Куколка Последней Надежды

Вадим Панов
Куколка Последней Надежды

– Пятое сентября, четверг, один час сорок семь минут, полиция обнаружила труп мужчины, афроамериканца, судя по одежде – бродяги, смерть наступила в результате… – Вольф замолчал. – Сана, смотри, как интересно.

– Что там может быть интересного? – недовольно осведомилась Галли. Она уже поднялась на ноги и не горела желанием вновь совершать физическое упражнение, присаживаясь рядом с напарником на корточки.

– Это важно. Посмотри.

– Куда? – Сана тяжело опустилась рядом.

Балдер вытащил фонарик и посветил на шею бродяги.

– Его убили выстрелом из крупнокалиберного пистолета. Скорее всего, «магнум», смотри, какое входное отверстие.

– И что тут странного?

– Бродяга, убитый из «магнума» 44-го калибра?

– Не морочь мне голову, Вольф, этот бедолага мог просто попасться под горячую руку драгдилеру. Или увидеть чего-нибудь неположенное.

– Мог, – согласился Балдер, продолжая осматривать рану. – Ему выстрелили в шею, прямо в яремную вену… Должно быть много крови.

– Должно.

– А его одежда чистая. Крови нет. – Маленький луч фонарика продолжил свое путешествие по телу убитого. – И вокруг раны крови нет.

– Мы ведь не знаем, где его убили и как. – Галли шумно выдохнула и поднялась на ноги. – Возможно, получив рану, он упал… Как-нибудь так упал, что кровь вытекла… Куда-нибудь вытекла и не испачкала его одежду.

– А потом убийцы обработали рану, – пробубнил Вольф. – Из этических соображений.

– На что ты намекаешь?

Балдер тоже поднялся на ноги, выключил фонарик, подумал и выключил диктофон.

– Недавно я читал старые полицейские отчеты и наткнулся на несколько похожих случаев. В разных районах города находили трупы бродяг, убитых выстрелом в шею. Причем так же, как этот. – Вольф указал на тело. – Пуля в яремную вену. В одном из отчетов полицейский указал, что не было никаких следов крови. Можно предположить, что в остальных случаях было то же самое, просто копы, которые проводили осмотр, не сочли нужным упомянуть об этом.

– Вольф, – Сана распечатала и жадно надкусила шоколадный батончик. – Часто находят такие трупы?

– Нет, – поколебавшись, ответил Балдер. – Очень редко. Я думаю, тела прячут, а те, что попадаются нам, – случайность.

– Вот ты и ответил на свой вопрос. – Галли потребовалось всего два укуса, чтобы справиться с шоколадкой, но прожевать ее она не успела, а потому поучала напарника с набитым ртом. – Что может быть естественней иногда обнаруживаемых трупов бродяг? Да еще черных? Эти белые задницы Гинзбург и мэр и пальцем не пошевелят, чтобы выяснить, в чем тут дело, и почему какие-то другие белые задницы стреляют бездомным, брошенным нашим проклятым расистским обществом афроамериканцам в шею из мощных пушек. Если ты вякнешь хоть слово, на тебя повесят все эти трупы и потребуют расследовать. Ты справишься?

– Не знаю.

– А я знаю. – Сана прожевала батончик, и ее речь стала более внятной. – Я знаю, что сейчас два часа ночи, что эта задница Гинзбург спит в своей постели и радуется, что я нахожусь здесь, на этом проклятом шоссе, и я хочу поскорее запихнуть этого бродягу в мешок и отправиться домой. Это я знаю.

Вольф посмотрел на подъехавшую труповозку и молча пожал плечами.

* * *
Офис компании «Неприятные Ощущения»
Москва, улица Большая Лубянка,
5 сентября, четверг, 09.43

– Это того стоило?

– Что именно?

– Дома ты не ночевал, мобильный телефон выключил, Инга мне позвонила в час ночи, я сказал, что отправил тебя в засаду, но, кажется, она не очень-то поверила. Вот я и спрашиваю: это того стоило?

– Мобильник выключен? – Артем достал из кармана трубку и хмыкнул. – Действительно.

Офис компании «Неприятные Ощущения» служил наемникам штаб-квартирой. Несколько комнат в принадлежащем шасам дорогом бизнес-центре были прекрасно обставлены, надежно защищены от любых видов прослушивания и производили самое благоприятное впечатление на посетителей. Здесь даже можно было жить: среди внутренних помещений присутствовали и комната отдыха, и уборная с душевой кабинкой, а еду в течение нескольких минут доставляли вышколенные официанты из супермаркета Торговой Гильдии. Артем не сомневался, что найдет Кортеса на базе. Так оно и вышло.

– До какой степени ты вчера напился?

Кортес высоко ценил умение хорошо провести время, но загул Артема пришелся ему не по душе: Инга была полноправным членом команды, и опытного наемника не радовала перспектива внутренних разборок.

– До степени «извини дорогая, но я не помню, как оказался в твоей постели», – честно ответил Артем.

– Ты переспал с кем-то?

– Она уверяет, что нет.

– Но проснулся ты у нее?

– Да.

– Занятно. – Кортес издал негромкий кашляющий звук и почесал бровь. – Деньги на месте?

– И деньги, и документы, и оружие. – Артем выудил из бара холодный сок и сделал большой глоток прямо из пакета. – Она приличная женщина.

– Тогда почему она притащила тебя домой и уложила в койку?

– Говорит, я был убедителен.

– Ну, это с тобой случается.

Артем глотнул еще сока и затянул:

– Послушай, Кортес, мне бы не хотелось, чтобы Инга…

– Кстати, ты с ней познакомился или расстались инкогнито?

– Обижаешь! Я все-таки воспитанный молодой чел. – Артем порыскал по карманам и протянул напарнику визитную карточку. – Так я продолжу. Понимаешь, Инга…

– Старостина Олеся Александровна, главный врач медицинского центра имени самой себя. – Кортес зевнул. – Она, случайно, не стоматолог? Мне бы насчет кариеса провериться.

– А у тебя натуральные зубы остались? – удивился Артем.

– Один где-то есть. Кажется. – Кортес ощупал челюсть. – Не помню какой.

– Хватит сбивать меня с толку. – Молодой наемник нахмурился. – К чему ты клонишь?

– Ты познакомился с ней до того, как напился?

Артем кивнул.

– Тогда почему ты напился?

– Не понял.

– Насколько я сумел тебя изучить, напарник, подцепив в «Ящеррице»…

– В «Куропатке».

– Несущественно. Важно то, что, познакомившись с приглянувшейся тебе дамочкой, ты бы завершил вечер одним из двух способов: либо переспал с ней, либо проводил до дома и уехал. Я знаю, как ты относишься к Инге, и уверен, что второй вариант более реален.

– Спасибо, – пробормотал Артем. – Признаться, я…

– Промежуточный вывод, – рассудительно продолжил Кортес. – Ты бы никогда не напился до бесчувствия, едва познакомившись с симпатичной женщиной.

– Да, – радостно поддакнул молодой наемник.

– Итог вчерашнего вечера: ты напился до бесчувствия, едва познакомившись с симпатичной женщиной.

– Да, – уныло согласился Артем.

Кортес принялся разглядывать ногти, его молодой напарник горестно вздыхал в кресле. Примерно через полминуты Кортесу надоело молчать.

– И что ты об этом думаешь?

– О чем?

Опытный наемник покачал головой и, поднявшись с кресла, подошел к дверям кладовой.

– Я как-то незаметно напился, – припомнил Артем. – Хлоп! И все.

– Вот это мы сейчас и проверим.

– Ты хочешь сказать, что меня опоили? – наконец-то дошло до молодого наемника. – Но зачем?!

– А вдруг ты знаешь какую-нибудь тайну? – резонно ответил Кортес, роясь в кладовке. – Где же? А! Нашел!

– Это еще что? – Артем подозрительно посмотрел на причудливую конструкцию из бронзы, стекла и пластмассы, которую его напарник бережно достал с дальней полки и водрузил в центр стола.

– Походный анализатор, – весело объяснил Кортес. – Экспериментальная модель. Биджар принес и очень рекомендовал.

– Знаешь, – неуверенно протянул Артем, – если ты до сих пор обижаешься на меня за те мыльные пузыри, то не надо. Это было не со зла.

Случалось, что экспериментальные устройства Биджара приводили к непредсказуемым последствиям.

– Я не обижаюсь, – веско ответил Кортес. – Я пытаюсь оказать тебе услугу: доказать твою невиновность.

– А если…

Кортес раскрыл инструкцию.

– Гм… Подключите походный анализатор к компьютеру через com-порт.

– Надеюсь, программу писала не «Майкрософт»?

– Не мешай. – Наемник подсоединил кабель и запустил компьютер. – Та-ак… Возьмите у пациента кровь. Желательно из вены. Любопытно.

В специальном отделении прибора обнаружился одноразовый шприц. Кортес плотоядно усмехнулся, вскрыл упаковку и покосился на Артема.

– Давай вену.

– Почему вену? – Молодой наемник поерзал в кресле. – Возьми кровь из пальца.

– Раз у тебя хватило мозгов шляться с кем попало всю ночь – будешь расплачиваться по полной программе.

Кортес с видимым наслаждением выцедил из Артема полкубика крови и вновь сверился с инструкцией:

– Черт!

– Что случилось?

– Предварительно ты должен был выпить специальную микстуру.

– И что это значит? – поинтересовался наемник, бережно поглаживающий пережившую тяжелое испытание руку.

– Нужна повторная процедура.

– Крови больше не дам!

– Жадина.

– Вампир!

Кортес рассмеялся, снял со шприца иглу и осторожно вставил стеклянный цилиндр в приемник анализатора.

– И как много времени займут исследования, док? – осведомился Артем.

– Смотря на что будем проверяться, – невозмутимо ответил Кортес. – Ты уверен, что между вами ничего не было? Или заодно поищем следы любовных недугов?

– Шутник, блин.

– Сам виноват.

Кортес вызвал на экран меню анализатора и запустил программу. Кровь в цилиндре интенсивно забурлила и стала медленно втягиваться в чрево прибора.

– Пойдем на Турнир?

– Обязательно! Сегодня четвертьфинал командных боев – надо посмотреть, как Муба будет выкручиваться.

– Непросто ему придется.

– Ага.

Анализатор деловито поморгал зеленым светодиодом, и на мониторе появился отчет.

– Готово.

– И что там? – Артем нетерпеливо поднялся из кресла.

 

Кортес нахмурился:

– Как мы и предполагали.

– Наркотики?

– Тебя накачали релаксационным коктейлем на основе дурман-травы. Самой травки не больше трех процентов, судя по остаточным следам, плюс кое-какие легкие наркотики. Все очень интеллигентно и культурно: выдали ровно столько дури, чтобы ты расслабился до забытья, но утром не мучился похмельем. – Кортес посмотрел на напарника. – Твоя Олеся действительно неплохой врач, дружище. Если я правильно понимаю развитие событий, она рассчитала дозировку прямо в клубе, на глаз.

– Глаз алмаз.

– Очень неплохая работа.

– Но я не чувствовал враждебности, – буркнул Артем. – «Ястреб» молчал.

Правую лопатку молодого наемника украшала замысловатая татуировка: «Королевский ястреб настороже». Магический навский эскиз предупреждал хозяина о любых недружественных намерениях, направленных против него. В клубе он сигналов не подавал.

– Значит, Олеся сделала это из добрых побуждений, – Кортес широко улыбнулся, но тут же посерьезнел: – Ты сам разберешься, что к чему, или навестим нашу оригинальную подружку вместе?

– Релаксационный коктейль… – Артем потер шею. – Я разберусь.

– Звони.

Молодой наемник нехотя взял со стола визитную карточку и набрал номер мобильного телефона Олеси.

– Наизусть еще не помнишь? – съехидничал Кортес.

– Не сыпь соль на рану… Олеся?

– Доброе утро, Артем.

– Доброе… утро.

При первых же звуках ее голоса перед глазами наемника появилось лицо. Тонкое женское лицо с высокими скулами, чуть припухлыми губами и ореховыми глазами, в глубине которых горели насмешливые огоньки. Лицо Олеси.

Он заставил себя отогнать видение.

– Соскучился?

– Гм… – Артем улыбнулся. – Можно сказать и так.

– Или хочешь узнать, почему твой анализ крови дал такие странные результаты?

Кортес, деловито подслушивающий разговор через спаренный телефон, поднял вверх большой палец и выразительно покачал головой.

– Почему ты решила, что я делал анализы?

– А разве нет? – слегка удивилась женщина.

– Делал.

Она рассмеялась, и озорные огоньки вновь замаячили перед глазами наемника.

– Если бы ты не сделал анализы, мы бы никогда больше не увиделись, – в голосе Олеси проскользнули прохладные нотки. – Мне неинтересно общаться с тупыми качками.

Кортес широко улыбнулся.

– Зачем ты напоила меня дурман-травой?

– А ты позвонил бы, если бы я это не сделала?

Артем поперхнулся.

– А какое это имеет значение?

– Позвонил бы?

– Врать не буду, – осторожно ответил наемник. – Не знаю.

– Вот видишь. Что мне оставалось делать?

Кортес уважительно засопел.

– Это была единственная причина? – осведомился Артем.

– Остальное расскажу при встрече.

– Куда подъехать?

– Не спеши. Сейчас я занята. Встретимся в шесть вечера в «Для желудка».

Артем положил трубку и вопросительно посмотрел на напарника.

– Очень качественная обработка, – оценил тот. – Говоришь, познакомился с ней случайно?

– Теперь не знаю.

– Как раз теперь – знаешь. – Кортес помолчал. – Ехать надо обязательно: усилия, которые приложила наша красавица, не должны пропасть даром. – Он задумчиво побарабанил пальцами по столу. – Но ехать надо не тогда, когда она тебя ждет. Наведи справки и свались на нее, как снег на голову.

– Зачем?

– Просто так. Посмотреть, как среагирует твоя соблазнительница.

Спорить Артем не стал: Кортес много лет служил в имперской военной разведке, и молодой человек полностью полагался на его решения.

– А что дальше?

– Дальше по обстоятельствам.

– Попытаться понять, что ей надо?

– Попытайся, – весело предложил Кортес. – Но не думаю, что она тебе скажет. Не сегодня.

* * *
Отель «Hilton»
Япония, Токио, 5 сентября, четверг,
21.12 (время местное)
 
Шорох каблуков, каре и юбка мини,
Ты запутался во мне, как муха в паутине,
На часах пора домой,
Ключи звенят в кармане…
 

Если бы недалекой горничной, убирающей каждый день этот номер, сказали, что незлобивая песенка, которую напевает постоялица отеля, является мимолетным московским хитом, она бы, возможно, удивилась.

Ты во мне, а я в тебе,

Как опий в наркомане…

Если бы сотрудник службы безопасности узнал, что записанная австралийской туристкой гостья свободно говорит по-русски, он бы наверняка насторожился.

Ты просил меня звонить,

Семь цифр, две монеты,

Я такая сладкая,

Как сладкая конфета…

Если бы, если бы… Тоненькая черноволосая девушка была слишком опытна, чтобы мурлыкать ненужные мотивчики в присутствии посторонних. Закутанная в махровый халат, она вышла из душа, сделала несколько несложных балетных па и весело плюхнулась на кровать, по которой было рассыпано содержимое дорогой сумочки.

– Дела, дела, дела… Джейн Мария Локхид, уроженка Мельбурна. – Девушка повертела в руках синенькую книжечку. – Это больше не понадобится.

Паспорт, по которому она прилетела в Токио и зарегистрировалась в «Hilton», был небрежно разорван и брошен в пепельницу. Туда же последовали еще несколько бумажек, на которых было напечатано имя Локхид, и авиационный билет Мельбурн – Токио.

– До свидания, Джейн Мария. – Она щелкнула зажигалкой, и синий огонек жадно лизнул бумагу. – Кто я теперь? – Девушка раскрыла следующий паспорт. – Элизабет Анна Шу. – Она на мгновение закрыла глаза. «Элизабет Анна Шу… Можно просто Лиз. Привет, Лиз, как дела?» – Откуда? Ага, Лос-Анджелес, Калифорния. Посещала Японию по делам фирмы. С кем вела переговоры? Мелкие финансовые дела.

Тонкая папка с деловыми бумагами, карманный компьютер. Виза, проставленная в паспорте Шу, ничем не отличалась от настоящей. Как и сам паспорт. И авиационный билет на рейс Токио – Лос-Анджелес был самым что ни на есть подлинным.

– Элизабет Шу… – Девушка поднялась с кровати, подошла к зеркалу и весело посмотрела на свое отражение. – Элизабет Шу. Как прошли ваши переговоры, мисс Шу? Благодарю, я уверена в успехе.

На самом деле хорошенькую смуглянку с высокими скулами и крепкими, хотя и очень нежными на вид мускулами, звали Дита. Просто Дита. У черных морян не было повторяющихся имен, а потому не было нужды в фамилиях.

– Элизабет Шу, – повторила она. – Вы бывали в Голливуде? С холмов открывается великолепный вид на город. Я обожаю Мела Гибсона! Вы видели его последний фильм?

Девушка показала себе язык, достала из шкафа серый деловой костюм, чулки, блузку, строгие туфли, очки, аккуратно свернула вещи и упаковала их в маленький рюкзак. За ними последовали папка с документами и компьютер. Время преобразиться в мисс Шу еще не пришло, но, когда придет, ее наряд будет безупречно соответствовать паспорту и цели визита в страну.

– Теперь необходимые мелочи.

Сверху Дита положила в рюкзак черный плащ, маленькую блестящую коробочку, изящную дамскую пудреницу и пластиковую карточку без каких бы то ни было надписей. Секунду поразмышляла, затем взяла пилочку для ногтей, сжала ее в кулаке и прошептала несколько непонятных слов. На мгновение пилочку окутала туманная дымка, а когда она растаяла, в руке моряны оказался короткий черный нож. Еще одна технология Тайного Города, позволяющая скрытно перевозить через границы милые сердцу безделушки. Боевой нож никак не увязывался с легендой молодой туристки, зато теперь, когда до начала операции оставались считаные часы, его можно было распаковать и положить в рюкзак.

– Я ничего не забыла?

Девушка сбросила халат, потянулась, улыбнувшись своим мыслям, неожиданно прыгнула, с легкостью преодолев по диагонали комнату и мягко приземлившись на подушках кровати. Никакого возгласа, никакой подготовки к прыжку – только возмущенный воздух заставил затрепетать тяжелые шторы. Это движение не было балетным, скорее – боевым, и поражало отточенной техникой исполнения. Обратное сальто, и девушка вновь стоит на полу.

– Нет, я ничего не забыла.

Дита быстро собрала сумочку, положила ее рядом с рюкзаком, вытащила из шкафа чемодан, побросала в него оставшуюся одежду, закрыла и оттащила к дверям. Время для мисс Шу еще не пришло, а потому девушка натянула на себя демократичный, идеально подходящий для мисс Локхид наряд: джинсы, кроссовки, футболку и легкую курточку. Все это снаряжение было куплено в местных магазинах.

– Пора? Пора.

Она взяла рюкзак, сумочку и вышла из номера.

Дита расплатилась за номер еще утром, но все равно задержалась у стойки портье:

– Пожалуйста, позаботьтесь, чтобы мой багаж был доставлен в самолет.

– Разумеется, мисс Локхид.

Отныне записанный на «отработанное» имя чемодан с безобидными тряпками обрел свою собственную жизнь. Он улетит в Мельбурн, некоторое время, пока авиакомпания будет пытаться найти рассеянного пассажира, проведет в тамошнем аэропорту, а потом… Что будет с этими вещами потом, Диту совершенно не беспокоило. Ни одна тряпка из чемодана не могла вывести возможных преследователей на нее саму или на Тайный Город. Вещи сыграли свою роль и должны исчезнуть.

– Вызвать вам такси до аэропорта?

– До отлета мне необходимо завершить кое-какие дела, – улыбнулась Дита. – Я прибуду в аэропорт позже.

– Позвольте пожелать вам счастливого пути, – склонил голову портье. – Мы будем всегда рады видеть вас в нашем отеле.

– У меня остались самые хорошие воспоминания о пребывании в вашей гостинице, – вежливо ответила девушка. – Я буду обязательно рекомендовать ее всем друзьям, которые соберутся в Токио.

– До свидания, мисс Локхид.

«Локхид? А кто это? Ах, да!»

Дита помахала рукой:

– До свидания!

Еще в Москве, узнав, где именно предстоит работать, Дита поняла, почему контракт предложили именно ей. Невысокая, хрупкая, с восточными чертами лица и прямыми черными волосами, она практически ничем не отличалась от рядовой японской девушки и могла легко затеряться в шумной токийской толпе. Да, она не знала языка, но для легенды «туриста» или «бизнес-леди» достаточно было стандартного английского, зато ни один охранник или полицейский не задержал бы на ней взгляд дольше чем на секунду. Внешность Диты не вызывала никаких подозрений.

Она вышла из отеля и неспешным, прогулочным шагом направилась в сторону ближайшей станции метро.

* * *
Городская клиническая больница № 67
Москва, улица Саляма Адиля,
5 сентября, четверг, 16.00

Определить местонахождение интересующего человека в Тайном Городе не составляло особого труда. Если бы у Артема были образцы тканей: волосок, частички кожи или крови Олеси, он мог бы обратиться к любому практикующему магу и провести поиск по генетическому коду, указывающему положение объекта с точностью до двух метров. Но поскольку наемник не позаботился об этом, ему пришлось обратиться в «Тиградком». За небольшую плату операторы коммуникационной компании Тайного Города отследили указанный им мобильный телефон и всего через минуту сообщили, где пребывает трубка в данный момент. А где телефон, там, в девяти случаях из десяти, оказывался и его владелец. Олеся назначила встречу на шесть вечера, в ресторане «Для желудка», а Артем, как и обещал Кортесу, разыскал ее на два часа раньше. Разыскал в несколько неожиданном месте. В заурядной муниципальной клинике.

– Что ты здесь делаешь? – Ореховые глаза женщины холодно сверкнули.

– Освободился пораньше и решил сделать тебе сюрприз, – улыбнулся наемник.

– Тебе это удалось. – Олеся медленно сняла белую шапочку и скомкала ее в руке. – Доволен?

– Доволен.

Они стояли в маленьком холле хирургического отделения, заставленном, к тому же, какими-то коробками и ящиками. Входить внутрь наемник не стал, попросил дежурную сестру вызвать доктора Старостину и внимательно наблюдал за первой реакцией Олеси на его появление. Особой радости он не заметил, женщина явно не хотела, чтобы он видел ее здесь. При этом, как отметил молодой человек, Кортес был прав: Олеся слегка растерялась и судорожно пыталась поймать нужную линию поведения. Интересно.

– Доволен и удивлен, – не спеша протянул Артем. – У тебя своя клиника, требующая, как я понимаю, серьезного внимания, и вдруг муниципальная больница. Субботник?

– Два раза в неделю я оперирую здесь. – Олеся не поддержала предложенный наемником шутливый тон. – Бесплатно.

– По соображениям морали?

– Да, по соображениям морали. – Она сунула шапочку в карман халата и прищурилась. – Завидуешь?

– Чему?

– Тому, что у меня есть мораль.

Ее глаза сверкнули так, что Артем понял – еще пара фраз в том же ключе, и больше он эту женщину никогда не увидит. Наемник стряхнул с себя остатки шутливости.

 

– Я с уважением отношусь к подобным поступкам. С большим уважением. – Он помолчал. – Ты считаешь, что у меня нет морали?

– Тебе действительно интересно, как я считаю? – поинтересовалась Олеся.

– Да.

– В моем понимании, у тебя ее нет. Ни капельки. Но для своего мира ты достаточно хороший человек. Доволен?

Обращать внимание на агрессивный тон Артем не собирался. Собственно, он и вывел Олесю из равновесия, чтобы заглянуть под маску хладнокровной красотки. И на какое-то мгновение ему это удалось.

«Кортес – гений!»

– Каждый из нас хороший человек в своем мире. – Женщина молчала. – И видит массу недостатков в других. – Опять тишина. – Даже удивительно, что разных людей тянет друг к другу.

– Иногда такое случается, – скупо прокомментировала Олеся.

– И тянет так сильно, что они готовы подмешивать легкие наркотики в шампанское.

– Я за тобой не бегаю, – отрезала женщина. – Можешь убираться.

«Доигрался!»

– Олеся Александровна, – в холл вышел пожилой мужчина в белом халате. – Ребята закончили монтаж оборудования, вы проверите?

Женщина рассеянно покачала головой:

– Проверьте, пожалуйста, сами, Олег Семенович, я занята.

– Хорошо. – Мужчина кивнул и скрылся за дверью отделения.

– Покупаешь оборудование? – Артем посмотрел на коробки.

– У муниципальных больниц не очень много средств.

– Ты решила помочь?

Олеся вздохнула, и наемник понял, что она не хотела, чтобы он узнал об этих делах. Почему? Тем не менее женщина ответила:

– Оборудование для больницы покупает благотворительный фонд, который я… консультирую.

– Филантропия снова в моде?

– У меня есть много богатых и высокопоставленных пациентов. Некоторых из них удается уговорить на добрые поступки.

– По соображениям морали?

– Да. По соображениям морали. У города нет возможности оснащать муниципальные больницы самым современным оборудованием, а помощь нужна всем. Что еще ты хочешь узнать прежде, чем уйдешь?

Артем развел руками:

– Олеся, пожалуйста, не обижайся. Я не смеялся и не издевался над твоими поступками. Я просто пытался шутить. По-доброму. – Ореховые глаза оставались холодными. – Вышло коряво, и я прошу за это прощения. – Наемник помолчал. – Мне очень жаль. Честное слово.

– Мне нужно десять минут, чтобы переодеться. – Олеся повернулась и направилась к дверям в отделение. – А потом ты отвезешь меня ужинать.

* * *
Спортивный комплекс «Олимпийский»
Москва, Олимпийский проспект,
5 сентября, четверг, 17.38

Нельзя сказать, что на них откровенно пялились: во-первых, жителей Тайного Города трудно удивить необычными личностями, а во-вторых, эти самые жители отдавали себе отчет, в какой форме может быть выражено ответное неудовольствие. Тем не менее количество любопытных взглядов в их направлении было достаточно велико.

– Эту схватку называют досрочным финалом, – негромко пояснил Кортес, держа под руку спутницу. – «Тиградком» ведет прямую трансляцию, и все уверены, что именно здесь определится победитель Кубка Пяти Мечей.

– Кто фаворит?

– До вчерашнего дня котировки были равны, но смерть Бориса фон Доррета заставила букмекеров признать фаворитом команду зеленых ведьм.

– И ты, разумеется, сразу же поставил на Мубу? – рассмеялась Яна.

Стройная, длинноногая, в ярком красном платье, подчеркивающем идеальную фигуру, она привыкла производить впечатление, а потому не обращала внимания на многочисленные взгляды. Или делала вид, что не обращает. И Яна, и Кортес прекрасно понимали, что не только ослепительная фигура девушки привлекает окружающих. Большинство зевак косились на золотые глаза красавицы и замысловатую черную татуировку, украшающую правую сторону бритого наголо черепа. Последняя на Земле гиперборейская ведьма. Последняя из самых непримиримых врагов Тайного Города.

– Еще нет, но собираюсь, – улыбнулся в ответ Кортес. – Тосций! Сюда!

– Сделаем ставочку? – Юркий конец немедленно пристроился рядом с наемниками. – Схватка вот-вот начнется, так что советую поторопиться. Яна, ты обворожительна! Надеюсь, твой спутник позволит мне сделать пару комплиментов?

Маленькие, полненькие и абсолютно лысые концы являлись главными донжуанами Тайного Города, об их амурных победах слагали легенды. Чем им удавалось очаровывать женщин, оставалось только догадываться – концы тщательно берегли свою семейную тайну, но списки жертв разудалой семейки поражали воображение.

– Позволит, но сначала займемся делом, – кивнул Кортес, и протянул букмекеру карточку «Тиградком». – Мы ставим десять тысяч на победу «Алтайского коктейля». На команду Мубы.

– Нельзя так верить в друга, – подмигнул Тосций, вставляя пластиковый прямоугольник в карманный компьютер. – Десять тысяч? Попрощайся с ними. – Он списал со счета наемника нужную сумму и вернул карточку владельцу. – В последнее время ты склонен к неадекватным поступкам. Обратись к хорошему психоаналитику.

– Эту болезнь можно вылечить только электричеством.

– Так что тебе мешает?

– Я боюсь высоких напряжений.

– Фобии, фобии… Тебе точно нужен психоаналитик… или психиатр. Яна, как ты с ним живешь? Это же комок болезней. Ты никогда не слышала о поразительном душевном спокойствии концов? Вот уж с кем женщины чувствуют себя удивительно комфортно!

– Ты, кажется, просил у Кортеса разрешения на комплименты, – заметила девушка. – А не на саморекламу.

– Но я не уточнял, кому я буду делать комплименты.

– А следовало бы.

Забронированные наемниками кресла располагались в самом центре VIP-ложи, открывая превосходный вид на ристалище.

– Так хорошо можно говорить только о покойниках, – ненавязчиво заметил Кортес, галантно помогая Яне присесть.

Букмекер облизнул губки, но продолжил:

– А самое главное: мы необычайно мягки. От нас вы не дождетесь даже намека на грубость.

– Как это скучно, – весело протянула Яна. – Ваша семейка чересчур положительна для меня.

– Но если надо, мы становимся настоящими хищниками!

Дальнейшие поползновения разошедшегося конца были остановлены появлением на ристалище маршала-распорядителя турнира Гуго де Лаэрта. Статный рыцарь медленно вышел в центр площадки, поднял руку, призывая публику к тишине, и зычно возвестил:

– Четвертьфинальный бой на Кубок Пяти Мечей! В красный угол ристалища вызывается команда «Изумрудные крылья», Зеленый Дом…

Последние слова де Лаэрта потонули в громком реве: поклонников у зеленых колдуний было необычайно много. Шум еще более усилился, когда из технического коридора медленно появилась Воляна, обер-воевода дружины Дочерей Журавля, самого лучшего подразделения Великого Дома Людь. Как и положено воину, Воляна была мускулиста, с довольно мощными плечами и крепкими ногами. Для боя она выбрала изящные, отделанные золотом доспехи нежно-оливкового цвета, призванные скорее подчеркнуть достоинства фигуры, нежели защитить ее. Густые белокурые волосы обер-воевода заплела в тугую косу, а красивый, сделанный по специальному заказу шлем, больше напоминал массивную рогатую диадему: лицо Воляны оставалось полностью открытым.

– Людь! – выкрикнула обер-воевода, выбросив вверх кулак.

– Воляна!! – с готовностью отозвалась толпа.

– Воляна в отличной форме! – Глаза Тосция возбужденно сверкнули. – Она готова стереть хванов в порошок.

– Откуда ты знаешь о ее форме?

– Я помогал ей готовиться к бою.

– Боюсь даже спрашивать, каким образом, – улыбнулась Яна.

– А ты спроси, – конец хитро прищурился. – Услышишь массу интересного.

Довольная Воляна гордо направилась к ристалищу. Оруженосцы и пажи несли знамена Великого Дома и дружины Дочерей Журавля, богато украшенную эмблему команды и личные награды обер-воеводы: два Кубка Дуэлей и Кубок Пяти Мечей. Следом шли остальные воины «Изумрудных крыльев»: две стройные чародейки в более серьезных, чем у Воляны, доспехах, и двое мужчин, массивные, похожие на белокурых медведей, дружинники домена Сокольники. Правила Турнира запрещали использование боевой магии, а потому их присутствие в команде Воляны было вполне объяснимо: люды-мужчины обладали огромной физической мощью, а уж выбранные обер-воеводой бойцы производили впечатление настоящих гигантов. Сжимая в руках классические лабросы – огромные двусторонние секиры, – дружинники заняли место в центре боевого построения, возвысившись над стройными женщинами, подобно крепостным башням.

– Два опорных, – пробормотал Кортес. – Воляна крайне предусмотрительна.

– Жалеешь, что поставил на Мубу? – захихикал конец.

Наемник молча скривил губы.

Искушенные Дочери Журавля использовали классическую схему построения команды, схему, которая чаще всего приносила успех в Кубке Пяти Мечей. Двум гигантам в центре отводилась роль опорных башен, опорных хавов, на сленге завсегдатаев турнира. Медлительные, но мощные, они обеспечивали запас прочности команды, начинали атаки, а в случае необходимости за их широкими спинами можно было перевести дух. Трем остальным членам команды отводилась роль нападающих. Две прекрасные амазонки из дружины Дочерей Журавля были вооружены мечами, выполненными в стиле цзяньгоу – их изогнутая форма идеально подходила для обезоруживания противника, и короткими кинжалами. Сама Воляна отдала предпочтение изящному ятагану, стильный клинок которого был скорее элегантен, чем устрашающ. В команде обер-воеводы Дочерей Журавля царила жесткая иерархия, каждый воин знал свою роль и не отступал от нее ни на йоту: двое опорных, двое вспомогательных и – главная звезда, мускулистая Воляна, явно собравшаяся единолично вывести из игры всех бойцов Мубы.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21 
Рейтинг@Mail.ru