Платье для невесты

Римма Капинус
Платье для невесты

Я, как обычно, засиживалась на работе допоздна. Все коллеги разошлись по домам, кто к семье, кто к любимому коту, все вернулись к своей привычной жизни после трудового дня. А что я? У меня были только работа да учёба, маячил впереди долгожданный диплом. А за учёбу нужно платить. Вот и убивалась сверхурочно, давно позабыв, что и у меня может быть простая человеческая жизнь.

Ткань под пальцами лихо скользила по столу, швейная машинка утробно клокотала, послушно выполняя строчку за строчкой. Ещё один ремонт – и домой, а завтра – в универ. Стрелка на часах дрогнула и переместилась на цифру девять. Я вздохнула, ещё час и не уеду домой, надо бы поднажать. На следующей неделе нужно будет вносить очередной платёж за обучение.

Я быстро поставила последнюю закрепку и встряхнула сарафан. Да, это уже сарафан, а не цветастый кусок ткани, бытовое волшебство, а я волшебница. Посмеявшись над такими мыслями, повесила сарафан на стойку с готовыми заказами, не забыв прикрепить имя клиента и подписать свое, а то ещё какая-нибудь наглая Оксана с другой смены присвоит себе мою работу. Знаем, плавали….

В голове против воли всплыли воспоминания. Ох, неприятно тогда всё вышло, но дело прошлое. Получила молодая портниха незабываемый жизненный урок – не щёлкай клювом. Хорошо, что начальница у меня справедливая и понимающая.

– Ты ещё здесь, трудяга? – стоило только вспомнить.

Я повернулась на голос. Наталья Павловна стояла в дверях, надевая перчатки. Красивое у неё пальто, конечно. Я шила, сама. Гордость зашевелилась внутри.

– Ещё полчасика, Наталья Павловна.

– Ох, девочка, отдохнула бы ты хоть немножко. Три года все пашешь как ломовая лошадь. Я тебе где столько заказов возьму, придется уволить слишком усердного сотрудника. – Мы вместе рассмеялись. Своя шутка. – Не забудь всё выключить и закрыть. Завтра забегай после занятий, зарплату получить. Знаю же, что не терпится с последним долгом разобраться.

Начальница за время работы, кажется, выучила график платежей в университет. Говорит, это видно по моему дёрганому лицу за месяц до дня икс. А я и не спорю. Все эти финансовые обязательства страшно нервируют: за комнату плати вовремя, а то выселят, за универ – не то отчислят. То, что мне попалась такая понимающая начальница, дар богов, не иначе. Родных нет, некому поддержать. Так и живу неприкаянная.

– Отдохну, когда диплом получу, – улыбнулась я женщине. – И в отпуск уйду!

– Я тебя сама в него выгоню, а то где это видано, устроила тут себе каторгу, – женщина поправила перед зеркалом яркий шарфик. Какая же она эффектная в свои пятьдесят! Отличный мне пример в назидание – нечего постоянно в драных джинсах да безразмерных футболках таскаться. Ещё чуть-чуть, ещё немножко… и заживём!

– До свидания, Настя, не забудь….

– Всё выключить, утюги выключить, сигнализацию включить, – скороговоркой выдала я.

– Именно! – с легким смешком ответила Наталья Павловна.

– До свидания.

Женщина вышла, оставив меня одну править в этом швейном царстве.

Вернувшись к столу, я уже представляла, как буду делать приталивание пальто, это несложно и недолго, как раз успею на последние маршрутки до дома. Можно, конечно, и пешком дойти… но после двенадцати часов смены, да дополнительной работы спина гудит немилосердно.

Надо будет после диплома начать ходить в бассейн! Точно, так и поступлю. Деньги на личную жизнь у меня наконец-то появятся, а может, даже и повышением одарят, и будет совсем хорошо! Улыбаясь собственным мыслям, не заметила незваного гостя, точнее, гостью.

– Кхм-кхм, – раздалось за спиной, я даже подпрыгнула на месте.

В мастерской стояла сухонькая старушка, очень приличного вида. Седые волосы убраны под тонкий платок, легкое голубое пальто с кружевами, туфельки-лодочки. Старушка теребила веревки бумажного пакета и смотрела, что называется, прямо в душу.

Та-а-ак, я глубоко вдохнула.

–Простите, но мы закрыты и не можем принять заказ. Администратор будет только с утра. Приходите завтра.

А сама сделала в голове пометку, впредь проверять дверь. Хотя на сто процентов была уверена, что Надежда Павловна всегда её закрывает.

– Деточка, помоги, богом тебя прошу! Тут работы совсем чуть-чуть. Я бы и сама, да глаза уже не те, понимаешь….

– Женщина, я же….

– Я заплачу, сколько нужно, даже больше. У внучки завтра свадьба, а я ей платье обещала, вот, – она потрясла пакетом. – Оно счастливое. А в химчистке пуговицы срезали, и как теперь!

Было что-то в этих грустных глазах и подрагивающих старческих руках, дрогнуло мое сердечко, не выдержало. Старушка приличная, в отчаянии. Видимо, хотела порадовать любимую внучку. Как тут с каменным лицом отказать? Эх, не волшебница я, а фея-крестная. Точно говорю.

– Показывайте, что у вас там.

А посмотреть, действительно, было на что! Платье в пол из струящегося шелка, стыдливо прятавшегося за слоем шикарного кружева. Длинный рукав, оканчивающийся кружевной манжетой. А горловина с воротником стойкой так щедро расшита стеклярусом и бисером, что и украшений не надо. И все это в моем любимом, бледно-фиолетовом цвете. Я завистливо прикусила губу. Красота! Повезло её внучке, жених и платье, сказочное. В моей-то жизни никакой любви, только выживание.

Рейтинг@Mail.ru