, Кириллу показалось, что подземный коридор стал наклонным, словно они начали спускаться все глубже и глубже под землю. Но вскоре спуск прекратился, и где-то вдали замерцали призрачные огоньки.

Чародей решил, что это спешит им навстречу новый отряд дроу, но ошибся. Потому как на стенах подземелья по мере их приближения зажигали крохотные фонарики маленькие крылатые существа.

– Кто это? – спросил Кирилл, обращаясь ко всем эльфам сразу.

– Фэйри, – ответил идущий слева.

– Они добровольно приняли служение Королю! – гордо оповести шедший слева.

Кирилл знал, кто такие фейри. Знал, где обитают эти малыши. Знал о том, что они ведут скрытный образ жизни и мало кому подчиняются.

– Что вынудило их поступить на службу вашему Королю? – спросил Чародей.

– Жажда славы и богатства, – усмехнулся шедший впереди. Кирилл не видел лица эльфа, но не сомневался в том, что его улыбка сочится презрением и высокомерием.

– Сейчас этот народец только и способен, что таскать фонарики, с которыми не расстаются в своих лесах. Перелетать с камня на камень, – продолжал разглагольствовать дроу, – освещать дорогу приближенным Короля. Но как только высохнут и отвалятся их никчемные крылья, они станут леприконами! Получать доступ к сокровищам, хранящимся в недрах гор. Будут вечно перебирать каменья, пересчитывать слитки, сортировать самоцветы, оценивать чистоту алмазов.

– Работа немалая, – пробормотал Кирилл, – но зачем им это? Ведь сокровища гор для них чужие. Принадлежат вашему Королю!

– Верно, – идущий впереди дроу оглянулся, посмотрел на Чародея с любопытством, – ты все правильно понял! Но для того, кому никогда не удастся стать хозяином сокровища, одно прикосновение к нему – уже огромная радость! Перебирая камни, леприконы чувствуют сопричастность к владению ими. Так в вашем мире кассир банка чувствует себя богачом, пересчитывая чужие деньги.

– Откуда тебе известно, что и как происходит в мире людей? – заинтересовался Кирилл, забыв о проблемах фейри и леприконов.

– Известно! – голос эльфа стал сухим и недовольным, словно он, подавшись непонятному желанию, наболтал лишнего.

Крохотных фонарщиков, перепархивавших с одного выступа в стене подземелья на другой, становилось все больше и больше. Проход расширился и сверкал, словно его украсили новогодней гирляндой.

Шедший впереди дроу резко остановился. Кирилл, отстающий всего на пару шагов, едва не налетел на него, но успел вовремя «притормозить».

Тёмный эльф шагнул в сторону, словно пропуская Чародея вперед. Указал рукой куда-то вглубь прохода:

– Дальше иди один! Тебя уже ждут, – добавил с ноткой обиды в голосе, – а нас не приглашали!

Проходя мимо, Кирилл заглянул в лицо дроу. Плотно сжатые губы, нахмурены брови явно говорили о том, что эльф не доволен решением своего повелителя.

«Ну что же, – незаметно усмехнулся Чародей, – нужно взять это проявление отрицательных чувств на заметку. При случае – воспользоваться», – и зашагал вперед.

Камень, загораживавший проход, отъехал в сторону.

Переставший взгляду зал словно уходил в бесконечность, настолько он был огромен. Уже не было видно фейри с фонариками. Стены зала сверкали и переливались, источая мягкий свет. Где-то там, на высоком постаменте, возвышался трон, на котором, приложив старания, можно было рассмотреть сидящего мужчину.

Кирилл сразу понял, кто перед ним, и, стараясь не убыстрять шаг, двинулся к трону. Он смотрел прямо перед собой, но все же боковым зрением успевал отметить обстановку и декор зала.

Впрочем, назвать предметы интерьера зала обстановкой было сложно. Кроме самого трона, который без ложной скромности, можно было назвать драгоценностью, настолько он был вычурным, украшенным резьбой по камню, усыпанным самоцветами, в зале, слева от трона, стояло не менее изысканное огромное венецианское зеркало, отражавшее переливы камней на стенах и троне.

Кирилл понял, что это и есть так называемое «средство связи» Короля тёмных эльфов. Но ничего, кроме отблеска драгоценностей, в зеркале не было, а потому, Чародей, слегка скосив глаза, посмотрел на стену справа.

На стене висела картина в такой же, как и все в этом зале, усыпанной камнями раме. Картина, на которой был изображен мужчина, показавшийся Кириллу чем-то знакомым.

До возвышения оставался добрый десяток метров, когда тишину зала взрезал голос восседавшего на троне:

– Подойди к картине! Рассмотри того, кто на ней изображен!

Кирилл споткнулся на ровном полу.

Но как же так?! Он должен поприветствовать властителя этих мест! Должен отдать дань уважения! И не важно, как ты относишься к тому, у кого в гостях оказался! Не важно, жданный-званный ты гость, или непрошеный вторженец! Правила этикета едины для всех магических миров, и нарушать их запрещено!

– Успеем раскланяться, – в ответе Короля слышалась насмешка, – ты здесь не на час и не на день! А потому – иди к картине!

Кирилл, пожав плечами, двинулся куда было велено.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17 
Рейтинг@Mail.ru