Котрус. Бесшумный Взрыв

Ольга Ванина
Котрус. Бесшумный Взрыв

Огромное, сердечное спасибо талантливым, потрясающим и невероятно терпеливым к моим авторским недостаткам и странностям людям:

Елене Тарасовой (Сухаревой),

Екатерине Хаминчик,

Ульяне Максимовой,

Наталье Мусниковой,

Марие Мусниковой,

Remark,

а также победителям первой волны конкурса «Котрус приглашает друзей»

Тимофею Головяшкину,

Ксении Рубан,

Марианне Надежкиной,

Веронике Борковой,

а также Татьяне Шабановой за персонажа «октошримп».

Без вас эта книга так и осталась бы ни на что не годной стопкой бумаги.

Что-то вроде вступления…

Книга, которую вы сейчас держите в руках или читаете с экрана гаджета, – это не просто история, рассказывающая о приключениях кота – путешественника между мирами. Это сказка, созданная для детей, с персонажами, ими же самими и придуманными.

На страницах "Котрус" вы увидите иллюстрации, сделанные победителями конкурса 2018 года "Котрус приглашает друзей", и это только первая волна конкурса, который теперь будет проходить ежегодно с 25 февраля по 25 октября.

Если вы хотите тоже поучаствовать в мероприятии, то отправьте от одной до пяти своих работ, изображающих фантастических животных, в группу ВКонтакте "Книга фэнтези Ольги Ваниной "Котрус" или на электронную почту [email protected] Участие в конкурсе бесплатное. Шанс на победу есть у каждого.

Подробнее об условиях конкурса вы можете узнать в вышеупомянутой группе ВКонтакте.

С безграничным уважением к вашему таланту художников и фантазёров Ольга Ванина.

Глава первая. Ужин отменяется

Огромная зубастая тварь с львиным телом и хвостом скорпиона загнала меня на дерево и уже несколько часов караулила внизу! Что делать, я не знал, да и спросить было не у кого, потому что я сидел на одном-единственном дереве среди чиста поля, в одном из параллельных миров, по которым мне пришлось путешествовать сегодня. Я даже не знал, как называется это недружелюбное измерение и населено ли eщё какими существами, кроме того, что поймало меня в западню.

Ничего не оставалось, как восседать на ветке и смотреть на жуткую зверюгу, которая в это время пялилась на меня. Монстр был размером со взрослого крупного медведя, а его покрытый хитиновыми пластинами хвост к тому же был украшен иглами, как у дикобраза. Мало того, что существо обращалось с этими иголками ничуть не хуже, чем специалист по акупунктуре, так eщё на месте только что выпущенных в противника иголочек тут же вырастали новые. И так до тех пор, пока либо жертва не была повержена, либо самому хищнику не надоедало.

На верхушке хвоста чудовища росло жало скорпиона, изогнутое серпом. Зверь был темно-красного, почти бордового, окраса, и каждая его шерстинка, если верить слухам, была сделана из прочного железа. В комплект к львиному телу также входила шикарная пушистая грива. Наверное, пользовался кондиционером как сумасшедший. Да, надо будет тоже заняться своим внешним видом, если выживу, конечно…

А вот лицо у него было совсем не от царя зверей и даже не от любой другой дикой кошки. Оно было человеческим, с бледным, считай восковым, оттенком кожи, из-за чего смотрелось как мертвое. Жутковатая физиономия сверлила меня крупными карими глазами, лишенными белков. Такие жутковатые гляделки больше бы подошли хищному животному, чем человеку. Я только слышал о таких существах, но видеть вживую мне их до этого не приходилось. Назывались они «мантикорами» и считались самыми опасными и неуязвимыми существами во Вселенной. Не знаю почему, но тварь сначала даже не пыталась достать меня из моего высотного убежища. Она просто мирно лежала на травке и лениво-созерцательным взглядом наблюдала за мной. Подозреваю, что полускорпион недавно пообедал и хотел нагулять аппетит перед ужином.


От долгого и неподвижного сиденья на одном месте затекли лапы, да и хвост словно обрёл собственную жизнь и заходил из стороны в сторону, выдавая моё раздражение.

Да, у меня есть лапы и хвост! А что в этом такого, я ведь не человек, я котрус, то есть которусалка, но сейчас этого видно не было, я выглядел как самый обычный сиамский кот, только почему-то моя шерсть была нежно-бирюзового окраса. Предполагаю, это потому, что кошки этого мира выглядят именно так, а я при переходе между измерениями автоматически принимаю форму местных кошачьих, чтобы не привлекать излишнего внимания и легко сойти за аборигена.

На самом же деле, в своей истинной форме, которую мы, котрусы, кстати, можем менять по необходимости, я похож на кота размером со взрослого мужчину. Задние конечности мне заменяли щупальца, как у осьминогов, и их число было таким же, как у перечисленного головоногого моллюска, а именно восемь. Уши у меня необычной формы, мешало мне они напоминают плавники рыбы и лишены ушных раковин, что, впрочем, не отлично слышать под водой. Глаза у меня в таком состоянии лишены век и, как следствие, не мигают. На тот момент это было единственное обличие, которое я умел принимать, хотя котрусы постарше способны принимать от трех до пяти форм. Мне, кстати, сто семнадцать лет, что соответствует вашему семнадцатилетнему возрасту.

Меня зовут Лекс Рафл Гордон Абрахас третий, и у меня ещё десять родовых имён, как и положено настоящему аристократу, да к тому же потомку древнейшего королевского рода. По праву рождения я должен был стать правителем подводного государства Муррринии, и уже назавтра, в день совершеннолетия, была назначена моя коронация. Но, увы, этого не произошло.В одночасье я лишился всего, чем дорожил: большой и дружной семьи, подводного дворца, в котором веками жили мои предки, и короны. Я стал жалким беглецом, который не знал, доживёт ли до заката.

А все шансы на это у меня, между прочим, были и воплощались в странной твари, которая всё ещё сидела под деревом и не отводила от меня плотоядного взора.

В таком невесёлом ожидании прошли для меня ещё часа два-три. Я с надеждой наблюдал, как солнце приближалось к закату. Но почему же так медленно?!

Тут чудовище свирепо зарычало и махнуло хвостом в сторону моего дерева.

Сотни игл устремились на меня. К счастью, я успел вовремя пригнуться. Eщё минута, и меня можно было бы приглашать в кино на роль ёжика или дикобраза без грима.

А стрелы смерти всё сыпались, и мне пришлось метнуться вверх по древесному стволу, чтобы меня не зацепило. Забравшись достаточно высоко, чтобы почувствовать себя в безопасности, я стал наблюдать за противником и ждать, когда, наконец, последний луч солнца исчезнет.

Но закат, как нарочно, все держался, как нарисованный, и не собирался покидать своего поста. А страхолюдик, увидев, что я стал недосягаем для атаки иглами, решил изменить тактику ловли. Он сел на землю, закрыл свои страшные карие глаза и заурчал. Звук был похож на жужжание рефрижератора, и он постепенно становился всё громче.

Тут я почувствовал, что сильно устал, по всему телу разлилась такая слабость, что я испугался, что вот-вот свалюсь вниз. Веки словно налились свинцом. Мне пришлось приложить невероятные усилия, чтобы они не закрылись. Перед глазами всё расплылось… И я рухнул с ветки вниз…

Ужас вытеснил сон из моего сознания, время будто бы замедлилось. И я смог с какой-то странной отстранённостью, будто бы всё это происходило во сне, наблюдать стремительно приближающихся землю и мантикору. Зверь открыл свою здоровенную пасть, так что во всей красе стал виден тройной ряд заострённых как у акулы зубов. А я летел прямо в этот живой капкан… До смерти оставалась минута или две, но тут солнце зашло за горизонт, погас его последний луч, и мои когти засияли серебристым свечением. Я быстро полоснул ими по воздуху, оставляя за собой серебристые линии-порталы. Затем была вспышка света, забравшая меня за собой, и гневный рёв монстра, оставшегося без ужина.

Глава вторая. Бесшумный Взрыв

Приземлился я на все четыре лапы, как и положено любому представителю кошачьего рода, уже в другом измерении. Огляделся по сторонам и понял, что оказался где-то в полях, как мне показалось по надписям на дорожных знаках, России.

Передо мной была автомобильная дорога, по обе стороны от которой шла длинная лесополоса. Впереди стоял указатель с надписью «поселок Бесшумный Взрыв», на котором было также обозначено, что до пункта назначения eщё семьсот метров. Я не придумал ничего лучше, как идти в указанном направлении, а что, небольшая прогулка теплым летним днем после многочасового сиденья на дереве показалась мне блестящей идеей. Да и если посмотреть правде в глаза, выбора особо у меня и не было. Заклинание Мерцающего Когтя (сокращенно ЗМК), которое спасло меня от смертоносных клыков, включалось только ночью, а белым днем было, увы, бесполезно, да и переносило меня абы куда, в лучшем случае – неподалёку от требуемого места. В худшем – словно выбирало место поопасней, чтобы вышвырнуть меня туда. Причём, как можно ближе к самому опасному существу, которое только может водиться в данной локации. Прямо как сегодня с мантикорой. Мерзкое заклинание действовало прямо мне назло, причем понятия не имею почему!

В общем, никакой точностью приземления я похвастаться не мог. Как вы уже поняли, сократить путь с помощью парочки порталов в такой ситуации мне не светило. Ну и ладно, не очень и хотелось!

Оставался автобус сорок четвертый номер, то есть две передние и столько же задних лап.

Осмотрев себя в осколке валявшегося на земле зеркала, я пришел к выводу, что выгляжу как самый обычный сиамский кот и вряд ли привлеку особое внимание к своей скромной персоне. В конце концов всё, что мне было нужно в тот момент, это просто попить воды и подумать, что делать дальше.

Так, после небольшого променада я оказался в самом посёлке, и надо сказать, что был приятно удивлен. Я ожидал увидеть покосившиеся домишки, поломанные заборы с облупившейся от времени краской, заброшенные сады и прочие атрибуты пришедших в упадок сёл, где большинство населения переехало в поисках работы и лучшей жизни, а на месте осталось всего несколько стариков. Как рассказывал мне отец: « …для Российской глубинки разруха, увы, обычное дело…»

 

Здесь же всё было не так, начиная от аккуратного вида построек, подновленных яркими красками, заканчивая ухоженными огородами, видневшимися сквозь кованые заборы. Встречались и самые обычные деревянные изгороди, но и они были в не менее хорошем состоянии.

Было несколько магазинчиков, супермаркет «Четвёрочка», парикмахерская и даже здание с надписью «Центр йоги Шамбала». Странное заведение для сельской местности…

Да здесь вообще всё было необычное и ухоженное, будто бы ожидали в гости президента, а я читал, что в России именно такая форма правления, или ещё кого из администрации. Но транспарантов и вывесок приветственного содержания я так и не увидел. Отсюда могло быть два вывода: либо он уже уехал, либо здесь так всегда. Мне почему-то подумалось, что, скорее всего, верен второй вариант.

Пить хотелось так, что даже в горле пересохло. Я искал глазами источник воды, мне подошла бы даже лужа, но, увы, таких на пути пока не наблюдалось. В надежде, что смогу утолить жажду где-нибудь во дворах, я перемахнул за ближайший, покрашенный новенькой белой краской, деревянный забор.

И тут я увидел её… Отраднeё зрелища для мучимого жаждой путника просто не найти… Огромную миску чистой, сверкающей на солнце бликами воды! Я рванулся к ней, как конница на зов Чапаева (о нём мне тоже рассказывал отец), и стал быстро и жадно пить. Какое же блаженство получить то, что тебе в данный момент жизненно необходимо. Увы, мое удовольствие продлилось недолго. Я прочитал на миске надпись «Полкан» и услышал хриплое рычание. Подняв голову, я увидел его недружелюбный источник – огромного серого двортерьера, а затем eщё двух поменьше.

Глава третья. Новые друзья

В это время восьмилетний мальчик мчался изо всех сил, петляя между ухоженными деревенскими домишками, а за ним по пятам неслось странное существо с человеческим телом и оскаленной волчьей мордой. «Оборотень!» – определил парнишка видовую принадлежность чудища, не снижая скорости побега. «Отстань! Я ядовитый!» – прокричал он зверю, но тому было всё равно. Вервольф начал настигать, сделал резкий рывок вперед и схватил мальчишку за плечо.

Пацан заорал от страха и что есть мочи долбанул монстра по голове единственным, что у него на тот момент было в руках, а именно – пакетом, полным продуктов. К счастью, в это время бабушка послала его за покупками в ближайший магазин, и он как раз шёл оттуда, купив всё, что требовалось по списку. Так, благодаря бабуле, Даня, так звали мальчика, о котором я сейчас рассказываю, оказался вооружен и, как он очень надеялся, опасен.

– Прекрати! Ты что, больной?! – возмутился «оборотень» голосом его старшей сестры.

– Э… – озадачился парень и опустил пакет. – Инна, это ты что ли?

– Конечно я, – усмехнулась сестрица, стягивая с лица страшную маску волка. – Неужели ты и вправду купился, что за тобой гнался вервольф? Даже пятилетки знают, что оборотни среди бела дня не разгуливают! Да и вообще не существуют!

– Ничего я не купился… – ответил Даня, чувствуя, что краснеет.

– Да ладно заливать!

Мальчик хотел было ответить что-нибудь стоящее, но его внимание отвлёк едва различимый звук.

– Ты слышишь? – спросил мальчишка свою сестру.

– Что я должна слышать?

– Мяуканье и лай.

– Пошли посмотрим, что там происходит?

– Погнали. Все равно сейчас делать нечего…

Дети двинулись на звук, доносившийся из куста малины, который рос неподалёку, вдоль синего деревянного забора.

Им открылась такая картина: между колючих ветвей прятался кот сиамской породы, его окружили три здоровенные дворняги с во-о-от такими огромными зубами. Бедный зверь оказался в западне: спереди ему угрожали собаки, а сзади перекрывал путь к отступлению деревянный забор.

Как вы, наверное, уже поняли, этим несчастным, загнанным в угол в прямом смысле слова, оказался я, Лекс – Наследный принц и путешественник между мирами. Но в тот день все мои титулы и регалии не имели никакого значения.

Все, что оставалось мне, так это поглубже залезть в куст малины и время от времени наносить удары когтями по слишком близко подобравшимся собачьим лапам и носам. Что у меня, надо сказать, очень хорошо выходило. Ничего удивительного, котрусы во все времена были отважными и искусными воинами. И мне передались эти качества в полном объёме. Увы, численное преимущество в тот день было явно на стороне противников. И меня, несмотря на мое боевое мастерство, могли разорвать на сотни очень маленьких, почти микроскопических, котрусов.

Но, к счастью, этого не случилось, потому что помощь пришла с самой неожиданной стороны…

– Коту кранты! Пошли отсюда! – тихо сказала брату Инна, наверное, чтобы дворняги не услышали и не напали теперь уже на самих детей.

– Нет, мы должны ему помочь! – заявил Даня.

– Ничего мы никому не должны! – сказала сестрица, схватила мелкого за руку и попыталась увести с поля боя.

Но не на того напали! Мальчик легко вывернулся и, толком не соображая, что делает, швырнул в самого здорового пса пластиковую упаковку со сметаной, которую достал из пакета, по счастливой случайности не потерянного во время побега от замаскированной сестры.

К счастью, собаки оказались трусливыми и не стали ждать, пока парень запустит в них чем-нибудь ещё. Пара минут, и свора двортерьеров скрылась в неизвестном направлении.

– Ну и достанется тебе от бабули, – сообщила Дане сестра, глядя на растекшуюся по траве лужицу сметаны.

– Ну и ладно, – сказал тот, поднимая на руки выбравшегося из малинового куста меня. – Всё, приятель, теперь я о тебе позабочусь.

Я в ответ замурчал, потому что слышал, что в этих краях коты и кошки так выражают людям свою признательность. Странные обычаи, но, как говорится, со своим марндганом1 в чужой мадсобохт2 не трансгрессируют.

Что? У вас так не говорят? Ну и ничего страшного, расширяйте свой словарный запас. Это всегда пригодится.

– Ты к нему особо не привыкай, видишь: он породистый, наверняка сбежал у кого-нибудь из соседей, – напомнила нам о своем существовании Инна. – И не факт, что бабушка с дедушкой разрешат тебе его оставить.

Как оказалось, она ошиблась трижды: во-первых, ни у кого из соседей и их знакомых сиамский кот не пропал (надо же, какая неожиданность!), во-вторых, грендпредки разрешили Дане оставить меня себе и даже за разлитую сметану ругать не стали, когда узнали, при каких обстоятельствах это случилось.

Единственное, что пришлось сбегать ещё за одной банкой такого же молочного продукта, но это даже наказанием не назовешь.

Так я поселился у ребят в семье и мне дали новое имя – Рембо. Интересно, кто это такой и с какой радости меня назвали в честь этого товарища? Но ничего, я видел у детей в комнатах аппарат, похожий на наш боттомнет3, они называют его Интернетом. Воспользуюсь им, чтобы выяснить эту информацию. Но это, конечно, когда их не будет дома, а пока буду играть роль милой домашней зверушки.

Мяф-мяф! Как у меня получается? Убедительно или не очень?

Глава четвёртая. Сорванная коронация

Я уже третий день жил в гостеприимном доме людей, приютивших меня. Все были добры и приветливы со мной, кроме Инны, ей я почему-то не нравился. Очень странно, я же симпатичный. У меня в моем мире (в этом я размером с кота), между прочим, мировые стандарты внешности: девяносто хвост, шестьдесят рост и девяносто бёдра. Даже участвовал в конкурсе красоты. Правда, получил только сорок четвёртое место из сорока шести… Но ведь это не главное? Правда?

Единственное, что тревожило меня, что после возвращения из мира мантихоры я был неспособен снова воспользоваться Заклинанием Мерцающего Когтя. Оно просто не срабатывало, всё, что удавалось получить вместо мощной магии перемещения, – это парочка тусклых искр. Я был слишком слаб – хаотичные прыжки между мирами, которых я за вчерашнюю ночь сделал штук девять eщё до того, как попал в измерение мантикоры, вконец истощили мои магические возможности.

И меня убивала тревога за мою семью. Живы ли они, удалось ли им отстоять замок или покинуть его через один из множества подземных ходов?.. Я корил себя за то, что не мог сейчас быть с ними, помочь или разделить участь.

Вы, наверное, подумали, что я трус, и сбежал, оставив родных на произвол судьбы? Клянусь Великим Треххвостым Котолепсусом4 (верховным божеством котрусов), это не так!

В ночь перед коронацией я так и не смог уснуть до утра. Меня терзали мысли о том, способен ли я стать королем целой страны, достоин ли этого. Меня с детства готовили к тому, что я однажды стану правителем, обучали всевозможным наукам, и, конечно же, передо мной был живой пример справедливого короля – мой отец Корсо одиннадцатый5

Но в ту ночь я действительно запаниковал. Мне казалось, что я полный бездарь, что забыл всё на свете, от книжных знаний до секретов правления, которыми со мной делился отец. От осознания колоссальной ответственности, которая на меня завтра рухнет вместе с короной, становилось душно и перехватывало дыханье. Я вышел в сад, чтобы сделать глоток свежего воздуха.

Где-то час я стоял и просто смотрел на скульптурные композиции из кораллов и актиний, которые по праву считались украшением нашего дворцового сада. Так как была уже ночь, то никого из пестрых обитателей рифа не было видно.

– Не спится? – услышал я за спиной голос папы.



– Да, есть немного, – улыбнулся я ему.

В ту ночь отец принял вид котоосьминога, такого же, как я, только крупнее.

– Ничего себе немного! Ты сидишь здесь уже больше часа и пялишься на риф.

– Как ты узнал, что я вообще здесь?

– Увидел тебя в окно на кухне, – пояснил король. – Мне тоже не спалось, и я решил выпить отвар из трав. Ты же знаешь, что твоя мама просто мастерица их готовить.

– А тебе почему не спалось? Сомневаешься во мне? Думаешь: я недостоин?..

– Нет, – прервал меня отец. – Просто мне вспомнилась моя ночь перед коронацией… Это было ужасно, я даже хотел потихоньку удрать, пока никто не видит.

– Но всё же не убежал? – спросил я, попутно осознавая, что от разговора с родителем мне становилось легче на душе. – Что тебя остановило?

 

– Не что, а кто, – тепло улыбнулся отец. – Твой дедушка. Он рассказал мне о том, что к тому, чтобы стать королем, невозможно подготовиться. Никогда. Не будет подходящего момента. Просто надо идти и править. Набивать шишки и извлекать из них уроки.

– И тебя это успокоило?

– Ни капельки. Меня вырвало от волнения за полчаса до коронации, и я просто молился, чтобы меня не вывернуло повторно прямо у всех на глазах. Это был бы позор века!

– Какой ужас! – посочувствовал я.

– Да, так себе ощущение. Если бы не успокоительный отвар твоей мамы, мне был бы просто конец.

Внезапно ночную тишину нарушил резкий визг сирены. Это могло означать только одно: на нас напали канимарины6 – наши соседи и злейшие враги. Они похожи на собак, у которых вместо задних лап растут щупальца, как у всевозможных морских обитателей. Они нападали на нас веками, но не с целью завоевания земель или порабощения местного населения, а для того, чтобы заполучить величайшие для нас, котрусов, сокровища – скипетр7 и державу8. Это не только знак власти, который передавался из поколения в поколение, а ещё и источник древнейшей магии, которая помогает обитателям Муррринии превращаться и с одинаковым успехом жить как под водой, так и на поверхности и, разумеется, управлять водной стихией. Не говоря уже о том, что с помощью этих волшебных предметов котрусы могли путешествовать между мирами. А об этом канимарины не могли даже мечтать. Только очень немногие из них могли переходить из одного измерения в другое. Таких почти не осталось…

Для того чтобы защитить жителей королевства и наши артефакты9, вокруг государства был построен невидимый купол, который не давал врагам проникнуть на нашу территорию. Обычно он начинал светиться при любой атаке, и, глядя на это яркое излучение, канимарины (или любые другие захватчики) просто уходили домой, осознав, каким глупым и жестоким мероприятием является война. Так действовала древняя магия котрусов: она взывала к внутренним переживаниям противников, а не пыталась им навредить. Отойдя подальше от защитного барьера, они, конечно, приходили в себя и вскоре собирались атаковать вновь.

Но в тот день, а точнее, ночь что-то пошло не так. До сих пор не пойму, как и почему, но наш защитный купол был отключен. А такого не случалось веками. Армия канимаринов хлынула в Муррринию. Пехота и розовые танки приближались с пугающей скоростью, разнося всё на своём пути.

– Быстро в замок! – крикнул отец и принял одно из своих мощнейших обличий – краба с огромными клешнями и хвостом скорпиона, голова при этом осталась кошачьей.

Взрослый котрус уровня моего отца мог принимать около пятнадцати различных форм, я же пока не был столь силен и мог превращаться только в полуосьминога – самую простую из возможных модификаций. Завтра на коронации вместе со скипетром и державой я бы получил ещё трансформаций десять. Но до завтра мы все могли не дожить.

Мы с отцом трансгрессировали через ряд сотворённых им порталов в тронный зал, где хранились наши артефакты. К счастью, никого из канимаринов там ещё не было. Отец схватил скипетр и державу, и мы побежали за мамой и братьями с сестрами. В коридоре нас окликнул писклявый голосок королевы канимаринов Бу Си.

Выглядела она, как и полагалось обладательнице такого голоса, маленькой полусобачкой тойтерьером с выдающимися вперёд двумя клыками верхней челюсти и пучеглазыми глазенками-блюдцами. Задняя половина тела ей досталась от креветки. Но пусть eё жалкий вид не вводит вас в заблуждение. Она не была ни слабой, ни беззащитной, и делали eё таковой, конечно же, не доходяжные внешние данные, а Магия Древней Кости, которая заключалась в висящей у псины на шее кости из кончика хвоста мамонтёнка. А ещё рядом с ней всегда находился генерал Та Ран, и его точно стоило опасаться, потому что он был, да, впрочем, и есть, одним из смертоноснейших существ подводных миров.

У него морда и передняя половина туловища от английского бульдога бежевого окраса, а вот задняя – от тритона с мощным хвостом. Из лопаток росли огромные клешни краба. Его задняя, доставшаяся от рептилии, часть туловища могла регенерировать или, проще говоря, заживлять нанесенные раны за считанные секунды. А передней, увы, для него, такая роскошь не досталась, поэтому вся правая сторона его морды и груди была "разукрашена" длинными изогнутыми линиями шрамов от когтей какого-то крупного животного, правой передней ноги не было вовсе, её заменял роботизированный протез, который воинственный генерал наверняка оснастил каким-либо новым компактным оружием.

– Эй, Корсо, смотри сюда! – с нескрываемым злорадством пропищала Бу Ся, обращаясь к отцу по имени.

Та Ран обвил маму хвостом, как змеи Лаокоона, и подвесил в воздухе. При этом он нацелил на неё лапу-протез, из кисти вылезло длинное, острое лезвие и остановилось в сантиметре от маминой головы.

– Попробуйте двинуться с места, и я порежу eё на кусочки, – прозвучал низкий бас генерала.

Мы с отцом застыли на месте, осознавая, что он не шутит, а чувство юмора, наверное, вообще променял в первом классе на косточку.

– А знаешь, Корсо, это ещё не всё сюрпризы, – глумилась полукреветка.

Пришли ещё канимарины и принесли связанных, практически запеленатых веревкой, как маленькие мумии, братишек и сестрёнок. Все пятнадцать были здесь как один.



– Какая трогательная семейная встреча, – тем временем продолжила королева. – Как ни печально осознавать, но по eё окончанию кого-нибудь могут не досчитаться…

– А может и сразу всех, – подлил масла в огонь подводный бульдог.

– Да брось ты, Та Ран, мы же совсем не жестокие.

– Ну, это в том случае, если с нами по-хорошему, – криво усмехнулся генерал.

– Да, именно. Корсо, давай по-хорошему, – поддержала Бу Ся. – Отдай нам скипетр и державу, и я отпущу вас всех в полном составе на все четыре стороны.

– А иначе придется оплачивать огромный счёт за ритуальные услуги, – пробасил Та Ран и так сильно сжал кольцо своего хвоста вокруг мамы, что она вскрикнула от боли.

– Не трогай eё. Я всё отдам, – потухшим голосом сказал отец.

Он сделал шаг по направлению к Бу Се и протянул ей державу.

– Нет, не так, положи на пол и сделай шаг назад, – рыкнул генерал. – И не забудь сказать формулу.

– Хорошо, – сделал вид, что смирился, отец. – Отдаю по доброй воле.

Он положил державу на пол, а затем резким движением руки-клешни разрезал воду, создавая портал, и кинул мне в лапы скипетр. Через минуту вслед за ним полетела и держава, но нечто похожее на красное длинное щупальце схватило её прямо в воздухе. Оказалось, что у мерзкого маленького существа, которое по совместительству является королевой подводных полусобак, eщё и язык как у хамелеона, который вытягивается на несколько метров вперед и хватает свою добычу в полете. Отец тем временем отпихнул меня хвостом скорпиона прямо в искрящееся и переливающееся всеми цветами радуги чрево туннеля между мирами.

Я до этого пользовался Заклинанием Мерцающего Когтя в одиночку от силы раз или два и толком этот процесс так и не осилил. Я пользовался этой магией только вместе с отцом, когда он брал меня во всевозможные командировки.

Меня болтало из стороны в сторону, сверху вниз, я всеми лапами вцепился в скипетр, чтобы, не дай Бог, его не потерять. Ну куда там, могущественный артефакт выскользнул и угодил прямо в одно из мимо проплывающих измерений. И всё, что я мог делать, так это наблюдать, как он сверкает оранжевым ярким светом, когда входит в пространство другого измерения. Я попытался достать его, ныряя из мира в мир, но окончательно заблудился и выбился из сил. Поток энергии в портале подхватил меня и понес в неизвестном направлении, крутя из стороны в сторону и переворачивая вверх тормашками, как на американских горках. Когда всё это безобразие закончилось, я оказался в мире с чистым полем и одним-единственным деревом. Яркий свет портала привлек мантихору, а дальше вы все знаете.

1Мадсобохт – пункт назначения для трансгрессии.
2Мадсобохт – пункт назначения для трансгрессии.
3Ботомнет – то же самое, что ваш Интернет, только для его использования не нужны никакие гаджеты изображение проецируется прямо на воздух. У нас ботомнет, кстати, бесплатный, потому что активизируется мысленными усилиями и не зависит от компаний-операторов, которых у нас вообще нет.
4Великий Треххвостый Котолепсус – верховное божество котрусов, кот с шерстью из звездного неба, размером с огромную гору и с тремя хвостами: огненным, водным и туманным.
5Корсо одиннадцатый. На самом деле правителей с именем Корсо в истории нашей страны Муррринии было девять, просто у двоих самых первых из них было по две головы, каждой из которых досталась своя цифра. Вот так мой папа оказался одиннадцатым.
6Канимарины – их название произошло от латинского canis, что означает собака и английского marine – морской.
7Ски́петр (др.-греч. σκῆπτρον «палка, посох, жезл» др.-греч. σκήπτω – «опираюсь») – древнейший символ власти, употреблялся еще фараонами. Первообраз скипетра – пастушеский посох, заимствованный затем церковью, архиереями как знак пастырской власти; европейские государи заменили его укороченными жезлами – скипетрами.
8Держа́ва (ст.-слав. дрьжава – власть) – символ государственной власти монарха, представлявший собой золотой шар с короной или крестом.
9Артефактом называется предмет, сделанный руками человека (или иного другого мыслящего и способного к творчеству существа) и наделенный магической силой. Произнесенные над ним заклинания, совершенные действия – все это заряжает амулет, талисман или иную вещь нужной энергией, которая воздействует в определенных целях. Предметы, созданные природой, не будут являться артефактами. Само слово «артефакт» в переводе с латинского языка означает «искусственно сделанный».
1  2  3  4  5  6  7  8 
Рейтинг@Mail.ru