Курьер королевы

Равиль Тимиргалиевич Таминдаров
Курьер королевы

1.Неожиданное предложение

Тусклый свет нескольких факелов и масляных ламп под потолком таверны, не столько освещал, сколько скрывал полутенями сидящих за столами посетителей. Молодой половой виртуозно проскакивал со своим подносом между столами и расположившимися за ними посетителями, умудряясь при этом не пролить ни капли из наполненных до краев пенным напитком кружек.

Джек, как обычно, сидел в углу зала, угрюмым взглядом оглядывая завсегдатаев. Нет ни одного нового лица. Значит – нет новых слушателей. Значит – нет кружки эля. Значит – похмелье будет тяжелым. Джек зарабатывал себе на кусок хлеба, тем, что рассказывал всякие небылицы и истории. Но в этом захолустье так редко бывают новые люди, которые готовы за его истории платить монету. Ибо он уже много раз каждому из присутствующих рассказал известные ему истории и легенды. И вот сегодня, как назло никто не спешил плеснуть в кружку Джека глоток эля, чтобы поправить его здоровье и послушать очередные «рассказки». А похмелье всё не успокаивалось. Ему нужен эль. Хоть глоток. Иначе голова просто лопнет. Лопнет и всё. Сочинить что-то новое в таком состоянии Джек не мог. Не получалось. Ни одной мысли в голове. Ни одной идеи. По всей видимости, настала пора сниматься с места, искать другое пристанище. Вот только бы опохмелится…

Джек продолжал сидеть за столом, оглядывая зал, но не встречал ни одного сочувствующего или заинтересованного взгляда.

Неожиданно какая-то тень загородила и так не яркий свет ламп. Джек поднял голову пытаясь разглядеть того, кто встал перед ним.

– Свободно?

– Ну, это как сказать, – с трудом проговорил Джек, – смотря для кого? Смотря для чего?

– Я присяду, – незнакомец не дожидаясь разрешения, бесшумно опустился на сиденье. Поднял руку и постучал по видавшей виды столешнице деревянного стола. Перед ним услужливо склонился половой.

– Эль. Мясо.

– Э-э, уважаемый, – Джек, как ему показалось, принял благородную осанку, – ты…, вы сели за мой стол без разрешения, и …

– И кружку эля этому господину, – остановил полового незнакомец. Тот, поклонившись, удалился, ловко лавирую между столами.

– Теперь все нормально? – незнакомец посмотрел на Джека.

– Э-э… да…

Когда была принесена и опустошена кружка эля, У Джека улучшилось настроение, и он сидел, прислушиваясь, как успокаивается разбушевавшееся похмелье, и как постепенно уменьшается пульсирующая боль в голове. Теплая хмельная волна прогнала мрачные мысли, и Джек блаженно улыбнулся. Жизнь налаживается.

Неожиданно он вспомнил, о том, кто его угостил. Он открыл глаза и начал рассматривать незнакомца. Мужчина. Много путешествует. Ловок. По всей видимости – военный. Или бывший военный. Щедрый.…И новенький. Это шанс. Джек наклонился к нему через стол.

– Э-э, простите, благородный господин, позвольте отплатить за Вашу доброту, и пока Вы вкушаете этот сочный кусок мяса, я готов порадовать Ваш слух рассказами и историями, коих знаю я множество, и в правдивости многих из них сомневаться не приходится.

– Сомневаюсь, – незнакомец неторопливо разделывался с жареным куском мяса, чей запах неистово теребил ожившего и почувствовавшего голод Джека.

– Э-э, простите? В чём? В моих историях?

– Сомневаюсь, что меня это порадует.

– Дайте мне шанс, и я докажу, что мои истории полные приключений и невероятных сюжетов, достойны того, чтобы за них расплатится не одной жалкой кружкой эля, но и куском восхитительной говядины. Вот, например, сказания о подвигах доблестного героя Геракла, сына богов, совершившего их во имя…

– Слышал, – незнакомец продолжал наслаждаться каждым куском хорошо прожаренного мяса.

– А повесть о драконе, собравшем столько золота и обеспокоенный тем, чтобы оно не досталось никому, превратил его в огромную, неподъемную золотую гору…

– То есть вы хотите рассказать о технологии изготовления золотых слитков? Это известно еще с незапамятных времен. А кузнецы до сих пор используют горн для этих целей. И плавят не только золото, но и другие металлы. Металлы войны, а не торговли. С этой технологией я очень хорошо знаком.

Джек растерялся. Такого собеседника у него еще не было. Но растерянность длилась не долго.

–Тогда Вас потрясет история двух влюбленных, коим пришлось умереть, чтобы воссоединиться…

– Не потрясет, – незнакомец смачно вгрызался в сочный кусок мяса.

– И что же желает ваша милость? Чем я могу отплатить за ваш любезный подарок?

– Вы имеете в виду кружку эля? Не беспокойтесь. Ничего не надо. Просто, что такое похмелье, и каким оно бывает тяжким, знает каждый настоящий муж, потерпевший поражение в битве с богом виноделия. А с богами бороться под силу только вашему Гераклу. Так что считайте это актом милосердия. Надеюсь, это зачтется мне в следующей жизни. Поэтому, чтобы я не пожалел о содеянном, просто посидите молча.

Джек откинулся к стене. Такого он не ожидал. Он сидел и молча смотрел на своего собеседника. Пустая кружка одиноко стояла перед ним.

Пообедав, незнакомец откинулся на спинку стула, достал трубку и закурил. Пристально вглядываясь в Джека сквозь клубы дыма.

– Что Вас держит в этом месте?– неожиданно спросил незнакомец.

– Э-э, простите? – встрепенулся Джек.

– Что Вас держит в этой дыре? Вы, по всей видимости, талантливый человек, зарабатывающий себе на жизнь своей головой. Почему вы не уезжаете отсюда? Здесь огромный заработок? Прекрасное жильё? Любящая жена? Нет. Судя по вашему виду, вы лишены всего этого. Так что Вас здесь держит?

Джек, пытавшийся вначале что-то ответить или возразить, задумался. Действительно. Что он здесь делает? Прозябает. Да спивается потихоньку. Хотя, с последним утверждением можно поспорить. Он умел много пить и не терять головы. И ни в одном глазу…

– Молчите? Правильно. Потому что ответ очевиден. Вас ничего здесь не держит. Иногда Вам хочется все бросить и уехать, куда глаза глядят. И все начать сначала. Но страх, лень и одна – другая кружка эля, оказываются сильнее. И вы опять просыпаетесь с этой же мыслью в этом же месте, с тяжелой головой и пустым кошельком.

– Э-э…– Джек попытался было что-то ответить. В голове пронеслись протестующие и оправдательные аргументы, но наткнувшись на пристальный взгляд собеседника, промолчал.

– Вы готовы поменять свою жизнь? Оторваться от созерцания дна своей кружки и познать, вкус свежего ветра, дождя и соленого пота на губах, вкус свободы и жизни полной приключений и самое главное, вкус нужности и полезности себя как личности, как героя? Да или нет?

– Э-э…

– Да или нет? Простой вопрос. Простой ответ.

– Да, – неожиданно для себя самого ответил Джек. И от этого как-то тревожно стало на душе. Как будто тронули натянутую струну, и она отозвалась низким гудением по всему телу.

– Отлично, – незнакомец отложил свою трубку, – а теперь второй вопрос. Вы согласны уехать отсюда?

– Э-э, секунду, – Джек наклонился вперед, поправил пустую кружку и положил руки на стол: – Вы вербовщик? Опять какому-нибудь барону нужны «доблестные солдаты»?

– Нет.

– Тогда к чему эти разговоры? Тем более на пустой желудок?

Незнакомец слегка усмехнулся и качнул головой.

– Вы правы, – он выбил трубку об свой каблук, – но прежде чем я приму какое-то решение, ответьте на мой вопрос. Вы готовы бросить всё? Эту «сладкую» жизнь? Покинуть эти стены? Да или нет?

Джек задумался. Он смотрел на незнакомца, пытаясь на его лице прочитать признаки насмешки или розыгрыша. В чём подвох? То, что подвох есть, Джек не сомневался ни секунды. Но в чём конкретно? На лице незнакомца царило спокойствие и ожидание. Он не торопил. Он ждал. Джек, мысленно прокрутил в голове свою жизнь, за последние два года. Да, да. Вот уж две зимы и два лета он сидит в этой таверне, почти безвылазно. И чем была знаменательна эта жизнь? Да, вначале его охотно слушали. Платили за его «рассказки» деньги. Иногда просто наливали полную кружку. Но в последнее время только этим и ограничивалась оплата за его труд. И он с трудом вспоминал времена, когда был трезв. Действительно. Что он теряет, если всё бросит и уедет? Тем более именно об этом он размышлял сегодня утром, пока незнакомец не подошел к нему и не заговорил.

– Да, – тихо ответил Джек, – я готов.

– Вот и хорошо, – незнакомец жестом подозвал полового к столу, – надеюсь, я не обижу славного мужа скромным обедом?

Сделав заказ, незнакомец вновь повернулся к Джеку.

– А теперь я хочу Вам предложить работу. Как и обещал, я предлагаю жизнь полную приключений и…опасностей.

– И я, как честный человек, не смогу отклонить ваше предложение, – откинулся на спинку Джек, – так?

– Не совсем, – незнакомец замолчал, пока половой ставил тарелку перед Джеком.

– Не совсем так. Вы можете отказаться от этой работы. Но одно поручение, которое я попрошу выполнить, должно быть выполнено. Одно поручение. С оплатой вперед. А потом, всё в ваших руках.

– И что же это за поручение?

– Поручение простое. И сложное одновременно.

– Как это?

– Простое – доставить письмо. Сложное – доставить любой ценой.

– Вы всегда говорите загадками и недоговоренностями?

– Бывает. И довольно часто.

– Уж не контрабандист ли Вы, милейший? – усмехнулся Джек, не забывая при этом сметать все с тарелки.

– Нет. Но порой пользуюсь и их услугами.

– И кто же вы?

– Королевский курьер.

– Ого?– удивился Джек, – звучит громко. И как? Много работы? И платят, наверное, щедро?

– Работы много. – кивнул незнакомец, – и платят щедро.

– Уж не такую ли работу вы предлагаете мне?– Джек отставил в сторону пустую тарелку, – И на каких условиях?

– Нет, работу я вам не предлагаю, – усмехнулся собеседник, – как я уже говорил ранее, я прошу выполнить одно поручение. И все. Дальше вы сами будете решать, работать или нет.

– Надеюсь, оплата будет достойная? – спросил Джек, с сожалением глядя на пустую кружку. Но, незнакомец, не замечая намеков Джека, оставался спокоен и не делал никаких движений, чтобы подозвать полового.

 

– Сто монет. Половина сейчас, вторая половина после завершения миссии.

– Ого, – Джек от неожиданности чуть не привстал над столом, но вовремя опомнился и снова сел:

– Щедро. И все-таки, хотелось бы подробностей.

– Но вы еще не дали согласие

– Хорошо. Я согласен, – Джек небрежно откинулся к стене, – давайте ваше письмо, говорите, кому и куда надо доставить. Гоните монету и…

– Не так быстро, – усмехнулся незнакомец.

– Э-э, почему?

– Еще не время.

– То есть как? То вам надо срочно, то еще не время?

–Я остановлюсь здесь на ночь,– незнакомец пристально посмотрел на собеседника.– А Вы – думайте. Утром поговорим. Тогда всё и решится.

Незнакомец поднялся и пошел к хозяину таверны. Джек остался сидеть за столом, прокручивая в голове все что произошло. Он взвешивал свое решение. Прикидывал и так и эдак. Прогадал? Не прогадал? Не попробовав – не поймешь.

2.Бегство

Ночь закончилась внезапно. Вернее закончился сон. Джек проснулся от того, что кто-то сильно потряс его за плечо. Джек вскочил. Пытаясь рассмотреть в темноте, кто посмел его разбудить.

– Тихо, – раздался шепот вчерашнего незнакомца, – тихо, прошу вас.

– Что случилось?

– Случилось. К сожалению, я просчитался. И времени у меня не осталось. Скажите, Вы не передумали? Вы готовы выполнить моё поручение?

–Э-э, я не знаю…

– Да или нет?

– Ну, пусть будет, да,

– Без ну. Да или нет?

– Хорошо. Да. Я согласен выполнить ваше поручение. И доставить письмо.

– Да будет так. Я вынужден поверить вам на слово. Возьмите деньги. Остаток вы получите у королевы.

– У кого?

– Да. У королевы, когда доставите это письмо в её замок.

–Э-э, это же…это же черт те где? Туда идти …я даже не знаю сколько дней.

– Да. Письмо вручите ей лично. Никому больше. И чем меньше народу знает об этом письме, тем безопаснее для вас. И, к сожалению, идти надо немедленно.

– Как это? Не позавтракав?

– На это нет времени. Вот письмо, – незнакомец протянул кожаный сверток, – Собирайтесь.

– Э-э, а почему вы сами не можете доставить письмо королеве?

– Потому-что за мной гонятся люди Синего барона. Похоже, меня выследили. Сейчас солдаты уже здесь и прочёсывают комнаты. Я отвлеку их. Вы выбираетесь из таверны и в путь. В замок королевы надо идти на север. Поспешите. Иначе и вас убьют.

– А меня то, за что?

– За разговоры со мной. Все. Они приближаются. Я надеюсь на Ваше честное слово. И что Вы доставите письмо. От этого письма зависит судьба королевства. Все. Бегите. Я их задержу.

Незнакомец развернулся и вышел из дверей. Через минуту раздались крики. Звон металла.

Джек, впопыхах одеваясь и собирая свои немногочисленные пожитки, и затолкав их в котомку, выбежал в коридор и бросился к выходу. У входа стоял солдат с обнаженным мечом. Тогда Джек недолго думая бросился к окну, и, высадив его одним ударом ноги, выпрыгнул на улицу. Там тоже стоял солдат. Он заметил беглеца и закричал. Джек, не дожидаясь когда его схватят, бросился бежать. Он успел скрыться в ближайшем переулке, когда на улице выбежали солдаты барона. Недолго думая, и не особо выбирая маршрут, он бежал, сворачивая то в один, то в другой переулок. За ним шла погоня. Крики догоняющих, то затихали, то приближались. Джек, задыхаясь, остановился у одного полуразрушенного дома, без стекол и дверей. Обежал дом и увидел за ним пустырь. А далее темнел лес. Джек перебрался через невысокий, местами поваленный забор и побежал, к лесу. Шум погони постепенно затихал. Его потеряли? А может, прекратили погоню? Когда Джек из последних сил вбежал по сень деревьев леса, он еще смог пробежать совсем немного. Споткнулся и упал, сильно ударившись головой об ствол полусгнившего дерева. От удара он потерял сознание.

Ему показалось, что прошло мгновенье, но когда открыл глаза, то солнце уже пробивалось сквозь ветки деревьев. Джек поднялся и огляделся. Лес. Этот лес пользовался у местных жителей дурной, жуткой славой. Зачарованный лес. Одинокие путники, забредшие в него, чаще всего пропадали бесследно. Люди старались не углубляться в самую чащу. Но если была нужда пройти через него, собирали отряд хорошо вооруженных людей, или, если позволяли деньги, нанимали вооруженную охрану.

Судьба так распорядилась, что у Джека не было ни охраны, ни попутчиков. А перед ним лежал этот самый зачарованный лес. И обойти его никак. Назад дороги нет. Уж слишком «горячий» прием ждал его там. Да и деньги надо отработать. Правда, мелькнула мысль, наниматель, скорее всего, погиб. Деньги то получены. Этого хватит славно покутить в любом кабаке недели две, а то и три… Нет. Дал слово… Да и вторую половину тоже не хотелось бы терять. Когда еще подвернется такой случай. Ладно. Решено. Идем к королеве и доставим ей письмо. А потом – погуляем. Джек поднялся. Растер лицо руками. Проверил свой нехитрый скарб. Котомка, когда-то доставшаяся ему по случаю, ему очень нравилась. Множество отделений внутри, прочный, широкий клапан, закрывающий котомку сверху, кожаный ремень, для ношения через плечо. В общем, не котомка, мечта путешественника. Монеты, полновесные кружочки, Джек аккуратно рассовал по разным потайным кармашкам, коих в котомке было большое количество. На дно котомки уложил завернутое в лоскут кожи и запечатанное письмо. Вскинул котомку на плечо и пошел вглубь леса. Подальше от городка, в котором он волею судеб, получил новую работу и погоню.

Куда идти дальше? Какую выбрать дорогу? Да и не видно пока было дорог в лесу. Главное – выбрать направление. Что говорил незнакомец? Иди на север. На север, так на север. Королева ждет своего героя! Хе-хе. По разговорам завсегдатаев таверны, он знал, что, королева пытается объединить все земли под одним флагом и создать мощную армию. С запада нависла угроза, от тамошнего короля, чья страна раскинулась за горой. И он собирает не малую армию. И численность их тьмы и тьмы. И поговаривают, что под знамена западный король призывает не только людские армии, но и орды всякой нечисти. Орки и тролли, и даже поговаривают, колдуны-некроманты, с поднятыми ими нежитью, выступают на стороне западного короля. И когда он двинет свои войска, неизвестно. Но, то что война неизбежна, не сомневался никто. Что война будет, никто не сомневался. Шарлатаны, выдающие себя за колдунов и предсказателей, коих было множество, восседали в тавернах и вещали о том, какие беды ждут людей. Голод. Мор. И живые позавидуют мертвым. Мужчины мрачно выслушивая все эти увещевания, расходились по домам. И почти под каждой крышей каждого дома, решался главный вопрос, что делать дальше. Бежать? Куда? Воевать? За кого? Кто сможет их защитить?

Если вдруг случись война сейчас, то исход ее будет предрешен. Равнина падет. Местные бароны погрязли в междоусобицах, грабежах и безнаказанности за свои деяния. Формально все они были подданными королевы, но многие считали себя независимыми и свободными баронами. У многих из них, не было ни желания, ни стремления подчиняться королеве. Заносчивость, самодовольство и бахвальство не позволяло баронам объективно оценить надвигающуюся угрозу. Одни предполагали, что отсидятся за стенами своих замков, а в случае чего, так и под руку нового короля пойдут. Предательство? Так это не предательство, а признание более сильной власти. Кое-кто из баронов считал ниже своего достоинства подчиняться королеве. Бабе? Да ни «в жисть»! Никогда барон такой-то, не склонит колено перед бабой. Пусть у нее хоть три короны на голове. И вообще, корона должна сидеть на этой голове, – подразумевая каждый свою голову. Одним из таких ярых противников королевы и объединения всех баронств, был Синий барон. Жестокий, беспощадный и жадный правитель. Он давно уж лелеял мечту стать во главе всех земель долины, и получить титул, если не короля, то герцога. И у него была одна из самых сильных армий в этих землях. Но и у королевы были сторонники. Они прекрасно понимали, какая опасность грозит будущая война, и только объединенными усилиями можно противостоять грозному врагу. Конечно, находились и те, кто занял выжидательную позицию. Посмотрим, кто победит и чем это кончится. А потом решим, чью сторону принять в будущей войне.

3.В лесу

Джек пробирался по лесу, с трудом выдерживая направление. Порой, деревья стояли так плотно друг к другу, что приходилось искать обход. Если попадался просвет между деревьями или хотя бы намек на него, он направлялся к нему. Тропа? Тропинка? Не важно. Главное – выдерживать направление. А там разберемся. Он продвигался сквозь лес, от усталости уже не очень-то заботясь о том, что здесь ему что-то угрожать. Забравшись на очередное нагромождение камней, перегородивших дорогу, Джек замер. Перед ним полыхал костер. Так показалось вначале. На самом деле, на вершине среди камней, рос огромный куст, покрытый крупными, ало-красными ягодами, сквозь которых почти не видно было ни листвы, ни ветвей. Они, как будто, светились изнутри, ярко и сочно, что рука невольно потянулась к ним. И Джек не заметил, как съел одну ягодку. Во рту ягода взорвалась ослепительно ярким вкусом. Джек, больше не задумываясь, стал срывать ягоды обеими руками, и жадно заталкивать в рот. Съев примерно с десяток, неожиданно остановился. Скиталец почувствовал, как на него опустилось блаженство, которое он не испытывал даже от самого крепкого эля и вина. Мир вокруг окрасился в призрачно-радужные цвета. Вот оно – счастье!!! Какие невзгоды? Какие проблемы? Всё вдруг стало таким мелочным и смешным. Джек захохотал. И чем дальше, тем всё сильнее и сильнее разбирал его неконтролируемый, сотрясающим всё тело хохот. Истерический смех сменялся удушающими всхлипами и судорожными телодвижениями. Слезы непрерывно катились по его щекам. Джек повалился на землю и продолжал кататься, захлебываясь от собственного смеха. Так он корчился, и не заметил, как из-за камня за ним наблюдали две пары внимательных, и очень недружелюбных глаз.

Уродливые, темно-зеленные гиганты, одетые в грубые накидки из шкур, долго еще смотрели на бившегося в истерике человека. Тролли.

– Еда? – глухо спросил один из них

– Не, – покачал головой другой.

– Еда! – утвердительно сказал первый.

– Не. Больной. Плохой.

– Боишься? Сам съем.

– Не. Бурун такой съел. Брюхо чесал. Подох.

– Да. Сутурн сожрал Буруна.

– Да. Сутурн подох.

– Не. Не еда!

– Сдохнет.

– У-ф-ф-ф. Пошли.

Тролли еще раз посмотрели на бьющегося в конвульсиях от смеха человека, покачали сочувственно головой и скрылись среди камней.

Вот уже более часа корчился Джек на земле от смеха, не в силах остановиться. Наконец, постепенно его смех замолкал. Он лежал обессилено на камнях, каждой клеткой своего организма ощущая боль. Болели руки, ноги, голова, живот. Дышать стало тяжело, обжигающе. Тысячи иголок пронзали каждый сантиметр его тела, вызывая нестерпимую боль. Джек стонал, не в силах сдерживать эту боль. Потом сознание постепенно пробивалось сквозь боль, и он пополз. Не зная куда, не зная почему, но одна мысль двигала его тело. Нельзя оставаться на этом месте. Надо двигаться вперед. Он полз. Потом сумел встать на четвереньки, стал передвигаться так. Пока в очередной раз не уперся головой в огромный столб.

– Господи! – возопил Джек, – вылечи или убей меня!

– Помощь требуется? – раздался тихий голос, но для Джека он прозвучал как гром среди ясного неба. Джек попытался рассмотреть склонившегося над ним человека, но кроме широкополой шляпы, под которым скрывалось лицо незнакомца, ничего не мог разглядеть.

– Сталбыть, возражений не будет. – Незнакомец склонился над Джеком и поднял его.

– Прогуляемся? Здесь не далеко.

Незнакомец перекинул руку Джека себе на плечо. Так они пошли. Джек дороги не видел. По правде говоря, он вообще ничего не видел, и плохо соображал, где он и что происходит вокруг. Все плыло перед его глазами. Яркий свет как дубинка, бил через глаза прямо в середину головы.

– Ну, вот и пришли.

Незнакомец завел Джека в какой-то дом и усадил на лавку.

– Выпей. Полегчает.

Джек, с трудом взял ковш, и чуть не расплескав его содержимое, с жадностью все выпил. Действительно, отпустило.

–Спасибо…– с трудом выговорил Джек.

– Сейчас поспи. А завтра поговорим.

Джек согласно кивнул головой и буквально свалился на лавку, провалился в темную бездну без сновидений.

Пробуждение было тяжелым. Голова будто налита расплавленным чугуном, а во рту как после гульбища оравы диких котов. Джек с трудом поднялся. Такого похмелья он не помнил за всю свою разгульную жизнь.

– Ну, как, оклемался?

Перед Джеком стоял высокий сухощавый старик, одетый в длинную рубаху. Он протянул кружку.

 

– Вот тебе еще лекарство.

Джек с жадностью припал к кружке, с какой-то кисло-сладкой жидкостью. С каждым глотком он чувствовал себя все лучше и лучше.

– Полегчало? Вот и ладно.

– Ты кто? Где я?

– Я это я, – усмехнулся дед, – а ты здесь. У меня, сталбыть.

– Что со мной? Чё-то ничего не помню…

– Ягодку красненькую, с куста ел? Вкусная ягодка? Распробовал?

– И что? С ягод, что ли такое…похмелье? Что за ягода то?

– Да, "Пьянь алая", – махнул рукой дед. – Мы её так называем. А как у других, не ведаю. Но тебе еще свезло. Иные и не просыпаются вовсе.

– Да уж, – покачал головой Джек, и тут же об этом пожалел. Утихшая было головная боль, по-новому вспыхнула и заколыхалась внутри черепушки.

– Ну, ты это, поаккуратней, не дергайся, – усмехнулся дед. – Отдыхай покуда. Потом поговорим.

Не успел дед договорить, а Джек уже закрыл глаза и проваливался в тревожный сон, и уже не видел направленный на него жесткий, оценивающий взгляд, и многообещающую улыбку. Сколько он проспал, Джек не помнил. Очнулся. Открыл глаза. Темень. Поморгал. Не видно ни зги. Ослеп? Сердце бешено заколотилось. Что? Где? Почему? Стоп!!! Без паники.

Джек поднял руку и поднес к лицу. Не видно руки. Опустил. Пошарил вокруг себя. Ага. Вроде лежит на кровати. Встать? Нее. Погоди. Тьфу ты, идиот! Ночь, наверное! Уффф.

Джек вздохнул, и снова уснул. Простым, глубоким сном.

1  2  3  4  5  6  7  8  9 
Рейтинг@Mail.ru