Оскар Уайльд в переводах русских поэтов

Оскар Уайльд
Оскар Уайльд в переводах русских поэтов

Canzonet

 
Мне нет казны,
Где стражем – гриф свирепый:
Как встарь, бедны
Пастушечьи вертепы,
И нет камней,
Чтоб сделать украшенье,
Но дев полей
Мое пленяло пенье.
 
 
Моя свирель
Из тростника речного,
Пою тебе ль
Всегда, опять и снова?
Ведь ты белей,
Чем лилия; без меры
Ценней, милей
И реже амбры серой.
 
 
К чему твой страх?
Ведь Гиацинт скончался,
И Пан в кустах
Густых не появлялся,
И Фавн рогат
Травы не топчет вялой,
И бог-закат
Зари не кажет алой.
 
 
И мертв Гилас,
Он роз не встретит красных
В вечерний час
В твоих губах прекрасных.
Хор нимф лесных
На горке игр не водит…
Сребрист и тих,
Осенний день уходит.
 

Дом блудницы

 
Шум пляски слушая ночной,
Стоим под ясною луной:
Блудницы перед нами дом.
 
 
«Das treue Hebe Herz»[1] гремит.
Оркестр игрою заглушит
Порою грохот и содом.
 
 
Гротески странные скользят,
Как дивных арабесков ряд[2], —
Вдоль штор бежит за тенью тень.
 
 
Мелькают пары плясунов
Под звуки скрипки и рогов,
Как листьев рой в ненастный день.
 
 
И пляшет каждый силуэт,
Как автомат или скелет,
Кадриль медлительную там.
 
 
И гордо сарабанду[3] вдруг
Начнут, сцепясь руками в круг,
И резкий смех их слышен нам.
 
 
Запеть хотят они порой.
Порою фантом заводной
Обнимет нежно плясуна.
 
 
Марионетка из дверей
Бежит, покурит поскорей,
Вся как живая, но страшна.
 
 
И я возлюбленной сказал: —
Пришли покойники на бал,
И пыль там вихри завила.
 
 
Но звуки скрипки были ей
Понятнее моих речей;
Любовь в дом похоти вошла.
 
 
Тогда фальшивым стал мотив,
Стих вальс, танцоров утомив,
Исчезла цепь теней ночных.
 
 
Как дева робкая, заря,
Росой сандалии сребря,
Вдоль улиц крадется пустых.
 

Fantaisies Dácoratives[4]
1. Le Panneau[5]

 
Под тенью роз танцующей сокрыта,
Стоит там девушка, прозрачен лик,
И обрывает лепестки гвоздик
Ногтями гладкими, как из нефрита.
 
 
Листами красными лужок весь испещрен,
А белые летят, что волоконца,
Вдоль чащи голубой, где видно солнце,
Как сделанный из золота дракон.
 
 
И белые плывут, в эфире тая,
Лениво красные порхают вниз,
То падая на складки желтых риз,
То на косы вороньи упадая.
 
 
Из амбры лютню девушка берет,
Поет она о журавлиной стае,
И птица, красной шеею блистая,
Вдруг крыльями стальными сильно бьет.
 
 
Сияет лютня, дрогнувшая пеньем,
Влюбленный слышит деву издали,
Глазами длинными, как миндали,
Следя с усладой за ее движеньем.
 
 
Вот сильный крик лицо ей исказил,
А на глазах дрожат уж крошки-слезы:
Она не вынесет шипа занозы,
Что ранил ухо с сетью красных жил.
 
 
И вот опять уж весело смеется:
Упал от розы лепесточков ряд
Как раз на желтый шелковый наряд,
И горло нежное, где жилка бьется.
 
 
Ногтями гладкими, как из нефрита,
Все обрывая лепестки гвоздик,
Стоит там девушка, прозрачен лик,
Под тенью роз танцующей сокрыта.
 
1«Преданное любящее сердце». Сам Уайльд употребляет другое написание: The Treues Liebes Herz – вероятно, произведение австрийского композитора Иоганна Штрауса-младшего (1825–1899) (нем.).
2Гротески – здесь: причудливые, фантастические существа. Арабески – скульптурные или живописные украшения, выполненные в традиции арабского орнамента.
3Сарабанда – испанский народный танец.
4Fantaisies Dácoratives – декоративные фантазии (фр.).
5Le Panneau – панно (фр.).
Рейтинг@Mail.ru