Ночные бутерброды

Радомира Берсень
Ночные бутерброды

День прошел под флагом добротной такой лени. Осталось не хуже провести и последнюю ночь отпуска. Хонвиг хорошенечко потянулся и кое-как поднялся с дивана – спина почти не гнулась от долгого лежания в одной позе. Негромко охая и бурча себе под нос, он взглянул на часы – ничего себе! Второй час ночи! Не стоило, пожалуй, позволять себе так много спать днем. Что теперь делать-то до самого утра? Немного поразмыслив, Хонвиг прислушался к отчаянным воплям желудка и решил, что настала пора Ночных Бутербродов. Эта была его старая добрая традиция. Бутерброды могли быть какими угодно, но всем остальным Хонвиг предпочитал бутеры с колбасой, кружочком помидора и шлепком майонеза с мелко нарубленным чесночком. Под настроение туда же можно было пихнуть и какие-нибудь пряные травки, типа укропа. По дороге на кухню, Хонвиг принял решение сделать свой любимый, так сказать, классический, вариант бутеров. Он щелкнул электрическим чайником и, с удовольствием прислушиваясь к негромкому шипению воды, вооружился ножом и досточкой для нарезки. Каких-нибудь двадцать минут спустя, он осторожно двинулся в сторону комнаты, двумя руками держа поднос с чаем и горой бутеров. Что ж, осталось выбрать фильм. Обычно к Ночным Бутербродам полагался фильм ужасов или, на худой конец, какой-нибудь триллер.

Хонвиг аккуратно примостил поднос на журнальном столике, подвинув его ближе к креслу, сунул под ноги старый чемодан, служащий подставкой, и принялся деловито щелкать по кнопкам пульта. Стоп. Вот этот дядя в красно-полосатом свитере отлично подойдет. Тем более, вполне возможно дальше последует еще одна серия. Он с наслаждением водрузил ноги на чемодан и потянулся к первому бутерброду. Едва Хонвиг откусил гигантский кусок, едва уместившийся у него во рту, как на его плечи вдруг мягко опустились тяжелые, как телега кирпичей, руки. Он чуть было не подпрыгнул от неожиданности, но руки крепко сжали плечи и втиснули его в кресло. Хонвиг закашлялся, выпучил глаза и начал бешено двигать челюстями, одновременно пытаясь нащупать кружку на подносе. К его шее спустилось чье-то дыхание. Слишком холодное для живого существа. Хонвиг попытался обернуться, чтобы взглянуть себе за спину, но получил столь увесистую затрещину, что едва не улетел рожей в телевизор.

Рейтинг@Mail.ru