Исследование взаимоотношений в Российской Армии

Павел Кузнецов
Исследование взаимоотношений в Российской Армии

Автор искренне благодарен сослуживцам Рыбалко Дмитрию и Тельянову Павлу за ценные идеи и душевное обсуждение наболевших вопросов армейской жизни.

Алексанову Андрею спасибо за бережное отношение к очеркам, многие из которых сохранились лишь благодаря его участию.

Отдельное спасибо Гришину Роману, первому въедливому читателю, за мысль, что армия ломает не всех, – ведь в некоторых элементарно нечему ещё ломаться.

Эта работа вряд ли родилась бы и без Ченцова Александра Владимировича, учителя и единственного близкого человека, поддержавшего моё стремление пойти служить. Ну и, конечно, спасибо сестричке Дарье и родителям за моральную поддержку во время службы.

Что нового во втором издании?

Основная структура и большинство выводов в новой редакции книги остались без изменения. Произошла своего рода «шлифовка» повествования, заполнение некоторых фактических и логических каверн, ставших понятными автору с течением времени.

Новое издание дополнено главами: «Так что же такое дедовщина?», «Один или два коллектива», «Факторы, усиливающие коммунальные отношения в армии», «Деды как политики», «Несколько слов о причинах роста дедовщины в позднем СССР», а также раздел «Новая реформа. Работа над ошибками».

Отмеченные в новых главах моменты призваны правильно расставить акценты предыдущего изложения. Некоторые из них также вводят в исследование новые обстоятельства, на которых автор изначально не останавливался, ну а некоторые банально ускользнули от внимания автора, однако впоследствии были выявлены и внесены в повествование.

Глава о причинах роста дедовщины в позднем СССР родилась благодаря переписке с читателем Бешметовым Маратом, давно задававшимся этим вопросом. Его мотивы были отнюдь не научными, но Марату удалось зародить сомнение в душе автора, а где сомнение – там и творческий поиск. В результате всестороннего осмысления проблемы автор пришёл к совершенно неожиданным выводам. Так, удалось выйти на один из истоков кризиса советского коммунизма на глубинном, скрытом от постороннего взгляда уровне общества. Более того, через этот вывод нашла неожиданное подтверждение общая теория кризиса советского общества за авторством А.А. Зиновьева.

В связи с внесёнными в книгу новыми главами потребовалось несколько видоизменить структуру повествования ряда существующих глав, дополнить их, либо изменить акценты. Дополнения были внесены в следующие главы: «Как читать эту книгу», «Важнейшая особенность дедовщины», «Критика обывательского подхода к дедовщине», «Порядок в советской армии». Наконец, ряд изменений носит технический или лексический характер, и на них нет смысла останавливаться особо. Так, было изменено название главы «Положение рядовых в армии» на «Очерк дедовщины и уставщины».

Особенно следует остановиться на введённой в конце книги главе «Новая реформа. Работа над ошибками». Эта глава появилась сравнительно поздно, в 2016-2017 годах, под впечатлением от результатов последней реформы армии. Автор в ней признаёт несколько неучтённых при проведении исследования обстоятельств, сыгравших, в целом, на благо армии. Читатель должен понимать, что автор при написании книги исходил из конкретной существовавшей на момент написания книги социальной реальности, поэтому и выводы делал, исходя из этой самой реальности. В тех условиях сложно было представить масштаб и радикальность изменений, на которые впоследствии решилась российская власть. Речь идёт о небывалом в истории расширении института контракта, существенном повышении довольствия кадровых военнослужащих, изменении подхода к отбору в число контрактников. Также на момент написания работы сложно было помыслить, что власть сделает обучение военнослужащих срочной службы почти поголовным – теперь необученный срочник оказывается такой же белой вороной, каковой в недалёком прошлом был прошедший учебку солдат. С учётом набора на контракт серьёзных мужиков, без ветра в голове и гормонов в теле, это привело к росту профессионализма в армии. Хочу отметить: не контракт как таковой, а обучение и особый подход к комплектованию личного состава контрактников привели к росту профессионализма. На такую возможность автор указывал в выводах, но в то время это было чем-то абстрактным, казалось нереальным. Необходимость разделения понятия «контрактная армия» и «профессиональная армия» приходилось отстаивать, в головах большинства теоретиков эти понятия никак не желали разделяться. Не может не радовать, что здравый смысл всё же возобладал.

Как читать эту книгу

Как вы уже, должно быть, заметили, книга эта об армии. Но о какой армии и в каком разрезе? В целом эта книга представляет вашему вниманию срез армейской жизни современной российской армии по состоянию на 2004 – 2005 годы. Именно в это время ваш покорный слуга имел счастье служить в ней. Это было время, когда очередная реформа вооружённых сил только начиналась. Ещё действовали старые отсрочки. Ещё существовало разделение на тех, кто служит 2 года, и тех, кто, окончив гражданский вуз, служит лишь 1 год. Теперь все служат по 1 году. Ещё только начинался ажиотаж по поводу перевода армии на контрактную основу. У нас в армии этот ажиотаж выразился в том, что в часть пришла установка: стольких-то бойцов в добровольно-принудительном порядке перевести на контракт и отправить в контрактные части Ингушетии и Северного Кавказа.

Но ведь теперь армия другая, скажете вы, как можно по армии старой судить об армии новой? На самом деле, вооружённые силы у нас реформируют с момента разрушения СССР, и по сей день – это уже стало привычным состоянием армии. Но все эти реформы не меняют глубинных отношений в армии, влияя лишь на «выпячивание» той или иной их составляющей. Скажем, предпоследней реформе, за счёт перевода на годичную службу и первых несмелых попыток создать институт контракта, удалось несколько надломить преемственность при дедовщине. Последняя же реформа доломала начатое предыдущей, и выпятила на первый план профессионализм – за счёт обучения почти всех призывников воинской специальности и реального перевода наиболее боеспособной части армии на контракт. Однако ни одна из реформ не сможет исключить из войск жёсткую иерархию и образование в подразделениях коллективов.

Кроме того, в книге предпринимаются попытки сравнения современной российской армии с армиями западных государств, армиями прошлого, с советской армией и даже с армией Российской Империи. Причём сравнения эти производятся применительно к глубинным закономерностям армейской жизни. Так, в книге можно найти ответ на вопрос, почему американская армия бунтует и оказывается парализованной, если в неё своевременно не завезут пластиковые туалеты, а российские солдаты вообще могут обходиться без оных, а также множество других интересных казусов.

Из книги можно извлечь и ряд практических рекомендаций по улучшению армейской жизни, но в целом книга не посвящена тому, как должно быть. Она посвящена тому, что реально есть (было). Это не проект идеальной армии и не прогноз её развития. Однако тем, кто намерен посвятить жизнь службе, а также тем, кто хочет сделать службу в армии более гуманной, книга будет очень и очень полезна: как минимум она очертит пределы, в которых возможны улучшения.

Определённый интерес для читателя будут представлять и мои прогнозы относительно предпоследней реформы армии. Закончилась она достаточно плачевно, увольнением всех поспешно набранных на контракт военных, и плавно перетекла в новую, последнюю на текущий момент реформу. Изначально во втором издании я планировал вообще убрать эти прогнозы, но по здравом размышлении всё же решил их оставить. Во-первых, мне в своё время доводилось выступать с этими прогнозами перед научным сообществом и, хочется надеяться, что они сыграли какую-то роль в осознании ситуации в армии современной властью и стали одним из тех ручейков мысли, которые составляют понятие «интеллект власти». Во-вторых, даже если выводы эти и не дошли до власть имущих, они объясняют, почему была частично свёрнута предпоследняя реформа, а последняя приняла тот вид, который она приняла. Более подробно про последнюю реформу можно прочесть в главе «Новая реформа. Работа над ошибками».

Сразу хотел бы извиниться перед въедливым и глубоким читателем: в книге случаются повторы. Они здесь возникли из-за особенностей стиля написания. Дело в том, что книга состоит из очерков по конкретному узкому вопросу, объединённых в единое целое логической последовательностью тем. Каждый очерк (в некоторых случаях группа очерков) представляет собой законченную публицистическую статью или отдельную законченную мысль. Чтобы очерк стал законченной самостоятельной смысловой единицей, иногда приходилось повторять уже сказанное в предыдущих очерках. Зато и читать книгу стало проще: можно начать с любой главы. Хотя я и не рекомендую злоупотреблять игнорированием заданной автором логической последовательности.

Книга эта довольно сложна, и требуется определённого усилия мысли для понимания изложенных в ней положений. Если начать читать её с очерков, изложенных в 3-й, 4-й и 5-й частях, многое будет непонятно. Изначально в первом, печатном, издании, очерки начинались с 4-ой части, но для электронной книги автор произвёл некоторую рокировку глав, и бывшая 3-ая часть была перенесена в самый конец. Она теперь называется: «Приложение. Основы логической социологии». Это было сделано, чтобы читатель в ознакомительном фрагменте мог ознакомиться и с очерками, которые при прошлой компоновке все оказывались в платной части. Таким образом, самым правильным будет следующая схема чтения: сначала читаются 1-ая и 2-ая части, затем «Приложение…», и только потом, собственно, очерки. Это связано с тем, что в этих разделах содержится расшифровка основных терминов и базовые понятия социологической теории, которой автор пользуется для объяснения явлений армейской жизни. С другой стороны, если столкнётесь с некоторыми трудностями в понимании этих абстрактно теоретических разделов, можно начать со второй части и очерков, и только затем вернуться к теории – набравшись примеров «из жизни», её понять значительно проще. Но в этом случае начинать необходимо не с третьей, а именно со второй части, даже если и почувствуете некоторые затруднения в её понимании. Заверяю читателя, что любое недопонимание после прочтения последующих частей с очерками будет устранено.

 

Читателю, которому хорошо известна логическая социология Александра Александровича Зиновьева, можно смело начинать чтение сразу со второй части, игнорируя «Приложение…». Хотя чтение теоретических разделов также будет не лишним, ведь я привёл в них не все положения этой социологии, а лишь те из них, которые необходимы для понимания данной книги, то есть построил определённую систему допущений применительно к конкретному исследованию. Кроме того, лишнее повторение, как явствует из небезызвестной народной мудрости, никому ещё не помешало.

Ну, в добрый путь, дорогие читатели.

Предисловие

Армия занимает огромное место в жизни общества. Она так или иначе выходит на все остальные социальные институты, переплетаясь с ними и проникая в них. Армия проникает также и в жизнь каждого человека, так как перед ним рано или поздно встаёт вопрос: служить или не служить, – или этот вопрос возникает в отношении детей. Поэтому люди, как и в случае с образованием, вынуждаются уже самим фактом существования армии решать вопрос службы в ней.

Тот факт, служил человек в армии или нет, влияет на возможности его трудоустройства. После прохождения службы эти возможности колоссально расширяются, причём, даже перед не имеющим опыта работы и связей человеком открываются гораздо большие возможности, нежели до армии.

Служба влияет и на отношение к человеку окружающих. Даже мужики в годах начинают воспринимать отслужившего парня не неоперившимся пацаном, но уже зрелым, пусть и молодым, мужчиной. В любой компании отношение к такому человеку сразу меняется. А если они ещё узнают, что парень не просто служил, но служил на КАВКАЗЕ, то станут уважать уже за одно это и относиться к нему с осторожностью.

В итоге для человека вопрос службы в армии складывается в запутаннейший узел. Здесь переплетаются проблема трудоустройства, проблема отношения окружающих, проблема совести (как смотреть людям в глаза, «отмазавшись» от армии); даже если удалось «отмазаться», постоянно будешь трястись, опасаясь, что правила приёма в армию изменятся, и все равно попадёшь в число подлежащих призыву. Этот узел можно разрубить одним единственным действием: добровольно пойти служить.

До армии человек будет опасаться, что его могут в любой момент забрать служить, поэтому не сможет полноценно планировать свою жизнь. Если же решение служить осознанно, оно становится элементом планирования своего будущего. После службы к тебе уже не будет никаких вопросов, только позитивное отношение окружающих, государства и чистая совесть.

Можно, конечно, «отмазаться» наверняка. Например, получить судимость или белый билет психически ненормального человека. Но эти крайние способы могут сыграть с человеком дурную шутку и рано или поздно поставят социальную подножку, не позволив продвинуться по карьерной лестнице, попасть на желаемую работу или даже просто затруднив получение оружия или прав. Служба же в армии в будущем никогда не сыграет против, наоборот, может стать тем последним аргументом «за», который решит исход дела. Обычно принимающие кадровые решения люди по опыту знают, что отслуживший в армии человек имеет больший жизненный опыт и будет более дисциплинированным и самоотверженным в работе.

Я говорю всё это не с целью пропаганды службы в армии. Хотим мы того или нет, но всё, сказанное здесь, имеет место быть. Естественно, такой «ажиотаж» вокруг службы в армии появился не сам по себе: его всячески внедряет и поддерживает государство и, надо отдать ему должное, весьма успешно. Но причина не только в политической воле, ведь в частных структурах карьерные решения принимаются независимо от государства. Дело ещё и в психологических особенностях, которые достаются каждому отслужившему в армии, и в том, что любой человек в своей жизнедеятельности постоянно встречается с другими отслужившими, которые в той или иной степени оценивают людей именно по тому, служили они или нет.

Армия является особой самодовлеющей сферой общества, тесно связанной с государством, но не ограничивающейся связями только с ним одним. Достаточно отметить, что существование армии вносит огромнейших вклад в экономику общества как через использование солдат на производствах и стройках, так и через влияние на научно-технический прогресс (большинство важнейших открытий идёт именно из военной отрасли), внедрение военных технологий в гражданскую жизнь, а равно через публичные «шоу», показ действия военных технологий широкой публике. В политической сфере показательные акции с использованием армии стали обычным явлением. В идеологии вопрос армии также стоит на одном из первых мест: по силе армии судят о государстве и обществе. Армия, таким образом, является поистине неотъемлемой частью общества, жизни общества и каждого отдельного человека в обществе. Связь эта устанавливается по тысячам и тысячам линий, ручейков и ниточек. В итоге мы вообще не можем представить себе жизнь общества без армии даже на бытовом уровне.

Очевидно, что столь огромная роль армии и службы в армии для человека и общества чем-то продиктована и имеет под собой содержательную почву. Но армия является закрытым от любых посторонних ей глаз учреждением. Узнать специфику её социальной организации снаружи крайне сложно. Прошедшие же армию либо не расположены говорить на эту тему, либо просто не знают, что сказать, причём, и те и другие отделываются обычно изречениями типа: «Делать там нечего» или «Чего о ней говорить? Когда попадёшь, узнаешь». Большинство же научных работников к современной армии никакого отношения не имеют. Они просто не знают, что она собой представляет, хотя и пишут о ней многочисленные статьи, считая, что они могут её понять, не выходя из своего кабинета и руководствуясь впечатлениями офицеров или социальной статистикой, в том числе порождаемой самими армейскими учреждениями. Но офицеры кое-чего не расскажут, кое-чего не знают сами, ведь служба офицера и солдата здорово отличаются. Социальная же статистика малоэффективна ввиду уже одного того, что вопросы её создают люди, имеющие мало общего с армией или не имеющие представления о реальной социальной организации не то что общества, но даже армии, в которой служат. Ответы на вопросы также дают люди, которым свойственно обманывать, подпадать под чужое влияние, вынуждающее их говорить неправду. Они могут заблуждаться, могут вообще не замечать очевидного. Кроме того, сами учёные могут неверно интерпретировать даже вполне правдивые факты и выводы. В результате напрочь отсутствует мало-мальски серьёзное исследование социальной организации армии. Ответ на вопрос «Как живут люди в армии?» можно найти только в боевиках или фантастике (некоторые писатели сами прошли через армию и как люди с особым складом ума кое-что заметили), и то только отдельные его элементы в массе иных явлений. В общем, отсутствует систематизированное представление об армии.

И всё это притом, что ежегодно тысячи людей уходят служить и увольняются со службы, а сам этот институт существует с незапамятных времён.

Препятствуют прояснению вопроса и идеология с политикой. Да и уровень понимания социальных явлений в современной России вообще оставляет желать лучшего. Здесь надо учитывать, что знать что-то вовсе не означает это что-то понимать. Так, все люди знают, что самолёт летает, но вот понимание причин и закономерностей, обеспечивающих полёт, свойственно немногим (для этого надо знать особенности двигателей, иного оборудования, топлива, аэродинамики, окружающей среды и т.д., и т.п.). То же самое имеет место и для большинства явлений общества, армия здесь лишь одна из иллюстраций. Но в случае с армией добавляется ещё и то, что большинство современных учёных в современной армии вообще не служили, то есть не только не понимают в ней ничего, но ещё и имеют весьма поверхностные знания о ней (то, о чём речь шла выше).

Вполне осознавая ситуацию с вопросом армии сегодня и его актуальность для каждого человека, я счёл своим долгом, как беспристрастный исследователь, попытаться найти ответ на сей вопрос. Тем более что он встал передо мной самим в полный рост: я только что окончил высшее учебное заведение. Рассудив, что единственный способ ответить на мучивший меня вопрос – это отправиться в армию самому, проведя нечто вроде эксперимента, где подопытным кроликом буду я сам, я отправился служить Родине. Так, в полевых условиях, родилась основа настоящего труда.

Получившаяся книга представляет собой совокупность очерков о различных явлениях в жизни армии. Конечно, это не просто отдельные эпизоды, они являются, скорее, отдельными штрихами, в совокупности образующими целостную картину. При этом они логически упорядочены определённым образом, о чём будет сказано далее в соответствующей главе. Очерки условно можно разделить на практические и обобщающие. Практические очерки описывают нюансы армейской жизни и были написаны в основе своей в армии; обобщающие же очерки писались на основе практических и, по большей части, уже на гражданке.

Длительное время мне не удавалось напечатать данную работу: ни одно издательство не желало работать с неименитым учёным, да и вопрос книги весьма щекотливый. Теперь, накопив достаточно собственных средств, я всё же принял решение о публикации. То, что книга напечатана значительно позже времени написания, не должно смущать читателя: большая часть выводов не имеют срока давности.

Также спешу заверить читателя, что данная книга не претендует на статус истины в последней инстанции. Я вовсе не отрицаю, что некоторые мои выводы спорны. Более того, я призываю читателя к активной критической позиции, чтобы в споре с моими доводами у читателя создалось собственное впечатление – нет, не о книге, а об армии. На первое место в исследовании ставилась именно задача понять самому и дать другим возможность понять и оценить само социальное явление, которому посвящена книга. Именно поэтому в книге перечислено много практических нюансов организации армии, которые дают не столько выводы, сколько материал для них. Если Вы, уважаемый читатель, сочтёте возможным сгруппировать отмеченные факты иначе, чем это сделал автор, то это Ваше право. Данная книга – своего рода призыв к пониманию, а не самодовольное восхваление личности автора, который героем прошёл службу в вооружённых силах и таким же героем и первопроходцем ворвался в социальную науку.

Более того, то, что именно мне довелось впервые предпринять исследование глубинных закономерностей армейской жизни, вызывает у меня не гордость, а боль и недоумение. Для меня этот вопрос звучит так: почему никто в системе власти не удосуживается перед проведением реформ сначала понять, что именно он пытается реформировать и к чему могут привести его действия с армией? Если бы такое исследование провели до меня, а ещё лучше – до начала реформ, я был бы рад за свой народ и своё государство и не стал бы переживать за упущенную пальму первенства в исследовании. Но реформа сменяет реформу, а осмысленности идущих процессов так и не появляется.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40 
Рейтинг@Mail.ru