Моно

Ренат Гимазетдинов
Моно

Ренат Гимазетдинов

Моно

2019

Так много чего написано,

Что иногда выходит на бис оно.

2011–2012
На зацен

На зацен прекрасной даме

Посвящу я пару строк.

Очередной вопрос задам и

Прочту ответный трюк:

То какой друг ей нужен,

То насколько она свята.

Что сделать, чтобы стать её мужем,

И до чего она хитра.

Но хочется пообщаться лично

И угадать её выбор кольца.

Сказать ей, что она отличная!

И представиться – Человек без лица.

Лютая

Назвал так одно милое создание,

Не любящее знакомства. Ну и не надо мне —

Про себя, и принял как данное.

Так и не пригласив её на свидание.

Человек в очках

Носы созданы для очков.

Вольтер

Пишу о том, что вижу вокруг, надеясь,

Что по нутру тебе этот труд, мой друг.

Займёт лишь пару минут данный абсурд.

Ирония, но вижу этот мир другим.

Не будь их был бы иным,

Который бы этого не сотворил.

Очи в ночи не очень-то рабочи.

Ешь сколь есть мощи, все одно – тощий.

Впрочем, меня это и не морочит.

Голоса доносят со скоростью поноса:

Четырёхглазый, очкарик, очконос!

Звучат сегодня как издержки возраста.

Вгоняли хором диагноз:

Как так можно запустить? Ну хорош!

Пусть теперь каждый день напрягает нос.

Потери зрения витает незримый страх.

Или вера в себя или поможет Аллах,

Который быть может тоже в очках.

Стыдиться формы оправы и толщины луп?

Оформи слепоту, если так глуп —

Совет от того, кто некогда был туп.

Чернорабочему худо без корочки,

Пьющему нужна стопка водочки,

Так и я не могу без этой примочки.

Закрывая веки, считаю чёрные точки.

Пока человек сажает почки в наш век,

На переносицу водружу очки.

Вот так с малых лет ношу на носу,

Всегда с ними, взвалил эту ношу

И теперь уже вряд ли сниму.

Бедадень

Устраивайтесь поудобнее и стар и млад,

Свой полёт мыслей представить рад.

Предупреждаю сразу – необычный формат.

И чувствую, после этих строк меня казнят.

Тема о том, что так любят у нас величать.

Каждую весну страна готовит и ждёт парад,

Чтобы увидеть груду железа и зелёных солдат.

Города в краткие сроки красят картонный фасад,

Постройка бюстов и памятников идёт как град.

Проблема усугубляется, бюджет идёт на спад.

Шустрые стараются: тырят словно хват.

Народ же прозябает и чувствует глад.

Зато есть повод напиться в умат.

Не споря, что события тех дней – сущий ад.

К чему тогда всё ворошить и вспоминать?

Не для этого страдали от пуль и гранат.

Обидно, прикрыли хитрый Запада зад

И оберегли, ныне процветающих, азиат.

Многие давно встретили жизни закат:

Кто дома, кто на поле – трудно было узнать.

Жертв много, веря очевидцам, стоял жуткий смрад,

И надо полагать, был дефицит лопат.

Мало осталось тех, кто дошел и увидел Рейхстаг.

Но выжили те, служба которых была штаб и склад,

И до конца дней вынесли привилегий гарант,

Обзавелись площадью, в шкафу денежный грант.

Сомнения вызывает, как налегке о войне говорят.

Не подумайте, что мне на всё это наплевать.

Скажу больше, дед внес неоспоримый вклад.

Его не застал, но передаю рахмат!

В истории кроме этой много битв и дат,

Но именно её значение преувеличено в стократ.

Нельзя нести праздничное бремя лет шестьдесят,

Может хватит оглядываться всё время назад?

Патриотов много, пусть звучит как плакат:

Любите и не забывайте Родину мать!

Затмение

Что делать, если тянет к тебе как магнит? По пути

Разрушая стены, выстроенного тобой, редута. Хотя

Роднит нас только одно заведение и городские огни.

Ты как маленькая лань, на которую развернули охоту.

Не знаю как это, когда не дают проходу.

Дав слово исчезнуть, так и не сдержал.

Тропа к твоему сердцу как опасный поход,

В котором ожидает пропасть и мне не жаль.

Вдохнув жизнь, заставила играть ноты души,

Зажгла огонь, что некогда потушил.

Тут, наверное, место мысли: как леплю красиво?

Порой сам принимаю всё за бред кобылы сивой.

Но истина – твоя естественность заворожила,

При первой встрече будто заново ожил я!

Перевернула мой мир, долго стоял в оцепенении.

А теперь думаю, что это было: явь аль затмение?

Двадцать

три восьмых

Два события на уровне быта,

Розовая идиллия лишь для вида,

Одна половинка будет колечком сыта,

А он в свой день угомонит либидо.

Или как обыденность такой вариант:

Мужчина – брейся, женщина – цвети!

На вооружение проверенный стандарт:

Дорогой, как тебе галстук? Дорогая, прими цветы!

При этом не ведая: любит ли она конфеты,

А носит ли он такие носки.

Сидят и томятся в кино или на концерте,

Монотонно засыпая от небывалой тоски.

На лицах же праздничный идиотизм,

Уделили своей любви знак внимания.

И так сколько лет, столько и зим,

После забывают друг друга существование.

В одну реку

Не брани избранного своего.

Можно и трижды в одну реку войти!

Нырнуть туда намного глубже.

Пообещать инновации и новые Ай-ти,

А русский мужик съест – глуп же.

Поставить на место дитя с айфоном,

И дружно – нет всем кризисным тайфунам.

Ведь впереди там разные пиады, сиады

И заверить, что каждый жулик-вор сядет.

Истощать краткостью и гнать в крайности

Народ, который на такого вряд ли наорёт.

А если честно, чего вам ещё не хватает?

Проценты как надо, когда снег тает.

Змий

Мы живём не для того, чтоб пить,

Мы пьём для того, чтоб жить.

Из народа

Что так лечит больную душу,

Затем несёт большую тушу

В неизведанные дали?

Не догадались? Читайте далее.

Сшибает память и дурманит,

Муза разума пляшет в тумане,

В урбане и на селе у бани,

Люд охотно поглощает губами.

От переизбытка лезет наружу,

Что поначалу голову кружит.

Без перерыва льётся радость,

А ну-ка, повысьте брату градус!

За пазухой денежный эквивалент,

Давно, как русский театр и балет,

Этот запах – национальное достояние.

Мы готовы в любом состоянии.

И не найти более знакого зелья.

Это важный пункт каждого веселья,

Где лица с оттенком комичности

Спорят о бытие своей космичности.

Трухнув пред образом загвоздки,

Уже не слышат как колотят гвозди.

О бутыль намеренно разбились.

Им крепко спится, они спились.

Полёт

Пилот моих мыслей непоколебим.

Полёт нормальный, пока летим.

Азы

Порою кажется, чёток мой язык,

Как деталь садится в пазы.

Интересно откуда такие азы?

Тебя научат, езжай в Туймазы.

Дама Адама

Спустив в унитаз

Событий правдивость,

Имеющих право на дикость,

Слушайте унисказ.

По полю проз хождение,

Где пишут о происхождении

Всего насущного и земного,

Меня напрягло немного

Одно, точнее одна мадам,

Которая вопреки всем модам

Первых заповедей и правил

Устроила вселенский провал.

Чего Он сразу ей не вправил,

Когда расходовал ребро?!

А раз ход его давал добро,

Миру явилась праматерь,

Представ пред всеми нагая.

Только представьте какая!..

Вот вы и согрешили,

Как и наша уроженка рая.

Что тогда Бог решил,

Чуют и по сей день

Вплоть до глубоких седин

И всевозможных болячек.

Раз след ещё горячий,

И пребыванием они наказы

Его порочат, турнул

Их прочь, в мусорную урну,

Для проделки лучших оказий.

Ну а героиня, похоже,

Похожа была на дуру.

Похуже была б натура,

По уже известному туру

Вовсе бы не прошлись

И страдать бы не пришлось.

А слава же прижилась.

Ах, какая жалость!

В первый раз женская шалость

Сыграла злую шутку

С тем, попутно уткнув

В пелену сумасбродства,

Кого величают сильным полом.

Но по причине родства

И того, что кость пола,

Разделили судьбу пополам.

И мы получили, что получили!

К истории, которой поучали,

А кого-то и помучили,

Кроме горькой печали

Добавить нечего.

Врата, на которых печати,

Оставили Адама нищего.

1  2  3  4  5  6  7  8 
Рейтинг@Mail.ru