Жнец. Исчезнувший клан

Полина Жандармова
Жнец. Исчезнувший клан

…Дай мне ниточку, нить, единственное святое –

Я наполню её спокойствием, красотою.

Сохраню в янтаре реликвией, хрупкой брошью,

До счастливых времён, до радостных, до хороших…

Джек-с-фонарем

Часть I. Самый-Лучший-Лицей

Глава 1. Веселый библиотекарь

Он снова был здесь.

Пульсирующий полумрак обволакивал мир, касался кожи и заползал в глаза. Густая, непроницаемая тишина давила на уши. Она была тревожной и напряженной. Ни ветер, ни зверь, ни птица – никто и ничто не решалось потревожить покой этого места. Только человек зачем-то пришел сюда. В который раз за последнее время он возвращался в это странное место.

Вокруг, насколько хватало глаз, стелился зеленоватый туман. Он клубился вокруг ног, растекался по ботинкам и надежно скрывал под собой землю. Только по приглушенным звукам шагов можно было догадаться, что внизу мягкий мох.

Шаги стихли. Туман расступился, открывая тропу. Несколько мгновений человек всматривался вперед, а после двинулся дальше. Окружающий мир напряженно наблюдал за незваным гостем. Кто он? Зачем пришел? Вопросы витали в воздухе и отражались в голове человека. Ответов на них он не знал.

Белое Дерево, как всегда, появилось внезапно. Вынырнуло из тумана бледным исполином. Вековая кора, потрескавшаяся от старости и усталости, также как и весь мир вокруг отсвечивала слабой зеленью. Раскидистые ветви уходили высоко вверх, теряясь в затуманенных небесах.

– Опять ты, – скрипучий голос раздался откуда-то сверху.

Человек вздрогнул. Казалось, что само дерево заговорило с ним. Но он знал, что это не так. Огромный, под стать дереву, седой ворон вальяжно расселся на одной из толстых веток. Желтые глаза лукаво посматривали на непрошеного гостя. Ворон раздумывал, стоит ли дальше разговаривать с этим человеком. Он уже не в первый раз приходил к Белому Дереву за ответом. Но так и не решался задать главный вопрос. А, может быть, не знал, что его надо задавать.

Ворон каркнул. Звук эхом отразился от пространства и затерялся где-то в вышине.

Человек огляделся. Вздохнул. Протянул руку и прикоснулся к стволу. Белое Дерево отозвалось на человеческое тепло тихим гулом и едва заметной вибрацией. Человек этогодаже не почувствовал. А ворон прищурился. Давненько у Дерева не было посетителей. Глядишь, действительно заговорит само.

– Кто же ты, пришелец неведомый? – снова каркнул ворон и слетел ниже.

– Денис, – пожал плечами человек, оказавшийся совсем молодым парнем. Он постоял какое-то время и нахально и уселся под деревом.

– Э, нет. Это там, у себя ты Денис. А тут нет. Так кто же ты?

Тонкий луч света пробился к дереву. Парень присмотрелся, потом прислушался. Тихий, едва уловимый скрип раздавался там, откуда вырвался луч.

Парень повернулся, чтобы спросить у своего странного собеседника, что это за скрип.

***

– Подъем! Великие дела ждут! – голос Риты раздался прямо над ухом, вырывая Дениса из цепких объятий сна.

– Рита, ну каникулы же еще, – недовольно пробормотал Денис, зарываясь лицом в подушку. Зеленоватый туман рассеивался перед глазами вместе с остатками сна.

– Ну и что? До школы три дня осталось. Пора привыкать вставать утром! – Рита была непреклонна.

Денис тяжело вздохнул и перевернулся на спину, приоткрыв один глаз.

– Ну и что мне делать целый день? Вещи ты меня вчера заставила разбирать до самой ночи, теперь выспаться не даешь!

– Сходи на улицу. С друзьями погуляй!

Тетка обвела комнату суровым взглядом, пытаясь найти признаки беспорядка и, видимо, всё же не нашла, к чему придраться.

– У меня нет друзей, ты забыла? Я позавчера сюда переехал. Я буду спать! – Денис отвернулся к стене, давая понять, что никуда выходить не собирается. – И за что меня сюда сослали, – донеслось из-под одеяла.

Рита вздохнула, покачала головой и, не сказав больше ни слова, вышла из комнаты.

– Я на работу. Сходишь в магазин, как проснешься. Список на холодильнике, деньги на тумбочке, – донеслось из коридора.

Входная дверь хлопнула и Денис, подождав для верности еще несколько минут, нехотя выбрался из-под одеяла.

– Ушла, – сказал в пустоту и потянулся. Сон окончательно сбежал, и смысла валяться в кровати больше не было.

Резво соскочив на пол, Денис приступил к ежеутреннему ритуалу – отжимания, пресс, наклоны, приседания.

– Гантели, – дыхание после непрерывных упражнений стало тяжелым и прерывистым. – Я же их под кровать вчера положил.

Но под кроватью было пусто. Денис нахмурился. Не мог же он положить куда-то две тяжеленные гантели и попросту забыть, где их оставил? Еще раз осмотрев спальню, приступил к поискам по всей квартире. Кухня, гостиная, даже ванная – всё было так же как и вечером. Разрозненные коробки с вещами – сувениры от родителей, которые Рита никак не разложит по местам. Кое-где свалявшаяся пыль.

– Что за ерунда? – обратился он в пустоту, когда стало ясно, что гантели попросту исчезли. Словно в ответ на вопрос в спальне раздался грохот и что-то, очень похожее на топот убегающих ног. Денис напрягся и прислушался. Схватил удачно попавшуюся под руку швабру и, крадучись, направился к своей спальне.

– Кто здесь? – держа швабру перед собой, Денис осторожно заглянул в комнату.

Всё было обычно. В воздухе витали пылинки, незаправленная кровать и куча вещей на стуле намекали, что пора бы взяться за уборку. И только одиноко выглядывающая из-под свесившегося на пол одеяла гантеля напоминала о незаконченной зарядке.

– Ничего не понимаю, – Денис провел рукой по лицу, словно смахивая невидимую паутину, и отставил ненужную швабру в сторону. – Я же всё под кроватью просмотрел.

Не найдя лучшего объяснения, чем "не заметил", выбросил странные мысли из головы и поспешил закончить зарядку. Впереди ждал целый список поручений, которыми добрая тетя решила разнообразить обычный августовский день.

Наспех позавтракав, Денис кое-как помыл за собой посуду и засобирался на улицу. Сидеть в душной маленькой квартирке не хотелось. Деньги и заветный список с холодильника скрылись в недрах потертого рюкзака. Стоптанные кроссовки верно ждали хозяина у порога.

– Утюг не включал, свет выключил, дверь сейчас закрою, – странная привычка вести подобные разговоры со своим внутренним Я не оставляла Дениса ни на минуту.

Утренний город встретил его переменной облачностью, гулом проезжающих машин и толпой спешивших на работу людей. По сравнению со столицей, из которой его так поспешно переселили, народу здесь было меньше. Но не намного. Идти сразу же в магазин не хотелось. Денис свернул в противоположную от продуктового сторону и стал бесцельно бродить по городским улицам и переулкам, изучая местность. Спальные районы, выстроенные один за другим, не поражали ни изысканностью, ни новизной архитектурной мысли. Стандартные многоэтажки служили убежищем сотням людей, но были все на одно лицо. Светло-серые стены где-то были чуть облезшими, где-то повстречались с жаждой подросткового аэрографического творчества, но в целом выглядели одинаково уставшими и безрадостными.

– Что за бред, – про себя подумал Денис. – Безрадостные и уставшие стены, это ж надо.

Он сам не заметил, как добрел до библиотеки. Неприметное здание, чудом втиснутое между двумя сталинками, на удивление было открыто, несмотря на заверения таблички "Понедельник выходной".

В любой другой день перспектива провести несколько часов в унылом читальном зале явно не привлекла бы. Но в любой другой день за окном находилась привычная столица и пара знакомых, готовых в любой момент сорваться из дому на поиски приключений. Сейчас же Денис был лишен и первого и второго, а потому решительно взлетел по облупленным ступенькам крыльца и вошел в призывно распахнутые двери.

Полумрак вестибюля заставил несколько раз моргнуть, чтобы привыкнуть к перемене освещения. Окна, украшенные затейливыми цветными витражами, пропускали не слишком много света. Да и тот цветные стекляшки окрашивали в неестественные цвета, отчего по полу расползались разноцветные пятна. Со стороны улицы этих витражей не было видно. Видимо, окна выходили во внутренний дворик.

Внутри было душно. Дышать стало как-то труднее, хотя до полуденной жары было еще далеко. В пробивающихся лучах отчетливо виднелись медленно скользящие по воздуху пылинки. Было в их движении что-то ленивое. Со стен на Дениса сурово взирали Великие Русские Писатели. Во взгляде их явно читался укор за редкие визиты в храм Литературы и Слова. Денис поежился. Отчего-то сейчас идея посетить библиотеку не казалась такой уж великолепной. Резко развернувшись, он собрался было уйти, но внезапно в дальнем зале раздался треск и грохот, который тут же сменился испуганным вскриком. Подскочив от неожиданности, Денис несколько мгновений размышлял, чего в нем больше, благородства или рационализма – соваться в одиночку в незнакомое помещение было глупо. Но, в конце концов, благородные порывы взяли верх – парень сорвался с места и кинулся к источнику шума. Как оказалось, причиной переполоха стал свалившийся книжный шкаф невероятных размеров.

– Эй, есть тут кто живой? – перешагивая через груду потрепанных пыльных томов и переломанных полок, позвал Денис.

– Есть, – сквозь кашель послышался охрипший голос. В облаке пыли проступили человеческие очертания, а уже в следующий миг перед Денисом предстал невысокий старичок с проплешиной на макушке и торчащими в разные стороны усами.

– Ой не зря я собирался сжечь этот шкаф, ой не зря, – откашлявшись запричитал старик.

Толстый слой пыли осел на его одежде, усах и левой щеке. На ухе повисла паутина. Денис с удивлением рассматривал незнакомца, пока тот тщетно пытался отряхнуться и привести себя в достойный вид.

– Фух, вот тебе и навел порядок, – старик печальным взглядом обвел помещение, больше походившее на хранилище ненужного хлама. – Век теперь тут сидеть, всё в порядок приводить.

 

Охая и причитая, он принялся поднимать разбросанные книги. И тут же опускать их на место. Растерянность и шок не позволяли устроителю погрома взять себя в руки и приступить к нормальной уборке помещения. Отчего-то Денису стало жаль старика. Он сам не понял, как у него вырвалось:

– Я вам помогу.

Старичок с интересом уставился на своего "спасителя", словно только сейчас заметил его по-настоящему.

– Ишь ты, помощник нашелся, – в глазах старца засветился лукавый огонек. – А не сбежишь, не испугаешься работы? Ты гляди, сколько тут перебирать всего. Да не перебрать.

Он обвел руками разрушенные полки с кучей перемешанных между собой книг.

Денис в ответ лишь пожал плечами, осматривая масштабы локальной катастрофы. Старик продолжил:

– Как звать-то, помощник?

– Денис, – ответил парень, протягивая правую руку.

– Ишь ты, Денис, – снова усмехнулся старик, всё также пристально разглядывая внезапного посетителя. – А как же ты оказался тут, Денис?

– Гулял, – простой ответ повис в воздухе. Библиотекарь выжидательно глядел на Дениса, но тот продолжал стоять молча, явно не собираясь ничего объяснять.

– Гулял, говоришь. Ну хорошо, раз гулял.

Старик перешагнул через обломки одной из полок и оказался напротив мальчишки. Оказалось, что он чуть ли не на голову ниже своего случайного "спасителя".

– А я Елизар Филантьевич. Очень приятно, будем знакомы, – с легким поклоном старик пожал протянутую руку.

– Будем, – поспешил согласиться Денис.

Несмотря на кажущуюся старость и немощность, рукопожатие оказалось крепким. Денис не смог скрыть удивленного взгляда, чем вызвал очередную ехидную усмешку собеседника.

– Ну помогай, раз вызвался! На болтовню пустую времени нет. Потом расскажешь, откуда приехал в наши теплые края.

Елизар Филантьевич резво развернулся и принялся за уборку, насвистывая себе под нос незатейливый мотив. От былой растерянности не осталось и следа. Денис удивленно посмотрел ему вслед. Не говоря ни слова, принялся с настырностью носорога извлекать книги из общей кучи, попутно рассортировывая их на целые и требующие ремонта.

Методично раскладывая книги, Денис потерял счет времени. Солнце за мутными запыленными окнами стояло неподвижно, наполняя комнату знаменитой царицынской жарой. Денис чувствовал, как по спине стекают ручейки пота, но по-прежнему не собирался жаловаться. В какой-то момент он даже начал получать удовольствие от происходящего.

– Перерыв, – веселый голос прямо над ухом заставил Дениса вздрогнуть от неожиданности.

– Е-елизар Филантьевич, – выдохнул парень. – Нельзя же так пугать.

– А ты не расслабляйся! Всегда настороже надо быть! Чтобы тебя врасплох не застали, да не подловили, – старик погрозил пальцем и отложил стопку книг в сторону,

– Так мы же не на войне. Кого мне тут опасаться? Не вас же, в самом деле, – усмехнулся парень, вслед за стариком откладывая книги.

Тот ничего не ответил, но Денису показалось, что глаза Елизара блеснули как-то не очень дружелюбно. Впрочем, солнечные зайчики, пробивающиеся сквозь листву растущего у окна каштана, могли вызвать точно такой же эффект.

– Чай пойдем пить, – усмехнулся старик и взмахом руки поманил парня за собой.

– Пойдем, – Денис обрадовался внезапному перерыву. Несмотря на молодость и энергичность, монотонный труд в душном помещении выматывал.

Осторожно ступая по свободным от книг островкам пола, Денис старался рассмотреть комнату. Судя по всему это было книгохранилище. Но довольно старое и требующее основательного ремонта. Один из углов на потолке заметно потемнел – скорее всего протекала крыша. Обои в некоторых местах отслоились и вздыбились здоровенными пузырями. В противоположном углу с потолка свисала паутина. Денису показалось, что он даже смог разглядеть паука. Но в следующее мгновение правая нога наткнулась на что-то очень твердое и объемное.

– Ай, – Денис отшатнулся в сторону.

Елизар Филантьевич обернулся, с интересом глядя на спутника. Но помогать особо не спешил.

– Что за ерунда? – привыкший к полумраку взгляд Дениса сфокусировался на увесистом потертом томе.

– История Царицына. Мифы и Легенды, – подняв книгу, прочитал Денис вытертое название на обложке.

Елизар пробормотал что-то похожее на "Ну надо же" и подошел поближе.

– Не мы выбираем книги, но книги нас, – нравоучительность в голосе старика не очень понравилась Денису, но он вежливо промолчал в ответ, продолжая рассматривать книгу.

– Возьми домой, почитаешь на досуге.

– Да я как-то не очень по мифам, – замялся парень, не зная, как вежливее сказать, что читать он в принципе не любит. – Было б тут про футбол…

– Бери, говорю! Потом спасибо скажешь!

Денис нахмурился, поспешно затолкнул книгу подмышку и пошел дальше. Рюкзак он благополучно забыл в разрушенном зале.

Как оказалось, в библиотеке было не одно книгохранилище. Череда смежных залов сменяла друг друга. При этом каждый следующий был намного мрачнее предыдущего.

– Как будто в подземелье спускаемся, – пробормотал Денис, наблюдая за темнеющими от сырости стенами.

– А мы и спускаемся, – хохотнул старик.

"Скоро факелы на стенах появятся", – про себя подумал Денис, хмуро оглядывая окружающую обстановку.

– Нет, до факелов идти далеко, а нам в кабинет, – не оборачиваясь, ответил Елизар.

– Что? Как вы? – запнулся Денис. Он точно знал, что вслух мысль не озвучивал.

– Да все о факелах думают, видя наше бедственное состояние, взывающее о ремонте с каждого угла. Не ты первый.

Это заявление немного успокоило Дениса. После своих странных снов он вообще был какой-то нервный и дерганый.

– Ну, вот и пришли, – Елизар Филантьевич приветливо распахнул двери. Денис с опаской заглянул внутрь.

– Дракон вылетит, – гаркнул над ухом старик, отчего Денис снова дернулся.

– Шучу. Проходи, присаживайся, я чайник поставлю, – похлопав парня по плечу, шутник удалился, ехидно посмеиваясь.

– Вот попал, а, – Денис с раздражением водрузил тяжелый том мифов на стол, и устало опустился на стоящую рядом скамью.

Хлопнула дверь, послышался звук бегущей воды – Елизар Филантьевич занялся приготовлением чая. Денис вскользь оглядел кабинет и сконцентрировался на потертом томе.

Темно-серая обложка будто бы впитала в себя вековой слой пыли. Буквы, некогда блестящие, вытерлись, оставив лишь блеклый контур. Открыв книгу на первой странице, Денис равнодушно прочитал название первого мифа "Сотворение мира" и отвернулся. Наверняка там было что-то про бездонный космос, в котором зародился океан, давший потом начало небу и земле. В детстве Денис недолго увлекался мифологией. Этого "недолго" хватило для того, чтобы понять – все мифы одинаковы. Отличаются только имена героев и место действия.

Снова хлопнула дверь. Резкий порыв ветра взъерошил темные волосы Дениса и резво перелистнул несколько десятков страниц.

– Пряхи судьбы, – усмехнулся парень, разглядывая выцветшие строки заголовка на пожелтевших от времени страницах. Предложения были длинные, написанные древним былинным языком. Ровные строчки сплетались в единый узор текста, несущего в себе знание. Денис моргнул, поражаясь подобным сравнениям – и откуда они взялись у него в голове? Внимание парня привлекла буквица. Старая прялка с перепутанной куделью и небольшое веретено, с которого спускались десятки нитей, разбегающихся в разные стороны. Денис сам не заметил, как потянулся к буквице, чтобы потрогать. Шершавая поверхность страницы коснулась указательного пальца. Парень почувствовал неровность бумаги, ощутил прохладу дерева и мягкость бегущих с веретена нитей. Мир качнулся и отошел куда-то на задворки сознания.

Тихий скрип прялки разносился по комнате. Шуршание пряжи смешивалось с размеренным стрекотом сверчков, доносящимся из распахнутого окна. Старые половицы поскрипывали в такт прялке, стоило только сделать шаг. Воздух, прогретый за день предосенним солнцем, потрескивал в полумраке спальни. Догорающая свеча шипела и плевалась черным дымом – что-то ей не нравилось в этой летней ночи. Что-то было не так.

Денис осмотрелся. Он уже знал, что это дальняя спальня в резном тереме. Откуда это было ему известно, не задумывался. Зеленый блеск из-под лавки заставил нахмуриться, но не испугаться. Большой черный кот зевнул, подмигнул незваному гостю и словно бы усмехнулся, после чего свернулся под лавкой клубком и закрыл глаза. Огоньки погасли. Денис вновь повернулся к прялке. Веретено не останавливалось ни на минуту – вращаясь то быстрее, то медленнее, оно словно бы плясало посреди этой странной комнаты. Казалось, что от него исходит свет тысячи бледных лучей. Лишь приглядевшись можно было понять, что всё это тонкие, почти незримые нити. Какие-то шли совсем рядом, практически сливаясь в одну. Другие же расходились так далеко, что ни при каких обстоятельствах не пересеклись бы. Только если их не пересечь специально – пронеслось в голове у парня.

Не до конца понимая, что делает, Денис шагнул к резной прялке. Темное дерево было исчерчено многочисленными рунами, которые сплетались в странную вязь. От движений веретена казалось, что воздух вокруг прялки теплее и суше. Облизав внезапно пересохшие губы, Денис потянулся к одной из светящихся нитей – она отличалась своей особенной яркостью. Воздух вокруг задрожал. Веретено закрутилось быстрее, отпуская нить всё дальше и дальше. Еще немного и пальцы пройдут сквозь бледный луч.

– Не стоит, – тихий уставший голос раздался откуда-то сбоку. – Еще не время.

Денис обернулся. Темный силуэт был едва различим в темноте угла.

– Кто здесь? – испуганно прошептал парень.

– Не это важно.

Денис оглянулся. Странный голос исходил отовсюду. Тени в углу пришли в движение, наползая на пол и бревенчатые стены. Сверчки за окном смолкли, и мир вокруг мгновенно погрузился в непроницаемую Тишину. Такую, что ни один ветер, ни один шорох не посмел бы нарушить.

– Важно, кто ты?

Денис обернулся. Теперь казалось, что голос раздается у него за спиной. Старая прялка светилась таким же сиянием, что и тысячи невесомых нитей.

– Я? Я Денис. Ну, человек. В школе учусь, в столице. На лето приехал в гости. Погулять вот вышел, – сбивчивые ответы падали в Тишину как капли воска с догорающей свечи.

– Важно, кто ты?

– Кто ты?

– Кто же ты?

Тени плясали на стенах, повторяя один и тот же вопрос.

– Кто ты?

– Кто ты?

Мир снова качнулся, и Денис дернулся, открывая глаза.

Вокруг всё также царил полумрак. Но теперь это был полумрак его родного мира. Знакомый и почти приятный.

– А вот и наш чай, – в дверях появился Елизар Филантьевич.

Денис поднял на старика ошалелый взгляд, перевел его на стены и пол и огляделся. Вроде бы комната была другая – не было ни скрипа прялки, ни пристального кошачьего взгляда. Взглянув на книгу, Денис отшатнулся, чуть не перевернувшись на стуле. Подскочил, пробормотал что-то наподобие прощания и кинулся прочь из комнаты. Не зря ему с самого начала не нравилось это место. Странное оно было. И книга странная. И город тоже странный. За какие только грехи его сослали сюда родители? Все эти мысли роились в голове парня, пока он выбирался в буквальном смысле на поверхность. С трудом найдя свой рюкзак среди разбросанных книг, Денис, спотыкаясь, побежал к выходу из здания. Он ожидал, что по пути назад придется преодолеть множество преград – буйная фантазия вырисовывала картины нескончаемых зеркальных коридоров и полчищ нежити, встающих на пути. Но всё оказалось весьма прозаично – выход был на своем обычном месте. И даже табличка с соответствующей надписью призывно светилась зеленым светом. Оглянувшись напоследок, парень выскочил на ступени крыльца навстречу жаркому вечеру.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21 
Рейтинг@Mail.ru