Похищенная принцем

Оливия Дрейк
Похищенная принцем

Неожиданно сильно этим задетая, Элли хмуро воззрилась на свое отражение. Неужто она в самом деле так непривлекательна? Для него, похоже, да. Что ж, пожалуй, этому стоит радоваться: по крайней мере, непрошеное внимание с его стороны ей не грозит!

Но он сказал и кое-что еще – сразу перед тем, как она открыла глаза: «На расстоянии она выглядела куда симпатичнее!»

Элли сердито дернула спутанные пряди. Да он просто идиот! Разумеется, Беатрис – краса и гордость семьи. Именно поэтому он должен был бы поверить Элли: она – не Беатрис! Доказательство у него прямо перед глазами, а он упрямо отказывается верить, что украл не ту девушку!

Что ж, поверить придется, когда выкуп не появится. Но до этого, возможно, пройдут недели. Нет, Элли не готова так долго ждать, пока в его тупую голову пробьется свет истины!

Финн принес еще два ведра горячей воды, и после того, как он ушел, миссис Макнаб придвинула ширму к камину, чтобы Элли могла вымыться без помех. Элли погрузилась в ванну, от которой поднимался пар: удовольствие от горячей воды немного улучшило ее настроение. Сама того не желая, она расслабилась и, на время отложив мечты о побеге, принялась тщательно тереть себя бруском мыла с запахом сирени и промывать волосы, пока они не начали скрипеть.

Когда она закончила, миссис Макнаб протянула ей льняное полотенце, а затем красное шелковое платье с длинными прилегающими рукавами и узкой талией.

– Но это не мое! – возразила Элли.

– Лэрд поручил мне купить для вас все необходимое. Их там еще вон сколько! – И служанка, открыв дверцу гардероба, показала Элли целый ряд модных платьев.

Элли совершенно не хотелось принимать подарки от Принца-Демона. Помимо всего прочего, просто неприлично носить платья, которые покупает тебе посторонний мужчина! Но что ей оставалось?

Миссис Макнаб помогла ей одеться, и Элли села у камина, чтобы расчесать длинные мокрые волосы. Едва горничная вышла, чтобы принести ужин, девушка вскочила и принялась осматривать каждый уголок своей тюрьмы. Здесь нашлись и модные журналы, и колода карт, и все для шитья, и несколько готических романов из тех, что любят дамы. Выглянув за дверь, она обнаружила там каменную винтовую лестницу, освещенную одиноким факелом в железном кольце. Крутые ступени спускались вниз и исчезали за поворотом.

Мысль о побеге страшно ее искушала, но Элли понимала, что сейчас не время. Вдруг на лестнице или в коридоре она наткнется на Принца-Демона? Надо подождать до поздней ночи, когда все в замке уснут.

Демиан Берк недурно все спланировал, когда решил ее похитить. И все же, как ни мало знала Элли, она надеялась его перехитрить.

Глава 7

В самый темный и глухой ночной час Элли выскользнула из своей комнаты. Холод на лестнице стоял ледяной, и она возблагодарила судьбу за то, что нашла в гардеробе плащ с капюшоном и теплые дамские полуботинки. Ботинки, правда, было маловаты – но это сейчас меньше всего ее беспокоило.

После ужина Элли собиралась читать в постели и не засыпать. Однако усталость взяла верх: сама того не заметив, она уснула над книгой, а проснувшись несколько минут назад, обнаружила, что дрова в камине почти прогорели и комната погружена во тьму.

Беда в том, что ей неоткуда было узнать время. Может быть, сейчас полночь, а может, близится рассвет. И во втором случае нужно поторопиться, чтобы до наступления утра оказаться как можно дальше от Демиана Берка!

Спускаться по крутым ступеням винтовой лестницы в платье до пола оказалось задачей нелегкой, требующей полной сосредоточенности. Факел на стене давно погас, и единственным источником света осталась свеча у нее в руке. Одной рукой Элли держала свечу, другой прикрывала огонек от холодных сквозняков.

Помоги ей бог, если она лишится единственного источника освещения! В темном, как могила, замке ей никогда не найти дороги. Наверняка забредет в какое-нибудь мрачное подземелье, заблудится там, выбьется из сил, а сто лет спустя кто-нибудь споткнется о ее скелет.

Элли вздрогнула и постаралась выбросить из головы мрачные фантазии, сейчас совершенно излишние. Незачем пугать себя страшными сказками, когда и реальных ужасов хватает с лихвой! Сейчас у нее одна задача – выбраться из замка, не разбудив Принца-Демона.

За ужином, состоящим из хрустящего свежеиспеченного хлеба с сыром, она вовлекла миссис Макнаб в разговор и стала – как бы невзначай, из любопытства – расспрашивать о замке. Где кухня? Где конюшни? А ворота? Живет ли в замке кто-нибудь еще? Где спит лэрд?

Покончив с ужином, Элли уже более или менее представляла себе планировку замка. Звучало все очень просто. По углам стен четыре башни, в одной из этих башен ее и держат. В центре замкового двора – каменная цитадель. Надо только выбраться на двор, а там при свете луны она без труда найдет ворота.

Правда, Элли понятия не имела, сможет ли открыть подъемную решетку или опустить мост. Но должен же быть какой-то выход наружу! Придется стать бесстрашной и изобретательной, как принцесса Арианна из ее сказки.

Добравшись до основания башни, Элли обнаружила запертую дверь и смело взялась за железную задвижку. Однако задвижка не поворачивалась, и у нее упало сердце. Так вот почему никто не позаботился запереть ее комнату! Потому что выйти отсюда все равно нельзя.

Все надежды рухнули в одно мгновение. Нет! Не может быть! Неужели она в ловушке?

Элли поставила свечу в подсвечнике на пол, взялась за задвижку обеими руками и надавила изо всех сил. Было темно, но замочной скважины она не видела. Может быть, дверь заперта снаружи – на ключ или на засов? Если так, ее план обречен.

Но вдруг задвижка под ее неловкими пальцами подалась и с громким возмущенным скрипом отъехала в сторону. Элли рассмеялась от облегчения; смех эхом отдался от каменных стен пустынного, мрачного холла. Слава богу! Просто застряла!

А в следующий миг стряслась беда. Едва Элли приоткрыла тяжелую дверь, порыв холодного ветра, ворвавшись внутрь, погасил свечу.

Вмиг ее окутала поистине стигийская тьма. Элли в своих тесных ботинках застыла на месте. Боялась выйти из башни в неизвестность, боялась даже шевельнуться. Одному богу ведомо, что может ждать ее во мраке!

Например, сам Принц-Демон.

На миг она всерьез задумалась о том, чтобы подняться по винтовой лестнице назад и снова зажечь свечу от углей в камине. Или, может, просто забраться под теплое одеяло и уснуть?

А принцесса Арианна? Она отказалась бы от побега из-за какой-то свечки?

Ну нет! Элли глубоко вдохнула холодный воздух. Она уже далеко зашла и не станет поворачивать назад!

Оставив бесполезную свечу на полу, она налегла плечом на дверь. Та с громким скрипом отворилась, и в лицо Элли вцепились ледяные когти мороза. Судя по потоку холодного воздуха, где-то впереди имелся выход на улицу.

Ободренная этой мыслью, Элли широко расставила руки и медленно двинулась вперед в кромешной тьме. По обе стороны от себя нащупала каменные стены. Похоже, она в коридоре, ведущем наружу – хотя холод и тьма здесь скорее напоминали гробницу.

Постепенно глаза привыкли к темноте, и она начала различать впереди, на некотором расстоянии от себя, светлое пятно – нечто вроде высокой арки. Элли двинулась в этом направлении. Порывы холодного ветра становились все сильнее, рвали на ней плащ и пронизывали до костей.

Добравшись до выхода, девушка осторожно выглянула наружу. К величайшему своему облегчению, на фоне бескрайнего ночного неба она различила зубчатые стены замка! Луны не было. Сквозь тяжелые черные тучи слабо сочился свет лишь нескольких звезд, почти не разгоняющий тьму.

Элли оглядела двор. В центре его мрачным черным великаном высилась прямоугольная цитадель. Если верить миссис Макнаб, это массивное строение и есть логово Принца-Демона!

Разумеется, служанка описывала цитадель вовсе не в таком готическом духе. Просто сказала, что там живет и ночует лэрд. И еще, что Элли не стоит его бояться – он, правда, человек грубый и резкий, но вполне достойный и порядочный.

Достойный и порядочный, как же! Похитил девушку и держит в плену ради выкупа – именно так обычно поступают джентльмены! Да он просто… просто вылитый злобный крыс из ее сказки!

Сквозь вой ветра до Элли доносился неумолчный рокот моря. Значит, замок действительно на берегу!

Прежде чем выйти из своего укрытия, она долго всматривалась в темный двор, стараясь уловить хоть какое-то движение. Но все было тихо. Где Демиан Берк? Будем надеяться, крепко спит в своей кровати, уверенный, что избалованная лондонская дебютантка ни за что не решится бежать.

Да, вполне возможно, Беатрис на ее месте дрожала бы и рыдала, слишком перепуганная, чтобы изобрести смелый план побега. Наверняка побоялась бы покинуть теплую спальню и выйти в неизвестность – в мрачную, бурную, неприветливую ночь!

Но Элли – не Беатрис.

Бежать к воротам напрямик через двор она не отважилась – предпочла прокрасться вдоль стены, скрывшись в тенях. Кто знает, вдруг Демиан Берк или его подручный Финн прячутся где-нибудь неподалеку? Ветер рвал на ней плащ, пытался сдернуть с головы капюшон, и Элли придерживала его, туго затянув под подбородком.

Не давала покоя мысль, что погода, кажется, становится все хуже. Вдруг разразится буря? Покинув замок, ей придется как можно скорее найти какое-нибудь укрытие. Может быть, поблизости найдется деревня, где можно будет спрятаться в каком-нибудь сарае или, еще лучше, отдаться на милость добросердечного крестьянина?

Добравшись наконец до ворот, Элли обнаружила, что путь ей преграждает крепко запертая подъемная решетка. Шум волн здесь звучал громче, а сквозь решетку вдали виднелся слабый блеск воды.

Она ходила туда-сюда, разглядывая массивную преграду, однако не могла найти ни задвижки, ни засова. Что же дальше? Должен быть способ открыть ворота! Может быть, в привратницкой есть какой-нибудь подъемный механизм?

Заметив дверь в стене рядом, Элли открыла ее. Однако к собственному удивлению, увидела не комнату, а очень узкий проход, который оканчивался темным отверстием. Едва веря своей удаче, она протиснулась через проход – и через несколько мгновений уже стояла по другую сторону замковых стен!

 

От восторга у нее перехватило дух. Элли даже подпрыгнула на месте. Но тут же порыв ветра едва не сбил ее с ног, напомнив о необходимости найти укрытие, пока погода не стала еще хуже.

От ворот уходила раскисшая дорога; но, желая запутать потенциальных преследователей, Элли повернула в другую сторону. Медленно начала спускаться по склону, усеянному камнями и булыжниками, опасаясь споткнуться обо что-нибудь в темноте и кувырком полететь вниз. Что ж, по крайней мере, здесь не было рва с водой – видимо, потому, что замок стоял на крутом утесе над морем.

Несколько раз, спускаясь по крутому холму, Элли спотыкалась. В тесных ботинках было неудобно идти, к тому же она ничего не видела в темноте. Свирепые порывы налетавшего с моря ветра резали, как ножом, даже через несколько слоев одежды. Но она шла, понимая, что должна уйти от замка как можно скорее и как можно дальше. Что делать после, Элли понимала довольно смутно; думала, что пройдет немного вдоль берега, затем свернет в другую сторону от моря, найдет дорогу и дальше двинется по ней.

Наконец берег сделался более пологим, идти стало легче. Справа, блестя в слабом свете звезд, бились о берег волны, набегали и снова отбегали, топя прибрежную гальку в мерцающей пене. С другой стороны мрачно высился над неспокойным морем замок-великан.

Холод пробирал до костей: Элли крепче запахнула плащ, стараясь сохранить тепло, и поспешила по каменистому берегу. Она подбадривала себя фантазиями о том, как поражен будет Демиан Берк, обнаружив утром, что она сбежала. Должно быть, Принц-Демон начнет рвать и метать, когда пойдет прахом его блестящий план!

Впрочем, план в любом случае пойдет прахом: выкупа-то он не получит! И что тогда с ней сделает?

Об этом думать не хотелось.

Дрожа от холода, Элли пробиралась по берегу, усеянному камнями. Порывистый ветер хлестал ее по щекам солеными каплями морской воды. Но она спешила вперед, торопясь уйти как можно дальше от замка.

Однако когда Элли оглянулась, чтобы понять, далеко ли ушла, замок по-прежнему нависал над самой ее головой. Раздосадованная, она ускорила шаг, следя за тем, чтобы не удаляться от береговой линии. Ветер грозил сорвать с нее капюшон и вынуждал наклонять голову. Ботинки скрипели на мокром песке, подол платья намок и тянул вниз; несколько раз она едва не падала под напором внезапных и резких порывов ветра.

Долго, уже очень долго она пробиралась по берегу, когда вдруг заметила слева от себя огромный валун. Рядом шла размокшая дорога: доходила до каменистого пляжа и резко обрывалась. Элли проследила за ней взглядом, желая понять, куда ведет эта дорога… и не поверила своим глазам.

Дорога, петляя, взбиралась по крутому холму и оканчивалась у ворот замка. Элли описала круг и вернулась туда, откуда пришла!

Но как такое возможно?

Девушка отчаянно заморгала, стряхивая соленую воду с ресниц, уверенная, что это ей мерещится. Она шла не меньше часа! Пусть вокруг и темно – как можно было настолько сбиться с дороги?

Нет, это какая-то бессмыслица! Элли никуда не сбивалась. Все это время она шла по берегу, и море постоянно было справа, в этом сомнений не было.

Вдруг из-за валуна шагнула ей навстречу огромная темная тень. Мрачная, угрожающая, словно гость из нижнего мира, тень сделала два широких шага, а затем бросилась на нее.

У Элли упало сердце. Она замерла, парализованная ужасом. Хотела закричать, но порыв ветра сорвал крик с ее губ и унес прочь.

Она попыталась бежать, но монстр оказался быстрее. Когтистые лапищи легли ей на плечи. Обернувшись, даже в почти непроглядной тьме она различила знакомые суровые черты.

Демиан Берк, Принц-Демон!

– Начинается шторм! – рявкнул он ей в ухо, перекрикивая ветер. – Не лучшее время для прогулки по пляжу!

Элли смерила его гневным взглядом, не находя слов. Изначальный ужас ее рассеялся, и теперь она страшно злилась на то, что позволила себя напугать. Вырвавшись из его хватки, она отступила назад (при этом споткнувшись о камень и едва не полетев вверх тормашками):

– А вы… вы… почему вы не спите?

– Спал бы сном младенца, если бы не заметил в окно, как вы крадетесь по двору замка. Должен признаться, изрядно продрог, ожидая, пока вы совершите полный круг.

– Полный круг?

– Мы на острове, миледи! Теперь-то, конечно, вы и сами это поняли. – И к вою ветра и шуму прибоя присоединился его язвительный смех.

Эта новость поразила Элли до глубины души. На острове! Теперь неудивительно, что она так и не смогла потерять из виду замок. Неудивительно, что он не потрудился запереть ее в комнате или поставить у дверей охрану. С самого начала ее побег был обречен. Она узница здесь – такая же, как если бы сидела в подземелье!

И в довершение, после всего, что она вытерпела, он еще имеет наглость над ней смеяться!

В слепой ярости Элли развернулась и начала колотить его кулаками в грудь.

– Негодяй! Чудовище! Мерзкая крыса! Ненавижу вас! Убила бы, если бы могла!

Она била его и пинала ногами, не заботясь о том, что пальцам ног в тесных ботинках эти удары причиняли нешуточную боль. Попыталась ударить кулаком в челюсть, вцепилась в уши, хотела выцарапать глаза.

Он схватил ее за локти и с приглушенным ругательством развернул спиной к себе и прижал к булыжнику. Так Элли оказалась зажата между холодным камнем и мощным, мускулистым мужским телом.

Он стиснул ее запястья, словно кандалами, так что она не могла больше шевельнуть руками. Своим весом прижал к камню ее ноги – теперь Элли не могла и лягаться. И все же яростно извивалась и, задыхаясь от усилий, старалась сбросить его с себя. Он просто держал ее и ждал, когда она устанет – пока, наконец, осознав тщетность всех своих усилий, она не затихла в его руках.

Элли замерла, стараясь восстановить дыхание. В этот миг новое и нежеланное ощущение пронзило ее. По контрасту с холодным ветром, швыряющим в лицо ледяные капли морской воды, она ощутила жар, исходящий от его тела. Ощутила, как просачивается сквозь соленую сырость пряный мужской запах. Никогда в жизни она так не прижималась к мужчине! Чудовищно… неприлично… и все же… почему так приятно?

Нет, ерунда! Полная чушь! Это странное чувство – от волнения и горячки боя, только и всего. Хоть он и не стал бить ее в ответ, она по-прежнему ни на грош ему не верит.

– Значит, мерзкая крыса? – поинтересовался он, придвинувшись ближе и согревая ей ухо горячим дыханием.

Элли уловила в его тоне улыбку.

– Подходит вам как нельзя лучше! – отрезала она. – Или предпочитаете, чтобы я называла вас Принцем-Демоном?

Из груди его вырвался хриплый рык.

– Уолт рассказал вам об этом прозвище! Когда?

– Какая разница? И немедленно уберите от меня руки!

– Прежде всего, – ответил он, не трогаясь с места, – хочу быть уверен, что приступ ярости позади.

Кровь Элли вскипела, и она вновь забилась в его железной хватке.

– Приступ? А вы чего ждали – что я буду тихой и покорной? После того, как опоили меня и увезли неизвестно куда?

– Я жду, миледи, что вы будете вести себя, как подобает. Иначе придется запереть вас в комнате.

Элли подавила очередное язвительное замечание, рвущееся с языка. Сейчас важнее объяснить ему его ошибку.

– Хватит называть меня «миледи»! Я не леди Беатрис. Я – мисс Стратем. Мисс Элли… Элоиза Стратем.

– Опять вы за свое!

– Да, потому что это правда! Беатрис – моя кузина. – Раздосадованная, Элли повернула голову и бросила гневный взгляд на его суровый профиль, смутно светлеющий в темноте. – У нее волосы золотистые, у меня рыжие. У нее глаза голубые, у меня карие. Кожа у нее белоснежная, а у меня в веснушках. Вы сами сказали, что я не такая уж хорошенькая. Так вот, это потому, что красавица в нашей семье она, а не я!

Лицо его омрачилось, руки чуть сильнее стиснули ее запястья. Элли ощутила, как напряглось все его тело. Он напряженно раздумывал. Кажется, засомневался. Поверит ли ей?

Вдруг он отпустил ее и отступил на шаг.

– Пойдемте, – приказал он. – Поговорим подальше от ветра и дождя.

С этими словами повернулся и зашагал по грязной тропе к замку.

Элли смотрела ему вслед, дрожа от холода, вдруг остро ощутив, что осталась одна. Каков наглец – думает, что она побежит за ним, как собачонка! Мало того, что негодяй, еще и высокомерный, грубый, самоуверенный… невыносимый негодяй!

На секунду она даже задумалась о том, чтобы броситься в море и утонуть в холодных волнах – просто ему назло. Но ведь тогда она не допишет свою сказку! Принцесса Арианна так и не вернется домой, не встретится с королем и королевой, которые оплакивали ее, как умершую. А у самой Элли никогда не будет уютного домика в деревне, где она сможет жить, как пожелает, и следовать своим мечтам.

Девушка стиснула зубы и принялась взбираться по каменистому склону к замку. Она знает, зачем живет – и никакому Демиану Берку не позволит разрушить свои планы! Осталось только убедить его, что он похитил не ту женщину.

Глава 8

Неужели он похитил не ту женщину?

Борясь с тяжелой дубовой дверью, Демиан испытывал сильнейшее желание со всей силы врезать по ней кулаком. Соленый морской воздух разъел все засовы в этом проклятом замке! Он снова дернул за железную задвижку – и наконец с громким протестующим скрипом она отъехала в сторону и позволила открыть дверь.

Остановившись в дверном проеме, он бросил взгляд на фигурку в плаще с капюшоном, бредущую за ним по темному двору. Ветер крепчал; несколько раз девушка пошатывалась и едва не падала под его порывами. Но он подавил желание прийти ей на помощь. Стоит снова к ней подойти, и эта ведьмочка, пожалуй, голову ему откусит!

Черт! Неужели это действительно не леди Беатрис Стратем? Он не мог поверить, что допустил такую дурацкую ошибку. Сестру Уолта он выслеживал несколько дней. Часами сидел в засаде перед дверью распроклятой модистки, чтобы затем, в удобную минуту выпрыгнув из засады, схватить ее, усыпить и погрузить на один из принадлежащих ему кораблей – быстроходную шхуну, команда которой отвезла хозяина на остров, не задавая вопросов о том, что за женщину в бессознательном состоянии он везет с собой.

Тогда Демиан поздравлял себя с тем, как удачно разработал и выполнил этот план!

Но, похоже, не так уж удачно. Если девица говорит правду, его план обернулся катастрофой.

Вчера, когда она очнулась в башне, он отмахнулся от ее уверений, сочтя их неловкой попыткой его обмануть. Почти не слушал, уверенный, что она хитрит в надежде получить свободу. Верно, в сравнении с утонченной красоткой, за которой он следил издалека, эта девушка выглядела… довольно невзрачно. Но эту разницу он объяснил тем, что ни разу не видел ее вблизи. Как она может быть компаньонкой – унылой старой девой, вечно облаченной в бесформенное серое тряпье? Что за нелепость! Эта компаньонка, для начала, дама средних лет, а его пленница молода и стройна.

Однако несколько минут назад она холодно и четко перечислила внешние различия между Беатрис и собой: цвет волос, кожи, глаз. И в голосе ее при этом звучала искренность, которую ни с чем не спутаешь. «Вы сами сказали, что я не такая уж хорошенькая. Это потому, что красавица в нашей семье – Беатрис, а не я!»

В груди медленно рос холодный скользкий ком ужаса. Черт побери, как он мог так обознаться? Если эта настырная девица окажется не Беатрис, а ее кузиной – а похоже, что так оно и есть, – весь его план вернуть украденный Уолтом ключ полетит к чертям!

Девушка приблизилась к порогу, где ее ожидал Демиан. Лица в темноте было не разглядеть, но вся ее фигура излучала негодование. Он отступил, пропуская ее, и она прошла мимо, подобрав юбки, чтобы даже случайно его не коснуться.

Холодный морской воздух прорезала слабая нотка аромата сирени. Тот же сладостный женский запах взволновал его чувства чуть раньше, когда он прижал девушку к валуну.

Но Демиан молча послал свои чувства ко всем чертям. Кем бы она ни оказалась, даже думать о том, чтобы уложить ее в постель, – верх идиотизма. Нечего вспоминать, с какой энергией и решимостью она извивалась в его объятиях. Или о том, как ее округлый зад терся прямо о… Нет, хватит! Он занят серьезным делом, ему не до игр.

Словно желая на этом поставить точку, Демиан с грохотом захлопнул тяжелую дверь. Они стояли в просторном мрачном холле; на каменных стенах вокруг виднелись потертые гобелены и ржавые щиты. Единственный свет здесь исходил от масляной лампы на столе да от мерцающих янтарем углей в камине.

– За мной! – коротко приказал он.

Широкими шагами подойдя к огромному очагу, Демиан подбросил в огонь несколько поленьев. Затем схватил кочергу и, пожалуй, чересчур энергично разворошил пылающие угли. Языки пламени принялись лизать дерево; Демиан обернулся – и увидел, что его невольная гостья прячется в тени, не сводя глаз с железного орудия у него в руке.

 

Боже правый! Неужто боится, что он набросится на нее с кочергой?

Раздраженный, он прислонил кочергу к каменной стене и махнул девушке в сторону скамьи у очага.

– Садитесь, – резко приказал он. – Замерзли, должно быть.

Она не двинулась с места.

– Где миссис Макнаб?

– Наверняка спит. Время уже за полночь.

– Я с вами здесь одна не останусь!

– Учитывая ваше безумное заявление, мисс Стратем, думаю, вы вправе ожидать, что я захочу задать вам несколько вопросов, и немедленно. Предпочитаете отвечать здесь или в спальне?

Поджав губы, она присела на самый край скамьи, поближе к огню.

– Ничего безумного в этом нет. Пора вам наконец признать, что леди Беатрис осталась в Лондоне!

Она протянула к огню руки в перчатках, и зеленый капюшон упал на спину, обнажив буйную массу кудрей, в свете пламени отливающих красным. Несколько часов назад, едва проснувшись, девушка выглядела бледной и вялой, но сейчас щеки ее раскраснелись от холода и ветра. Бледная россыпь веснушек на переносице придавала ей невинный, почти детский вид, странно контрастирующий с несговорчивым нравом и острым языком.

Демиан подошел к массивному дубовому столу, открыл бутылку и щедро плеснул прозрачной жидкости в старинную оловянную чашу. Он всегда гордился своим умением подмечать детали. Именно способность замечать и понимать мельчайшие нюансы чужого поведения помогла ему сколотить состояние на руководстве игорным клубом.

Однако за леди Беатрис ему пришлось следить с большого расстояния. Были ли у нее веснушки?

Вызвав в памяти лицо, он признал: кожа у нее была белоснежная. Да и пряди волос, выбивавшиеся из-под чепца, – определенно белокурые, светло-золотистые. Классический тип английской красавицы, почти неизбежно предполагающий голубые глаза.

А сейчас на него гневно смотрят карие.

Словно холодной волной окатило понимание: он действительно совершил страшную ошибку. Перед ним в самом деле сидит мисс Элоиза Стратем. Элли, как она себя называет. Боже! Да как он умудрился перепутать эту своенравную и острую на язычок старую деву с невинной семнадцатилетней девушкой?

Его обманула одежда. Компаньонку леди Беатрис Демиан Берк почти не разглядывал – бросал взгляд-другой на ее унылое бесформенное платье и этим ограничивался. И теперь, как ни смешно, злился на то, что она посмела так преобразиться.

В несколько широких шагов подойдя к ней, он сунул оловянную чашу ей в руки.

– Если вы компаньонка, то почему прикидывались леди Беатрис? Отправляясь к модистке, вы переоделись в ее наряд!

– Никем я не прикидывалась! Просто надела ее старое платье и мантилью. Так мне посоветовала леди Милфорд. – Мисс Стратем опустила глаза на оловянную чашу и уставилась на ее содержимое так, словно там была цикута. – Что это?

– Бренди. А какого черта леди Милфорд советовала вам, что надеть?

Леди Милфорд – звезду лондонских салонов, безупречную и холодную красавицу – Демиан Берк хорошо помнил с давних лет, с тех пор, как сам неопытным и необузданным мальчишкой впервые вошел в английский высший свет. После нелегких первых лет в Итоне он понял, как важно водить дружбу с правильными людьми – и, хоть и не без труда, вошел в местный кружок «золотой молодежи», известной своими буйными выходками. Так что по окончании школы его, несмотря на пробелы в родословной, приглашали на самые изысканные балы и приемы. Уже тогда он стал искусным игроком – и средства, необходимые для поддержания образа жизни джентльмена, добывал игрой.

Леди Милфорд обитала в еще более высоких кругах, там, куда ему хода не было; и все же время от времени их пути пересекались. Она была безукоризненно вежлива, но Демиана не оставляло ощущение, что острый взгляд фиалковых глаз видит его насквозь – и осуждает. В особенности запомнилась ему одна встреча. До сих пор мысль о ней вызывала острую боль в сердце. Тогда, на балу, отведя его в сторону, леди Милфорд предостерегла его от безрассудных ухаживаний за Вероникой…

Но Демиан безжалостно подавил это воспоминание. Не время сейчас размышлять о прошлых ошибках! Быть может, леди Милфорд и одна из столпов великосветского общества, но для него она просто очередная помеха. Меньше недели назад, когда он караулил леди Беатрис у ее дома, а затем двинулся следом за экипажем Стратемов, кто-то в доме громко забарабанил по оконной раме. Не раздумывая, он поднял взгляд – и увидел лишь, как колыхнулась штора. Но не сомневался: это была она. Хотела увидеть его лицо.

Узнала ли его? Этого Демиан не знал.

Мисс Стратем отпила из бокала и поморщилась.

– Леди Милфорд просто хотела помочь. Приехала в Пеннингтон-Хаус, чтобы пригласить Беатрис совершить вместе с ней один визит. Но у Беатрис была назначена встреча с модисткой, и мы решили, что вместо нее к модистке отправлюсь я. Мы с ней одного роста, а нужно было только подшить подолы у нескольких платьев.

– Весьма правдоподобно.

Элли Стратем смерила его взглядом, полным негодования.

– И вы обвиняете меня во лжи? Вы – человек, который схватил меня на улице и привез сюда против воли! Что ж, сэр, у меня тоже есть к вам несколько вопросов! Неужто вы настолько невнимательны, что даже не смогли отличить меня от моей кузины?

– Невнимателен?!

– Вы даже не спросили себя, где мой экипаж, где лакеи! Почему я иду одна, пешком, в сумерках, без всякого сопровождения?

Демиан сжал кулаки. Да, черт возьми, эти вопросы пришли ему в голову! Но он убедил себя, что незачем об этом думать. Ему представилась идеальная возможность осуществить свой план – значит, нечего топтаться на месте! Надо действовать решительно! Как говорится, хватай и тащи!

И он схватил и потащил… только, как выяснилось, не ту девушку, которая ему нужна.

Вернувшись к столу, он налил себе полный бокал бренди и осушил его одним глотком. Увы, обжигающая жидкость не залила огонь, бушующий внутри, – огонь досады и оскорбленной гордости.

– Пеннингтон-Хаус был совсем неподалеку. Почему бы леди Беатрис не дойти до него пешком? Я предположил, что она скромная, непритязательная девушка и не стала бы утруждать слуг из-за такого пустяка.

Секунду мисс Стратем изумленно смотрела на него, а затем вдруг звонко рассмеялась. Веселый смех пронесся по холлу, отразившись от каменных стен, и холодный воздух как будто стал теплее.

– Непритязательная? Да вы совсем не знаете мою кузину!

Демиан замер, очарованный тем, как преобразил ее смех. Обычные карие глаза засияли, лицо, с которого на миг слетела настороженность и враждебность, преобразилось – сразу стало и моложе, и милее.

И снова он удивился тому, как в ней ошибся. Как ему пришло в голову, что эта женщина на двадцать лет старше Беатрис? На несколько лет, не больше!

Кстати, сколько же ей?

Впрочем, неважно. Во всяком случае, не время выяснять это сейчас, когда она над ним потешается!

– Очевидно, с характером леди Беатрис вы знакомы лучше меня, – сухо ответил он. – Я не имел удовольствия с ней встречаться.

– Но вы следили за ней, – возразила мисс Стратем, наклонившись вперед и не сводя с него пристального взгляда. – Вы сидели в экипаже возле дома леди Милфорд и наблюдали за нами. Так что должны были понять, что Беатрис не из тихонь! Разве не видели, как она кокетничала с лордом Роландом?

Демиан прекрасно помнил этот момент, однако, на его взгляд, Беатрис вела себя как любая юная девушка, едва выпущенная из школы. И неприятно поразило его сейчас совсем не это.

– Так вы меня заметили?

– Разумеется! В черном плаще и шляпе вид у вас был на редкость зловещий. А потом вы последовали за нами до дома и не сводили глаз с моей кузины, когда она поднималась на крыльцо. – Мисс Стратем прищурилась. – Мне сразу подумалось, что вы замышляете что-то недоброе. И, как видите, я не ошиблась!

А он-то считал, что действует совершенно незаметно! Демиан мысленно обругал себя за то, что недооценил эту женщину. Похоже, она – куда более серьезная угроза его плану, чем казалось вначале!

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21 
Рейтинг@Mail.ru