Новый сюрприз

Рина Аньярская
Новый сюрприз



Редактор-корректор: Евгения Романычева


© Рина Аньярская, 2018

© Издание, оформление. Animedia Company, 2018

Часть первая: Девятнадцатилетние страдания

Время действия: август-сентябрь 1624 г.



Действующие лица, знакомые читателю по третьей книге:


Королевская семья и высшая знать:

Ирена – наследница английского трона, дочь Ричарда IV Благостного и Марии-Луизы Алансонской; титул – Её Высочество принцесса Уэльская, герцогиня Корнуоллская и Йоркская; наименования в народе: Элисса Английская, Дочь Англии; прозвище среди стражей – Русалочка. Полное имя – Ирена Луиза Шарлотта София Тюдор.

Анжелина – первая леди, дочь Первого маркиза Линкольна и принцессы Марии Тюдор, племянница короля; титул – Вторая маркиза Линкольн в своём праве; наименование в народе – Маркиза Прилондонских краёв. Полное имя – Анжелина Геррит.

Ричард IV Благостный – король Англии, сын Элизабет I. Полное имя – Ричард Тюдор.

Дешторнак – первый министр Англии, правая рука, советник и друг короля, крёстный отец Ирены; титул – граф. Полное имя – Вильям Клиффорд.

Констанция – француженка, протестантка, дочь «гугенотского короля» – герцога Наваррского и Маргариты де Валуа, единокровная сестра Первого маркиза Линкольна, троюродная сестра Людовика XIII, двоюродная сестра Ирены; титулы – графиня Перигора, Арманьяка и Дрё, маркиза Суасонская, герцогиня д’Альбре. Полное имя – Констанция-Жозефина-Виктория де Герриэт.

Ландешот – первый пэр, начальник виндзорской охраны, капитан-лейтенант лейб-гвардейского полка, троюродный племянник короля, четвероюродный брат Ирены и Анжелины; титул – Пятый герцог Ландешот (королевской крови). Полное имя – Чарльз Кост.

Джон Райт – командир лесного отряда Красных стражей, основатель Красного ордена, лейтенант специальной роты лейб-гвардейского полка Её Высочества Элизабет Английской; титулы – барон Эшер, граф Мор и граф Лот, Четвёртый герцог Джинджеффер (королевской крови); наименование в народе – Красный Джон. Полное имя – Джонатан Райт.

Графиня Брендборд – высокородная дама, неофициальная кузина короля, хранительница тайн дома Тюдоров; аллегорическое наименование – Снежная Королева; титулы – дама Ордена Подвязки, графиня Родберри, Кент и Брендборд в своём праве. Полное имя – Виржиния Штарль, в девичестве – Найт.

Эвелина – дочь короля Шотландии, двоюродная сестра Ирены по матери, четвероюродная племянница по отцу; титулы – леди, принцесса. Полное имя – Эвелина Мария Стюарт.

Артур – сын короля Ирландии; титул – наследный принц. Полное имя – Артур Ирландский.

Придворные:

Роквелл – бывший лорд-канцлер, ныне тайный советник Англии, крёстный отец леди Анжелины Линкольн; титул – Первый герцог Роквелл (некоролевской крови). Полное имя – Самуэль Кестенфилд.

Барон и баронесса Лот – супружеская чета, родственники Джонатана Райта по материнской линии, придворные: распорядитель Большого двора и статс-дама Малого двора; титулы – барон и баронесса по мужу. Полные имена: Юджин Олдерс и Шарлотта Олдерс, в девичестве Рид.

Говард – наречённый Анжелины, тайный шпион, сподвижник Роквелла, внук 20-го графа Арундела, осуждённого и канонизированного католика, правнук Четвёртого герцога Норфолка, казнённого Элизабет I, сын графа Фицалана; титул – виконт по учтивости. Полное имя – Филипп Говард.

Лорд Тей – новый конюший Анжелины; титул – виконт по учтивости. Полное имя – Эрнест Тей.

Стив – дворянин, второй сын барона Северского, друг детства Ирены, бывший служащий канцелярии графа Дешторнака, вдовец; титул – достопочтенный. Полное имя – Стивенсон Рид.

Джаспер – младший брат Стивенсона Рида, гвардеец, капрал, разводящий караул на этаже Ирены; титул – достопочтенный. Полное имя – Джаспер Рид.

Мари Рид – младшая сестра Стива и Джаспера Рида и Шарлотты Олдерс, любимая фрейлина принцессы; титул – достопочтенная.

Старик Течер – дворянин, сподвижник Тюдоров, бездетен; титул – барон Фан. Полное имя – Вильям Течер.

Ребекка Течер – племянница барона Фана, вдова баронета Мелвилла, камер-фрейлина принцессы, живущая под девичьей фамилией; титул – леди.

Леди Винтефриш – красавица, любимая придворная дама короля; титул – вдовствующая графиня. Полное имя – Алиса Фрост.

Капрал Блаунт – дворянин, гвардеец, сын Пенелопы Рич и барона Маунтжоя, дальний родственник Тюдоров по побочной ветке. Полное имя – Джордж Блаунт.

Рассел – камергер, секретарь и поверенный Роквелла; титул – барон.

Рыцари:

Сэр Робин – джентри, эсквайр, правая рука Джона Райта и его родственник; титул – достопочтенный. Полное имя – Роберт Винтер.

Сэр Джером – эсквайр, валлиец, поэт и музыкант, левая рука Джона Райта. Полное имя – Джером Остин Вендер.

Сэр Эрик – джентри, помолвленный с троюродной сестрой Деборой Вайт. Полное имя – Эрик Вайт.

Сэр Питер – джентри, страж, влюбленный в Мери Бенсон. Полное имя – Питер Гаабс.

Командиры в отряде Лесных стражей: Рей (Раймонд) Шервуд; Рональд Рок; Амори Фантье; Мейсон Кеш.

Рядовые члены отряда:

конюх Джеймс Томпсон;

испанец Крус Маэстро Эрреро;

ирландец Кевин О’Нил по прозвищу Зоркий Глаз;

американец Холл Сейлор, научивший рыцарей курить;

повар Дядюшка Бен;

лекарь Льюис Ворчливый;

близнецы Тед и Туд Обермэйны, кузены Майкл и Сем Тоберты;

«шпионы» Рой Фокс, Рипли Моис, Рен Грин.

Прислуга:

Мери Бенсон – камеристка Ирены по прозвищу Синеглазка.

Эйда Браун – камеристка Ирены.

Сара – камеристка Анжелины, мулатка.

Брюс Вильямс – конюх Малого двора, приставленный к лошадям Ирены.

Присцилла – камеристка графини Брендборд, возлюбленная Остина Вендера.

Другие:

Оливер Перси – маленький друг Красных стражей и принцессы, живущий в Лондоне.

Джон Кеннеди – осуждённый на ссылку атаман разбойников; титул – виконт Грендбер; наименование в народе – Чёрный Джон. Полное имя – Джон Самуэль Кеннеди.

Джим Токкинс – правая рука Чёрного Джона, заменивший его в шайке; испанский эмигрант, живущий под английским именем, биография покрыта тайной; прозвище, данное Красными стражами, – Преподобный.

Дебора Вайт – невеста Эрика Вайта, хозяйка кофейни «Шоколад» и тайный агент Констанции д’Альбре.

Блек – пират, капитан судна «Маркиза», титул – граф Джингл. Полное имя – Лоренс Блек.

Громила – бывший телохранитель Чёрного Джона и Джима Токкинса, без имени.

День первый, 15 августа


Лёгкий ветерок играл с зелёными волнами луга. Нарвав полевых цветов, Робин старательно связал их лентой и обернулся. Диана смотрела на Темзу. Её тоненькая фигурка, спрятанная в складки простого, если не сказать монашеского, платья, выделялась на красочном фоне позднего лета.

На розовых губах молодого человека заиграла таинственная улыбка. Он не спеша подошёл к возлюбленной и заглянул в её лицо через плечо.

– Ди?

Девушка повернула к стражу голову.

Она была ещё совсем юной, о чём говорили ямочки на щеках и детские черты. Но взгляд Дианы Шеллер, возлюбленной Робина Винтера, казалось, принадлежал умудрённой жизненным опытом взрослой женщине и совсем не сочетался с её лицом. Серые глаза, однотонные, без намёка на рисунок радужки, словно два тёмных зеркала, смотрели прямо в душу молодого рыцаря.

– Ди, – протягивая невесте цветы, аккуратно произнёс Робин и присел рядом с ней на холмик. – Сегодня прошло 10 месяцев с того дня, как я попросил твоей руки. А ты мне ещё не дала ответа.

Девушка приняла букет. Винтер сделал паузу, ожидая реакции, но Диана осталась неподвижной. Молодой человек красноречиво поднял светлые брови, словно подталкивая невесту высказаться.

Диана молчала.

– Не пора ли уже решить, Ди?

Но девушка лишь опустила взгляд. Губы её по-прежнему были плотно сжаты.

– Ты станешь моей женой, Диана? – в очередной раз повторил свой вопрос Робин, прикоснувшись к подбородку любимой и пытаясь заглянуть в её глаза.

Наречённая подняла голову, и два дрожащих зеркала утянули в себя всё существо Лесного стража. Ответ её прозвучал на удивление мягко, но решительно:

– Нет.

Робин поднялся на ноги и отошёл на шаг назад.

– Нет? – не веря своим ушам, переспросил молодой человек.

– Нет, – качнула головой девушка.

Рыцарь опустил голову. Пробормотав про себя что-то невнятное, он снова обратил взор на несговорчивую невесту и подался вперёд с тихим шёпотом:

– Может, о таких вещах не спрашивают, но объясни мне: почему? Мне казалось, что тебе приятно моё общество.

– Да, это так, – поспешно коснувшись плеча жениха, ответила Диана. – Но я не могу принять твоего предложения, Роберт…

– Почему? – развёл руками рыцарь принцессы.

– Ты же знаешь…

– Нет. То, что тебя с детства готовили к иному, – это не причина отказываться от брака и моей любви! Мне совершенно неважно, что ты не имеешь приданого! Я тебя люблю, и точка!

 

– Отвези меня домой, Роберт. И не будем об этом.

Винтер снова пробормотал себе под нос непонятные слова. Диана поднялась на ноги.

«Только уговорил вообще куда-то со мной поехать, четверти часа не прошло – уже домой!» – с досадой подумал Робин, но послушно направился к почтовой карете, которую он арендовал специально для того, чтобы устроить любимой романтическую прогулку по лугам вокруг Эшера.

Диана молча вошла в экипаж, Робин влез на козлы, и зелёный луг вскоре опустел.

Доехав до дома Шеллеров, почтовая карета остановилась. Страж спрыгнул на землю, открыл дверцу и галантно подал руку своей невесте. Девушка подняла на него взгляд. Винтер готов был поклясться, что в её глазах прячется не только сожаление о сказанном, но и большая взаимная любовь. Почему же наречённая не соглашается разделить с ним жизнь? Этого молодому рыцарю было не понять.

Подведя невесту к дверям отчего дома, юноша поцеловал обе её руки.

– Роберт…

Их взгляды встретились.

– Я люблю тебя, Роберт… Но не могу… Прости… – вынув пальчики из ладоней жениха, девушка быстро скрылась за дверью.

Винтер тихо взвыл, обратив взгляд к небу.

Дебора поспешно поднялась по лестнице в спальню. Последний клиент из кафе ушёл, и можно было спокойно вернуться к любимому, тем более что сегодня – она знала – страж останется ночевать у неё.

Распахнув дверь, девушка позвала жениха, но, заметив, как Эрик скрыл что-то за спиной, осеклась:

– Ангел мой… А что это ты спрятал сейчас от меня?

Вайт загадочно улыбался. Дебора, словно дикая кошка, плавно подошла ближе, внимательно глядя на его хитрое лицо.

– Ничего такого, – ответил страж.

– Что за тайны у тебя могут быть от меня?

– Деби, это мой вопрос! – вынув из-за спины одну руку и погрозив невесте пальчиком, засмеялся Эрик.

– Ах, ты ещё и дразнишься! – воскликнула девушка.

Решив во что бы то ни стало выведать тайну, хозяйка кафе быстро оказалась рядом с женихом и прильнула к юноше.

– Ну давай, попробуй посопротивляйся пыткам тайного агента! – хитро прошептала она, в то время как её проворные пальчики уже гуляли по телу Вайта.

Эрик попытался отпрыгнуть в сторону, поднял руку с белым листком, но Дебора увлекала его всё ближе и ближе к кровати, щекоча и лаская одновременно.

– Деби, прекрати! А-ха-ха, я сейчас лопну от смеха! – заливался страж, но упорно не опускал руку с листком.

Не прошло и минуты, как он оказался повергнутым на лопатки. Оседлавшая его девица улучила момент, выхватила бумагу из пальцев жениха и, придавив его грудью, развернула листок.

– Что?! – округлила смолянистые глазки хозяйка «Шоколада». – Сколько-сколько фунтов?! Какой священник? Какая ещё карета?!

Воспользовавшись замешательством невесты, Эрик вмиг перевернул её, сам оказался сверху и, победно улыбаясь, посетовал:

– Что за привычка всюду совать свой хорошенький носик?

– Это что такое?! – нахмурила брови девушка, указывая свободной рукой на бумагу, зажатую между пальцев.

– Это расходы на нашу свадьбу, если ты не поняла.

– Я поняла, – ответила Дебора. – Но я не хочу таких пышностей! Я не хочу привлекать внимания!

– А я хочу! – заявил Вайт и прильнул к устам возлюбленной. С усилием оторвавшись от желанных губ, он отобрал у неё бумагу и добавил: – И не спорь с рыцарем Красного ордена! Если я хочу, чтобы моя невеста на церемонии была самой шикарной леди во всём Лондоне, значит, так и будет.

– Это совершенно ненужные расходы! – попыталась возразить Дебора, но Эрик снова не дал ей ничего сказать, перебив девушку поцелуем.

Ночь над Кентом стояла такая чёрная, что силуэт конюха, мучившегося бессонницей, не выделялся на фоне старых стен замка.

Джером не спал. В комнату Присциллы проникал мерцающий свет дворового фонаря, висевшего напротив её окон. Страж приподнялся на локте и с нежностью посмотрел на возлюбленную. Из-под одеяла заманчиво выглядывало белое плечико, и молодой человек не смог удержаться, чтобы не поцеловать его.

Девушка зашевелилась.

– Почему ты не спишь? – задала вопрос Присцилла.

– Я любуюсь тобой, – задев крохотную мушку на щеке любимой, ответил рыцарь. – А ты почему проснулась?

– Я часто просыпаюсь по ночам, – усаживаясь на постели и подбирая ноги, ответила камеристка графини. – Мысли. В моей голове всегда много мыслей.

– Раз уж ты проснулась, то ответь мне на пару вопросов, – проговорил Джером, не сводя глаз с красавицы.

– Спрашивай.

– Ты знаешь, что через десять дней в Виндзоре будет бал по случаю девятнадцатилетия наследницы?

– Да, графиня приглашена.

– Всем Красным стражам нужно явиться со своими наречёнными – таково пожелание принцессы. Ты поедешь со мной?

– Не поеду, – отрицательно качнула головой Присцилла.

В спальне повисло молчание. Остин Вендер на миг опустил взгляд, обдумывая слова девушки.

– Ты сам говорил, что не можешь прямо сейчас стать моим мужем, что твоя служба требует от тебя часто бывать в Виндзоре. Зачем мне показываться на глаза наследнице?

– Но ты моя невеста.

– У нас только сговор, Джером. Официально о помолвке мы не объявляли.

– Вот я и хочу заявить о ней официально.

– Нет, я не думаю, что нужно это делать на балу в Виндзоре. Я не хочу туда.

– Почему?

– Я не рождена леди, и не стать мне ею, даже если я буду твоей женой. Я не хочу ловить на себе косые взгляды аристократов.

– Этого не будет!

– Нет, – качнула каштановыми волосами Присцилла. – Я знаю, что такое быть притчей во языцех у законных детей своего отца. И в свете будет то же самое. Каждая фрейлина принцессы будет ненавидеть меня за то, что я твоя невеста. Я так не хочу.

– Я понимаю тебя, – ответил юноша, прикрыв веки. – Хорошо, тогда ты появишься в Виндзоре уже как леди Остин Вендер. И никто не будет задавать лишних вопросов.

– Вот это уже более разумно, Джером.

– Я не мог тебе обещать скорого венчания, потому что вокруг Тюдоров творилось слишком много неприятных вещей. Сейчас всё улеглось, и я думаю, что в ближайшее время смогу заняться нашим будущим, – юноша нежно улыбнулся, коснувшись каштановых волос любимой. – Домик свой я уже к твоему приезду подготовил.

– У тебя есть дом? – приподняла брови девушка.

– Да, в Лондоне.

– Я всегда считала, что ты живёшь при дворе.

– Нет, я не живу в Виндзоре. Наш лагерь расположен в Эшерском лесу, там мы и ночуем. Но к зиме я планирую перебраться в свой дом уже с молодой женой, – снова улыбнулся страж и обнял возлюбленную так нежно, что по телу её пробежала приятная дрожь.

– Вот когда решишь, тогда и поговорим… А пока ни о каких балах не заводи со мной речи…

– Хорошо, не буду, – согласился Остин Вендер и нежно поцеловал наречённую.

День второй, 16 августа


Райт обернулся к окошку, услышав топот копыт. На полянку въехал Валлиец – вороной любимчик Джерома, а сам красавец, сияющий счастьем, приветливо помахал левой рукой друзьям. Его не было три дня. Но завтра – в субботу, 17 августа – заступало в дежурство их, первое звено, и юноша, повинуясь правилам, вернулся в Эшер.

Легко спрыгнув с коня, Остин Вендер крупными шагами доскакал до порога ДЛД и распахнул двери:

– Всем привет!

– Я думал, тебя только завтра ждать, – мягко улыбнулся Красный Джон, с удовольствием отмечая, что его друг счастлив.

– Что ты! – возразил поэт, взял кружку с родниковой водой, и, утолив жажду, добавил, обернувшись к командиру: – Я помню, что в полночь мне дежурить.

– И ты сразу после Кента сможешь дежурить в ночь? – решив подколоть друга, захихикал Тед.

Джером обернулся к приятелю и взглянул на него укоризненно:

– А что мне должно помешать? Я вроде бы не с войны, не ранен.

После этих слов юный страж подошёл к Райту и уже тише добавил:

– Джон, до Виндзора отпусти, а?

– Сейчас? – удивился Райт.

Остин Вендер кивнул.

– Успеешь вернуться? – с сомнением спросил командир.

– Конечно, – тряхнул головой юноша. – У меня четыре часа ещё впереди!

– Пойдём, – кивнув на дверь, ответил Джон.

Стражи вышли на улицу. Полянка благоухала вечерними августовскими запахами и дарила приятную негу. Джером с удовольствием вдохнул аромат трав и облизнул губы.

– Соскучился по ней? – догадался герцог.

– Конечно. Неделю не виделись, – улыбнулся Остин Вендер, понимая, что друг говорит о принцессе.

– Понимаю. Тогда у меня будет к тебе просьба: отвези ей кое-что, – вынимая из-за манжета свёрток и протягивая его юноше, произнёс Красный Джон.

– Это что? – беря бумагу, осведомился Джером.

– Наша расстановка на день бала. И список приглашённых. Я выяснил, кто из рыцарей готов прийти с невестами. Кстати, Присс будет?

– Нет, – мотнул головой поэт. – Она отказалась. Вычёркивай её смело.

– Почему-то я не удивлён…

– А почему ты сам не хочешь отвезти бумаги? – вдруг поинтересовался названный брат принцессы.

Райт опустил взгляд.

– Вы что – всё это время не виделись? – догадался юноша.

– Нет.

Остин Вендер поджал губы.

– Так нельзя, Джон…

Командир Красных стражей посмотрел в глаза своего друга, прекрасно понимая, что скрывать от него эмоции бессмысленно.

– Я не могу по-другому… Мне сложно находиться там и боюсь быть наедине… Не хочу, чтобы сплетни поползли. А сюда она не приезжала: сейчас у неё дел полно по подготовке к балу.

– Ты же не просто лейтенант лейб-гвардии принцессы, ты – герцог. Никто и слова не скажет поперёк твоего появления в Виндзоре.

– Это да, – ответил Джинджеффер и навалился на ствол дерева, устремив взгляд вдаль. – Но сердце не обманешь, Джей…

Остин Вендер подошёл вплотную к командиру и тихо спросил:

– Ты же понимаешь, что это взаимно?

– Вот потому я и не могу себе позволить видеть её чаще, чем видят другие. Я не могу смущать её покой.

– Она очень скучает по тебе, Джон. Поверь мне.

– У неё есть ты. И ты сможешь залечить эти раны.

– Но я только друг и брат, а не всемогущий Бог! Я не могу отвлекать её от дум о тебе вечно! – возразил юноша.

– Поезжай, – обратил взгляд к юному поэту командир Лесных стражей. – Времени много, и даже тебе, названному брату наследницы, неприлично появляться в Виндзоре слишком поздно без веской причины.

– Причина у меня есть, – помахав бумагой, улыбнулся Остин Вендер. – Депеша от герцога Джинджеффера!

– И, кстати, надо что-то придумать с дислокацией гвардии… Я знаю, ей моё предложение о смене отрядов не понравится, но я не могу решить это сам.

– Хорошо, я понял. Выясню, что можно сделать.

Джером уже хотел шагнуть к своему коню, но Райт остановил его жестом:

– Возьми другую лошадь. Валлиец должен отдохнуть после дороги.

– Ты прав, запрягу свободную, – кивнул юноша.

Остин Вендер отдал повод пегого коня Брюсу и медленно прошагал к восточному корпусу. Вскинув голову, он посмотрел на такие знакомые и ставшие ему родными окна – окна покоев наследной принцессы Англии.

Рука потянулась за трубкой в поясной сумке, но внутренний голос шепнул: «Не надо». Джером помнил, что запах табака его названная сестра не признала приятным для своего августейшего носика.

Позади раздались шаги. Рыцарь обернулся. Приветливое лицо Джаспера Рида с тоненькими рыжими усиками он теперь узнавал на раз.

– Вечер добрый, сэр!

– Добрый, Джаспер.

– Неужели ты опять собираешься забраться к Её Высочеству по балкону?

– Нет, – мотнул сильно отросшими волосами юноша. – Сегодня мои вести не настолько безотлагательны, чтобы врываться в окна.

– И то верно, – кивнул Рид. – Наш герцог не любит, когда ваш себе много позволяет.

Джером внимательно посмотрел в глаза Рида.

– Не знаю, что они не поделили, но меж ними словно кошка пробежала.

«Знаю я эту кошку», – подумал страж, но вслух произнёс иное:

– Будь воля моего командира, он бы из Эшера не вылезал. Но того, что Красный Джон стал лейтенантом специальной роты лейб-гвардии, уже не отменить.

– Я знаю. Так же, как знаю, что вы все верны клятве, данной королю, – охранять наследников трона Тюдоров. Джером, ты так же прекрасно знаешь, к какой семье принадлежу я, ты помнишь, что мы не отступим от своего призвания и не предадим короля и принцессу даже под пытками.

– Да, мне это известно.

– Помни: ты всегда можешь рассчитывать на меня и мою помощь. Твой герцог с моим герцогом не ладят. Но у принцессы есть ты – человек, занявший место моего брата. И я всегда к твоим услугам.

Джаспер слегка склонил голову.

– Спасибо. Как Стивенсон? – тихо спросил Джером.

 

– Я не видел его давно.

Страж опустил взгляд. Было трудно поверить в то, что едва распустившийся юный цветок княжны Штарль увял у них на глазах… Увял, унеся за собой покой одного из лучших людей Англии.

– Увидишь, передай ему мой поклон. И силы ему… Силы пожелай.

– Хорошо, – ответил гвардеец и, кивнув в знак прощания, пошёл своей дорогой.

Джером Остин Вендер поднялся по мраморной лестнице сразу на второй этаж. Караульные узнали его и позволили без промедления постучаться в приёмную принцессы.

Златовласая головка Мери приветливо выглянула из-за створки двери.

– Ой, сэр Джером. А Её Высочество не здесь… Подождёте в кабинете?

– Лучше в какой-нибудь гостиной, – ответил рыцарь, понимая, что визит в кабинет наследницы в столь поздний час не есть приличное дело.

– Хорошо, – выйдя в коридор, проговорила Синеглазка. – Я провожу Вас в диванную и позову миледи.

В то время как юный рыцарь поджидал Ирену в её покоях, сама принцесса разбирала сценарий праздника с французом-концертмейстером. Граф Дешторнак был при ней.

На большом чёрном рояле валялась груда бумаг, в которых все присутствующие копались, как в древних реликвиях. Девушка держала в руках белые листы, исписанные ровным почерком Клиффорда.

– Фейерверк и салют обязательны! – тоном, не терпящим возражений, провозгласила принцесса, помня, как в прошлый раз огненные залпы вдохновили её лесных гостей. – А вот всякие танцы можете смело вычёркивать!

– Хорошо, но я могу вычеркнуть их только из вечерней программы, миледи! – беря бумаги и ставя на полях закорючки, с поклоном ответил концертмейстер.

– Ух, как это скучно! – насупилась Ирена. – Но только не смейте делать никаких Ваших проранжированных танцев! Я жду список гостей от герцога, в котором он уточнит, сколько будет дам, сопровождающих моих рыцарей. Я не хочу, чтобы титулы стали препятствием к свободному общению гостей друг с другом!

– Я помню Ваше пожелание, миледи, – поклонился концертмейстер.

– И торт, Ирена Луиза, торт! – добавил Дешторнак с мягкой улыбкой.

– А это уже не к месье Шансону вопрос, – улыбнулась девушка, взглянув на француза.

– На сегодня всё? – уточнил тот.

– Вероятно, – пожала плечами наследница.

– Дитя моё, пора отпустить господина Шансона, уже почти десять вечера.

Слова графа прозвучали мягко, как обычно, но подействовали на Ирену лучше всяких приказов. Она взглянула на большие напольные часы и покачала головой:

– Боже, я украла у Вас три часа жизни! Месье, прошу простить моё нетерпение и жду от Вас окончательный вариант программы завтра!

Едва француз откланялся, в дверь полупустого атриума заглянула Мери.

– Ваше Высочество, сэр Джером ожидает в диванной.

Ирена всплеснула руками:

– И как я не почувствовала, что он тут?!

Синеглазка мягко улыбнулась вместо ответа.

– Да, конечно… – вздохнула девушка. – Эти окна выходят на другую сторону, и я не могла услышать его приближения. Крёстный, мне пора.

– Не слишком ли поздно для таких визитов? – аккуратно спросил граф и получил в ответ настолько красноречивый взгляд, что добавил: – Молчу, молчу!

Поспешно покинув атриум, Ирена и Мери в скором времени оказались в восточном крыле. Распахнув двери в диванную, принцесса на миг замерла, осматривая стройную фигуру рыцаря, как обычно, затянутую в чёрный кожаный костюм с ниспадающим за плечи длинным плащом… Но уже через пару секунд она протянула руки ему навстречу.

– Здравствуй!

– Здравствуй, родная!

Объятия были такими тёплыми, как меж ними повелось.

– Соскучился по тебе жутко. Не мог не приехать, отпросился у Джона до полуночи, – заглядывая в бирюзовые глаза подруги, произнёс Джером с улыбкой.

– Неделю тебя не видела! – покачала головой девушка, рассматривая его лицо с пробивающейся щетинкой – верный признак того, что бритву страж брал в руки лишь вчера утром. – А словно вечность. Но это ничего, главное, что у тебя всё хорошо. У тебя же всё хорошо?

– Да, хорошо, – кивнул юноша. – Только Присс не появится на твоём балу. Она отказалась.

– Почему-то я не удивляюсь…

– Мне бы очень хотелось, конечно… Но я не могу принуждать её.

– И не надо. Я, как никто, понимаю, что ей меньше всего хочется доказывать моим фрейлинам своё право на тебя.

– Вот, держи, это Джон просил передать, – вынимая из ботфорта бумагу, произнёс рыцарь. – Наша примерная дислокация на праздник и список гостей.

Развернув первый документ, Ирена пробежалась по нему глазами и нахмурилась.

– Он опять хочет, чтобы часть из вас осталась в лесу. Нет, я не могу пойти на такое.

– Может, поговорить с Ландешотом?

Принцесса подняла взгляд на молодого человека со словами:

– Я думала об этом. После того как Джон представился титулом Генуэзского на балу, а потом оказался дальним родственником герцога, наш капитан-лейтенант не очень-то его жалует.

– Боюсь, что у него на это вовсе иные причины, – грустно улыбнулся юноша.

Ирена искоса взглянула на друга, понимая его намёки, и отошла к дивану. Присев на подушки, она снова развернула бумагу.

– Я попрошу крёстного этим заняться. Думаю, что у него всё получится. Можно ведь создать патрульный отряд вдоль границы Эшерского леса и не допускать туда посторонних, пока рыцари будут находиться в Виндзоре?

– Пожалуй, ты права. Барону Эшеру, конечно, не понравится присутствие лейб-гвардии на полянке. А вокруг леса уже не его земля.

– Я это прекрасно понимаю, – сворачивая документ трубочкой, ответила принцесса.

– Послушай, – садясь рядом с названной сестрой, проникновенно произнёс рыцарь Красного ордена. – Эта бумага была готова ещё пару дней назад. Но Джон отчего-то не привёз её тебе сам, дождался меня. Хотя Присс можно было вычеркнуть и позже.

– Да, в последнее время он предпочитает послать сюда кого-то из ребят, но сам не приезжает, – вздохнула Ирена. – Я его так же давно, как и тебя, не видела. С того дня, как в последний раз была на полянке. Сейчас у меня много дел. Я решила впервые в жизни устроить настоящий праздник в свой день рождения. Так, как я хочу, чтобы без этих всех условностей и сюрпризов!

– Не любишь сюрпризы? – улыбнулся юноша.

– Я люблю приятности, а сюрпризов мне за прошлый год хватило.

В диванную вошла Мери. На подносе она принесла кружку горячего шоколада для наследницы и бокал вина для рыцаря.

– О, как кстати, – улыбнулся Джером.

– Шоколад я тебе не предлагаю, знаю, что ты его не оценил, – ответила девушка, беря обеими руками горячую кружку.

– Соскучилась по нему? – вдруг спросил Остин Вендер, едва они снова остались одни.

Ирена прикрыла веки:

– Очень. Но вырваться в Эшер я пока не могу…

– Он тоже скучает. Я это по его глазам прочёл… Ты же понимаешь, что твои чувства взаимны?..

Принцесса наклонилась к другу и накрыла его ладонь своей, пристально глядя в глаза:

– Джей… я тебя прошу, не будем об этом говорить.

– Но почему? Джон сейчас – один из первых пэров королевства! Разве это не сделало его ближе к тебе?

– Сделало, – кивнула Ирена. – Сделало настолько близко, что стало ещё сложнее смириться с чувствами. Но я должна, понимаешь? Должна примириться и не давать им воли. У меня нет иного выхода – я наследница английского трона и должна выполнить свой долг. Исправить ничего нельзя. И я не прошу от Джона невозможного. Сегодня я знаю, что увижу его на балу в свой день рождения, и уже от этого счастлива. О большем мне думать нельзя.

Джером опустил взгляд. Что сказать этой девочке, которая боится собственных чувств? Ответа он не знал.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33 
Рейтинг@Mail.ru