Litres Baner
Пелена

Петр Истомин
Пелена

Часть 3. Красный кабинет

1

Мои вещи были собраны в две сумки, которые теперь стояли в прихожей у выхода. Подумать только – всего две… Я сидел в гостиной и смотрел на черный экран выключенного телевизора. Время текло медленно, как смола.

Когда я начал собираться, Энн демонстративно ушла на кухню мыть посуду. Однако звук льющейся воды стих около десяти минут назад, а она так и не вышла. Наверное, не могла найти в себе силы взглянуть на меня. Я ее понимал.

Наш брак развалился. Вместе со всей остальной жизнью. Постоянные ссоры и взаимные упреки довели наши нервные системы до истощения. Так больше не могло продолжаться. И я предложил подать на развод. Энн не была против.

Я подыскал маленькую квартиру на другом конце города, которую смог бы потянуть на свое жалование. Я ненавидел себя за то, что сейчас с нами происходило, и понимал, что Энн, должно быть, гораздо тяжелее, чем мне, но не мог ничего с собой поделать.

Вздохнув, я поднялся на ноги.

Прислушался к звукам из кухни. Тишина.

Я прошел в коридор, направился к выходу и замер на полпути.

Дверь в комнату Холли. Когда я в последний раз туда заходил? Я хоть раз был там после ее исчезновения? Должно быть, нет…

Моя ладонь легла на дверную ручку. Зачем я это делаю? Это лишь причинит мне боль. Но я не мог ничего поделать. Мне было необходимо взглянуть на эту комнату. В последний раз.

Я вздохнул и резко распахнул дверь.

Комната была точно такой, какой я видел ее в последний раз. Стены были оклеены светло-фиолетовыми обоями с крупными белыми цветами. Я хорошо помнил, как мы спорили с Энн, выбирая цвет. Победила, конечно, она. В углу стояла кровать из белого дерева, такая маленькая, что у меня защемило сердце. В противоположном углу находился шкаф. Внутри висели цветастые платья, джинсы с нашитыми аппликациями цветов и бабочек, яркие свитера. Преимущественно фиолетовые – любимый цвет Холли. Створка открыта с того самого дня, как мы подбирали одежду для похода в «ФанниЛэнд». Рядом со шкафом стояло низкое трюмо с маленькой табуреткой. Холли обожала сидеть на этой табуретке, пока Энн расчесывала ее блестящие волосы. На трюмо расческа и нехитрая детская косметика – пара баночек каких-то кремов и тюбик с бальзамом для губ. Большего мы ей пока не позволяли.

Слезы начали жечь глаза.

Я отвернулся и вышел из комнаты, закрыв за собой дверь. У самого выхода, уже взяв в руки сумки, я снова замер, прислушавшись. Энн так и не вышла из кухни.

Я шагнул за порог и стал спускаться по лестнице. На улице меня уже ждало такси.

2

Мы стояли в темноте посреди пыльной комнаты. Я не видел Джулию, но слышал ее дыхание – учащенное и хриплое. Что мне ей сказать? Мысли путались, проносясь в голове вихрем.

Значит, Мэйсон проводил какие-то эксперименты. Эксперименты по клонированию людей. «ЮниТека» в курсе этих экспериментов? Наверняка в курсе. Вот почему мы нашли несколько трупов Джулии Лойд. Это клоны. Но была ли Джулия Лойд, жившая жизнью популярной актрисы все эти двенадцать лет, клоном? И кто сейчас стоит передо мной? Джулия Лойд или ее клон?

Видимо, ее сейчас мучил тот же самый вопрос.

– Я клон? – спросила Джулия.

– Я не знаю, – честно ответил я.

В свете карманного фонарика ее глаза блестели первобытным ужасом, на лице плясали тени.

– Я не человек. Я это давно поняла.

– Конечно, человек, – сказал я.

– Клон. Я клон той Джулии, вот кто я. Я не настоящая.

– Мы не знаем наверняка.

– Знаем. Я знаю. Я всегда знала.

Я сделал шаг вперед и взял девушку за хрупкие плечи.

– Послушай меня. Я не буду ходить вокруг да около. Варианта два. Либо ты настоящая Джулия Лойд, и последние двенадцать лет ты находилась в той лаборатории без сознания. Либо ты клон, а все это время настоящая Джулия жила своей жизнью. Но сейчас это не важно. Понимаешь? Ты выглядишь как Джулия Лойд, у тебя воспоминания Джулии Лойд, ее характер и ее личность. Так что ты и есть Джулия Лойд. Ты одна-единственная, больше копий нет. Я видел, что стало с Джулией Лойд за последние двенадцать лет. Видел, в кого она превратилась. Возможно, ты должна быть благодарна судьбе за то, что тебе удалось остаться такой, какой Джулия Лойд была двенадцать лет назад. Быть может, мы никогда не узнаем правду. Но она не имеет значения. Уже не имеет значения.

Джулия взглянула прямо мне в глаза.

– Почему я, Майкл?

Чертовски хороший вопрос. Почему Джулия? Почему именно она стала подопытной овечкой в экспериментах «ЮниТека»?

Мэйсон оказывал ей первую помощь двенадцать лет назад. Но клоны стали появляться только сейчас.

Зачем их убивать? И почему все трупы были спрятаны в этой тайной лаборатории, кроме двух, которые выбросили на улицу?

– Я не знаю. Но я выясню это.

– Как?

– Пойду и спрошу об этом Кевина Брина. Если кто-то и владеет информацией, то именно он. Это единственное, что я знаю наверняка.

– Но как мы?…

– Мы – никак. Я пойду один.

– Майк…

– Нет, Джулия. Хватит подвергать тебя опасности. Посмотри, что происходит на улице. Нужно спрятать тебя в надежном месте. Черт, давно нужно было это сделать.

– Но я хочу помочь тебе.

– Тут ты помочь ничем не сможешь, – я открыл барабан револьвера и проверил, сколько в нем осталось патронов. Два, – Нам нужно выбраться отсюда и раздобыть оружие. Потом мы придумаем, где тебя спрятать. А я пойду наведаюсь в офис «ЮниТека». Только на сей раз церемониться я не буду. Тем более, что я уже не коп.

– Но…

– Хватит, Джулия. Я вернусь за тобой. Обещаю.

Она некоторое время подумала, затем нехотя кивнула:

– Ладно.

– Пойдем.

Мы вышли из квартиры, и осторожно спустились по лестнице. На улице успело потемнеть. Кругом разворачивались настоящие боевые действия. На противоположной стороне дороги семь или восемь мужчин дрались друг с другом. Через несколько домов от нас в такт звукам выстрелов вспыхивал свет. Мимо пронеслось две полицейские машины с включенными мигалками.

– Пошли.

Мы двинулись вверх по улице. Быстро, но осторожно.

У обочины были припаркованы машины. К моему сожалению, все они были изрешечены пулями, капоты некоторых дымились.

По противоположной стороне улицы шла женщина в намокшем от дождя прилипшем к телу халате. Спутанные мокрые волосы закрывали лицо. Вдруг она заметила нас и бросилась через дорогу, вытянув вперед руки и дико визжа. Я моментально наставил на нее револьвер, молясь, чтобы не пришлось тратить драгоценные патроны. Это сработало – как только женщина увидела оружие, она остановилась как вкопанная, а затем кинулась в противоположном направлении.

Мы повернули за угол и увидели полицейскую машину, врезавшуюся в фонарный столб. Сквозь паутину трещин на лобовом стекле я различил силуэты копов, которые были мертвы.

– Давай быстрее. Заберем оружие, – сказал я и двинулся к машине.

Водительская дверца открылась со страшным скрежетом. На землю посыпались осколки. За рулем сидел молодой полицейский, на вид не старше двадцати лет. Его тело было изрешечено пулями, голова запрокинута, лицо в крови. Тело его напарника на пассажирском кресле неестественно согнулось пополам. В момент столкновения машины со столбом он был не пристегнут.

Я быстро нашел то, что искал – два автомата класса «Спидфайер» и несколько обойм к ним. Один автомат я тут же отдал Джулии.

– Но я не умею стрелять, – сказала она.

– Все просто, – сказал я, перезаряжая второй автомат и засовывая запасные магазины в карманы куртки, – Вот здесь предохранитель. Давишь на него, целишься и нажимаешь на спусковой крючок. Только держи крепче, отдача очень сильная.

Я увидел страх в глазах Джулии.

– Не бойся, я надеюсь, тебе не придется им пользоваться. Я хочу, чтобы ты села в машину и уехала как можно скорее.

– Куда?

– В свой старый дом. Туда, где мы прятались в первый раз.

– А ты?…

– А я пойду в офис «ЮниТека».

– Нет. Поехали со мной.

– Не могу, прости. Нужно закончить начатое, – я огляделся, – Давай найдем тебе машину.

В двух кварталах от нас мы обнаружили припаркованную возле офисного здания старомодную «Хонду». Бензиновый двигатель. Минимум электроники в салоне. Никакого автопилота «ЮниТека». Сейчас это было нам чертовски на руку.

Я вскрыл приборную панель, завел двигатель и усадил Джулию за руль.

– Майк…

– Со мной все будет хорошо. Обещаю. Я приеду к тебе, как только все здесь закончу.

– А что если не приедешь? Майк, ты же идешь на верную смерть!

– Все будет хорошо, – я старался, чтобы мой голос звучал спокойно, – Езжай. У нас мало времени.

Она долго смотрела мне в глаза. Затем вздохнула.

– Ладно. Будь осторожен, умоляю.

– И ты тоже. Не останавливайся, пока не доберешься до места. Давай, вперед.

Она включила передачу и начала сдавать назад, выезжая на дорогу. Я смотрел ей вслед, пока тормозные огни не скрылись за ближайшим поворотом. Затем, перебросив ремень автомата через плечо, я двинулся к зданию «ЮниТека».

Когда я добрался до места, моему взору предстала толпа людей, собравшихся вокруг небоскреба с красным неоновым логотипом «ЮниТека» наверху. Толпа улюлюкала, визжала, скандировала какие-то лозунги. Около входа в здание стояло по меньшей мере десять сотрудников корпоративной службы безопасности, облаченные в черный камуфляж. В руках они держали автоматы. Толпа не решалась подойти ближе, чем на пятьдесят метров – перед зданием было развернуто оцепление из противопехотных ежей и колючей проволоки.

Я протиснулся между двумя высокими худыми парнями.

– Смерть корпоративным свиньям! – крикнул кто-то.

– Назад! – крикнул один из охранников, – Я сказал, назад!

Кто-то из толпы выпрыгнул вперед. Охранники тут же подняли автоматы.

– Назад, ублюдок!

 

– Не то что? – взвизгнул парень и сделал шаг по направлению ко входу. Толпа поддержала его радостным воем.

Охранник крепче схватил автомат.

– Последнее предупреждение!

– Да? И что ты?…

Парень не успел договорить. Охранник прошил его очередью из автомата, и тот, обмякнув, упал на землю.

Возгласы затихли, и толпа начала пятится.

– Вот так! – крикнул охранник, – Все назад!

Я двинулся вперед, протискиваясь между людьми, пока наконец не оказался прямо напротив охранников. Черт, что ж я творю? Если я ошибаюсь, мне конец.

Увидев меня, охранники чуть опустили оружие.

Я сделал шаг вперед. Ропот толпы сзади усилился.

– Эй, а ну назад! – крикнул охранник.

Я не послушался и сделал еще шаг вперед.

– Это… Это Купер? – спросил один из охранников.

– Да, – ответил другой, – Что прикажете делать?

Я сделал еще шаг и остановился. Позади меня была выжидающая толпа протестующих. Передо мной линейка из охранников «ЮниТека». За их спинами – вход в офис корпорации. Туда-то мне и надо.

Похоже, я был прав. Корпоративная безопасность «ЮниТека» по какой-то причине не могла меня убить. Почему – вопрос хороший. Но сейчас ответ на него меня не интересовал. Сейчас мне нужно было войти внутрь.

– По ногам! Стреляйте ему по ногам! – скомандовал один из охранников. Бойцы подняли оружие, приготовившись стрелять. Но я оказался быстрее. Я вскинул автомат и выпустил обойму в охрану. Они упали на асфальт.

Толпа за моей спиной взревела и мгновенно ринулась вперед. Я стоял, пропуская обезумевших людей. Их поток разбивался о мою спину как морская вода о пристань. Подождав, пока толпа разобьет стеклянные двери и проникнет внутрь здания, я двинулся следом.

3

По всей видимости, кто-то из толпы успел схватить оружие убитых мною охранников, а может, они принесли его с собой, и до сих пор просто не решались пустить в ход. В огромном вестибюле первого этажа завязалась перестрелка. Со стороны стеклянных дверей, ведущих на улицу, наступала обезумевшая толпа. Бойцы корпоративной службы безопасности держали оборону у противоположного конца вестибюля, где располагался десяток лифтов.

По всей длине вестибюля протянулись два ряда колонн, которые обе стороны использовали как укрытие. Я же, оказавшись внутри, мгновенно кинулся за стойку администратора. Пули свистели над моей головой, в воздухе висела пыль. Отовсюду сыпалась мраморная крошка и искры.

Упав на пол, я почувствовал, как острые бетонные обломки впились в мое тело. Упершись спиной в стойку администратора, я смог перевести дух. Вступать в открытый бой – безумие.

– Огонь! Огонь! – кричал кто-то из охранников, держащих оборону на подступах к лифтам. Я осторожно выглянул из-за укрытия и увидел, как они сооружают нечто вроде баррикад из стульев и прочей мебели. На полу лежало множество трупов. Проход к лифтам таким образом был для меня блокирован.

За стойкой администратора была дверь, рядом с ней на стене – устройство для считывания отпечатков пальцев. Левее висела огромная позолоченная табличка с фамилиями и номерами кабинетов. Брин. Брин. Где же ты, черт тебя побери?

Вдруг с десяток пуль пролетело прямо над моей головой. Я весь съежился. Сидеть здесь больше нельзя, нужно уходить.

Я ползком обогнул стойку и увидел лежащего на полу бойца корпоративной безопасности. Протянув руку, я схватил его за рукав черной куртки и, издав сдавленный крик, заволок за стойку.

Выстрелы не стихали. Протестующие проигрывали сражение, бойцы «ЮниТека» оттесняли их все дальше от лифтов.

Я сорвал с правой руки бойца черную перчатку и приподнял тело, чтобы она могла дотянуться до считывателя на двери. Боец весил добрых сто килограммов, от рывка в спине у меня что-то стрельнуло.

Лампочка на считывателе загорелась зеленым. Я бросил тело на пол и проскользнул в открывшуюся дверь. За ней было служебное помещение. Рабочие места с компьютерами и шкафы с какими-то толстыми папками. Дальше – еще дверь, а за ней – то, что я искал. Лестница.

Звуки стрельбы остались позади и превратились в приглушенный шум. Я побежал вверх по ступеням, стараясь экономить силы. Второй этаж, третий, четвертый… Топот моих ног отдавался гулким эхом от бетонных стен. Вдруг к этому звуку добавился какой-то посторонний шум. Я остановился на площадке седьмого или восьмого этажа и посмотрел наверх. По лестнице стремительно спускалась целая толпа людей в черном камуфляже. Лучи фонариков, закрепленных на их автоматах, плясали в темноте.

Я быстро и тихо проскользнул к двери. Молясь, чтобы за ней никого не оказалось, я надавил на ручку, протиснулся в проем и закрыл за собой дверь. Прижавшись спиной к стене, я стал слушать, как по лестнице спускается несчетное количество пар ног. Наконец топот стих где-то внизу, и я с облегчением вздохнул. Только теперь я открыл глаза и осмотрел помещение, в которое попал.

Это была огромная комната с высокими потолками, в центре которой располагался большой куб из матового стекла. Свет в помещении был выключен, однако, за стеклом я увидел какое-то тусклое свечение. Справа от куба находились ряды офисных столов с перегородками.

Я снова прислушался к звукам, доносящимся из-за двери. Тишина… Только тихий приглушенный звук стрельбы где-то очень далеко внизу.

Стараясь не шуметь, я подошел к кубу и заглянул внутрь сквозь мутное стекло. В центре куба находилось что-то вроде постамента. К постаменту по полу тянулись пучки проводов, а его вершина подсвечивалась несколькими диодами. На постаменте я различил какой-то черный шар, диаметром около десяти сантиметров.

– Что еще за…

Послышался какой-то шорох. Я вскинул автомат и резко повернулся направо. Там, под одним из столов что-то шевелилось.

– Эй, – позвал я.

– Черт, – услышал я тихий шепот.

Я отошел от стеклянного куба и, подняв автомат, осторожно приблизился к столу. Под ним на полу сидела девушка в белом лабораторном халате.

– Вылезай.

Послышался вздох, и девушка, кряхтя, вылезла из-под стола и выпрямилась. Это была хрупкая азиатка, рост которой едва ли превышал полтора метра. Под халатом виднелась футболка с принтом какой-то музыкальной группы. На вид ей было лет шестнадцать, хотя я понимал, что она, конечно, старше. Ее черный как уголь волосы были подстрижены под каре, огромные очки в толстой оправе увеличивали глаза, казалось, в два раза.

– Ты кто такая? – спросил я.

– Меня зовут Чи, – сказала девушка, боязливо поглядывая на меня снизу вверх.

– Ты работаешь здесь?

– Да, – Чи снова бросила на меня быстрый взгляд, а затем уставилась куда-то в пол, – Я задержалась после работы, хотела доделать кое-какие тесты… Совсем забыла про долбанную годовщину… И тут началось… Вот это все. Ну, я и решила спрятаться от греха подальше.

– Что это за хрень такая? – я указал рукой в сторону стеклянного куба, – Это какая-то очередная ваша разработка?

Чи робко взялась левой рукой за правый рукав своего халата.

– Это какой-то суперсекретный проект. Мне даже не объяснили толком, что за тесты я провожу. Я ввожу команды согласно инструкции и записываю результаты в журнал. Мартышкин труд. Стоило, конечно, заканчивать физтех. Денег сюда вбухано немерено, так что… А вы… – она запнулась, – Вы же не будете меня убивать?

Я внимательно оглядел ее с ног до головы. Было в ней что-то такое, что никак не вязалось у меня в голове с этим местом.

– Нет. Если ты поможешь мне.

– А что вы хотите?

– Мне нужно в офис Кевина Брина.

Чи впервые подняла глаза и, не отрываясь, посмотрела на меня.

– В офис мистера Брина?… Но зачем вам?…

– Хочу кое-что выяснить.

– О боже, – выдохнула Чи, – Вы же… Вы же не Майкл Купер?

Черт, да я, похоже, местная знаменитость.

– Он самый.

Чи накрыла рот руками. Ее глаза расширились.

– Ох, блин…

– Что такое?

– Ох, им очень не понравится, что вы здесь были.

– Это еще почему?

– Думаю, что вам сюда нельзя. Вы им очень нужны. Я слышала, что приказ был взять вас живым, – она засунула руки в карманы халата, – Но я, собственно говоря, этим не занимаюсь, сами понимаете. Мое дело маленькое – я провожу эксперименты с модуляцией электромагнитуры малых катушек. Записываю результаты… Черт, да я даже не знаю, кому и зачем они нужны.

Девушка невесело хохотнула.

– Что за эксперименты проводит «ЮниТек» с клонированием? Почему Джулия Лойд?

– Чего? Кто? – искренне удивилась Чи, – Эксперименты с клонированием? Без понятия. Знаете, «ЮниТек» столько проектов финансирует, что я не удивлюсь, если мы одновременно людей клонируем, собираем киборгов-убийц и строим телепорт. Погодите-ка… – глаза девушки за толстыми стеклами стали еще больше, – А вдруг мои опыты относятся к клонированию? Такое может быть… Хотя при чем тут малые катушки?…

– Достаточно, – я терял терпение, – Как мне попасть в офис Брина?

– Скажите сначала, как вы заглушили сигнал чипа? – с неподдельным интересом спросила Чи.

– «Пелена», – ответил я.

– Я так и знала! – Чи победно потрясла в воздухе маленьким кулачком, – Сергей проиграл мне пять баксов. Мы поспорили, понимаете… Здесь довольно скучно бывает, и мы обсуждали вас… Ну то, что наши мордовороты за вами охотятся… Ходили всякие слухи…

– Какие еще слухи?

– Да так, не важно… Вы только это, – девушка снова потупила взгляд, – Поосторожнее с «Пеленой». Мы тут выяснили, что длительный прием вызывает галлюцинации и преждевременную эректильную дисфункцию…

Я вздохнул.

– Где офис Брина?

– Вообще-то, – сказала Чи, – мне, конечно, не следует вам этого говорить. Но мне не повышали зарплату уже четыре с половиной года… Так что я скажу. Он на пятьдесят первом этаже. Офис тысяча тридцать. Но подняться туда можно только на специальном лифте.

– Где этот лифт?

– Там…

– Отведи меня.

Я нетерпеливо взял Чи за предплечье и подтолкнул вперед себя.

– Ай, осторожно! Ладно-ладно, я отведу. Только не психуйте!

Чи двинулась вперед, я – вслед за ней.

– Держи руки так, чтобы я их видел, – сказал я.

– Да что я могу вам сделать? Во мне сорок килограммов веса. Да и мы тут не все злодеи, знаете ли. Куча людей просто выполняет свою работу и получают зарплату. Я в том числе…

– Помолчи ради бога, – сказал я.

Мы шли вдоль большого панорамного окна, по которому стекали струи дождевой воды. Я вглядывался в неоновые пятна – не летит ли к нам боевой дрон, прислушивался к доносящимся до нас звукам – не приближается ли очередной отряд бойцов.

Вдруг я понял, что ужасно устал. Когда я спал в последний раз? Все тело ломило, в глазах появилась резь. Надеюсь, что сегодня все закончится. А потом мне нужно будет как следует выспаться. Если, конечно, я выйду из этого здания живым.

Чи толкнула очередную дверь, и мы оказались в вестибюле, пол которого был выложен черными плитами. Справа и слева от нас находились лифты. Я быстро сориентировался и понял, что мы находимся не над вестибюлем первого этажа, а значит, эти лифты – другие, и с первого этажа попасть на этаж Брина нельзя. Любопытно…

– Вот, на одном из этих лифтов можно доехать до пятьдесят первого этажа, – объявила Чи.

Я подошел к одной из кнопок вызова лифта и надавил на нее. Ничего не произошло. Я вопросительно посмотрел на Чи.

– Да, только они сейчас не работают. В здании врубили тревогу, все лифты заблокированы…

Я вздохнул.

– И ты только сейчас мне решила об этом сказать?

– Не психуйте, – Чи подняла руки, – В любом случае по-другому вы на этаж не попадете. И, соответственно, оттуда по-другому не спуститься… Разве что на вертолете с крыши улететь…

– Что? – уставился я на нее, – На крыше что, вертолетная площадка?

– Ну да…

Я закрыл глаза и выругался. Внутри стало медленно разливаться чувство неуверенности. Проклятье… Кто вообще мне сказал, что Брин сейчас на месте? Что мешало ему улететь на вертолете, как только началась заварушка? Или, может, он вообще ушел домой еще днем…

Я посмотрел на Чи.

– На каком мы этаже?

– На восьмом.

Я стал оглядываться по сторонам и почти сразу нашел то, что искал – ящик с пожарным топором на стене. Подойдя к нему, я разбил локтем стекло и достал топор. Металл рукоятки приятно холодил разгоряченную кожу рук. Затем я подошел к дверям одного лифта, просунул лезвие в щель и стал давить на рукоять. Двери поддались, хоть и не сразу. Как только щель стала достаточно широкой я просунул топор полностью, а затем окончательно раскрыл двери руками.

В шахте было темно, если не считать мерцания каких-то диодов. Достав фонарик, я направил луч света внутрь. Тросы. Вдоль стен тянутся пучки кабелей. А вот и то, что мне нужно. Узенькая аварийная лестница, уходящая прямиком вверх и теряющаяся в темноте.

 

Я перекинул ремень автомата через плечо.

– Эй, вы что, с ума сошли? Хотите по лестнице залезть на пятьдесят первый этаж? – Чи подошла ближе и теперь смотрела в шахту из-за моей спины.

– А что мне остается? – процедил я сквозь зубы.

– Это… Круто. И безумно. Но круто.

Я повернулся к ней.

– Я надеюсь, у нас с тобой нет никаких проблем?

– Нет, сэр, – быстро ответила Чи.

– И ты не кинешься сейчас к ближайшему телефону и не сообщишь охране, куда и зачем я направляюсь?

– Нет. Зачем мне это делать?

Я слегка наклонил голову. Чи вздохнула.

– Да бросьте вы. Не все здесь злодеи, я же говорю вам…

Я еще некоторое время помолчал, размышляя. Затем развернулся и направился к открытой двери лифта.

Рейтинг@Mail.ru