Отель «На неведомых дорогах»

Рита Харьковская
Отель «На неведомых дорогах»

Пролог

Машина, дважды фыркнув и дёрнувшись, как паралитик, замерла на дороге.

Снежана со всей злости ударив по рулю и зачем-то нажав клаксон, поняв, что ничего в сложившейся ситуации не сможет исправить сама, уронила голову на руль и разревелась.

Вот говорил же ей Коля, чтобы не покупала эту никчемную игрушку, в которой кроме ярко-тюнингованного кузова не было вообще ничего! Но менеджер автосалона торгующего подержанными автомобилями был так убедителен! Так искренне говорил о том, что вот эта красивая машинка если и побывала в аварии, то отделалась разве что помятым бампером!

Снежана не устояла.

Оформив кредит в одном из банков, она уже на следующий день лихо подрулила к офису, в котором работала старшим менеджером по связям с общественностью.

Сотрудницы мило улыбались и поздравляли с покупкой. Сотрудники ехидно хмыкали. Но Снежана не обращала внимания ни на первых, ни на вторых. Она хотела машину! И она её получила!

Машинка, резво разбрызгивая грязь со снегом, несла свою владелицу домой.

Год тому назад Снежана переехала жить в пригород, получив в наследство дом от двоюродной бабушки. Собственно, этот дом и желание вырваться из-под опёки родителей и сподвигли её к покупке авто. Конечно, к пригородному посёлку можно было вполне комфортно добраться электричкой. И даже быстрее, чем на машине, которая могла застрять в пробке. Но от платформы нужно было идти пешком минимум двадцать минут. Девушке вовсе не хотелось входить в стылый дом после длительной пешей прогулки. Тем более что на дворе стояло начало декабря, и погода ухудшалась с каждым днём.

Три недели машинка бегала как резвый жеребёнок, и Снежана с ехидцей вспоминала советы Коли, с которым она рассталась буквально через несколько дней после покупки авто.

Девушка считала, что «безлошадный» Коля просто не смог смириться с тем, что у неё есть машина, а у него – нет, и не предвидится.

Почему не предвидится? Да потому что Коля три месяца тому назад поступил на работу в её организацию и оказался под началом у Снежаны!

Юноша с первого же дня начал оказывать Снежане всевозможные знаки внимания, и она их благосклонно принимала. До чего-то серьёзного дело у них не дошло. А вскоре после покупки машинки, Коля как-то отдалился. Словно потерял к начальнице всякий интерес.

Конечно, Снежану это задело, но вида она не подала. Слишком много чести какому-то младшему клерку, чтобы он увидел слёзы обиды и разочарования в глазах начальницы!

– Блин! Блин! Блин! – кричала Снежана не думая, что её кто-то услышит, – чертов Колька! Как накаркал! И что мне теперь делать?!

Снежана снова нажала клаксон, стараясь привлечь внимание к одиноко замершей посередине просёлочной дороги машине. Впрочем, девушка тут же поняла, что если кто-то и будет проезжать мимо, то не сможет её не заметить. Так зачем же оглашать ночной лес ненужными звуками?

Прошло пять минут… десять… полчаса…

Девушка уже начала беспокоиться, недоумевая, почему за столько времени мимо неё не проехала ни одна машина? Ни в сторону города, ни в направлении посёлка? Такого не могло быть в принципе! Хотя… не так давно случилась авария на переезде, остановившая движение на добрых два часа. Неужели снова?

Печка в салоне работала, нагнетая тепло и создавая иллюзию уюта и защищенности, а за окном начала пуржить метель.

Снежана задремала. И очнулась когда услышала, как кто-то барабанит в лобовое стекло.

Глава первая

Девушка с трудом приоткрыла глаза. Еще несколько секунд она не могла понять, где находится и как тут оказалась, но вскоре мозг озарился вспышкой воспоминания о непонятной аварии, случившейся на полпути к дому.

Кто-то барабанил палкой в лобовое стекло, и Снежана сжалась от испуга. Поди знай, кого занесло на просёлочную дорогу посреди ночи? Впрочем, неизвестный, словно поняв, что девушка очнулась ото сна, палку убрал и стучать прекратил.

– Выходи, Королева, – сквозь лобовое стекло на Снежану смотрел бородатый незнакомец, – позволь тебя отвезти в безопасное место! Ты еще не готова к таким холодам!

Девушка поморщилась. Да! Её звали Снежана Королёва! Но это никому не давало права награждать её прозвищами, надоевшими еще со школы! И потом, эта хипстерская мода на окладистые бороды всегда вызывала в ней недоумение. Зачем, скажите на милость, добавлять себе добрый десяток лет, отрастив «веник» на подбородке?!

Но в офисе все чаще и чаще мелькали бородачи, а потому, со временем, Снежана просто перестала обращать внимание, поросль какой густоты и какой длины украшает лицо того или иного сотрудника.

Свою машинку девушка не продемонстрировала разве что слепому, каковых в учреждении не имелось, а потому, решив, что это кто-то из айтишников, грешивших отращиванием бород и бородок, узнал её авто проезжая мимо, бесстрашно нажала кнопку опускающую боковое стекло, и уставилась на стоявшего рядом незнакомца.

Мужчина был одет в овчинный тулуп с высоко поднятым воротником. Этот эко-стиль тоже совершенно не нравился Снежане, но выбирать того, кто поможет ей добраться до дома – не приходилось.

– Возьмёте мою машинку на буксир? – Снежана улыбнулась незнакомцу, постаравшись вложить в улыбку всю доброжелательность и наивность, которые ей, в принципе, были не свойственны, – до посёлка осталось километров двадцать, а бензин я вам оплачу.

– Да я бы и рад, – развёл руками незнакомец, – но боюсь что мои мотосани твою, Королева, карету и с места не сдвинут.

« Вот погоди! – разозлилась Снежана, – отыщу я тебя в офисе! Задам я тебе «королеву»!» – но огрызаться и высказывать недовольство прозвищем не имело смысла, а потому, девушка, выглянув в окно автомобиля, увидела стоявшие на дроге санки. Правда были они огромные и «фыркали» выхлопными газами работающего мотора.

– Поторопись! – велел незнакомец, – иначе, закончится бензин и будем вместе куковать посреди леса.

Ни «куковать» непонятно с кем, ни оставаться одной в ожидании возможного спасителя, Снежане не хотелось. Но и бросать на дороге недавно купленную машинку не хотелось еще больше.

Словно поняв сомнения девушки, незнакомец поторопил:

– Быстрее пересаживайся, Королева, а за машинкой я племянника пошлю на тракторе, как только до жилья доберемся!

Успев напоследок подумать, что имеет ввиду мужчина, говоря о жилье, Снежана набросила короткую норковую шубку, выскочила из авто, захлопнула дверцу и уселась позади незнакомца в мотосани. Уже почувствовав удар ледяного ветра в лицо, девушка успела вспомнить кусочек анекдота: «Хоть тушкой, хоть чучелом…», – и добавила от себя: «…лишь бы добраться до дома. Добраться туда, где тепло».

Мотосани мчали по дороге со скоростью, которую Снежана не могла даже представить. Снежный вихрь, летящий им навстречу, словно расступался перед путниками, обтекая их и не причиняя ни боли от ударов колких льдинок, ни холода.

Снежана покрепче обхватила незнакомца за талию и прижалась к его спине. Мотосани то подпрыгивали на колдобинах, то заваливались набок, словно сдуваемые порывами ветра. Сквозь зажмуренные ресницы, Снежана все же смогла увидеть, как незнакомец свернул с основной дороги.

– Эй! – Снежана стукнула кулаком в бок нежданного спасителя, который вполне мог оказаться маньяком или насильником, – ты чего удумал?! Ты куда меня везёшь?!

– Не бойся, Королева! – голос незнакомца перекрикивал свист ветра и вой метели, – заночуем в отеле, здесь неподалёку!

– Я не хочу в отель! – Снежана даже не подумала, откуда на этой дороге может взяться какой-то отель?! – немедленно отвези меня в посёлок, или я выпрыгну!

– Не дури! – из голоса незнакомца исчезли нотки подобострастия, на которые успела обратить внимание Снежана, – если хочешь околеть до утра, или стать кормом для волков – можешь прыгать! – мужчина снова нажал педаль газа.

Снежана не хотела ни «колеть», ни становиться чьим-то «кормом».

«Ну погоди! – думала девушка, вот только доберемся до места, где тепло и есть крыша над головой, и я устрою тебе райскую жизнь! Тотчас позвоню в полицию!»

Впрочем, буквально через несколько секунд, кроме тепла и крыши необходимым атрибутом того места, куда мчали мотосани, стал телефон. Любой! Мобильный или стационарный! Потому как свой телефон вместе с сумочкой, в которой он лежал, Снежана оставила в салоне авто.

«Вот ведь влипла, так влипла! И как теперь выпутываться из этой ситуации?!» – успела подумать Снежана прежде чем мотосани, заложив крутой вираж, остановились.

– Добро пожаловать, Королева! – перед Снежаной стоял «хипстер» и протягивал руку, предлагая помочь выбраться из саней.

Снежана ахнула, увидев отель, в который её привёз незнакомец. Больше всего это здание напоминало сказочный пряничный домик. Хотя, вполне возможно, что такое впечатление создавала яркая предновогодняя иллюминация. Весь отель, этажность которого определить на первый взгляд не представилось возможным, был словно опутан сверкающими гирляндами.

– Я даже не знала, что в наших краях отгрохали такую красоту, – Снежана улыбнулась мужчине, стараясь на всякий случай сгладить дурное впечатление от истерики, устроенной по дороге.

– Это место для избранных, – мужчина погладил окладистую бороду, – посторонним знать о нем неположено!

– Если вы привезли меня сюда, значит я не посторонняя? – голос Снежаны был полон фальшивого радушия.

– Посмотрим, – ответил незнакомец и сделал жест рукой, словно приглашая Снежану войти в отель, над входом в который, едва девушка успела сделать несколько шагов, вспыхнула надпись: «На неведомых дорогах».

Снежана словно споткнулась на хорошо расчищенной площадке перед входом в отель:

– А это что еще значит?!

– Название! – мужчина одним пинком втолкнул Снежану в распахнувшуюся перед ними дверь, – а ты что подумала?

 

Глава вторая

«Вот ведь жлоб неотесанный, – успела подумать Снежана, словно по льду летя через холл к стойке ресепшна, – доберусь же я до тебя, если, конечно, узнаю в офисе!»

Впрочем, долго вынашивать планы мести ей не пришлось. Потому как, пролетев все свободное пространство, девушка грудью ударилась о твёрдую деревянную поверхность и вскрикнула. То ли от боли, то ли от неожиданности.

– Нельзя надолго задерживаться на пороге, Королева, – мягкий бархатистый мужской голос рокотал над головой Снежаны, – нельзя надолго оставлять дверь открытой! Мало ли кто может проскользнуть, просочиться вслед за вами.

Снежана подняла взгляд, желая посмотреть на владельца столь замечательного голоса, и, что называется, едва не «уронила челюсть». Потому как лицезреть в непосредственной близости такой яркий образчик мужской красоты и привлекательности ей, ей доводилось не часто. Да что там не часто?! Врать-то себе самой зачем?! Ни разу не доводилось!

Мужчина сиял! Сиял его великолепный смокинг! Сияла белоснежная сорочка! Сияла бордовая бабочка под острыми уголками специально сшитой для ношения со смокингом сорочки. Сияли черные, как вороново крыло, словно набриолиненные волосы. Сияла белозубая улыбка, обращенная только к ней, Снежане. Сиял ярко-синий глаз! На этом осмотр Снежаны словно запнулся о невидимую преграду. Да! Глаз у мужчины был один. На месте второго сияла чернотой повязка, прикрывающая глазницу. Нет и нет! Это вовсе не портило того, кто замер напротив девушки! Скорее – придавало облику сияющего незнакомца некий шарм.

– Ключ от вашего номера, Королева, – в длинных пальцах с сияющим свежим маникюром мужчина держал ключ и протягивал его Снежане.

– Какой к черту мой номер? – пробормотала девушка, – вы меня с кем-то спутали! Я впервые в этом отеле! До сегодняшнего дня я даже не подозревала о его местоположении!

– Все когда-то бывает в первый раз, – философски произнёс мужчина, и добавил, словно одумавшись, – ваш ключ! Коридорный проведёт вас в номер!

За спиной Снежаны послышался скрипучий голос:

– Ваш багаж прибудет позже, Королева?

Девушка обернулась и увидела перед собою какого-то нелепого мужичёнку, доходившего ей ростом разве что до плеча. Кургузый серый пиджачок, из-под которого торчали узкие клетчатые брючки, рубашонка в нелепый цветочек и стоптанные ботиночки давали право сорвать злость именно на нем каждому желающему. Гладковыбритое лицо украшали морщины прожитых лет. Тонкогубый рот растянулся в щербатой улыбке.

– Если вы говорите о сумочке, которую я забыла в машине, то – да! Мой багаж прибудет сразу же, как только кто-то сбегает на дорогу за сумочкой! – ехидно ответила Снежана.

– Мне не положено покидать отель, – смутился мужичонка, – но я немедленно отправлю посыльного, – и заорал громким голосом, ожидать которого Снежана уж никак не могла, в глубину полутёмного коридора:

– Волков! Быстро на выход! Немедленно беги к дороге и доставь сумочку Королевы!

Снежана едва успела заметить, что какая-то серая тень метнулась к выходу, почувствовала порыв ледяного ветра по ногам, затянутым в тонкую лайкру колготок, и услышала хлопок двери.

– Там этот, – пробормотала Снежана, – ну, тот, что меня привёз. Обещал послать какого-то племянника с трактором и притащить мою машинку. Может, лучше было бы сразу отправить племянника?

– Завтра, – мелко закивал мужичонка, – все сделаем завтра! А сейчас – пожалуйте в свой номер.

Снежана успела устать от нескончаемого наполненного событиями, не имеющими объяснений вечера, а потому, взяв у портье украшенный завитушками ключ, посмотрела на провожатого и сама не понимая зачем спросила:

– А вас как зовут?

Мужичонка усмехнулся, с каким-то торжеством зыркнул на портье, перевел взгляд на Снежану, и торжественно сообщил:

– Мы – Дормидонт Власович Тишайший! Вам, Королева, дозволено называть меня просто по имени!

Снежана топала вслед за Дормидонтом по полутёмному коридору, поднималась и спускалась по каким-то лестницам и уже сама не понимала куда идёт:

– Неужели так трудно было озаботиться лифтом? – пробормотала девушка.

– Не положено, – через плечо ответил Дормидонт, – да и не возможно это.

– Почему невозможно? – удивилась Снежана.

– Отель меняется каждую секунду! Поставишь лифт в одном месте, в надежде попасть в другое, а окажешься в третьем, – объяснил словоохотливый провожатый.

– Трансформер, что ли? – Снежана не имела понятия, что это такое – трансформер. Просто это слово ассоциировалось с изменением, трансформацией. Запомнила, вот и решила вставить. Блеснуть эрудицией.

– Ну типа того, – хихикнул Дормидонт, и девушка поняла, что о трансформерах он имеет приблизительно равное представление с её собственным. Просто не захотел ударить в грязь лицом.

Впрочем, надолго заострять внимание на неосведомлённости Дормидонта, Снежане не пришлось. Потому как коридорный, замерев у одной из дверей в самом конце прохода, радостно сообщил:

– Ваш номер, Королева! Открывайте и входите!

Снежана протянула ключ Дормидонту:

– Да не умею я пользоваться подобным инструментом. Может, вы сами?

– Нет-нет! – коридорный замахал руками, отскочив от девушки на несколько шагов, – я не смею! Только вы, Королева! Только собственноручно!

Удивленно глядя на Дормидонта, не понимая его бурной реакции на, казалось бы, простую просьбу, Снежана вставила ключ в замочную скважину и легко провернула:

– Получилось! – девушка весело смотрела на коридорного.

– Кто бы сомневался, – ухмыльнулся Дормидонт, – входите, Королева, сейчас я пришлю горничных, и они помогут вам раздеться.

– Может, вы войдёте? – Снежана все еще стояла на пороге не решаясь открыть дверь.

– Мне не положено, – с какой-то грустью ответил коридорный, – а вы входите, Королева, не бойтесь, – и мягко подтолкнул Снежану вглубь номера.

Глава третья

Снежана услышала, как за её спиной захлопнулась входная дверь. Девушка очутилась в кромешной темноте. Она начала шарить рукой по стене справа от двери в надежде найти выключатель. Но стена была пуста.

Дверь скрипнула, тихо и жалобно, и в комнату одна за другой вошли четыре девушки. Каждая держала в руке канделябр с тремя свечами. Мрак моментально рассеялся, и номер осветился достаточно ярким пламенем.

– Кто вы? – спросила Снежана, уже устав удивляться, – и почему в номере нет электричества?

– Это только сегодня, – ответила одна из девушек, – вполне возможно, что завтра все будет иначе.

– Мы ваши горничные, – добавила вторая.

– Мы поможем вам раздеться и приготовиться ко сну, – поддержала коллег третья.

– Сегодня ночью обещают метель, – приняла участие в разговоре четвёртая.

Снежана прошла вглубь номера, не очень рассматривая его меблировку, не снимая шубку села в кресло у низкого столика лицом к окну, в которое ветер швырял снежную крошку полными горстями.

– Подойдите, поставьте свечи на стол и станьте так, чтобы я могла вас увидеть! – Снежана и сама не поняла, откуда в её голосе появились эти повелительные нотки.

Но горничные безропотно выполнили требование и замерли перед нею.

На первый взгляд, они были похожи друг на друга. Очень похожи. Хотя, Снежана не исключала, что это сходство может быть обусловлено одинаковыми платьями до середины колена, стянутыми на талии широким поясом, завязанным на спине пышным бантом. Одинаковыми причёсками. Волосы горничных, гладко зачесанные, были собраны на затылке в узел. Да и цвет волос был почти одинаковый. Почти. Потому что у одной девушки волосы были тёмно-каштановые, у другой каштановый цвет отливал едва заметной рыжиной, у третьей – классический русый, а у четвертой – словно на поверхности спелого каштана появилась серебристая плёнка плесени.

Четыре горничных смотрели на Снежану широко распахнутыми глазами: раскосыми и немного вытянутыми к вискам у первой, круглыми и слегка навыкате – у второй, с опущенными вниз уголками у третьей, глубоко посажеными – у четвёртой.

Чем больше Снежана рассматривала горничных, тем сильнее поражалась, как она могла подумать, что девушки похожи?! Да нет же! Они были совершенно разными!

– Ну и как вас зовут, девушки, – поинтересовалась Снежана.

– Я – Розочка, Королева, – первая девушка присела в книксене.

– Я – Раечка, – мило улыбнулась вторая, повторив книксен вслед за первой.

– Я – Риточка, – представилась третья.

– Я – Римма, – четвёртая девушка присела так же, как и её коллеги.

– Угу, – сделала одной ей понятный вывод Снежана, – значит: Розочка, Раечка, Риточка и Римма. И что же прикажете мне с вами делать?

– Не нужно с нами ничего делать, Королева! – неподдельный испуг звучал в голосе Розочки.

– Мы только поможем вам раздеться, – подхватила Раечка.

– Расстелем вашу постель, – продолжила Риточка.

– И тут же удалимся, едва вы уснёте! – закончила Римма.

«Еще немного и я сойду с ума!» – подумала Снежана, но вслух произнесла, – делайте, что вы там задумали и убирайтесь! Иначе я усну прямо в этом кресле, не снимая верхней одежды!

– Позвольте вашу шубку, Королева, – голос Розочки журчал, как весенний ручей.

Снежана даже не поняла, когда и как девушка сняла с неё шубу, ведь она по-прежнему не вставала с кресла.

– Разрешите снять ваши сапожки, Королева, – улыбалась Раечка, – и промассировать стопы ваших усталых ножек.

Через минуту Снежана была не только разута, но и освобождена от колготок!

– Если вы не против, я сниму макияж с вашего прекрасного лица, – шептала Риточка.

Спонж, пропитанный чем-то прохладным и душистым мягко скользил ото лба к подбородку.

– А я расчешу ваши великолепные волосы, Королева, – в руке Риммы сверкнул серебряный гребень.

При упоминании о «прекрасных волосах» Снежана усмехнулась. Её волосы, крашенные и перекрашенный столько раз, что она сама уже сбилась со счёта и плохо помнила их натуральный цвет, если и можно было назвать прекрасными, то только после шестичасового посещения салона. Но если кому-то приспичило сделать ей комплимент в этот поздний вечер, то и ладно.

Снежана расслабленно прикрыла глаза, чувствуя, как по телу разливается волна неги.

– Всё готово, Королева! – из полудрёмы Снежану выдернул тихий голос одной из горничных. Спросонок, девушка не поняла какой именно.

– Не желаете на себя взглянуть, прежде чем отойти ко сну? – поинтересовалась еще одна.

– А почему бы и нет? – Снежане просто хотелось сделать девушкам приятное, посмотрев на своё отражение и оценив их труд.

Хотя, что нового она может увидеть? Всё то же слегка полноватое тело? Те же немного коротковатые ноги, десять сантиметров длины которым добавляла высоченная шпилька от которой в к вечеру горели и ступни и пятки? Совершено обычное и невыразительное без макияжа лицо? Так на это «добро» Снежана за свои двадцать девять лет уже насмотрелась вдоволь!

Но откуда-то из глубины номера, из угла, куда не доставал свет от пламени свечей, Римма уже катила огромное сверкающе зеркало в вычурной оправе.

Раечка и Розочка протянули Снежане руки, помогая выбраться из мягкой глубины кресла.

Снежана сделала два шага и охнула, увидев незнакомку в зеркале.

Высокая худощавя девушка с белоснежными волосами, почти достигающими пола, с огромными голубыми глазами в обрамлении длинных изогнутых ресниц, словно припорошенных инеем улыбалась Снежане бледно-розовыми пухлыми губами.

На плечи незнакомки был накинут прозрачный пеньюар, не скрывавший ни одного плавного изгиба великолепного тела, мечтать о котором Снежана не могла в самых сокровенных снах.

– Кто это? – хриплым голосом пробормотала Снежана.

– Вы, Королева, – захихикали девушки.

– Этого не может быть, – не верила собственным глазам Снежана, – я допускаю, что вы умудрились сделать мне этот экзотический макияж. Я даже могу допустить, что вам удалось покрасить и нарастить мне волосы. Но вот это тело! Эта фигура явно не принадлежит мне! Хотя, если честно, я многое отдала бы за то, чтобы выглядеть именно так!

– Это вы, Королева, – подтвердила Риточка, – и вы великолепны и прекрасны как всегда!

– А теперь, позвольте проводить вас в спальню, – Римма взяла инициативу в свои руки, решив, что для первого раза восторгов и недоверия достаточно.

Снежане уже было все равно. Спать так спать! Она, по-прежнему поддерживаемая девушками под локотки, пошла туда, куда указывали путь горничные.

Огромная кровать, которую в те времена, когда Снежана еще и не родилась, называли «ленин с нами» возвышалась на постаменте посередине комнаты.

Тонкий балдахин над кроватью не нес никакой функциональной нагрузки в связи с полной прозрачностью. Разве что служил элементом декора и делал это спальное ложе эфемерным и воздушным.

 

Розочка отогнула край одеяла. Раечка взбила подушку.

Снежане показалось, что над кроватью взмыла снежная пыль.

– Приятных снов, Королева, – прошептала Риточка.

– Мы подождём пока вы уснёте, а потом удалимся, – тихих слов Риммы Снежана уже не услышала. Она провалилась в сон, едва её голова коснулась подушки. Успев напоследок подумать, как же тело в этой постели! И как ей могло померещиться, что из подушки вылетели снежинки?

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11 
Рейтинг@Mail.ru