Мрачный договор 721. 1 том

Рамиль Равилевич Невмянов
Мрачный договор 721. 1 том

Введение

На протяжении последних 6 лет происходит серия таинственных убийств в небольшом городе Великобритании под названием Оукейн. Убийства совершаются ежегодно в один и тот же день – 12 апреля. Все убийства однотипны, что подтверждает версию о появлении серийного маньяка, умертвляющего своих жертв с использованием самодельного ритуального оружия, которое остается в сердце очередной жертвы. Местных жителей начинает охватывать паника, и они с ужасом ожидают 12 апреля – дату очередного убийства. Его не могут засечь камеры видеонаблюдения, но ради справедливости стоит заметить, что оборудованы ими лишь важнейшие государственные объекты. Свидетели убийств тоже отсутствуют. По итогам расследования, был сделан вывод, что убийства будут продолжаться, ведь маньяком движет какая-то безумная идея, которая не позволит ему остановиться на достигнутом. Из города Оукейн был направлен сигнал о помощи в соседние города, но они не дождались ее в виде сотрудников для обеспечения безопасности в месте, где орудует маньяк. Единственная реакция соседних городов – это перевод всего собственного штата сотрудников на усиленный режим исключительно в собственных городах, так как существуют опасение, что убийца перейдет на другую территорию для реализации своих безумных планов.

Записка убийцы, найденная возле 6 жертвы

Совершено уже 6 ритуалов. С каждым годом мне становится все сложнее выследить. Они усложняют мне это, и я не испытываю никакого удовольствия, но у меня нет иного выбора Мой выбор был сделан еще 6 лет назад и я сам решил творить свою судьбу. Меня успокаивает и придает силы мысль о величии того, что я избран совершать, поэтому я не испытываю жалости. Эти люди нужны для (в этом месте было ключевое слово, которое было перечеркнуто сотни раз при сильном давлении на ручку, из-за чего на этом месте было отверстие) и я стал обладателем скрытого и великого дара… Я спрашивал у них, могу ли я найти иной путь, но они не ответили мне. Я пытался остановиться, но это было ошибкой. Из-за моей слабости я чуть не опоздал, но они дали мне шанс, который я не мог упустить, и мне жаль что последняя жертва была (снова отверстие на листе бумаги), мне пришлось торопиться, ведь я почти подвел ее. Но они наказали меня… (дальнейшее чтение невозможно ведь лист бумаги был подожжен, о чем говорили черно-желтые пятна).

Глава 1

Начало игры

Что предначертано в древних скрижалях,

Тебе не узреть никогда в дивных далях.

Я лишь могу их услышать во тьме,

Скован цепями в Его я тюрьме.

Приоритеты

1 апреля

Полицейский участок

Большой заполненный сотрудниками полиции конференц-зал, где совершенно не осталось свободного места и часть сотрудников была вынуждена слушать стоя, или расположиться на лестнице, ведущей к сцене.

Выступление начальника полиции города Оукейн.

– Уважаемые коллеги, – крупной комплекции чернокожий мужчина с седыми волосами, поправил свои очки и продолжил выступление, – всем вам известно о психе, который терроризирует наш славный город. Им совершено уже 6 хладнокровных убийств, но подлецы из соседних городов не могут выделить нам хотя бы небольшой взвод 12 апреля для предотвращения нового убийства, или для обеспечения патрулирования города.

Он печально улыбнулся и все присутствующие почувствовали огорчение, – Эти олухи считают, что маньяк почувствовав угрозу, сменит свое место дислокации на их города и произойдет усиление паники среди гражданского населения, – он стукнул кулаком по трибуне и звук дойдя до другого конца конференц-зала, вернувшись обратно создал эхо.

– Поэтому, коллеги, наша обязанность, поймать этого психа! – выйдя из-за кафедры, он махнул рукой, – Мы не можем позволить ему беспрепятственно убивать ни в чем неповинных людей по своему расписанию и дальше целый год гулять на свободе. Сегодня уже 1 апреля и мэр города подписал распоряжение о введении чрезвычайного положения в городе.

Снова заняв место за трибуной, он стал зачитывать цитату из распоряжения, – Все сотрудники полиции города Оукейн, находящиеся в отпусках или на больничных, обязаны 3 апреля выйти на службу, в связи с появлением серийного убийцы, – пропустив несколько строк он продолжил, – приказываю, разработать график, согласно которому в городе будет максимальное количество патрульных команд.

Пропустив еще несколько строк, – В связи со сложной ситуацией выходные и отгулы отменить.

Он поднял свои черные глаза и взглянув из-за белых густых бровей, угрожающе произнес, – Я приказываю, до 12 апреля поймать ублюдка! Это ваша приоритетная задача! Обо всем что касается этого дела оперативно докладывать мне лично! Всем все ясно?!

Все присутствующие встали и в один голос ответили: «Так точно, сэр!». После чего всем было объявлено об окончании собрания, и сотрудники не торопясь покинули конференц-зал, разойдясь по своим рабочим местам.

Затянувшийся сон

На улице сухая и красивая весна. Вокруг падает редкая желтая и красная листва с деревьев, что не сорвалась с ветвей за зиму, и ощущаются последние холодные ноты марта, которые постепенно сменяются теплыми апрельскими днями. По улице идет мужчина среднего роста в черном пальто и черной шляпе. Походка его не быстрая, будто бы он прогуливается, а взгляд уставлен под ноги, как у человека, мысли которого погружены в глубокие раздумья. В его черных кожаных перчатках горшок с маленькой фиолетовой орхидеей, которую он укрыл прозрачным пакетом, для защиты.

– Я знаю, что она тебя полюбит. Она будет смотреть своими зелеными глазами на тебя и радоваться. Будет поливать и ухаживать за тобой, а когда ты вырастешь, мы вместе пересадим тебя в другой горшок, – прошептал он цветку, поднеся его к своим губам, – и я не сомневаюсь, что сегодня ты ей понравишься, а мои старания будут вознаграждены.

Мужчина шел в центральную городскую больницу и войдя через центральный вход, он неторопливо направился к лифту. Ему нужен был 3 этаж, где находился платный сектор. Он стоял перед лифтом и не нажимал кнопку вызова, продолжая размышлять о чем-то.

– Почему вы не вызвали лифт? – спросила темнокожая медсестра, подойдя к нему со спины.

– Прошу прощения, – вернувшись из своих глубоких размышлений, он нажал на кнопку вызова лифта, двери которого сразу же открылись.

Он как джентльмен предложил ей войти первой в лифт и немного подождав, вошел следом.

Медсестра повернулась к нему лицом и прижав карты пациентов к груди, игриво спросила, – Ваше лицо мне кажется знакомым, Вы же нас регулярно посещаете?

Мужчина ей ничего не ответил и по началу совершенно не обратил никакого внимания, будто бы ее и не было вовсе. Спустя некоторое время он поднял голову и посмотрел строгим взглядом в ее выразительные карие глаза. Таинственный мужчина смотрел так пристально, будто его взгляд проникал в саму душу из-за чего девушка испытала неловкость, которая постепенно сменялась страхом. Ее попытки отвести глаза не увенчались успехом, ведь все это время она ощущала на себе тяжелый взгляд, из-за которого ее бросало в дрожь. Его глаза пугали ее и по молодому телу под медицинским халатом пробежала волна мурашек. Сердце колотилось все сильнее и сильнее, а возле затылка было ощущение холода. Она хотела что-нибудь сказать еще, но его взгляд невыносимо вводил ее в состояние ужаса.

«Дзын!» – прозвучал сигнал информирующий пассажиров – «2 этаж. Двери лифта открываются»

Она быстро покинула лифт, и лишь когда двери лифта снова закрылись, она испытала облегчение.

Мужчина в лифте нажал кнопку закрытия дверей лифта, но заметив рыжеволосую молодую девушку, выставил руку, чтобы она успела забежать в него.

Девушка забежала в лифт и слега отдышавшись от рывка, с улыбкой поблагодарила его, – Огромное Вам спасибо, у меня травма колена и мне тяжело подниматься по лестнице, а эти лифты постоянно заняты медицинским персоналом и ожидать их приходится очень долго.

– Не стоит благодарности, – произнес он не отрываясь от осмотра цветка в руках.

Они оба доехали до 3 этажа, и мужчина не произнеся ни слова, вышел из лифта. Походка была очень уверенной и целенаправленной.

«Если ты еще раз подумаешь об этом, ты покойник!» – сказал он сам себе шепотом, чтобы никто не услышал.

Дойдя до палаты, на двери которой красовались числа «388», он снял прозрачный пакет с цветка и достав из кармана бахилы, надел их поверх ботинок. Райан медленно открыл дверь и вошел в палату.

Это была просторная, ухоженная и хорошо освещенная палата в платном секторе. В центре палаты лежала девушка. Она была в коме на искусственном поддержании жизни множеством медицинских аппаратов. Мужчина снял пальто и повесил на вешалку справа от входа. Аккуратно поставив горшок с цветком на раковину, он включив воду, помыл руки. Вытерев их о белое полотенце, мужчина взял орхидею и подошел к девушке.

– Смотри, родная, что я тебе принес, – произнес он с улыбкой на лице, – это твой любимый цветок. Я его вырастил сам из семечка. Может, ты взглянешь на него? Я уверен, что он тебе очень понравится. Он твоего любимого фиолетового цвета!

Она не реагировала и ее белое лицо с закрытыми глазами не проявило никаких эмоций.

– Прости меня Элис. Я тебя так подвел, – встав на колени он произнес со слезами на глазах, – врачи говорят, что тебя уже давно пора отключить от аппарата и дать тебе спокойно умереть, но ведь они не понимают, что не нам это решать. Они не знают, что я уже давно решил, чтобы ты жила.

Поцеловав ее в белую нежную кожу, он сел возле нее в кресло. Просидев возле нее весь вечер, и всю ночь он внимательно наблюдал за ее веками, пытаясь поймать хоть малейшее их движение.

Наступило утро. Тусклые солнечные лучи, характерные для британских весенних дней, ворвались в палату через большое окно и попав на лицо мужчины, вывели его из состояния транса.

– Что ж… Элис… – он встал облокотившись на ручки кресла, – не в этот раз. Нежно проведя рукой по ее лбу, он поправил ее волосы и наклонившись поцеловал ее в белую как лист бумаги щечку, – Я сделаю это снова ради тебя, моя маленькая.

 

В этот момент глаза его загорелись тысячами огней, которые, казалось, никогда не погаснут. Торопливо одевшись и забрав свои вещи, он вышел из палаты.

Из закрытых век Элис проступила слеза, и скатилась вниз по щеке. До обхода медсестры и планового массажа было около 2 часов, поэтому никто не увидит этого…

Яркое пополнение

2 апреля

В кабинете руководителя, напротив начальника полиции мистера Саймона Вулджина, который недавно выступал в конференц-зале, расположилась в кресле юная Мисс Кэтрин Минс. Ее длинные и необычайно яркие рыжие волосы, были собраны, а ее черный строгий костюм, лишь акцентировал на них внимание окружающих. Между ней и начальником полиции в кабинете стояла с кучей папок в руках руководитель отдела кадров миссис Фиби Ортон.

– Мистер Вулджин, – она сделала шаг назад и рукой указала на сидящую Мисс Минс, – позвольте представить. Это та самая Кэтрин Минс, о которой я Вам рассказывала.

– О! Добрый день, мисс Минс. Очень рад, что Вы смогли приехать к нам, – он вышел из-за стола и протянул руку Кэтрин для рукопожатия.

– Добрый день, мистер Вулджин, – Кэтрин встала с кресла и крепко сжимая руку начальника полиции продолжила, – Я вызвалась добровольцем для командировки и мое руководство направило меня к Вам.

– Я очень надеялся, что отправят именно Вас, – обхватив двумя руками крохотную и необычайно нежную руку Кэтрин.

– Откровенно говоря я сделал пару звонков в управление, – мистер Вулджин улыбнулся изображая небольшое заигрывание и расхохотался.

Увидев, что он никак не смог смутить юную мисс Минс, он отошел к своему рабочему столу и облокотился на него.

– Кэтрин, – вспомнив о том, что все-таки перед ним юная леди, а не привычный суровый вид полицейского города Оукейн, Мистер Вулджин решил спросить, – Вы же не против, если я буду так Вас называть?

– Нет, конечно, – сложила на груди руки мисс Минс.

– Отлично. Кэтрин, у нас произошла серия странных убийств. Мною предпринимаются меры последние 4 года, но все они безрезультатны. Мой персонал подавлен и у меня появляются подозрения, что многие мои люди напуганы. Каждый переживает не только за свою жизнь, но и за жизнь своих близких. В этом году, мы вводим комендантский час, так же 12 апреля все семьи сотрудников полиции будут собраны в городской школе Оукейна. К ним будет приставлена вооруженная охрана. Это делается для того, чтобы сотрудники полиции смогли сконцентрироваться на поимке преступника.

Мистер Вулджин повернулся к руководителю отдела кадров, – Фиби, организуйте рабочее место и оказывайте всю необходимую помощь в работе, специальному агенту Минс.

– Да, сэр, – с невозмутимым видом сказала миссис Ортон, и повернувшись к Кэтрин, сказала в максимально возможной лояльной манере, – Спецагент Минс, прошу Вас, слудйте за мной.

Фиби и Кэтрин выдвинулись, но Мистер Вулджин бросил им в след – Кэтрин!

Она обернулась и посмотрела на него выразительными серо-голубыми глазами, – Да, мистер Вулджин?

С необычайной тяжестью в голосе от осознания сложности сложившейся ситуации, начальник полиции добавил, – Вы обязаны поймать эту тварь!

Но Кэтрин лишь еле заметно моргнула и слегка кивнула головой, после чего продолжила следовать за Фиби.

Темный диалог

В темной комнате почти полностью отсутствовал свет и лишь небольшие частички освещения, проникали сквозь плотные занавески, благодаря чему в ней можно было разглядеть силуэт человека, стоящего на коленях возле зеркала. В зеркало было видно лишь темное отражение человека, полностью копирующее те редкие движение, которые он совершал. Вокруг было необыкновенно тихо, а просторная комната создавала чарующую акустику, которая многократно усиливала звуки. Вокруг никого не было, и крепкого телосложения человеческий силуэт закончив что-то шептать, опустился ниже и совершил земной поклон, неподвижно оставаясь в этом положении, как вдруг послышался чарующий шепот: «Твое перерождение уже бы произошло, но ты совершил ошибку! Ты проявил слабость и за это ты понес наказание! В следующий раз плата будет слишком высока… С ней ты уже не сможешь совладать. Так печально было чувствовать в тебе эту слабость, когда тебе оказали великое доверие и поведали истину. В этот раз ты должен смыть позор со своего доброго имени и совершить таинство!»

Силуэт мужчины оставался неподвижным в состоянии земного поклона. Через некоторое время со стороны его левого плеча послышался другой шепчущий голос: «Приговор справедлив… Как и всегда…»

Силуэт человека выпрямился, оставаясь на коленях. Он не проронил ни слова, тогда как голоса продолжали нашептывать ему: «Посмотри на себя… Ты стал сильным, ты отточил свое мастерство, ты принял свою судьбу. Но хватит ли решимости?»

Комната стала заполняться холодом и был заметен пар, вырывающийся из носа человеческого силуэта, словно зимой. Губы его разомкнулись и без какой-либо дрожи произнесли: «Я не подведу в этот раз…»

Раздался хохот по всему периметру комнаты, который плавно перешел в шепот, со стороны угла, расположенного за спиной человека: «У тебя нет выбора. Ты знаешь, что будет, если ты посмеешь свернуть с предназначенного тебе пути.»

– Да. Я уяснил урок.

– Будет видно…

Мужчина и кафе

3 апреля

Полицейский участок. Раннее утро.

Начальник полиции всегда приходил на работу самым первым. Как обычно он припарковал свой автомобиль, взял стаканчик кофе в аппарате, расположенном на первом этаже при входе и по привычке направился в свой кабинет, но остановился возле одного из кабинетов. Его внимание привлек свет и открытая дверь в кабинет, и он решил заглянуть в него – это был новый кабинет специального агента Минс.

Переложив картонный стаканчик с кофе в правую руку, мистер Вулджин постучав левой рукой: «Тук-тук? Здесь кто-нибудь есть?», но вопрос был задан для вида, так как он и не предполагал, что ему ответят. Обычно он первый приходит на работу на протяжении последних 10 лет, и если происходит нечто подобное, открытой двери с включенным светом, то это может говорить лишь об одном, что кто-то просто забыл выключить свет и прикрыть дверь, перед уходом.

«Так точно, сэр!»: послышался юный голос из кабинета и начальник полиции заглянул слегка растерянным видом. Перед ним предстала специальный агент Кэтрин Минс, которая сидела и внимательно изучала материалы дела, совершенно не обращая внимания на нового босса.

Мистер Вулджин вошел в кабинет и не скрывая своего удивления, спросил – Кэтрин, ты здесь провела всю ночь?

Кэтрин перевернула очередную страницу материалов дела и не отрываясь от них ответила, – Я минимизировала свой сон, так как при расследовании убийств мы потеряли много времени на поиск самого преступника…

– Но ведь это и есть наша цель, – отхлебнув глоток горячего кофе, подхватил мысль начальник полиции.

Агент Минс оторвала взгляд от лежащих перед ней документов и посмотрела на мистера Вулджина, – Конечная цель, сэр. Мы упустили множество подцелей, которые смогли бы понять и узнать нашего маньяка. Что движет им, каков смысл в убийствах, как он выбирает жертв и место убийств…

– Но наши эксперты не нашли связи этих убийств с какими-либо языческими или сектантскими ритуалами… Следовательно, он просто псих, гуляющий на свободе.

– Если бы это было истиной, такой опытный человек как Вы уже давно бы его поймал. Он не оставляет следов, нет отпечатков, нет никаких улик, нет записей с камер видеонаблюдения в районах убийств. Он для нас – тайна. Это говорит о его интеллекте, следовательно, могу предположить, что он болен, но он не псих… Псих давно бы себя уже выдал.

– Хорошо! – подув на горячий кофе, он сделал очередной глоток, – Каковы Ваши дальнейшие действия?

Кэтрин встала из-за стола, – Необходимо сформировать группу сотрудников, которые будут заниматься исключительно этим делом. Сколотить отдельную команду для поимки серийного убийцы. Эти люди должны попытаться понять эти убийства и затем попытаться проникнуть в мысли самого убийцы. Обратите внимание, у нас отсутствуют какие-либо зацепки, – на пару секунд мисс Минс отвлеченно задумалась и в этом отреченном состоянии задала вопрос, – Кстати, Мистер Вулджин, почему в отчетах ему дали такое странное прозвище?

Наблюдая за деятельностью мисс Минс, начальник полиции слегка усмехнулся – «Черный скорпион»? Он убивает своих жертв, словно жалит. Нож является продолжением его тела, специалисты по боям на ножах признали, что такие точные удары может наносить только чемпион, или один из лучших бойцов спецназа, которые, естественно были в разработке, но результатов в этом деле нет.

Кэтрин быстро повернулась к столу и быстро перевернула несколько страниц в одной из папок и ведя пальцем, она нашла то, что искала несколько секунд, – Меня интересует больше цвет. Почему он делает это черным лезвием?

Саймон медленно подошел к столу и взглянул на материалы из-за спины Кэтрин, – Видимо черный цвет необходим ему для ритуальных убийств. Или ему просто нравится черный цвет.

– Возможно… Но я чувствую, что здесь есть какая-то зацепка, которая может привести нас к поимке преступника.

Мистер Вулджин тяжело вздохнув, положил свою большую и тяжелую руку на плечо юной мисс Минс, – Ладно, Кэт, ты должна пойти и отдохнуть.

Кэтрин сначала посмотрела на руку, которая из-за своей величины полностью закрывала ее плечо, и лишь затем повернулась к боссу, – Нет, Сэр, я должна полностью изучить материалы, после чего я смогу уделить сну около 4 часов для усвоения и обработки информации.

– Так не пойдет. Я твой начальник и я приказываю тебе отдохнуть. Не хватало мне еще одной жертвы прямо на рабочем месте от переутомления, – расхохотавшись Саймон закрыл папку с документами, которую читала Кэтрин и поставив на стол картонный стакан, в котором уже не осталось кофе, направился в сторону выхода.

– Так все. Ты должна отдохнуть, ты вся бледная. У нас еще куча работы, – добавил мистер Вулджин.

– Сэр… – попыталась она возразить, но мистер Вулджин тут же перебил ее.

– Никаких сэров… Марш отдыхать!

Кэтрин неохотно подчинилась приказу. Она подошла к вешалке, на которой висело ее черное пальто, надела и вышла из кабинета под чутким наблюдением мистера Саймона Вулджина. Он провожал ее взглядом до самого конца коридора, в конце которого располагалась лестница на первый этаж, где был выход из полицейского участка. По дороге к арендованной квартире, она злилась на начальника полиции и на себя саму.

Пока она ехала за рулем своего новенького форда, ее внутренний голос без умолку озвучивал ее мысли, от которых бунтарский характер Кэтрин был взбудоражен насколько это возможно: «Я не нуждаюсь в отдыхе, что за чушь?! Я была лучшей на курсе. Я раскрыла несколько преступлений, которые, скорее всего, оставались бы нераскрытыми, лишь благодаря своему упорству и стараниям. По моему плану я должна была полностью изучить материалы, а поспать можно и на диване в участке. Что за слабаки в этом городе? Именно поэтому они не поймали….»

В этот момент проезжая мимо какого-то кафе, не далеко от центра городка, она увидела мужчину в черном пальто, который стоял спиной к входу в кафе и смотрел на автомобиль Кэтрин. Она почувствовала, как он пристально смотрел и сопровождал ее взглядом.

«Где-то я его уже видела…»: подумала Кэтрин. Она продолжала свое движение, периодически отрывая взгляд от дороги и пытаясь осмотреть лицо мужчины. Его поведение было необычным, ну скажите, как часто ранним утром, человек смотрит на вас? Обычно, для раннего утра характерен автономный режим, когда человек по инерции движется куда-то и делает что-то, лишь потому, что одно и то же действие совершается им изо дня в день, а здесь какой-то мужчина, пытался зайти сначала в кафе, увидев один из нескольких автомобилей на дороге, повернулся и пристально наблюдал за ним. Странно, не правда ли? Кэтрин мыслила идентичным образом, хоть ее наблюдательность была и притуплена переутомлением из-за отсутствия сна, но все же эти мысли не давали ей покоя.

«Видимо все же дело в переутомлении. Моя внимательность и память стали меня подводить…» – Мисс Минс слегка вывернула руль влево, чтобы объехать небольшую яму, – «Но странно… Он мне кажется таким знакомым… Почему он смотрел именно на меня? Как он меня заметил…» – мысли продолжали хаотично появляться в голове, а вопросы мелькали с еще большей скоростью и вдруг уже через несколько секунд ЭВРИКА, паззл сложился и в голове была лишь одна мысль,– «Я видела его в больнице!»

Она резко затормозила и быстро выкрутила руль, чтобы развернуть автомобиль. Закончив опасный маневр, Кэтрин ускорила движение в обратную сторону и остановившись возле кафе, припарковала свой форд вдоль дороги. Быстро схватив табельное оружие, которое она положила на переднее пассажирское сиденье, перед тем как отправиться отдыхать, мисс Минс вышла из машины. Осмотрев улицу и пропустив несколько автомобилей, Кэтрин перебежала ее, по дороге пристегивая кобуру с оружием к своим темно-синим зауженным брюкам. Зайдя в кафе, специальный агент бегло осмотрела все внутри профессиональным взглядом, но все столики были совершенно пусты, и лишь возле барной стойки, выполненной из великолепного дубового массива, стоял пожилого возраста мужчина. Это был невысокий пожилой белый мужчина, возрастом около 60-65 лет, с классическим британским еле заметным загаром. Лицо его было необычайно выразительным, а большое количество морщин на лбу, говорили о эмоциональности этого человека. Поверх серой безрукавки от классического костюма, был надет фартук с фирменными инициалами «ДГ», что соответствовало вывеске при входе «Кафе Джона Грея».

 

Администратор любезно улыбнулся, потирая стакан в своих руках полотенцем, – Доброе утро, мисс. Вы можете пройти и занять любое место.

Кэтрин не нравились эти лицемерные любезности, так что она сразу же достала свой жетон сотрудника полиции и продемонстрировала администратору, – Доброе утро! Я зашла, чтобы найти здесь одного человека, он невысокого роста, в черном пальто и темными волосами. Несколько минут назад он должен был зайти сюда.

Пожилой мужчина продолжая потирать стакан полотенцем, смотрел на Кэтрин, – Оу… К сожалению, здесь никого нет кроме меня.

– То есть сюда никто не заходил?

– Утром сюда редко заходят посетители… – с тяжестью выдохнув, сказал администратор.

– А мужчина, который стоял у входа и держался за ручку стеклянной двери? -продолжала настаивать Кэтрин.

– Я наводил порядок за прилавком и единственное, что я заметил это промелькнувший силуэт за пару минут до того как Вы посетили мое кафе.

– Это был мужчина в черном пальто?

Старик поставил на барную стойку стакан, который так тщательно протирал, – Сложно сказать. Я где-то потерял свои очки, а новые еще не изготовили. У меня очень плохое зрение, офицер.

Кэтрин потерла свои глаза и села за барную стойку, – Я поняла. Видимо сказывается мое переутомление… – она улыбнулась, – Я не представилась, меня зовут Кэтрин Минс.

– Джон Грей, мисс, к Вашим услугам, – он сделал гусарский кивок, и быстро взяв ее за руку, которую она положила на барную стойку, слегка коснувшись губами, поцеловал её кисть.

Кэтрин не привыкла к таким манерам, но ее невозможно было смутить, ведь на протяжении последних пяти лет, она работала с преступным миром, чей контингент не отличается воспитанностью, – Мистер Грей, вы не могли бы сделать мне Ваш фирменный кофе с собой?

Он отложил полотенце в сторону и с улыбкой произнес, – Сию минуту, мисс. Я сделаю Вам ирландский американо по рецепту своей бабушки…

Из под прилавка он достал глиняную турку, развел на специальной плитке огонь. В специальной чаше мистер Грей приступил к толчению кофейных зерен, перемешивая и постукивая специальным прессом по краю чаши. Убедившись, что зерна были измельчены до необходимой массы, он аккуратно пересыпал содержимое чаши в глиняную турку и приступил к приготовлению напитка. Периодически размешивая и принюхиваясь, он пытался придать тот самый аромат, который по его мнению был идеальным.

Кэтрин облокотилась на прилавок и с любопытством наблюдала за процессом приготовления.

Не отрываясь, мистер Грей вдруг заговорил, – У Вас ирландские корни?

Не дожидаясь ответа от Кэтрин, мистер Грей добавил, – Видите ли, моя бабушка была родом из Ирландии, а вот мои родители, да и сам я, родились и выросли в этом городке, – он слегка приподнял турку и отвел ее от пламени, вырывавшейся из плиты.

Кэтрин скрестила руки на груди, – Я из далека. Как вы думаете откуда?

Джон улыбнулся, – Как мило, что офицер полиции проверяет простого местного жителя на эрудицию.

– Я не хотела Вас обидеть. Не держите зла, я утомилась на работе и сама не понимаю, что несу.

Джон закончил приготовление, повернулся, чтобы выдать заказ и с явной радостью в глазах, игриво с прищуром заговорил, – Я не обидчив. Но я совершенно не против поиграть с Вами, офицер, – мистер Грей поставил стакан перед Кэтрин и продолжил мысль, – у Вас ярко рыжие длинные волосы, которые собраны Вами в косичку, чтобы не привлекать внимание. Вы конкретны, самодостаточны, у вас серо-голубые глаза… хм… У Вас шотландские корни, мисс Минс, не так ли?

– Почему вы так решили? – она не смогла скрыть от Джона свое удивление.

Он подвинул ей приготовленный кофе в картонном стакане и закрыл его пластиковой крышкой с фирменными инициалами «ДГ».

– Ваше удивление указывает на мое попадание в цель! – Мистер Грей облокотился на прилавок, – В Шотландии проживает около 13% всех рыжеволосых людей. Вы сделали длинную косу, по традиции шотландских воителей, во времена восстаний против английского гнета. Когда я поцеловал Вашу руку, я хоть и без очков, но сумел разглядеть синие вены сквозь Вашу тонкую белую кожу нежной руки, значит, Вы не часто бываете на солнце.

– Может быть я покрасила свои волосы, – Произнесла она улыбаясь.

– Нет, мисс Минс. Такой цвет нельзя получить ни одним спектром продаваемых в магазине красок для волос…

Кэтрин попробовав кофе, не смогла не отметить аромат фирменного ирландского американо, – Безумно вкусно, мистер Грей. Сколько я должна Вам?

Мистер Грей, скрестив свои старые руки на груди словно ветви дерева, нахмурившись своими густыми черными бровями, произнес, – Нисколько.

– Нет, я так не могу, мистер Грей. Сколько? – она достала кошелек из сумочки, которую войдя положила на соседний стул, придвинутый к барной стойке.

– Позвольте, мисс, это будет угощением. Мне очень приятно, если такой очаровательный офицер примет угощение от старого и больного Джона.

Ей было неловко, но она не смогла отказать ему. От него веяло добротой и она почувствовала такой комфорт рядом с ним, будто это был ее родственник: дедушка, или дядя.

– Я не позволяю платить за себя, но Ваше угощение, мистер Грей, я не могу не принять. Спасибо!

– Заходите еще, офицер.

– Не сомневайтесь. Ради такого напитка и такой дружеской беседы обязательно. Всего доброго, мистер Грей. Мне пора идти.

Она улыбнулась, взяла кофе и отправилась к своему припаркованному автомобилю. С мыслями об этой теплой беседе и теплых чувствах, которые возникли рядом с администратором кафе мистером Джоном Греем, она доехала до своей арендованной квартиры и легла спать…

Новые правила?

4 апреля

Частный дом начальника полиции. 2 сильных стука в дверь в 3 часа ночи от которых проснулись мистер и миссис Вулджин.

– Саймон, ты спишь? – спросила она шепотом, натянув одеяло до подбородка.

– Ты тоже слышала стук, Виктория? – еле открыв глаза произнес мистер Вулджин

– Да, – шепотом произнесла она, прижавшись к супругу.

Снова послышались 3 легких стука в дверь, которые хорошо были слышны по среди ночи из спальни, расположенной на 2-ом этаже дома.

Миссис Вулджин, обхватила одной рукой Саймона, а ее лицо оказалось на его груди, – Это могут быть воры?

– Не думаю, Вики, – так он называл свою любимую жену, когда никого не было рядом, – все знают, что я начальник полиции, да и воров у нас в городке нет.

Он встал с кровати и подойдя к шкафу, надел флисовый халат.

– Тем более Чакки не на цепи. Через него бы не прошел какой-нибудь вор. Это кто-то свой, может быть, что-то случилось.

Он стал более расторопным. Подойдя к тумбе, Саймон проверил свой мобильный телефон, который не был выключен.

– Правда странно, – пробормотал он себе под нос, – мне не позвонили на мобильный.

Произошли 3 сильных удара в дверь, будто кто-то стал колотить ногой.

Виктория от неожиданности вскочила с кровати и застыла в сидящей позе, натянув одеяло до самого носа.

– Саймон! Давай вызовем полицию!

– Что за глупости? Я сам обо всем позабочусь.

Мистер Вулджин достал из сейфа пистолет, зарядил свой револьвер, вставив в него патроны.

Вспомнив, что он в данный момент не на службе, а дома, Саймон решил успокоить свою супругу, – Вики, не волнуйся, это на всякий случай, если это какое-то животное… Я его просто напугаю.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12 
Рейтинг@Mail.ru