Litres Baner
Пелена

Петр Истомин
Пелена

8

Мы с Джулией сидели на террасе за домом и смотрели на реку. За горизонтом занимался рассвет.

Я чувствовал, как в моем теле работает метаакционит. Это Джулия вколола мне его. Опять. Услышав грохот, она выбежала из дома. Не знаю, как, но она сумела отыскать в кармане одного из убийц шприц со спасительным веществом и вколоть его содержимое мне.

Это был не обычный метаакционит, которым снабжали полицию. Это была какая-то усиленная формула. Я пришел в сознание уже через пять минут, а раны стали затягиваться почти что на глазах. В обычном случае на это потребовалось бы часов двенадцать. Видимо, «ЮниТек» хорошо заботились о снабжении своих головорезов.

Джулия сидела на дощатом полу, обняв колени, а я лежал, приподнявшись на локтях и курил, с удовольствием ощущая, как боль с каждой секундой становится тише.

– Эта река раньше была более полноводной, – тихо сказала Джулия, – Вода доходила почти до того дерева. Но она обмелела. За последние двенадцать лет.

Я молчал. Солнце поднялось уже достаточно высоко, чтобы заставить нас щуриться. На небе не было ни облачка. Не припомню, когда в последний раз стояла такая чудная погода. С реки дул прохладный влажный ветер, который сейчас был очень кстати.

– Майкл? – сказала Джулия.

– Да?

– Значит, все это случайность? Все то, что со мной произошло?

– Да. Ты просто стала жертвой психопата. Не больше и не меньше.

Джулия некоторое время молчала.

– Кто же я такая?

– Ты Джулия Лойд.

Она вздохнула.

– Ты же знаешь, что это неправда. Я лишь ее копия.

– Прекрати, – отрезал я, – Никакой разницы нет, понимаешь? Между нами говоря, последние двенадцать лет не пошли тебе на пользу. Ты превратилась в настоящую стерву. Одинокую и несчастную. Восприми это как шанс все исправить. Прожить эти двенадцать лет заново. И сделать все по-другому.

Джулия посмотрела на меня. Ее волосы развивались на ветру.

– И что мне делать?

Я наконец сел. Ребра почти не болели, а голова прояснилась. Я закурил новую сигарету, сумев зажечь ее лишь с четвертого раза из-за ветра.

– Ты же Джулия Лойд, – сказал я, – У тебя куча денег. Ты можешь жить так, как тебе заблагорассудится. Они все на банковских счетах. Нужно только не медлить, и снять их как можно скорее, пока счета еще не заблокировали после смерти владельца. А дальше – весь мир перед тобой как на ладони.

– А ты? – спросила Джулия.

Я задержал в легких едкий дым, а затем выпустил его. Серебристые клубы блеснули в лучах утреннего солнца и мгновенно растаяли на ветру.

– Со мной все будет в порядке. Я пойду к шефу Харту и все расскажу. Думаю, меня восстановят на службе. И дальше… Я продолжу жить своей обычной жизнью.

Это была ложь. Конечно, никто не восстановит меня в должности. И от Харта мне на всякий случай нужно держаться подальше. Возможно, Джулия каким-то образом уловила фальшь в моем голосе, потому что спросила:

– Давай уедем вместе?

Я снова посмотрел вдаль, туда, где небо соединялось с землей. Как приятно было взглянуть на окружающий мир без визуальных интерфейсов, которые раньше заполняли чуть ли не половину поля зрения. Никаких часов, карт, заметок, напоминаний, виджетов и уведомлений… Боже, я только сейчас понял, в каких условиях мы все живем. Неужели перед нашими глазами постоянно находится такое количество информационного мусора? Как же Джулии повезло, что у нее нет этого гребанного чипа в мозгу.

– Прости, но я не могу поехать с тобой, – сказал я, – Не знаю, как тебе объяснить, но… Я чувствую, что не все мои дела здесь завершены.

Джулия вздохнула.

– И куда мне прикажешь ехать? – спросила она, не глядя на меня.

– Я бы на твоем месте уехал из страны. Куда – решать тебе. Забирай родителей и уезжайте в первую попавшуюся страну.

– Мне страшно, – сказала она.

Я поднялся на ноги. Признаться честно, мне тоже было страшно. Что мешало Брину нарушить нашу сделку и отправить в погоню за Джулией сотню головорезов? Ничего. А что ему мешало сделать то же самое со мной? Не знаю… Но что-то мешало.

Конечно, своими опасениями с Джулией я поделиться не мог. А потому просто сказал:

– Все будет хорошо. Теперь все будет хорошо. Тебе больше нечего бояться.

9

Лифт размеренно жужжал, поднимаясь на сто двадцать шестой этаж. Кевин ужасно нервничал, стоя в кабине и смотря на свое бледное отражение в зеркале. Внеплановое заседание совета директоров «ЮниТек» собиралось во многом именно по его вине, и ему на этом заседании предстоит солировать.

В конференц-зале соберутся все тринадцать членов совета. С некоторыми из них Кевину еще не доводилось общаться лично, настолько они были выше него в корпоративной иерархии.

Миссис Айронс прилетела со своего личного острова в Карибском море. Мистер Трюдо и вовсе прервал отпуск. Так что переживал Кевин не зря. Директора, скорее всего, были не в лучшем расположении духа. Но, само собой, больше всех остальных он боялся мистера Рубина. Кевин не мог вспомнить, когда генеральный директор в последний раз присутствовал на заседаниях лично. Он приезжал в офис только когда рассматривались по-настоящему серьезные вопросы. А сегодня мистер Рубин будет вести заседание. И это пугало Кевина до дрожи в коленях.

Лифт звякнул, и двери кабины разъехались в стороны. Брин вздохнул и двинулся вперед по коридору, стены которого были увешаны морскими пейзажами. Все кости срослись, а раны затянулись, и Брин уже свободно передвигался без костылей. Правда, осталась легкая хромота, а потому в руках Кевина была трость. Что делать с этой хромотой, корпоративные врачи определят позже. Если, конечно, Брина прямо сейчас не уволят. Или и того хуже…

Он остановился напротив двойной двери из матового стекла. За ней угадывалось какое-то движение: мутные пятна света и тени переливались, сменяя друг друга.

Брин снова вздохнул и толкнул одну из дверей от себя. Множество пар глаз устремили свой взор на него.

– Мистер Брин, добрый вечер, – как показалось Кевину, чрезмерно вежливым тоном поприветствовал его мистер Капальди, сидящий у длинного края стола, ближе к изголовью.

– Господа, – произнес Брин осипшим голосом.

– Пожалуйста, присаживайтесь, – Капальди указал на свободное место у короткой части переговорного стола. Прямо напротив места председателя, которого не было видно из-за падающей тени.

Брин на нетвердых ногах прошагал через зал. Хромота усилилась. Он опустился в кресло, черная кожа была жесткой и прохладной. Трость он неуклюже облокотил об край стола.

Воцарилось молчание. Брин успел рассмотреть лица всех двенадцати директоров, кроме мистера Рубина, чье лицо скрывала тень. Также за столом сидела девушка, ведущая записи, и какой-то мужчина лет сорока пяти, бледный как мел.

– Что ж, господа, прошу считать наше заседание открытым, – сказал Капальди. Девушка тут же сделала пометку в планшете, – Сегодня на нем присутствуют приглашенные – глава корпоративной юридической службы «ЮниТек» Кевин Морган Брин, глава лаборатории наномодуляторов и квантовых агрегатов «ЮниТек РНД» доктор Ричард Стивен Болмер, а также секретарь комиссии Виктория Мун.

Брин посмотрел на доктора Болмера. Лично с ним он никогда не встречался. Что он здесь забыл? К проекту Мэйсона Болмер не имел никакого отношения и вообще не был в курсе. Странно…

– Итак, – продолжил Капальди, – Мы собрались из-за случившегося три дня назад инцидента. В наш центральный офис проник вооруженный посторонний и, применив силу…

– Давайте мы будем называть вещи своими именами. – раздался женский голос. Это была ослепительная блондинка в элегантном черном платье, сидящая слева от Брина, – Памела Сайфер, – Этот человек – не просто «посторонний». Это детектив Майкл Купер.

Капальди бросил быстрый взгляд на Сайфер и снова опустил глаза в планшет.

– Да… – согласился он, – В здание проник Майкл Купер. Он убил нескольких сотрудников корпоративной безопасности и сумел добраться до кабинета мистера Брина, располагающегося на пятьдесят первом этаже. Начальница службы корпоративной безопасности мисс Миранда Улис была незамедлительно уволена со своего поста. Ее обязанности в данный момент исполняет заместитель, мистер Джон Айслен. Теперь подробнее остановимся на том, как Майклу Куперу удалось добраться до лифта, ведущего на верхние этажи. По имеющейся информации, ему оказала содействие Аманда Чи, сотрудница лаборатории наномодуляторов и квантовых агрегатов. Доктор Болмер, для протокола, скажите, Аманда Чи – ваша сотрудница?

Доктор Болмер заерзал на стуле, затем откашлялся.

– Да, – сказал он, – Это младший научный сотрудник моей лаборатории.

– Когда в последний раз проводилась проверка ее лояльности? – спросила Сайфер.

– Первого июля этого года, – ответил Болмер.

– Полагаю, она ее успешно прошла?

– Да… Да, никаких подозрительных моментов… Все как всегда.

– Кто руководил проверкой? – спросила Сайфер.

Капальди нажал несколько кнопок на планшете.

– Курт Венберг, – он нажал еще на одну кнопку, – Направил приказ о его увольнении в отдел кадров.

– Доктор Болмер, вы осознаете, что ваша сотрудница фактически нас предала? – спросила Сайфер.

Болмер облизал пересохшие губы.

– Я… Я прошу прощения, просто…

– Просто что? – ледяным тоном спросила Сайфер.

– Ничего не говорило о том, что она может так поступить…

– Тем не менее, она так поступила, – сказал Капальди, – Я надеюсь, вы понимаете, что она должна быть незамедлительно уволена?

– Да, конечно, я понимаю…

– Нет, – властно сказала Сайфер, – Этого будет… Недостаточно.

Капальди поднял глаза. Ее лицо ничего не выражало. Капальди надавил на несколько кнопок на планшете.

– Я направил мистеру Айслену соответствующее поручение. Пусть это будет первым его заданием в новой должности.

Болмер сдулся будто воздушный шарик. Его била дрожь.

 

– Что касается вас, доктор Болмер… – Капальди оторвал взгляд от экрана, – Вам объявляется выговор. Я надеюсь, что впредь такого не повторится.

Болмер громко сглотнул.

– Конечно, нет… – просипел он.

– Вы можете идти, доктор Болмер, – сказала Сайфер.

Мужчина поднялся и, пошатываясь, вышел из зала.

Брин вытер пот со лба. Стакан воды сейчас бы не повредил. Обычно на таких заседаниях перед каждым стоит стакан воды, но сейчас почему-то…

– Мистер Брин, – сказал Капальди, – Теперь вы. Прежде всего, нам бы хотелось детально восстановить события того вечера. Как их видите вы. Расскажите, пожалуйста, что произошло?

Брин откашлялся.

– Еще днем на улицах начались массовые волнения, которые к вечеру переросли в беспорядки. Около семи часов возле нашего здания стали скапливаться протестующие. Служба безопасности заняла оборону. Началась эвакуация. Сотрудников вывозили на вертолетах с крыши. Мы ждали своей очереди. Я и доктор Мэйсон. Он как раз в это время находился у меня в кабинете. Это… – Брин споткнулся, не зная, нужно ли пояснять присутствующим, кто такой доктор Мэйсон.

– Все прекрасно понимают, кто это, мистер Брин, продолжайте, – сказал дряхлый старик, сидящий справа от Кевина. Брин не знал, кто это, но предполагал, что это Соломон Ким, один из старейших членов совета директоров.

– Да… Мы как раз обсуждали… Ход реализации проекта доктора Мэйсона…Вдруг в кабинет вошел Купер. Он был вооружен и… Он потребовал, чтобы я ему все рассказал.

– И вы рассказали, – сказал Ким.

– Нет… Вернее, да, рассказал. Но ничего такого, чего ему нельзя знать, понимаете?

– Что именно вы рассказали?

– Рассказал про работу Мэйсона. Про ситуацию с Лойд. В общем все то, что он хотел услышать. Поймите, у меня ко лбу было приставлено дуло автомата!

– И далее вы предложили ему клонировать его дочь? – спросил Капальди.

– Да. Этот вариант мы разработали ранее, на случай… Ну в общем как раз на случай вроде этого… Извините, а можно мне стакан воды?

– Но он отказался? – спросила Сайфер.

– Да, отказался.

– И что произошло потом?

– Он застрелил доктора Мэйсона.

– И мы остались без ведущего специалиста проекта, – сказал Ким. Брин молчал, – Скажите, мистер Брин, без доктора Мэйсона мы сможем воспроизвести его результаты?

Кевин облизал пересохшие губы.

– Нет. Простите, но только он знал, как работает технология. Без него лично…

– Сколько мы успели затратить на этот проект? – спросила Сайфер.

Капальди углубился в свой планшет и через несколько секунд сказал:

– Чуть более ста сорока шести миллиардов.

По конференц-залу прокатилось недовольное ворчание.

– Отлично, – саркастически сказала Сайфер, – Очень эффективно.

– Это все Купер, понимаете? – выпалил Брин, – Если бы за дело взялся любой другой полицейский, мы бы уже давно решили этот вопрос. Но мы же не можем трогать Купера.

– Не можем, – подтвердил Ким, – По крайней мере, пока.

– Тогда, при всем уважении, что я, по-вашему, должен был сделать?

– Никто ни в чем не обвиняет вас, мистер Брин, – улыбнувшись, сказал Капальди, – Мы лишь пытаемся во всем разобраться. Да, ситуация непростая. Нужно сосредоточиться на том, чтобы не допустить ее повторения в будущем.

– Если нам нельзя будет трогать Купера, мы никак не сможем избежать повторения ситуации в будущем, – сказал Кевин, чуть более желчно, чем хотел бы.

– Это уже не ваше дело, мистер Брин, – сказала Сайфер, – От вас мы услышали все, что хотели. Вы можете быть свободны.

Брин поднялся на ноги и, не теряя ни секунды, поспешил к выходу из конференц-зала. Когда он уже взялся за металлическую ручку двери, его остановил голос Джастина Рубина, спокойный и размеренный:

– Мистер Брин.

Брина словно пригвоздило к месту. Рубашка моментально прилипла к вспотевшей спине. Колени подогнулись, и он непременно упал бы, если бы не трость.

– Кто-нибудь говорил с Холли Купер? Кто-нибудь вообще сообщал ей о том, что мы минимум два раза чуть не убили ее отца?

Брин оторопел. Его ноги начали трястись. Он крепче сжал рукоятку трости и усилием воли подавил дрожь.

– Пока что нет, мистер Рубин, – сказал он осипшим голосом, – Я не думаю, что мисс Купер нужно беспокоить… По таким мелочам…

– Главное, чтобы она не узнала об этом из каких-то других источников. Не хотелось бы, чтобы она думала, будто мы что-то от нее скрываем. Вы это понимаете?

Брин несколько раз моргнул, смотря на мутное стекло входной двери.

– Конечно, мистер Рубин.

Воцарилась тишина. Брин стоял и ждал. Наконец за его спиной снова раздался голос генерального директора:

– Всего доброго, мистер Брин.

Брин пулей выскочил из конференц-зала и устремился к лифту, забыв про хромоту и боль в ноге.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11 
Рейтинг@Mail.ru