Звериные ноги

Радомира Берсень
Звериные ноги

Вечер. Мягкий свет фонарей деликатно подсвечивает оконные проемы. Сумерки настолько сгустились, что руки смотрятся двумя бледными пятнами. Но Ренеция по-прежнему сидела перед зеркалом, не включая свет. Как только вспыхнет лампа, обозначатся резкие штрихи морщин в углах рта и глаз. Станет видно как впали за последнее время щеки. Как поблек и угас оттенок некогда вызывающе ярких губ. Руки станут старушечьими. В крашенных волосах обозначится розоватый пробор и мерзкая белесая седина у корней. Она стара. И это переполняло Ренецию одновременно двумя чувствами: горечью и гневом. Как же так? Именно сейчас, когда она так богата, так влиятельна, так много может и еще так хочет жить, и веселиться … Но она уже стара и скоро светский мир отторгнет ее. Ей придется сидеть дома у огромного лепного камина с вязанием в руках. Она могла бы нянчить внуков, если бы завела в свое время детей. И ведь ее муж, который лишь на пять лет младше, напротив с годами стал выглядеть солиднее и импозантнее. Легкомысленные девицы так и вьются вокруг него на каждой вечеринке, вызывая неутолимую бешенную ревность Ренеции.

Она стара. И с этим трудно смириться. Последняя операция была год назад, но уже тогда хирург сказал ей, что это последняя операция, потому что наступает критический возраст, после которого она уже может не перенести наркоз. Очень хотелось напиться – как вчера, и позавчера, и еще два дня до этого, но нет. Легче всего сейчас впасть в банальный алкоголизм. Стоит ли остаток жизни проводить, ползая по полу и обмазываясь пьяными слезами жалости к себе? Нет, она не такая. Это все еще та Ренеция, которая железной рукой привязала к себе богатейшего человека материка, сделав его шестую женитьбу последней. Это та Ренеция, которая заработала миллионное состояние, безжалостно выжимая из своих сотрудниц каждую копейку. Это та самая Ренеция, которая на протяжении уже сорока лет руководит важнейшими решениями в стране. И она так просто не сдастся, о нет! Даже не ждите!

Она вздохнула, включила небольшое бра в форме розы и взяла в руки телефон.

– Добрый вечер, дорогуша. Я хотела бы назначить завтра, на семь утра еще одну встречу. Что? Да, безусловно у меня проблемы. Мне очень нужно с тобой проработать их. Нет, это исключено, мне нужна только ты. Да, обязательно завтра прямо с утра. Ты ведь сможешь поработать со мной? Вот и чудно. Завтра, в семь.

И она положила телефон на туалетный столик, при этом не удержалась и взглянула на свои руки – о, как ужасно они выглядят! С трудом удержавшись от того, чтобы швырнуть телефон в стену, Ренеция отправилась в ванну. Нужно попытаться преодолеть бессонницу, иначе завтра, на приеме у психолога, она будет как вареная ветошь и та снова уложит ее на обе лопатки, доказав, что в старении нет ничего противоестественного. Нет, не в этот раз, дорогая. Не в этот раз.

Однако бессонница изрядно потрепала Ренецию, так что полседьмого она уже сидела у кабинета Элеммы, раздраженная донельзя.

– Дорогая, нельзя ли не опаздывать на наш прием? – Начала она выговаривать, едва увидев молодую женщину.

– Но ведь еще даже нет семи! – Удивленно воскликнула та. – Разве мы не договаривались на семь?

– Да, но я проснулась раньше. Ты тоже могла бы прийти пораньше, хотя бы ради тех денег, которые я тебе плачу.

«Подавись ты своими деньгами, крыса старая», – подумала психолог, внешне сохраняя спокойствие. Она открыла дверь и, полуобернувшись к наглой старухе, мило улыбнулась:

– Я сейчас разденусь, позову вас, и мы начнем. Подумайте пока о чем мы будем сегодня говорить.

Хотя они прекрасно знала. Все это был фарс. Старуху ей навязала подруга матери, заверившая, что с такой клиенткой оплатить кредит за машину будет легче легкого. Однако кредит уже остался в прошлом, а старуха по-прежнему приходит к ней каждую неделю на консультацию и каждый раз нудит, что она стареет и из-за этого всячески страдает. «Конечно ты стареешь», – мрачно подумала Элемма, водружая сумочку на стол, – «разве кто-то с возрастом становится моложе? Когда же ты уже смиришься с этим? Или просто … сдохнешь от старости?». Психолог ужаснулась таким мыслям, она не должна так относиться к своей клиентке. Но мысль о смерти этой наглой, вздорной, надменной бабки успокаивала ее. Это была приятная мысль, хоть и непрофессиональная. Она вздохнула, убирая свое пальто в шкафчик. Дверь распахнулась и на пороге появилась рассерженная Ренеция:

– Сколько я могу ждать? Когда же мы уже начнем?

Девушка подавила вздох. Начинается денек, ничего не скажешь.

– Садитесь, я как раз собиралась позвать вас. – Она мягко улыбнулась и устроилась на жестком стуле как можно удобнее. Ренеция погрузилась в пышное огромное кресло, ею же подаренное этому кабинету. И снова завела свою шарманку как она страдает, когда видит себя в зеркале.

– Но мы же с вами уже говорили об этом, – со всем терпением, которое только у нее было, ответила Элемма. – Старость – это итог жизни, это другой способ получать от нее удовольствие.

– Мне не нужен другой способ, – капризно возразила Ренеция. – Я хочу быть красивой! Я хочу ходить на вечеринки! Снова открывать балы и блистать на благотворительных вечерах!

– Вы хотите, чтобы жизнь навечно застыла в определенной точке, – ответила ей психолог, подавляя зевок, – но это невозможно. Время идет и это нам неподвластно, мы не можем контролировать ход времени. Все мы стареем. И я в том числе.

Ренеция гневно воззрилась на молодую женщину, ее гладкое лицо, пышные волосы и высокое, хоть и скромное декольте. Вот уж кто мог бы не жаловаться на старость!

– Когда-нибудь все мы станем стариками. Поэтому мы должны научиться обдумывать свой жизненный опыт и извлекать из него утешение.

– Всю жизнь моим утешением была моя красота, – резко парировала Ренеция. – Я хочу снова стать красивой.

Психолог устало вздохнула.

– Чего же вы от меня хотите? Я не могу вернуть вам молодость, я же не всесильная Дженима. – Вырвалось у нее. Элемма прикусила язык, осознав, что ляпнула что-то не то, однако было уже поздно.

– Какая еще Дженима? – Вцепилась в нее Ренеция. – Что еще за всесильная Дженима? Кто она? Хирург?

– Давайте сделаем вот как, – вкрадчиво ответила Элемма, сделав вид, что не услышала обращенные к ней вопросы. – Я отправлю вас к нашему психотерапевту, она сейчас как раз набирает группу аутокоррекции для людей с депрессией. Если вы ее хорошо попросите – она выпишет вам таблетки … вы ведь страдаете бессонницей, верно?

– Как будто ты не знаешь, – высокомерно пробурчала Ренеция и демонстративно отвернулась. Этой юной и прекрасной психологине придется проглотить ее бестактность. Куда она денется?

– Вот и чудно. Завтра, в два часа дня. Я вас записываю, хорошо? Не забудете? Завтра в два часа дня.

– Деточка, я может и не очень-то выгляжу, однако деменцией еще не страдаю, – высокомерно ответила ей Ренеция и гневно поджала губы. Как эта девчонка так делает? Видимо, психологов все-таки обучают как избавляться от своих клиенток, не лишаясь их денег. Она встала, схватила свой клатч с изумительным золотым тиснением и выскочила не прощаясь, на ходу натягивая перчатки. Однако стоит все-таки разузнать побольше насчет этой, как ее … Дженимы. Неужели это пластический хирург, которого она пропустила?

Однако интернет ничем не помог Ренеции, еще больше усилив ее интерес. Почему психолог назвала ее всесильной? Почему потом сделала вид, что ничего такого не говорила?

Ренеция сходила на кухню, налила себе кофе с коньяком и села на балконе, откуда открывался великолепный вид на цветник. Рядом, на журнальном столике в стиле барокко, стоял дорогой ноутбук. Ренеция пригубила чашку и задумчиво сощурилась, не видя пышной красоты цветов. Она всегда гордилась своим умением цепко замечать важную информацию и действовать очень обдуманно, не поддаваясь первому импульсу. Интуиция подсказывала ей, что психолог проговорилась о чем-то важном, но о чем? Что это за женщина? Если о ней нет никакой информации в интернете, стало быть, люди узнают о ней другим способом. По всему видно, что по старинке – болтая между собой. С кем могла болтать молодая психологиня? Нет, не так. С кем она могла доверительно болтать, то есть о таком, что не каждому еще расскажешь. Ответ молниеносно пришел ей на ум сам собой. Конечно же, это в первую очередь подруги. Нет, это не пойдет, в наше время подругами становятся коллеги, соседи, кто угодно в соцсетях, а также соратники по всяким увлечениям, но это мелко, преходяще, по сути, в наше время дружбой стали называть просто любое общение, которое длится достаточно долго. Но можно ли доверить таким людям какую-либо тайну? Конечно же, нет. А кому еще мы доверяем настолько, что этот человек раскусит нас, если мы начнем делать вид, что ничего важного не ляпнули? Кто не позволит свернуть с намеченной дорожки и непременно вынудить тебя откровенно высказаться, и сможет это сделать, хочешь ты того или нет? Конечно. Все понятно теперь.

Ренеция поставила чашку с кофе на балюстраду и подвинула к себе ноутбук. Затем помедлила и взялась за телефон. Полезно все-таки инвестировать в людей, подумалось ей. Несколько звонков, затем поиск по соцсетям позволили ей быстро найти необходимого человека. Пока еще это не та таинственная Дженима, но это уже первый шажочек в ее сторону. Ренеция так увлеклась всеми этими поисками, что ей уже некогда было страдать у зеркала над своей внешностью. Она преобразилась, глаза ее загорелись. Надев шикарнейшую из своих шляп с огромными полями, темные очки и туфли на умопомрачительных каблуках, Ренеция выпорхнула из своего особняка и села в машину. Накупив сладостей и всяких мелких подарков, она поехала по адресу, который узнала. Именно там жил человек, который точно мог знать то же, что и Элемма. Однако этого человека она сломает, во что бы то ни стало. Впрочем, когда Ренеция хочет быть душкой – ей невозможно противостоять. Вот и сейчас, она вела машину и улыбалась. Кто знает то же, что и Элемма? И кто не тяготится этими дурацкими обязательствами и стандартами профессии? Разумеется, это мама Элеммы.

 
Рейтинг@Mail.ru