Великие старты

Радомира Берсень
Великие старты

Посвящается моей любимой маме.

Спасибо, что родила меня в день Космонавтики!

Мутно-белесый воздух Аркса-Найны постоянно колебался от глухого шума, рева множества двигателей, непрерывного глухого шороха миллионов ног, лап и других конечностей, соприкасающихся с пешеходными дорожками – как горизонтальными, так и вертикальными. Высокое здание, битком набитое мелкими офисами, магазинчиками, складами, конторами на все случаи жизни и кафейками, пронзительно сверкало нежно-зелеными, медно-пурпурными и бледно-синими стеклами окон. У подоконника сто пятого этажа две одинокие фигуры глядели в окно, безучастно и отстраненно, будто отгородившись от царящей вокруг суеты невидимой стеной.

– Понимаешь, Зурт, нам нужно придумать новое дельце, повыгоднее всех остальных, – объяснял невысокий округлый человечек, который сидел на подоконнике, подтянув колени к подбородку. – Будь другом, погляди – тот охранник еще не ушел?

Долговязый Зуртогга вытянул шею в лестничный пролет и лениво покачал головой.

– А еще двое стоят у пневмолифта на первом этаже, – со вздохом сказал Танзер. – Что-то с нашей везучестью случилось, друг Зуртогга. Наверное, нам стоит побывать на Медизее, прогуляться до храма Тридцати Демиургов. А то ведь новое дело не выгорит.

– Ну и зачем тебе опять новое дело, Танзер? – Сурово спросил Зуртогга, непрерывно вышагивая вдоль окна туда-сюда. – Чего тебе опять неймется? Мы с тобой уже по всякому пытались разбогатеть – может все-таки устроимся работать, как благонадежные социальные единицы?

Танзер поморщился.

– А разве мы не работали? – Спросил он, невидящим взглядом изучая мутно-белое пространство за окном. – Мы вон в гостинице сколько трудились. И посмотри, что из этого вышло? Нет, нам нужно новое дело – надежное как это здание. Как звезда, на которую мы смотрим. Как сама эта вселенная.

Зуртогга сдержанно хмыкнул и осторожно поглядел на охранника, который топтался у лестницы, не решаясь покинуть заповеданный ему инструкциями этаж. Зуртогга скорчил рожу, выпучил глаза и вывалил язык, немного попрыгал, затем снова сделался серьезным и обратился к другу.

– Танзер, ты про всякое свое дело так говоришь. А в результате мы не получаем ни пылинки за свои труды. Что ты опять задумал там?

Танзер принялся выводить на стекле причудливые узоры кончиком пальца.

– О, дорогой мой друг! – Выпалил он скороговоркой. – Ты, я так думаю, уже слышал, что скоро начнутся Великие Старты?

– А кто ж этого не знает? – Удивился Зуртогга, тоже подойдя к окну. – Вся Вселенная выходит на спортивные соревнования, когда наши планеты встанут определенным образом. А это бывает нечасто. Большое дело. Войны прекращаются, хищники выплевывают своих жертв, грабители со слезами умиления раздают награбленное. Нам-то до этого что, Танзер? Или ты думаешь, что мы тоже должны найти всех, кого успели обобрать, чтобы вернуть им украденное?

– Мы – не воры! – Возмущенно подпрыгнул Танзер на подоконнике. – Мы – благородные труженики, мы – руки, распределяющие социальные блага равномерно и справедливо …

– И где же та часть благ, которая положена нам? – Насмешливо воскликнул Зуртогга. Снова глянул вниз и прибавил. – Знаешь, Тан, нам нужно что-то придумать, чтобы выбраться отсюда. Зря мы зашли в ту кафейку. Я тебе сразу сказал, что этот охранник не из офиса.

– Плевать на других! – Отмахнулся от него Танзер и вскочил на ноги, потрясая кулаками в воздухе. – Может быть это наш шанс? Представь себе, сколько существ со всей нашей Вселенной соберется на этих стартах! Говорят, там даже будут новички с планеты, открытой совсем недавно. Как ее там – Лемзя, что ли?

Зуртогга расплылся в иронической улыбке и аккуратно снял друга с подоконника.

– И что же ты собираешься делать, Тан? – Ласково спросил он, прицеливаясь одним глазом так, чтобы Танзер оказался на одной линии с охранником. Тот этого не заметил. – Обирать чужие карманы? Или надеешься пролезть в судейство? А то, может быть, ты вообще участвовать надумал?

– Нееет, полагаю, я придумал кое-что получше! – Восторженно выдохнул Танзер и прижал кулаки к груди, не видя, что Зуртогга для чего-то сдвигает его в сторону. – Я такое придумал, Зурт! Такое! Да никому в голову не придет такое! А мне пришло.

– Хорошо, значит потом все мне расскажешь, – кивнул головой Зуртогга и, не давая Танзеру опомниться, столкнул того с лестницы прямо в объятия охранника, почему-то не обрадованного такой удачей. Негодующие вопли Танзера, влетевшего в охранника будто мяч в кеглю, смешались с грохотом падения двух тел и глухими прыжками Зуртогги, который мигом спустился сюда же и столкнул своего друга с вцепившимся в него охранником в следующий лестничный пролет.

– Эй, да что же это такое!? – Воскликнул Танзер, отталкивая от себя охранника, охающего и хватающегося за бока. Зуртогга схватил Танзера за шиворот, вздернул на ноги и пихнул вниз по лестнице.

– Все … сто пять … этажей … не смогу! – Пропыхтел Танзер, обливаясь по́том и слабея.

Но Зуртогга, не давая ему опомниться, толкнул приятеля в какой-то коридор, затем в другой, поворот за поворотом они отрывались от охранника, пока не оказались в каком-то небольшом офисе. Здесь было пусто, кругом валялись диковинные фрагменты мебели и ящики. Придвинув один ящик себе, а другой подставив Танзеру, Зуртогга шумно выдохнул, фыркнул, громогласно чихнул и устало оперся о колени. Танзер оглядывался и утирал пот со лба.

– Между прочим, это было больно, – с упреком обратился он к своему долговязому другу. – Вот как сейчас не расскажу тебе, что я придумал …

– Брось, Танзер, расскажешь, куда ж ты денешься, – ухмыльнулся Зуртогга. – А еще в соревнованиях участвовать собираешься. Да мы всего-то пять или семь этажей пробежали, погляди в кого ты превратился.

– То-то и оно, что сам я участвовать и не планирую, – горячо заговорил Танзер, понизив голос и всем корпусом подавшись к другу. – Наше участие будет очень простым – мы сядем на трибуны и будем смотреть на соревнования, медленно богатея на глазах.

– Охой, Танзер, ты это серьезно? – Слегка удивился Зуртогга. – Это что-то новенькое, такого я еще не слышал.

– И не услышишь, Зурт! Все дело в этих новых участниках с планеты Лемзя …

– Может быть, все-таки, Земля, Тан?

– Да все равно как! На новичков ведь никто никогда не ставит, верно, Зурт?

Тот медленно кивнул, пытаясь пробиться сквозь лабиринт затейливых задумок Танзера.

– Вооот. А мы – поставим! – От восторга, Танзер подпрыгнул на ящике и пробарабанил по коленям какой-то победоносный ритм. – И выиграем один – против всех поставивших!

– Да нет, Танзер, это невозможно …, – неуверенно заговорил Зуртогга, но Танзер прервал его нетерпеливым жестом.

– Во-первых, не говори мне, что Великие Старты – это общесоциальное и потому некоммерческое предприятие. Все знают, что есть Невидимые Конторы, которые принимают ставки вообще на все, что угодно. Могу, к примеру, пойти к ним и поставить двадцать пять ЗЭ1, что ты не поймаешь монетку, брошенную из этого окна!

– У тебя нет двадцати пяти ЗЭ, – лениво возразил Зуртогга и потряс головой. – Так себе идея, Танзер. Кто же ставит на существ, впервые участвующих во вселенских спортивных состязаниях? Да они даже представления не имеют, что их там ждет! Думаешь, на Земле кто-то готовился, к примеру, к участию в соревнованиях по фплат? Да ха-ха и ого-го! Они даже понятия не имеют, что это такое! И ставить после этого на них? Ты совершенно сдурел, Танзер! Ей-пей, это слишком даже для тебя!

Танзер таинственно улыбнулся, встал с ящика и принялся разминать жестко промассированную ступеньками спину. Пару раз нагнувшись в разные стороны, он вдруг резко повернулся к приятелю и широко развел руки в стороны:

– И кто же, понимая это, будет делать на них ставки, Зурт? Ты представляешь сколько денег мы заработаем, если они выиграют?

Зуртогга скорчил кислую рожу и тоже встал, качая головой.

– Охой, Тан, объясни мне, пожалуйста, почему эти несчастные, впервые вышедшие на вселенскую спортивную арену, вдруг начнут выигрывать?

Танзер пришел в восторг, защелкал пальцами и принялся пританцовывать. Натанцевавшись вдоволь, он лукаво поглядел на друга и ласково ему сказал:

– Дурачок, ты Зурт. Да потому, что мы им будем помогать.

Зуртогга охнул и схватился двумя руками за голову. Танзер, с довольной миной, оперся о стену и продолжил свои объяснения:

– Во-первых, ребята с новой, едва вошедшей в космический социум, планеты явно попадут врасплох с нашими диалектами. Используем нейро-переводчик, это не запрещено и вообще дело благое. Во-вторых, мы расскажем им чуть больше, чем судьи. Думаю, им полезно будет узнать всякие нюансы, которые видят зрители со стороны. Особенно такие умные, как мы с тобой. В-третьих, мы их будем потихоньку снабжать всякими полезными штуками. И благодаря этим штукам они выиграют все соревнования до единого! Сделав нас, разумеется, самыми богатыми существами во вселенной!

– Охой, Танзер, у меня просто нет слов, чтобы прокомментировать все это безобразие! – Укоризненно вскричал Зуртогга и полюбопытствовал. – А откуда мы возьмем средства на эти штуки? И потом, нужны еще деньги для первоначального взноса для входа на соревнования. У тебя что – где-то есть припрятанные денежки? И почему же я про это ничего не знаю, Тан?

Едва Танзер открыл рот, чтобы ему ответить, как в соседнем помещении внезапно что-то тихо стукнуло. Приятели настороженно сдвинулись плечом к плечу.

 

– Там кто-то есть, – шепнул Танзер и кивнул головой в сторону едва заметного дверного проема, частично перекрытого шкафом и оттого не замеченного ими сразу. – Может ты глянешь?

– А может ты глянешь? – Огрызнулся Зуртогга. Они осторожно приблизились к двери, встав по обе стороны от нее. Прозвучали тихие, почти беззвучные шаги. Танзер с Зуртоггой бросились на звук шагов стремительно, будто атакующие кошки.

– Ага, мыркса тебе в глаз, попался! – Взвизгнул Танзер, вцепляясь двумя руками в одежду незнакомца в области впалой груди. Зуртогга же мудро поймал того за руки, которых, к счастью, оказалось всего две. Это был хомоид – типично человекоподобное существо, очень невысокое, худенькое и, будто ширма в магазине, увешанное мешковатой одеждой. Пойманный испуганно заблеял, рванулся назад, но его уверенно держали две пары рук. Притащив незнакомца поближе к окну и усадив того на ящик, Танзер с Зуртоггой нависли над ним зловещими фигурами.

– Подслушиваем? – Страшно зашептал в сторону пойманного Танзер, строя угрожающие рожи. – Ай-же-ай! Какой позор-подзорище! И что это вы тут делаете, белейший?

– Работаю я тут! – Пискнул незнакомец, испуганно переводя взгляд с Танзера на Зуртоггу и обратно. – А вы-то что тут делаете? Я вас не знаю.

Тут только они сообразили, что совершили промах, не проверив помещение, когда ввалились сюда и принялись обсуждать свои планы.

– А мыыы …, – протянул уверенным голосом Танзер, панически глядя на Зуртоггу. У него не было ни одной идеи, как объяснить свое присутствие. – Мы тоже тут работаем. Так что приятно познакомиться, котлета!

Он протянул руку. Существо испуганно отшатнулось, вероятно вообразив, что, назвав его котлетой, Танзер на что-то намекает.

– Меня зовут Крачик. И я не понимаю, почему мы вдруг стали коллегами … или котлетам, если вам так угодно. – Упрямо гнул свое незнакомец.

Танзер сокрушенно вздохнул, отпустил незнакомца, сделал шаг назад и покачал головой.

– Вот так обычно и бывает, когда только-только устроишься куда-нибудь работать, – с веской укоризной в голосе проговорил он, будто этот несчастный Крачик был виноват в том, что они еще не знакомы. Затем сунул руку снова шарахнувшемуся в сторону Крачику. – Я – Танзер. Этот долгомазый – Зуртогга, теперь мы все один большой и счастливый каллактив. Понятно познакомиться.

Сбитый с толку трескотней Танзера, который, к тому же, как обычно путал и лепил слова как попало, Крачик прижал к груди свои вялые лапки и настороженно переводил взгляд с одного на другого. Зуртогга иронически усмехался, склонив голову к плечу. Сразу было видно, что он не считает Крачика опасным существом. Тот же медленно развел в стороны и скинул с плеч какую-то непонятную хламиду, обнажив натянутый на куцую грудь блестящий тысячей граней квадрат. Каждая грань была крохотным фокусом, все они вместе представляли собой мощное оружие, излучение которого очень быстро и надежно прекращало жизнь любого существа. Танзер придушенно ахнул и шарахнулся было за шкаф, Зуртогга отпрыгнул в сторону, врезавшись спиной в стену. Крачик улыбнулся – сладко и мстительно.

– Имейте в виду, я этот офис только что продал. Поэтому могу не жалеть ничего из того, что тут есть. Советую встать передо мной, вытянув перед собой верхние конечности.

Друзья медленно повиновались, не представляя себе как им теперь выпутываться из заварившейся каши.

– Это все ты виноват, – шепнул Танзер Зуртогге, – не мог свернуть куда-нибудь в другое место?

– А ну-ка тихо, – неожиданно с металлом в голосе проговорил Крачик, поднося кончик пальца к детократору, висящему у него на груди. – Теперь говорить буду я. – Дождавшись тишины он продолжил. – Итак, как я уже сказал – этот офис я только что продал. Однако даже этих денег мне не хватает, чтобы оплатить свои долги. Мне нужно гораздо больше денег. И что вы-таки думаете? Вот я слышу как два пройдохи придумали недурный план, будто прямо для меня. Так что я вхожу в ваше дело, ребятки. Я буду финансировать этот ваш проект, думаю, в результате денег хватит на всех. Скажем, себе я возьму восемьдесят процентов от выигрыша, оставшиеся двадцать поделите между собой.

– Дваадцааать?! – Очень тихо взвыл Танзер тоненьким голоском. – Но этого же так мало!

– Ничего, – сурово оборвал его Крачик, – вам хватит. И имейте в виду – я и мое оружие все время будем рядом с вами, это ясно?

Сдавленный синхронный вздох был ему ответом. Крачик удовлетворенно кивнул.

– А теперь все мы дружно-весело идем на мой корабль. Нужно обсудить кое-какие детали.

Танзер со страхом взглянул на Зуртоггу, тот понял его опасение быть убитым на незнакомом корабле, но лишь философски пожал плечами – а что мы можем сделать-то? Крачик предусмотрительно обмотал их руки обрывками какого-то упаковочного материала, затем каждому выдал пинка, намекая на необходимость шагнуть в неизвестность коридора. Некоторое время они плутали по зданию, переходя из одного коридора в другой и из одного технического перехода в следующий, пока, наконец, не оказались на крыше, где располагались ангары для личных космокораблей. Крачик, ловко тыкая в них какой-то палкой, будто погоняя стадо, направил своих пленников к небольшому кораблю. Танзер еле плелся, его заплетающиеся ноги постоянно подгибались от усталости, его длинноногий приятель тоже выглядел утомленным. Корабль оказался настолько крохотным, что бедному Зуртогге пришлось перемещаться, сложившись пополам. Доведя их до небольшой общей каюты, Крачик рухнул в будто бы обгрызенное кресло и ткнул палкой в сторону пола:

– Сядьте! Слушаем меня дальше. Любая попытка обмануть меня либо сбежать карается смертью. Есть будете то, что я вам дам – и никаких попыток выклянчить добавку! Мне самому не очень-то хватает запасов. Спать будете прямо здесь, на полу, чтобы я мог вас видеть всегда. И не пытайтесь прорваться в рубку, а то сами понимаете …

И он выразительно поднес палец к блестящему оружию на своей груди. Танзер с Зуртоггой, смертельно перепуганные, молчали, ожидая продолжения. Вдоволь насладившись их страхом, Крачик продолжал:

– Теперь по вашему плану. Он хорош, говорить тут нечего. Однако, с чего вы взяли, что земляне вот так возьмут и примут вашу помощь? Вполне возможно, они настолько агрессивны, что постараются убить вас сразу, как только увидят. Нет, дипломатические моменты я беру на себя. Я, как видите, существо маленькое и слабое, меня никто не воспринимает как опасность. Собственно, почему я и обзавелся этой штукой. – И он нежно взглянул на оружие. – Я говорю – вы делаете. В Невидимую Контору отправимся все вместе, не хочу, чтобы вы подложили мне гиппосвина, ясно? Эй, там, в жопе вселенной, я спрашиваю – ясно вам или нет?

Танзер с Зуртоггой лихорадочно закивали. Им было ясно – абсолютно и бесповоротно, что они попали в конечности какого-то жутко аморального существа, которое отнимет у них все деньги. А перед этим еще и заставит их как следует поработать. Однако у каждого из них теплилась самолюбивая надежда, что Крачика можно будет как-нибудь обмануть. Танзер заискивающе улыбался. Даже Зуртогга старался не просто ухмыляться, а делать это как можно приятнее.

В Невидимой Конторе, куда они немедленно отправились делать ставки, было видимо-невидимо разнообразных существ, лихорадочно ставящих деньги на проигрыши, выигрыши, их комбинации и неожиданные маловероятности, впрочем, вариантов как избавиться от денег такая контора предлагала много и все они были чрезвычайно изобретательны. Танзер с Зуртоггой тщательно вычистили свои карманы и с печальной торжественностью поставили на выигрыш новичков с планеты Земля во всех соревнованиях, что заставило присутствующих немедленно притихнуть и обернуться, чтобы поглядеть на эдаких недодуриков. Крачик, криво ухмыляясь, поставил довольно внушительную сумму с условием, что она полностью отходит конторе в случае его выигрыша, позволяя ему забрать деньги всех, кто сделал противоположную ставку. А таких, ясно дело, было много. Детократор он спрятал, тщательно укутавшись в свою бесформенную хламиду. Провожаемые глазами и прочими визиоэлементами, в которых читались удивление и насмешка, все трое покинули контору под все то же мрачное молчание окружающих.

– Итак! – Пафосно вскинул свой костлявый палец Крачик. – Для начала нам надо бы познакомиться с землянами. Надеюсь, вы усвоили, что ваша роль маленькая – вы теперь мои помощники и делаете ни больше, ни меньше того, что я вам прикажу.

Что же! Уныло согбенные мошенники поплелись за Крачиком, в душе проклиная его, друг друга и каждый сам себя за то, что они так легкомысленно трепались о своих планах, не проверив помещение. Больше всего страдал Танзер, понимая, что это по его болтливой милости они сейчас подпали под власть жадного и злобного существа. Всю дорогу он напряженно соображал, как им можно было бы покинуть Крачика без риска для жизни и, к тому же, заполучить все выигранные им деньги. В предстоящем выигрыше он даже не сомневался, куда больше опасаясь, что Крачик просто убьет их и присвоит себе все до последней ЗЭшечки. Эта мысль просто разрывала сердце Танзера, заставляя его горько вздыхать и против своей натуры не говорить ни слова.

Корабль землян, подогнанный буксиром к нейтральной площадке, выглядел мирным и маленьким по сравнению с кораблями других существ, подтянутых сюда же. Здесь все прибывшие должны были зарегистрироваться, а спортсмены – получить индивидуальные номера и инфо-капсулы с правилами соревнований. Крачик долго примерял на себя какие-то лохмотья, одинаково старые и выцветшие, пытаясь придать своему виду солидности. Наконец, он направился к выходу, не утруждая себя необходимостью приглашать Танзера с Зуртоггой – несчастные прислужники должны были сами догадаться о начавшемся рауте переговоров. Поскольку они сели в зоне для зрителей, а не там, где были собраны корабли участников соревнований, им дозволено было посещать другие корабли. Самим же спортсменам под страхом отлучения было запрещено не только покидать свои корабли, но и переговариваться с другими спортсменами по внешней связи. Крачик представился торговцем, желающим посетить новичков с визитом любезности, так делали многие торговцы: они предоставляли что-либо из необходимого для участия в соревнованиях в обмен на рекламу своего дела.

Удивленные земляне приняли их довольно хорошо – нейропереводчик позволил установить с ними контакт. Однако после обмена вежливыми глупостями, что принято абсолютно во всех социумах, Крачик немедля перешел к делу.

– Вот что, новишшки, – проговорил он, неприятно показывая свои мелкие зубы. – Вы ведь понимаете, что выиграть первые в вашей истории космические соревнования невозможно, ведь так? О, как это хорошо! В смысле, плохо – для вас конечно же. Но я готов помочь вам. Вы ведь согласны принять мою помощь? Я торговец, все, что мне нужно – это какая-нибудь выгода моему делу. В обмен на это, я готов предоставить выгоду и вам.

– Послушайте, у нас нет полномочий торговать с иномирянами, – возразил ему один из землян, – мы сюда прибыли как участники спортивным состязаний.

– Спору нет, нет спору, – ласково пропел Крачик, потирая свои тоненькие лапки, – вы, безусловно, спортсмены. А я – торговец. Но и у нас есть точки соприкосновения. Вы хотите выиграть, а я – увеличить свой доход. И потом вы ведь, бедненькие, не знаете, что в общекосмических соревнованиях запрещенных средств не существует? О, действительно не знаете?

Люди неуверенно переглянулись.

– Ну, допустим, – сердито ответил один, видимо, капитан, – и что с того? Мы собираемся соревноваться честно.

– О, какая плохая, мерзкая, откровенно проигрышная мысль, – Крачик тут же сделал вид, что он приуныл. – Поверьте, все до единого, будут применять в соревнованиях разнообразные способы для улучшения результата. Это и есть честные соревнования в нашем разумении. А вы, что же, собираетесь, покинуть нас сразу после вступительной пробежки? Печальненько, печальненко … Но я дам вам хороший – и бесплатный! – совет. Воспользуйтесь моими услугами. Глядишь, хоть что-то выиграете. Хотя бы вас заметят и запомнят. Тогда уже вас пригласят и на следующие соревнования.

– Но они будут еще не скоро, – снова возразил главный из землян, тревожно и нервозно оглядываясь на свою команду. – Вряд ли мы …

– Вряд ли вы, но ваши потомки точно будут участвовать в следующих соревнования. Так давайте дадим им на это шанс!

Уговаривая таким образом землян, мешая правду, полуложь и откровенное вранье, Крачик добился-таки согласия землян на сотрудничество. Танзер с Зуртоггой только диву давались, стараясь запомнить все те хитрые ходы и приемчики, которыми бомбардировал новичков ушлый Крачик. Они учились мошеннической премудрости, что совершенно не учел их новый товарищ. Земляне разглядывали эту парочку с любопытством, однако Крачик не позволял им отвлечься от собственной персоны ни на секунду. Когда же, совершенно уже сбитые с толку, земляне скрепили договор о сотрудничестве и согласились на любую помощь, Крачик махнул лапкой себе за спину и небрежно представил:

 

– Мелкий – Танзер, длинный – Зуртогга. Мои младшие помощники. Будут поставлять вам все необходимое. Мы немедленно отправляемся за этим. Встретимся в системе Терра, на Великих Стартах. Я сам вас найду. Но будьте начеку – о нашем сотрудничестве никто не должен знать. Ведь я – самое богатое существо во вселенной, мало ли какие обиды это вызовет у других участников. И даже у судей.

С этими словами он вежливо раскланялся и покинул корабль землян, потянув за собой совершенно приунывших Танзера с Зуртоггой.

– Не верю я ему, – сказал вполголоса один из землян, провожая глазами три фигуры, – странный какой-то. С чего бы ему нам помогать? Да и на самое богатое существо во вселенной он как-то не тянет по виду.

– Может быть, у них все богачи так выглядят? – Неуверенно предположил тот, что беседовал с Крачиком. – Почем нам знать что́ у них тут считается богатством? В любом случае, мы уже согласились. Теперь главное не ударить в грязь лицом. Мы ведь не можем продуть все соревнования до одного? Это какое же сложится впечатление о нашей планете?

– Оно в любом случае будет не очень хорошим, если кто-то узнает, что мы вступили в сговор с местным торгашом, который будет снабжать нас допингом, – вздохнул кто-то из дальнего угла.

– Ну вот и не говорите никому! – Сердито отрезал главный. Он тоже чувствовал себя не в своей тарелке из-за произошедшего. – Как он так умудрился уболтать меня? Непростой парень, сразу видать.

Он покачал головой, затем задумался. Увлеченный своими планами Крачик так ничего и не рассказал о предстоящих соревнованиях. Конечно, у них была информационная капсула. Но заложенные в нее инструкции содержали изобилие слов, которые на Земле не были известны никому. Что такое «концес’йетта»? Как это понять – «по тукайной клинипсе»? Куда, в конце концов, нужно двигаться, если инструкция требует делать это «дифрагменально»?

1ЗЭ или «золотой эквивалент» – универсальная денежная единица, принятая в этой системе галактик.
Рейтинг@Mail.ru