Последний отсчёт

Павел Борисович Гнесюк
Последний отсчёт

Чистыми помыслами своей души человек способен остановить гордыню, ведущую к сокрушению мира.


ГЛАВА 1. СТРАННАЯ ФОТОГРАФИЯ.

"Наши фотографии показывают нам всё, что мы потеряли."

Тони Парсонс

Осень накатывала на город со скоростью асфальтоукладчика, казалось бы, еще вчера на газонах возле дома и в парках трава радовала своей сочной зеленью, а сегодня она выглядела пожухшей. Холодный моросящий дождь вызывал уныние, прохожие кутались в свои куртки и плащи, торопились поскорее покинуть промозглую улицу. Кто-то спешил добраться побыстрее до дома пешком, другие, укрытые под навесами остановок, с нетерпением ожидали автобусов и маршруток.

Маргарита долго стояла возле окна, наблюдая за людьми и за сменой сезона, осенью ее настроение претерпевало изменения, словно, что-то глубоко в ней готовилось к долгому сну, как увядающая природа. Маргарита вытащила из шкафа рядом с окном старый свитер грубой вязки, что любил носить ее отчим профессор Бемельский, отодвинула штору и забралась на широкий подоконник.

С момента трагической гибели профессора Бемельского, заведующего лабораторией Института Биологии Сибирского отделения Российской Академии наук, прошло более двух лет. В своей лаборатории профессор Тимофей Ильич Бемельский проводил исследования над червями, моллюсками, рыбками и мышами и ему удалось достигнуть почти двукратного продления жизни. Бемельский мог бы достичь намного большего, если бы его жизнь не прервал жестокий убийца.

В тот год она познакомилась с Дмитрием Родиновым, спасшим ее от убийц, подосланных жестоким эрархом из тайного ордена бессмертных. Дмитрий вел расследование по поиску Апраксина, бывшего репрессированного и отправленного в поселение сибирского отделения ГУЛАГ, случайно обнаружившего источник вечной жизни. Маргарите пришлось прибегнуть к неоспоримым аргументам, чтобы Родинов согласился на ее участие в опасном расследовании. Это расследование стало для девушки опасным приключением, она сама не поняла, как в ней стало созревать чувство к Дмитрию. Парню пришлось выдерживать дистанцию, Рита вспомнила его фразу: «У меня семья, я очень люблю свою жену и сына!»

События тех недель всколыхнули устоявшиеся чувства и прошлые переживания, но из глаз Маргариты выкатились слезы, тоска новой волной накрыла девушку. Она обняла себя руками, словно хотела согреться, и приказала себе отвлечься от прошлых воспоминаний и сконцентрироваться на чем-то за окном. Бемельский фактически заменил ей отца и, как биолог, привил ей любовь ко всему живому, к птицам, парящим высоко в небе, животным, скрывающимся в лесной чаще, и даже к насекомым, копошащимся в траве. К растениям и деревьям Тимофей Ильич относился с трепетом, еще в детстве Риты, когда он брал ее с собою в летние экспедиции, что устраивал для своих студентов, рассказывал, как в древности наши предки общались с деревьями.

От шерстяного свитера отчима Маргарите стало тепло и спокойно, она прижала свой лоб к стеклу и уставилась на три большие березы, когда-то посаженные Тимофеем Ильичом возле ее дома. Девушка была поражена сменой сезона в этом году, с наступлением календарной осени все люди ожидали сохранения тепла, но кто-то всемогущий словно нажал выключатель и вмиг похолодало, солнце поблекло, а листья на деревьях стали желтеть. Она радовалась, что эти ее три березки все еще оставались зеленые и не потеряли ни одного листочка. Маргарита вздрогнула, когда порыв ветра сорвал с ее берез ворох листьев и закружил, поддавшись силе тяжести, листья упали на землю, а из глаз девушки снова выкатились слезы.

– Краса моя, отчего на щеках слезы? – Рита не расслышала, как Алик тихо встал с кресла, отложил ноутбук и подошёл к окну.

– Осенью мне всегда тоскливо, – попыталась улыбнуться девушка, – вспомнила события двухлетней давности, смерть отчима, гибель Джеба, – ком в горле не дал полностью выговорить, что она хотела.

– Все образуется и время вылечит, – тихо с любовью произнес Алик, достал из кармана аккуратно сложенный платок в крупную клетку и промокнул слезы. Стоя возле подоконника, он обнял ее, покачивая, как ребенка. Эти объятия были наполнены не жаром страсти, а скорее успокоения, Рита ощутила себя маленькой девочкой на детских качелях во дворе.

– Алик, с тобой я всегда чувствую себя уверенно и защищенно, – нараспев выговорила девушка, соскочила с подоконника, обняла парня и чувственно его поцеловала.

– Ритуля, представь себе, – Алик решил ей что-то сообщить, – сегодня в интернете случайно наткнулся на одну фотографию.

– Что же такого необычного ты увидел на фото, – рассмеялась Рита, опять фотожаба или прикол?

– Вспомни, я тебе рассказывал, как в детстве мы всей семьёй ездили в лес, – глаза Алика светились от воспоминаний, – ходили на тихую охоту, собирая грибы, отдыхали и купались в реке.

– Я хорошо помню твои истории, отчим меня тоже возил в Завьяловский бор, это были счастливые и беззаботные годы.

– Когда мы уезжали из леса, то всегда останавливались на развилке нескольких дорог, возле двух сосен в три обхвата и поваленного дерева, – Алик замолчал, словно вспоминал, как давным-давно сидел на поваленной бурей сосне.

– Что-то не пойму, что тебя сегодня так обрадовало? – Рита вопросительно уставилась на парня.

– На фото запечатлено именно то место, – сообщил Алик, – он потащил подругу к дивану, дождался, когда она поудобнее усядется, схватил ноутбук и плюхнулся рядом.

– Смотри, – парень провел пальцем по тачпаду, экран ноутбука засветился, – я это фото даже установил заставкой на рабочий стол.

Девушка потянула ноутбук себе на колени и стала внимательно разглядывать фотографию, но ее удивило не то, что изображено на фото, а необычный ракурс, выбранный фотографом. Ярлыки мешали разглядеть детали, поэтому девушка решила открыть папку со скачанной фотографией, кликнула на файл и вьювер изображений распахнул фото на весь экран.

– Замечательное фото, Ритуля? – Нетерпеливо выдохнул Алик, – счастливое мгновение воспоминаний детства.

– Что-то с этим изображением не так, – повторила девушка вслед за своим внутренним голосом, – посмотри, где поваленное дерево картинка четкая, сосна рядом расплывается, а справа кусты, как нарисованные, Рита помолчала, будто хотела узреть некий тайный замысел фотографа. Алик, ты не замечаешь, что ноутбук словно притормаживать стал, – девушка вздохнула, теряя интерес к картинке, зачем ты лазишь по разным непонятным сайтам, качаешь неизвестно что, давно ли тебе брат лечил компьютер от вирусов.

– Эх, Ритуля, все ты чего-то опасаешься, – вздохнул Алик, – везде тебе мерещится тайный подтекст, но это же фото, а не телефонный звонок с угрозами и не электронное послание с вирусом. – Парень захлопнул крышку ноутбука, поднялся с дивана, – Маргарита, может сходишь маму проведаешь, а мне нужно просмотреть некоторые материалы, завтра у меня две лекции читать для второго и четвертого курса, – он поднялся с дивана и направился к столу, установленному между диваном и окном.

***

Утро рабочей недели началось, как обычно с кофе, Алик и Рита больше ни словом не обмолвились о фотографии леса, что так порадовало первого и обеспокоило вторую, а после каждый поспешил по своим делам. Два года назад при расставании Дмитрий пообещал, что работу Маргарите искать не придется, она продолжит исследования отчима в ее лаборатории. Смену Гарского, директора института, и назначение ее на должность заведующего лабораторией, некогда возглавляемой профессором Бемельским, Рита восприняла, как чудо. Она до сих пор недоумевала, кто же в реальности Дмитрий Родинов и какими возможностями он располагает, если в состоянии решить такие кадровые вопросы в отрасли, напрямую не связанные с ним. С этими мыслями Маргарита припарковала во внутреннем дворике свой автомобиль и поспешила в лабораторию.

Альберт привык подниматься рано, и в этот первый день очередной рабочей недели он остался верен своей привычке. Пока Маргарита спала он быстро собрался, привычно приготовил себе овсяной каши и кофе, с аппетитом здорового человека съел свой незатейливый завтрак, осторожно заглянул в комнату, послал воздушный поцелуй, мирно спящей любимой девушке и тихонько покинул квартиру.

Когда Алик вышел из подъезда, то зачем-то остановился, зажал между коленей свой портфель, расправил руки в стороны и громко и радостно произнес: "Как хорошо!". Он набрал полную грудь утреннего прохладного воздуха, шумно выдохнул, взял портфель в левую руку и направился в университет. Альберт все ещё немного сердился на Риту, зачем она так часто вспоминает какого-то Дмитрия, этот человек далеко, а он, Алик, всегда рядом. Альберт поморщился от своих мыслей, так как не хотел признаться в банальной ревности. Телефонный звонок сбил его ритмичный шаг, оборвал ход мыслей, он вытащил из кармана куртки смартфон, на экране отобразилось имя брата.

– Привет, Кирилл, – Алик попытался придать своему голосу тональность радушия, – пока я иду в университет, могу поговорить с тобой.

– Здравствуй, Алик, – почему же ты всегда спешишь, так, что лишнюю минуту родному брату зажимаешь, – Кирилл быстро выговорил свою тираду и рассмеялся.

– Я всегда рад с тобой поговорить, – Алик хмыкнул, – когда есть время.

– Ладно, не буду тебя доставать долго, Кирилл неожиданно замолк и в трубке раздался чей-то шепот. – Пятницу вечер не занимай, мы с Мариной ждём тебя с Маргаритой на выходные на нашей даче. Будем отмечать нашим близнецам день рождения, теперь они уже большие, пять лет.

– С радостью приедем. Как же я пропущу такое событие. – Алик почувствовал, что брат сейчас оборвет соединение и решился на вопрос. Проконсультируй меня, как компьютерщик.

– Что брат, решил проверить мою профпригодность? – Снова засмеялся Кирилл.

– Может ли картинка в формате jpg или png содержать исполняемый код? – Алик пропустил мимо ушей фразу брата.

 

– Вообще-то, это вполне допустимо, – голос Кирилла стал серьезным, – исполняемый код запускается при открытии изображения, и даже может обратиться к удалённому серверному PHP скрипту. Далее этот скрипт может перехватить управление компьютером, закачать приложение и даже изменить это твое изображение. – Кирилл говорил быстро, но спохватился, – Алик, что-то серьезное произошло?

– Ничего не случилось, вчера скачал фото с изображением поваленной сосны, как на нашей поляне из детства, а Рите эта картинка не понравилась.

– Ладно, брат, удачи тебе, ждём на выходные к нам на дачу, – Кирилл положил трубку.

Когда голос Кирилла оборвался, Алик обнаружил себя стоящим посредине бульвара, он засунул смартфон в карман куртки и поспешил к зданию университета. До начала лекции оставалось около полутора часов, это позволит Альберту поработать на рабочем компьютере над статьей. Альберт Михайлович Метельников делил кабинет с двумя коллегами с кафедры психологии, он включил компьютер и пока тот загружался успел снять куртку и убрать ее в шкаф для верхней одежды и вытащить из портфеля распечатку с материалами для статьи и флешку. Алик улыбнулся, представив сердитое лицо своей девушки, воткнул флешку в USB порт компьютера, загрузил понравившуюся картинку леса на рабочий стол, негромко выговорил: "Эх, Маргаритка, все ты чего-то опасаешься!" и, запустив текстовый редактор, погрузился в работу.

Работа со статьей, лекции и семинары доставляли Альберту удовольствие от преподавательской деятельности, он не заметил наступление середины рабочего дня. Альберт размышлял над тезисами своей статьи и хотел поскорее добраться до своего кабинета и погрузиться в работу над статьей.

– Альберт Михайлович, – окликнул коллега по кафедре, когда Алик вышел из аудитории и сделал несколько шагов по коридору, – ты обедать собираешься?

– Быстро пролетело время, – Алик посмотрел на свои часы, что же Валентин Петрович, пойдем перекусим.

Мужчины шли по коридору, держась правой стороны, а навстречу им лился нескончаемый поток студентов. Альберт извлек из кармана мобильный телефон и вызвал номер Маргариты.

– Краса моя, – начал Алик, – вчерашний вечер скомкался, а утром я, как обычно умчался рано.

– Алик, хороший мой, – затрепетала Рита, – я так рада, что ты выбрал время позвонить.

– Иду с коллегой по коридору, сейчас большой перерыв мы собрались с Валентином Петровичем перекусить, – сообщил Алик.

– Я со своим экспериментом совершенно потеряла счёт времени, – голос Риты дрожал.

– Предлагаю завершить все запланированное к полшестого, – Альберт заторопился высказать свое предложение, – встречаемся в шесть в нашем ресторанчике, столик я уже забронировал.

– Алик, это замечательная идея, – затараторила Рита, – Что-то на меня с наступлением осени нашла меланхолия, нам пора встряхнуться. Буду возле нашего ресторана в шесть вечера.

Идею легализовать отношения Альберт вынашивал давно, но все его что-то останавливало. Он собирался сделать предложение любимой девушке в воскресенье, но она весь день была печальна, а когда Алик решился, то заметил на глазах Маргариты слезы грусти от воспоминаний прошлых лет.

В оставшиеся часы до окончания рабочего дня Алик размышлял о том, что скажет Рите, хотя они прожили вместе чуть более года, он испытывал волнение, периодически вытаскивал красную бархатную коробочку из внутреннего кармана, открывал ее и по несколько минут завороженно смотрел на кольцо. Студенты заметили его растерянность, засыпали вопросами, а он что-то невпопад отвечал. Когда прозвенел звонок окончания пары, Алик взглянул на часы, до назначенной встречи с любимой оставалось менее пятидесяти минут. Он помчался на кафедру, уточнить расписание на завтрашний день, чтобы избежать накладки, затем вернулся в свой кабинет, оставил портфель в ящике стола, схватил куртку из одного шкафа и поспешил в ресторан. Ресторан находился на достаточном отдалении от университета, но Алик не захотел добираться общественным транспортом, у него достаточно времени, чтобы успеть дойти пешком.

Начиная с четырех часов дня, Рита беспричинно доставала из кармана мобильный телефон, сверяясь со временем. Со своими сотрудниками она не покидала лабораторию даже в обеденное время, несмотря на то, что технологический процесс эксперимента был строго хронометрирован, учёные следили за большим монитором, где выводились параметры, протекающие в биореакторе. Эти исследования были для Маргариты не менее важны, чем предстоящее романтическое приключение с Альбертом. Когда на мониторе замелькало сообщение об окончании синтеза, она облегчённо вздохнула, отдала распоряжение о сохранении данных, консервации полученных белков, принялась собираться домой и бросила напоследок: "Разбор результатов оставим на завтра!".

Рита поторопилась выехать на своем автомобиле с парковки института, по знакомым с детства улицам доехала до дома, у нее ещё полно времени, чтобы нарядился и накраситься. Выходя из квартиры, Рита взглянула на себя в зеркало, короткое платье – темный шоколад, подчеркивало ее изящную стройную фигуру, туфли на тон светлее и цветной шелковый шарф, что же ещё нужно для завершения образа. С зеркального экрана на нее смотрела незнакомая молодая женщина с крепко сжатыми губами, в холодных чуть ли не безжизненных глазах замерла тревога, а волосы, собранные в хвост, прибавляли лет.

– Ох, нет, – произнесла Рита, так никуда не годится!

Девушка убрала резинку и ее волосы искрясь рассыпались по плечам, она попыталась улыбнуться, приоткрыть рот, демонстрируя ровную линейку белоснежных зубов. Ещё раз улыбка сменила гримасы на лице, Рита присмотрелась к своему отражению, словно хотела запомнить нечто неуловимое. Девушка снова улыбнулась сама себе, кокетливо взмахнула рукой.

– Вот так, подружка, гораздо лучше, – с этими словами покинула квартиру и заторопилась в ресторан.

Такси, что вызвала девушка, как прибыла домой, уже дожидалось ее, неразговорчивый водитель лишь уточнил куда доставить. Через четверть часа Рита стояла возле входа в ресторан, она озабоченно покрутила головой, но Альберта поблизости не оказалось. Она решила себе не беспокоиться и не звонить, Алик всегда дотошно исполнял свои обещания. Вдалеке появилась высокая фигура парня, свернувшего с улицы в переулок к ресторану. Почему-то сердце Маргариты замерло и быстро забилось, Алик махал рукой, своей любимой и девушка радостно махнула в ответ.

Когда Алику оставалось не более пятидесяти шагов, чтобы обнять Риту, от соседнего здания тронулся большой черный микроавтобус. Автомобиль объехал Альберта справа, замедлил ход, широкая дверь мгновенно раздвинулась и чьи-то сильные руки затащили Альберта в чрево микроавтобуса. Машина резко набрала скорость, пронеслась мимо растерявшийся Маргариты по переулку, свернула за здание, где располагался ресторан, строительная компания и другие учреждения.

Альберт не почувствовал, как чьи-то руки схватили его за куртку, словно огромный мощный пылесос втянул его в салон, как клочок шерсти с ковра в отсек для мусора. Широкая ладонь плотно зажала парню рот, а другая рука, схватив за шиворот, бросила на пол между сиденьями. Вскоре автомобиль набрал ход, Алик ощутил болезненный укол в шею, перед глазами поплыли красные круги и сознание погрузилось в черноту ночи.

Только спустя минуту до Риты дошло, что Алика похитили неизвестные, она громко запричитала, из глаз брызнули слезы, размазывая макияж, она продолжала рыдать, не замечая, что вокруг нее стали собираться люди. Метрдотель со сбивчивых пояснений Риты, покрываемых всхлипами, понял, что похитили гостя его ресторана, вызвал полицию. Маргариту поразила легкомысленность, с какой к делу о похищении человека отнеслись прибывшие оперативники, но формально они поступили в соответствии с должностной инструкцией, записали показания и контактные данные, просмотрели записи видеокамер и покинули место преступления.

***

Напившись успокоительных, девушка провела ночь в кошмарных сновидениях, на следующий день на работе Рита не находила себе места, ее больше не интересовал ни эксперимент, ни научные результаты многомесячных исследований. Вернувшись домой, она заметалась по квартире, явственно понимая, что ее воскресные переживания и опасения явились к ней не просто так, возможно это было предупреждение ангела хранителя, трепетно оберегающего ее с тех трагических событий двухлетней давности, начавшихся с убийства отчима.

Рита взяла ноутбук со стола, где любил работать Алик, опустилась в кресло, раскрыла экран, ноутбук долго просыпался, но вместо привычных иконок программ экран засветился белым, а в центре девушка различила строку цифр. Строка представляла собой статические календарь и часы, с убегающими куда-то минутами и секундами. Рита покликала по клавишам, но ноутбук абсолютно не реагировал на любые попытки перевести его в нормальный рабочий режим. Осознание чего-то страшного и неумолимо надвигающегося, как черная грозовая туча, помогло девушке взять себя в руки, теперь, когда она осталась одна, решение позвонить Дмитрию Родинову из навязчивой идеи, превратилось в жизненную необходимость. Трубка мобильного телефона словно сама собой оказалась у нее в руке, Рита проследовала на кухню, и чтобы успокоиться, собраться с мыслями, прямо из кувшина отпила несколько глотков кипячёной воды, глубоко вздохнула, в списке контактов нашла нужный номер.

– Привет, Рита, – поздоровался резковатый мужской голос абонента. – Как дела на работе? Как поживает Людмила Ивановна?

– Дима, здравствуй! С мамой и работой все хорошо, – девушка попробовала начать разговор в нейтральной интонации, – я столкнулась с непонятными проблемами и кроме тебя обратиться не к кому.

– По твоей фразе чувствую, что ты с трудом сдерживаешь свои эмоции!? – Похоже у тебя не обычные проблемы, а нечто экстраординарное.

– Дима, ты же знаешь, полтора года назад я познакомилась с Аликом и уже год, как мы с ним живём вместе, я счастлива, что встретила любовь всей моей жизни, – девушка всхлипнула от накативших на нее чувств.

– С твоим психологом что-то произошло? – насторожился Родинов.

– Вчера мы договорились посидеть в ресторане, но Альберта похитили неизвестные на микроавтобусе, – Рита снова взяла себя в руки, но голос ее звучал сдавленно.

– Ты заявила о похищении в полицию?

– Метрдотель вызвал полицию, приехали два оперативника, четверть часа опрашивали меня и других свидетелей, – выговорила со злостью Маргарита, – а потом умчались, заявили, что вызовут.

– Если хочешь я завтра прилечу в Новосибирск? – решительно предложил Дмитрий.

– Димочка, приезжай, помоги мне, – запричитала девушка, – мне кажется надвигается что-то страшное. Началось все накануне с моих предчувствий и воспоминаний событий прошлых лет, когда убили моего отчима. Затем Алик скачал какую-то странную фотографию, я как взглянула на эту картинку, так во мне все обмерло. Вчера похитили Алика, а когда сегодня я попыталась включить компьютер, чтобы с тобой по Skype пообщаться, то на экране возникли бегущие цифры, словно в таймере бомбы, как в телевизионном боевике.

– Маргарита, отправляйся к матери, старайся постоянно быть на людях, – Дмитрий заторопился донести до подруги свои рекомендации, – я завтра первым утренним рейсом прилечу к тебе.

***

Московская осень выдалась на удивление жаркой, с прогнозом дождей метеорологи ошиблись и это радовало горожан. Возможностью продлить сезон воспользовались многие, кто продолжал жить за городом, другие стремились в выходные вырваться за город на пикник. Семья Родинова не стала исключением, они ещё с июля в полном составе переехали на дачу родителей Елены. Активной и срочной работы в фонде на ближайший месяц не предвиделось, подготовка на выставки отложена на осень, поэтому Дмитрий мог отдохнуть несколько недель с семьёй. Занятие спортом и плавание на перегонки с сыном, пока его жена загорала на берегу, доставляли Родинову истинное удовольствие, а простые дачные работы были ему не в тягость. Вечерами он с тестем любил сидеть в плетеных креслах в зелёном кабинете, как называл беседку, заплетенную с одной стороны виноградом, а с другой густыми зарослями из ветвей старой яблони.

В один из дней Дмитрий вместе с сыном обновлял фасад садового дома под чутким присмотром тестя. Родинов младший тщательно возил кистью по нижним потемневшим от времени доскам с облупившейся старой краской, дед нахваливал внука, а Дмитрий, с высоты импровизированных лесов, посматривал за ними. Мобильный телефон, оставленный Димой на столике, где большая семья любила обедать под открытым небом, неожиданно заиграл случайный рингтон. Родинов спрыгнул на траву и быстро поднял телефон со стола, на экране высветилось имя: "Рита", он поздоровался с сибирской подружкой и отошёл к зелёному кабинету. Разговор занял не более десяти минут. Возвращаясь к покрасочным работам, заметил, как сын и тесть устремили на него взгляды.

 

– Когда собираешься уезжать? – Потребовал ответа тесть.

– Завтра, рано утром, Иван Павлович, – пробормотал Родинов, удивившись проницательности тестя, так как был абсолютно уверен, что тесть не слышал его разговора.

Сын рассердился, бросил кисть и побежал за дом, где Елена и бабушка, собирали поспевшую сливу. Родинов нахмурился, так как понимал, что его отъезд рассердил не только сына, но вызвал беспокойство жены. Дмитрий благодарил бога за встречу Елены, такой любящей, надёжной и понимающей, в вечернем разговоре со своей половинкой он попытался подобрать наилучшие слова, чтобы свести к минимуму огорчение и беспокойство жены. Рано утром, как только забрезжил рассвет он поднялся с постели, потихоньку собрался, чтобы не потревожить своих родных людей. В полчетвертого утра такси уже вывозило Родинова из дачного поселка. Автомобиль такси, спустя полтора часа, въезжал в городские предместья Подмосковья. Дмитрий периодически посматривал на наручные часы, раздумывая в какое время позвонить профессору, мысленно махнул рукой и набрал номер на мобильном. Профессор истории Александр Иванович много лет преподавал в московском университете, работал много лет в фонде культурного наследия, долгие годы являлся одним из старейших хранителей. Судьба свела Александра Ивановича и Дмитрия Родинова давно, будучи одним из молодых хранителей древнего артефакта, созданного несколько тысяч лет славяно-арийским мастером, по просьбе Финикийского мореплавателя Ахибаала для царя Соломона, Дмитрий знал привычки своего старого товарища, подниматься с первыми лучами солнца.

– Здравствуй, Дима, – голос хранителя звучал бодро, – удивлен, что ты перенял мой стариковский обычай рано вставать.

– Здравствуйте, Александр Иванович, – перевел дух Родинов, успокаиваясь, что не потревожил сон человека. – Слава богу, что не спите, а то Владимир раньше восьми не встаёт, а у меня срочное дело в Новосибирске возникло.

– Ты собрался в Новосибирск лететь? – Торопливая речь профессора замерла, – Не беспокойся, я всех, кого нужно предупрежу. Что случилось?

– Пока я всех подробностей не знаю, но девушка Рита, помогавшая мне искать два года назад Апраксина, срочно попросила помощи.

– Я ещё не выжил из ума, – рассмеялся Александр Иванович, – Маргариту Бемельскую хорошо помню. В чем нужда-то, она не сообщила?

Родинов в нескольких словах торопливо поведал профессору о похищении ее дорогого Альберта, после он скомкал разговор и, попрощавшись, прервал соединение. Когда автомобиль выехал на эстакаду по направлению к аэропорту, решил на десять минут прикрыть глаза и проанализировать имеющуюся информацию. Возбуждённый таксист через минуту уже толкал Дмитрия в бок, тот раскрыл глаза и недовольно выкрикнул: "Что?"

Таксист, поддавшись интонациям пассажира, что-то прокричал, но Родинов, ещё не отошедший от короткого дрёма, не понял и потёр лицо руками.

– Нас ещё до эстакады преследует какая-то красная Audi, – закричал таксист, смотри, моргает фарами, а водитель распахнул окно и машет рукой.

– Остановитесь поближе к ограждению, потребовал пассажир, – не беспокойтесь, я разберусь.

Красная машина объехала такси и остановилась, дверь приоткрылась и с водительского места выбрался молодой парень со спортивной фигурой. Парень выпрямился и повернулся в сторону такси. Родинов узнал в парне Алексея Пичугина, бывшего секретаря генерала Шатова.

– Алексей, что вам нужно от меня, – сердито выкрикнул Дмитрий.

– Не ругайтесь, майор, – приветливо произнес Пичугин, – отпустите такси, после разговора я довезу вас до аэропорта.

Встреча с Пичугиным оказалась для Родинова полной неожиданностью, пришлось вернуться к такси, расплатиться с водителем.

– Я не могу сказать, что рад встрече с вами, – недовольство вместе с удивлением читалось в словах Родинова.

Пичугин расслабленно стоял рядом с Дмитрием, казалось, что его элегантный черный костюм, престижного модельного дома, только что отглажен, ни одной морщинки или складки ткани, скорее всего костюм был подогнан по спортивной фигуре Алексея. Дмитрий терпеливо ждал, когда бывший секретарь всесильного генерала сообщит с какой целью он преследовал автомобиль такси.

– Нам известно, что вы собираетесь лететь в Новосибирск для встречи с вашей знакомой Маргаритой Бемельской, – Пичугин подошёл к ограждению эстакады.

Похищение Альберта, это ваша работа? – Предположил Дмитрий, ему ничего другого не оставалось, как сделать несколько шагов и молча встать рядом.

– Вы, наверное, в курсе, что после прошлой истории в нашем ордене произошел раскол, часть бессмертных решили оставить свое существование, после гибели пятого эрарха и утраты надежды на рост силы Линии Крови, – начал излагать Пичугин.

– Меня судьба и проблемы вашего ордена не интересуют, – безразлично выговорил Родинов.

– Не спешите с выводами, – Пичугин терпеливо пытался что-то донести до собеседника. – В ордене начались распри, что привело к разделению на три фракции. Первые остались верны древнему консервативному мировоззрению, как и ранее, не допустить продление жизни человека. Моя фракция неоконсерваторов, проанализировала современные биотехнологии, исследования в медицине и фарминдустрии и пришла к выводу, что не нужно вмешиваться в достижения науки, так как современные тенденции позволят увеличить продолжительность жизни человека на двадцать – двадцать пять лет за ближайшие полвека.

Проносившиеся по эстакаде автомобили создавали помехи Дмитрию четко слышать речь Алексея, а тот словно не замечал гула двигателей, шороха колес по дорожному покрытию, всей этой какофонии звуков и спокойно излагал свои мысли.

– Не могу понять с какой целью вы излагаете мне ваше разделение на фракции? – Родинов решил присесть на ограждение эстакады, – может расскажите, зачем похитили близкого человека Маргариты?

– Терпение, Дмитрий, скоро вы все узнаете, – улыбнулся Алексей. – Опасность для человека представляет фракция мизантропов, испытывающих патологическую ненависть и злобу к человеческому роду, – Алексей скользнул взглядом по лицу Дмитрия, – они ещё в прошлые века испытывали дикие средства, выкашивающие население стран, а сейчас задумали уничтожить всех людей, себя и планету.

– Почему бы вам консерваторам не остановить этих человеконенавистников?

– Наши силы ограничены, численность бессмертных, не поддерживающих искусственную планетарную катастрофу, невелика. – Пичугин замялся, словно сомневался, вправе ли он сказать большее. – Наш древнейший кодекс запрещает насильственное прекращение существования бессмертного или группы бессмертных, без решения большинства эрархов ордена, прочие варианты прекращения существования бессмертного, возможны только в случае природного катаклизма.

– Зачем ваши братья по ордену выкрали человека? Что с Альбертом собираются сделать? – у Дмитрия образовалось несколько вопросов.

– Разведка нашей фракции определила, что Альберт Метельников загрузил секретное изображение, при открытии на компьютере, вызвал запуск исполняемого кода, вызвавшего серверные скрипты. Это изображение должно было активировать одиннадцать верховных эрархов и великий магистр мизантропов, но двенадцатой итерацией оказались действия Альберта Метельникова.

Алексей Пичугин долго разглагольствовал о безуспешных попытках со стороны консерваторов переубедить противников из противоборствующей фракции. По распоряжению великого хранителя мизантропов, было выбрано двенадцать мест на планете, где группы бессмертных под наблюдением эрархов установили заряды. Эти двенадцать зарядов синхронизировали отсчёт времени до катастрофы, а процесс синхронизации последнего отсчёта активировал Альберт Метельников обычный житель Новосибирска. По приказу магистра фракции вершителей судьбы планеты, Альберта после похищения переместили в одно из тайных мест, где он будет ожидать печальной участи всего мира. Эрарх фракции, запланировавшей катастрофу, ошибся, предположив, что только Метельникову известно о фотографии.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18 
Рейтинг@Mail.ru