Счастье обыкновенного говорящего кота Мяуна

Ольга Станиславовна Назарова
Счастье обыкновенного говорящего кота Мяуна

Глава 5. Говорящий кот и регулярное дыхание

Звук рыданий, набирающий силу и мощь, и заставил Олега застыть в дверях квартиры на манер суслика. Он переглянулся с Ильёй, который должен был очень рано утром быть на работе, и которого Олег пригласил переночевать в его квартире. – Поужинаешь у нас, и я тебе ключи отдам. Чего тебе из Подмосковья-то ехать в четыре утра?

– Может, я пойду? – Илья заподозрил, что лучше ему туда вообще не ходить! Такие уж звуки заунывные!

И тут Дик, радостно приветствовавший хозяина вильнул хвостом, сбил с ног Плюшку, та обиженно заскрипела. Аня, сообразив, что пришел муж, подскочила с места, быстро запихнула Сашку в ванную, и рванула на амбразуру – встречать супруга и его приятеля.

– Ой, извини, пожалуйста, у меня тут подруга пришла. Саша. Я тебе про неё рассказывала.

– Да что ты извиняешься-то? – рассмеялся Олег.

– Я тогда пойду! – Илья неумолимо разворачивался к двери.

– Стоять! – Мяун энергично захлопнул дверь лапой и зашипел: – Девица рыдает уже час! Нас смоет, и мы затопим соседей. А при тебе она не решится.

Почему такое же действие не могло оказать присутствие Олега, Илья сообразить не успел. Кто бы ему дал такую возможность-то? Мяун с Васькой переглянулись и начали действовать.

Аня хитрым маневром переправила в ванную свою косметичку и Сашкину сумочку и через несколько минут на пороге гостиной показалась ошеломляющая красавица!

– Как они это делают? Не понимаю! – удивлялся про себя Мяун. – На её лице семь минут назад даже сидеть было бы неприятно – мокро потому как! А тут… Во как! Полоски нарисовали, пылью притрусили, и готово!

Илья мрачно поднял глаза, чтобы поздороваться и застыл. Нет, он давно поставил крест на всех девицах вместе взятых. Он и Аню-то воспринимал с большим подозрением, твердя себе под нос, что таких не бывает в природе! А тут… Смотрит на него такая… Ой, блин, елки-палки какая! Только расстроенная самую малость.

– Так, ужинать!

– Спасибо, Анечка, я пойду лучше! – Сашка понуро засобиралась было, только ничего у неё не вышло. Кот попался под ноги, Плюшка, подкатилась под колено и они эффектно уронили её в кресло. Сашка рассмеялась, и Илья даже немного забыл, что дышать надо.

Аня почти весь ужин рассказывала о том, как они учились в институте. Как списывали на экзаменах, как искали пиццу и сводили с ума академика Травкина! И это было так смешно, что Сашка, припомнив беззаботные дни, успела и успокоиться и развеселиться, Илья осознал, что регулярное дыхание – залог длинной жизни, а военный совет на кухне перешел к практическим действиям и спрятал в тайное место правую Сашкину туфлю!

– И чтоб никто! Никто из вас не выдал!!! – инструктировал Мяун бойцов невидимого фронта. Бойцы вразнобой кивали разнокалиберными мордами.

Плюшка что-то задумчиво проскрипела.

– Нет, грызть её не надо! Лишнее это, и по попе накажут! – сообщил излишне инициативной боевой единице Мяун.

Когда ужин был съеден и чай выпит, и уже пора было расходиться по домам, Сашка вдруг расстроилась… Дома сидит Денис с Конфуцием и горькой обидой на неё тёмную, приземлённую и толстокожую. Короче, там темно и холодно. А тут, тут, наоборот! Тепло, и весело и так… Душевно что ли!

– Ты домой? – спросила Аня, выйдя в прихожую проводить подругу.

– Нет, к родителям поеду. Не хочу сейчас… Только успокоилась. Ой. А где моя вторая туфля?

Поиски туфли ничего не дали. То есть абсолютно ничего!

– Так, признавайтесь, кто из вас Сашку обездолил? – шипела Аня на Мяуна, Ваську и собак.

– Анечка… Ну, зачем девушке-красавице сейчас уходить? – Мяун ласково потёрся об Анин локоть. – Тебе же не кажется, что этот… Денис ей подходит!

– Не кажется, конечно! Но, это же её жизнь. Как я могу?

– Ты и не можешь! А вот я могу запросто! Я – кот, мне и не такое позволено!

Плюшка вопросительно проскрипела с пола, и Мяун кивнул. – Да, есть такое правило! Всем известное!

Илья отправился в квартиру Олега неохотно. Нет, он понимал, что с его-то опытом и знаниями о беспринципных хищницах, и подлых обманщицах, смешно даже смотреть в сторону этой девицы. Хотя, глазки она не строила, обольстить не пыталась, и вообще ничего такого! Он долго не мог уснуть, открыл балконную дверь и застыл. Голос Саши раздавался совсем рядом:

– Денис, я тебя очень прошу, пожалуйста, ну давай ты не поедешь на это ГОА! Я там не смогу! Я понимаю, что если я не поеду, то тебе неоткуда будет деньги взять. Нет, я не эгоистка. Нет! Ну, пожалуйста! Да я читала Конфуция этого твоего, но не могу жить по его бессмертным заветам! Я понимаю, что тебе это важно, и я же делала всё, что ты хотел! Нет, я не укоряю тебя, что ты. Как хочешь, так и будет, только давай останемся тут.

Илья остолбенел. Эта красавица, словно с обложки какого-то журнала, уговаривает кого-то остаться и не ехать «познавать себя»? Да ещё так жалобно! Да что же там за мужик такой?

Про Конфуция Илья знал, конечно. Но, этот самый мудрец занимал в его жизни место, приближенное к плетению макраме и разведению ядовитых пауков на дому. То есть, живут люди, которые и этим увлекаются, да и на здоровье! Абы другим пауков не подсовывали!

И такая Илью взяла досада! Вот есть нормальная девица! Ну, да, таких не бывает, он в курсе, но, Олег вон где-то же нашел! Ладно, предположим, что бывает… Ну, в виде исключения! И вот этому исключению, как назло, попадается такое философское… Ээээ, как бы поприличнее-то…

Поприличнее не получилось, и Илья прошипел, как смог. Немного полегчало! Нет, под хорошие напитки, да в душевной компании порассуждать про жизнь – самое то! Это как в «Особенностях национальной охоты», у нормальных мужиков в набор заложено! Но вот так, чтоб на ГОА? Да не на песке погреться, а для углубления и расширения познания чего-то там внутри…

Илья осторожно выглянул из балконной двери. И залюбовался. Сашка выключила смартфон и теперь стояла, грустно глядя на ночной парк. Косметику она уже смыла, и плакала, тихонько, конечно. Но, Илью, который рёва бабского, как он это называл, не выносил абсолютно, даже слёзы не смутили.

– Будешь тут рыдать от такого придурка! – проворчал он про себя! – Так, Илья Сергеевич, это разве дело, когда какие-то уроды конфуцианские обижают красивых девушек? Да из одних рыцарских побуждений надо продолжить знакомство!

– Ну, а я что говорил! – в два часа ночи, когда все люди в квартире уже мирно спали Мяун, довольно кивал круглой рыжей головой. – Клюнул!

– Ну, он-то да! А она? Видишь, Аня говорит, что она с этим Денисом ещё с института страдает! Может, такая любовь… – с сомнением протянула Васька.

– Вась, ну какая любовь выдержит постоянное вытирание ног, и присказку «какая ты тупая»? – вздохнул Мяун, подслушавший разговоры. – Да и эта его идея про поездку – замечательно просто!

– Чем? – удивилась Васька.

– Тем, что так вовремя, что аж загляденье! Надо только придумать, как бы Сашку сюда опять заполучить! Туфлю-то мы не можем вечно прятать!

Собственно, именно этому выводу Аня и была обязана весьма ранней побудкой!

– Аааань! Ааааань! Вставай! Мы там всё уронили, когда туфлю доставали!

– Ааа? – Аня с трудом открыла глаза. – Мяуш? Скккко времни? Скккккко? Четыре утра? Да ты издеваешься? – от возмущения даже голос прорезался.

– Не шуми, мужа разбудишь! – строго велел Мяун. – Пошли, дело есть! Заодно и соберешь там всё!

–Нет, обнаглели котики!!! – думала Аня, собирая рулоны бумажных полотенец и добывая из-под них Анину туфлю. – Слушай, а куда ещё три делись? Ну, было же семь!

–Четыре! Осталось четыре, а не семь! – авторитетно заявил кот. – Не спорь, это не очень важно!

Аня с трудом удержала рвущуюся из глубин фразу о том, что кто-то много на себя берет, но решила выслушать, что именно он скажет в своё оправдание. И была вознаграждена! Правда, не недостающими полотенцами, а идеей!

– Не, не выйдет! Она очень верный человек. И этот паршивец нипочём от неё не отстанет!

– Про паршивца сейчас речи нет. Думаем о Саше. Под каким предлогом её можно опять позвать?

–Ну, это просто! Она шьет великолепно! И кстати, обещала мне брюки сшить! Так что позову на рукоделие.

– Вот и отлично! Не забудь ей об этом утром сказать. А может, как-то пометить, чтобы не забыла?

– Я тебе помечу! – грозно прищурилась Аня.

– Да я ж не в том плане! Я на друзей дома не разбазариваюсь! Я – ценное оружие против врагов! – гордо отрекомендовал себя Мяун, и отправился отдохнуть перед плетением интриг и заговоров! Да, у всех свои увлечения, кто макраме плетет, а кто и интриги! Котики предпочитают последнее, им так жить интереснее....

Глава 6. Говорящий кот и философ

– Разные бывают люди! – авторитетно вещал Мяун. Он важно восседал на столе и оглядывал внимающую аудиторию. Аудитория местами похрапывала и похрюкивала сквозь сон, но, что со щенка-то взять? А местами притворялась, что вовсе даже и не слышит. Получается, что внимал только Дик, Васька же старательно изображала равнодушие. Но, Мяуна, как опытного оратора, это не смутило!

– Так вот, мы сейчас рассуждаем о мужчинах! Бывают нормальные, ну с тараканами в голове, конечно, но, это у всех людей так и у мужчин и у женщин, бывают странные, а бывают философы!

– Олег – самый лучший! – преданно заявил Дик.

– Никто не спорит, что Олег твой самый лучший! – хмыкнул Мяун. – Речь не об Олеге, а о философе, который портит нам жизнь!

– Нам? – удивилась Василина.

– Ну, конечно! – Мяун вздохнул, как профессор математики, выяснивший, что студент пятого курса не знает таблицу умножения. – Сашка эта ходит и плачет, ходит и плачет! Одних бумажных полотенец сколько изведено! А есть как?

– Ты ешь бумагу? – удивился Дик.

– Бульдоги бумагу не едят! – сквозь сон прохрюкала Плюшка.

– Никто не ест бумагу! – рассердился Мяун! – Но, у меня пищеварение портится от её рыданий, и настроение тоже портится! – Мяун подозревал, что в ближайшее время бумажные полотенца закончатся, и ему придется давать ответ, куда он дел остальные рулоны.

 

– А чем философы так страшны? – Васька всё-таки не выдержала и полюбопытствовала.

– Тем, что берут чужую мудрость и размахивают ей перед другими как тряпкой! – вздохнул Мяун. И выворачивают любую фразу под себя, делаю окружающих пылью подлапной! Вот, например: «Благородный в душе безмятежен. Низкий человек всегда озабочен», это хорошо сказано, конечно, но не тогда, когда говорится мужчиной своей девушке! Вроде как он благороден, потому что безмятежен, а она низка, потому что озабочена как бы заработать денег.

– То есть он её с грязью смешал? – уточнила Васька. – А зачем ей такое?

– Она когда-то знала, зачем. А теперь уже и забыла точную причину! – непонятно объяснил Мяун. – Он просто запутал её в словах, пустых, ничего не значащих. Нормальные мужчины не нанизывают слова и не трясут этой связкой, чтобы она гремела и сбивала с толку. Они дело делают! Работают, живут!

– А ненормальные? – живо заинтересовалась Васька.

– Не делают, соответственно. Ничего хорошего не делают. Трудно потому что. Легче изображать. Работу, любовь, интерес, дружбу, – кот грустно смотрел в окно, явно вспоминая кого-то, а потом встряхнулся и продолжил, – Да! Так вот вернёмся к философам.

– Бульки не едят философфф! – сквозь сон проскрипела Плюшка.

– А вот и напрасно! – отреагировал Мяун, – Ели бы, глядишь, меньше бы разные болтуны людям и котам голову морочили!

– Ну, а сделать-то ты что можешь? – Васька подергала шкуркой на спине. – Этот как его… Денис, у Саши живёт, а ты тут живёшь! Как ты отсюда его там достанешь!

– Клином! – уютно пофыркал Мяун. – Клин вышибают клином! Понятия не имею, зачем, но это нам подходит!

Сашка действительно отлично шила! Любила эти заниматься и теперь просто отдыхала, смётывая для Ани будущие брюки.

– Как у тебя уютно! Сказка просто! А мне что-то даже домой не хочется!

– Опять лекции читал? – Аня подозревала, что есть в этом нечто совсем уж неправильное! Дениса этого она не переваривала с третьего курса, когда Сашка их познакомила. Вид романтический, конечно, но на Сашку смотрит, словно он академик, а она только-только читать научилась! Типа «закрой рот, дура, я ещё ничего не сказал». Нет, бывают, конечно, такие неумные девицы, кто же спорит, но Сашка-то – умница. Аня с трудом заставила себя в ответ философу не хамить, когда он попытался и ей продемонстрировать «мудрость веков», и с тех пор прилагала максимум усилий, чтобы с ним встречаться как можно реже. Ей и так приходилось постоянно слушать о нем от Сашки! Любовь зла, и такого можно полюбить, но, хорошо бы уже и разлюбить как-то можно было! Без глобальных потерь!

Денис обычно чувствовал себя умиротворенным и счастливым! По Конфуцию это было правильно! «Счастливого человека очень просто узнать. Он словно излучает ауру спокойствия и тепла, движется неторопливо, но везде успевает, говорит спокойно, но его все понимают. Секрет счастливых людей прост – это отсутствие напряжения!» Он вообще напрягаться не любил, и старался свою жизнь строить в соответствии с изречение великого мудреца! И особенно ему грело сердце то, что мудрец-то тоже был обычным человеком, а поднялся путем размышлений на невиданную высоту. Денису и самому казалось, что он, познав мудрость Конфуция тоже там, рядом с ним, ну или почти рядом! И уж, по крайней мере, значительно выше, чем все остальные. Когда он вслух, или про себя произносил великие изречения, они все, словно были написаны про него! Он – высок, а все остальные только оцениваются им, его суждениями, служат живыми иллюстрациями для его возрастания в мудрости!

– Оценивая мирские дела, благородный муж ничего не отвергает и не одобряет, а всё меряет справедливостью! – Денис любил произносить эту фразу. Он сразу ощущал себя истинно благородным мужем! Не в смысле похода в ЗАГС, конечно, а в смысле величия своей натуры!

Но, в последнее время, обычное умиротворенное его настроение, было каким-то немного менее умиротворенным. Во-первых, дурацкая командировка Саши! Она уехала, и ему самому пришлось после работы что-то делать, покупать, готовить, а это отвлекало от размышлений! Есть в кафе и ресторанах он не мог, было дороговато! Ходить к родителям каждый день было неприятно. И отец и мать и брат настаивали на том, что он должен устроиться на другую работу, жениться, взять себя в руки!

– Глупые люди! – сокрушенно вздыхал Денис над несовершенством своих родственников. – Как говорил мудрец «Выберите себе работу по душе, и вам не придется работать ни одного дня в своей жизни»! – да, но пока такой работы ему почему-то не предложили, и его вполне устраивало перекладывать бумажки в одной конторе за минимальную зарплату. Когда коллеги злились из-за его безразличия, ошибок и невнимательности, он вспоминал «Не тот велик, кто никогда не падал, а тот велик – кто падал и вставал», и ещё «Я не огорчаюсь, если люди меня не понимают, – огорчаюсь, если я не понимаю людей». Он старался их понять. И даже пожалеть. Ведь окружающим всегда трудно осознавать, насколько незаметный и скромный сотрудник Денис морально выше, чем они все! Конечно, от этого и раздражение и крик!

Он понял, что решение уехать от всего этого серого и ординарного, единственно верное! Оставалось только сказать об это Саше! И вот, он едва дождался её возвращения, осчастливил идеей, а она… Денис горько и тяжело вздохнул. Даже мудрому человеку трудно смириться с тем, насколько глупы женщины! Она попыталась его отговорить, потом начала плакать, и утверждать, что он не хочет хоть немного понять её саму, а это уже было недопустимо! Ведь великое выражение мудреца гласит «Остерегайтесь тех, кто хочет вменить вам чувство вины, ибо они жаждут власти над вами»! По-хорошему надо бы гордо удалиться, чтобы Саша прочувствовала, что её укоры бестактны. Но, удалиться было некуда, не к родителям же! Поэтому он каждый вечер, возвращаясь домой, дожидался Сашу с работы, и пока она готовила ужин, рассказывал ей, как ему нужно ехать на ГОА! И дело шло к тому, что она должна согласиться, но тут она начала ходить к подруге! Каждый вечер! А возвращаясь, уже ни про что слушать не хотела.

Денис сделал вывод, что это воздействие Анны! Её он отлично знал! Тщеславная, низкая разумом и не склонная к самосовершенствованию девица всегда ему не нравилась! Явно она наговаривает на него и сбивает с толку его девушку! Он решил отправиться с Сашей и вывести её подругу на чистую воду!

– Ань, я прямо и не знаю, как сказать… – Сашка позвонила после обеда и голос у неё был странный.

– Так и скажи, по-русски и прямо!

– Я, наверное, сегодня не приду! Я ничего не поняла с Денисом, и видимо, лучше пока дома побуду.

– Да случилось-то что?

– Он… Ну, попросил взять его к тебе в гости! – на самом-то деле, Денису и в голову не пришло просить! Он просто сообщил Саше, что идёт с ней к этой её подруге! Все доводы о том, что это может быть неудобно, были отметены как несущественные!

– Так приходите вместе! Чего ты переживаешь! – Аня мрачно усмехнулась. Вот уж точно на ловца и зверь бежит! Она постаралась на работе не задерживаться, а когда сообщила новость Мяуну, тот распушился, засверкали яркие глаза, воинственно изогнулась спина, короче картина под названием «Великий тигр выходит на охоту» было представлена в полной мере.

– Отлично! Это великолепно и гораздо лучше, чем я мог надеяться! Только, позвони Олегу! Срочно! Пусть он перехватывает Илью и везет в гости!

– Мяуш, а зачем тебе Илья-то?

– Пригодится! У разумного кота в хозяйстве всё пригодится! – мурлыкнул Мяун.

Глава 7. Говорящий кот и великий мудрец

Мяун восседал на столе, задумчиво жуя кусок колбасы, ловко утянутый с доски.

– Мяуш! Ну, неужели нельзя из миски поесть? – Аня вздохнула.

– Льзя! То есть можно, но так вкуснее! Привкус добычи! – задумчиво ответил кот. – И не отвлекай меня! Я думаю! У нас враг на пороге, а мы ещё с половиной плана!

– Мы вообще без плана! Мы все ждем твоё озарение! – хихикнула Васька с холодильника. – И почему он враг?

– Вась, тебе Сашка нравится? – покосился на кошечку Мяун.

– Нууу, меньше, чем Аня, конечно. Но, ничего, приятная!

– А ты знаешь, кто этот Конфуций, о котором всё время талдонит этот её Денис?

– Понятия не имею! – честно призналась Васька.

– А я вот имею! Я как-то жил у алкоголика, который очень уважал этого типа! Не фыркай! Алкоголик учителем философии работал, кстати!

– Преподавателем, наверное? – уточнила Аня.

– Ну, да. Не суть! Суть в том, что ему было все без разницы, кроме выпивки и этого Конфуция! – Мяун вздохнул. – Ммммммерзейший тип, между нами!

– Преподаватель или Конфуций?

– С Конфуцием я лично знаком не был! – с достоинством открестился Мяун. – Но, некоторые его изречения так мне обрыдли! Так что, ему повезло! За какие-то фразы, я бы ему в тапочки с наслаждением бы того… Написал!

– Преподавателю? – уточнила Василина.

– Конфуцию! – в сердцах ответил Мяун. – Так что, боюсь, в разговоре мне лучше не участвовать, а то не сдержусь и с этим Денисом…

– А как тогда? И зачем ты Илью велел позвать? – заинтересовалась Аня.

– Для контраста! Он спасать будет!

– Кого?

– Меня, наверное! Ваську бы логичнее, но я Васькой рисковать не буду… – задумчиво произнёс Мяун. – Только надо будет куда-то убрать Олега…

– Так! Вот с этого момента поподробнее! – твёрдо велела Аня. – От чего тебя спасать, и как, куда и зачем я должна супруга убрать? Страшно интересно как-то вдруг мне стало!

– Почти стихами заговорила… – одобрил Мяун. – Понимаешь, я полезу с балкона на дерево. Вооон на то! И буду орать. Громко! А Олега не должно тут быть! Потому что иначе он меня спасать кинется, а нам это ни к чему! Ты попросишь помочь Дениса, он откажется, тогда начнёт действовать Илья!

– Погоди-ка… А почему ты так уверен, что Денис откажется! – удивилась Аня, ловко расставляя тарелки по столу.

– Ой, да я тебя умоляю… – картинно вздохнул Мяун. – Могу поспорить на колбаску!

– А как Илью удержать от того, чтобы он не кинулся тебя сразу спасать? – заинтересовалась Васька.

– Ну, можно сказать, что он здоровый, ну большой очень! Ветки могут того… Хрясь и всё!

– Нет! Мне этот план не нравится! Хрясь и всё с нашего этажа – это уже насмерть! – замотала головой Аня.

– Да я тебя умоляю… Не полезет он никуда! Как только Денис откажется, а Илья согласится, я сам к нему в руки прыгну! Чего приличными людяяяями разбазариваться? – потянувшись, зевнул Мяун, – То есть людьми раскидываться? – поправился хозяйственный кот.

– Ну не знаю… – сомневалась Аня, ловко убирая остатки колбаски из-под слишком уж предприимчивых и загребущих кошачьих лап.

– Ты хочешь, чтобы твоя лучшая подруга была обречена на страдания? – патетически возопил Мяун, горестно вздыхая по удаляющейся колбасе и одновременно филигранно утягивая с блюда колбасу уже порезанную. – И фы фмофефь фмытфеть ей ф глафа? – прочавкал он, быстренько запихав украденный кусок в рот.

– А Мяун колбасу утащил! И не поделился! – моментально наябедничала Василина.

– Мяуш! Как тебе не стыдно! Лапами в блюдо!

– Я коготком! – оправдался кот. – А с ябедами не разговариваю! – хмуро сообщил он Ваське. – Осталась только одна проблема! Как убрать Олега! – он перевел взгляд на Дика и радостно воскликнул: – Проблем нет! Дик попросится гулять!

– Зачем? – удивился Дик. – Я потерплю.

– Нет! Не потерпишь! – категорично заявил Мяун. – Тебе срочно захочется в кусты!

– Зачем? – Дик склонил голову набок, озадаченно разглядывая кота.

– Пописать! – обреченно вздохнул кот.

– Так я потерплю! – Дик радостно подтвердил свою воспитанность энергичным кивком головы.

– Тогда не пописать, а наоборот! – сообщил ему Мяун.

Морда Дика сморщилась. – Я это не пью! То, чем писаю!

– Ооооооо!!! – взвыл Мяун, пытаясь постучаться головой об стену. – Да я не про то! По другой надобности! Давай я тебе на ухо скажу!

Дик потянулся, Мяун прошипел ему в ухо что-то этакое, что при приличных говорящих кошках говорить не полагалось. И Дик снова озадаченно сморщился.

– Я и это потерплю!

– Ааааааа! Дайте мне собаку посообразительнее! – взвыл Мяун. Его взгляд упал на Плюшку и он простонал. – Плюша, если я тебе дам сосиску, ты можешь сделать вид, что тебе очень хочется пописать?

– За сосиску я и не только вид сделать могу! Я и пописать могу, куда скажешь! – протявкала Плюшка.

– Нет, нам только сделать вид надо! – отказался Мяун от столь щедрого предложения, отказался, но на всякий случай запомнил! А вдруг понадобится! – Надо упросить Олега, чтобы он тебя повёл погулять, и потянуть его в парк, подальше от дома. Поняла?

 

Плюшка с энтузиазмом закивала головой. Она вообще была сообразительна и сразу припомнила главное правило! А именно, что бульдоги сосиски едят!!!

Мяун быстро перейдя от отчаяния до воодушевления, стянул кусочек сыра, половинку слопал сам, остальное подвинул к холодильнику и указал на него Ваське. Не разговаривать можно, а вот провоцировать ябеду на новые откровения – неразумно!

– Ну, что же! Теперь главное не впасть я ярость не порвать этого ммммерзкого типа раньше времени! – с энтузиазмом заявил он.

Илья с удовольствием согласился приехать к Олегу. Во-первых, надежда на продолжение знакомства с Сашкой грела ему душу. А во-вторых, у друга было весело, вкусно, приятно и спокойно. Настолько, что ему иногда даже не хотелось снова туда идти! Парадокс, но объяснимый! Нет, он не завидовал. Просто, когда у всех всё плохо, кажется, что твоя история – обыденность, и это нормально, и все бабы корыстные суки, а когда видишь, что не все, начинаешь думать, а может и прав был тот чудной кот, когда уточнял, чем он-то себе жену выбирал? Да, бывшая была яркая, фигуристая, внимание на неё не обратить было сложно, вот он и обратил! И не только он, как потом выяснилось… Хорошо хоть детей не нажили! У Ильи родители развелись, когда он был подростком и тот ужас, когда семья разваливается на куски, он помнил отлично! Ни за что не хотел бы такое для своего сына или дочки! Ну, и хорошо, что не никого нет! Лучше так! Одному-то спокойнее! А… А может, и нет? Сашка ему понравилась. Красивая, только не такая, как его бывшая. Та сразу на него стойку сделала, как охотничья собака! А эта… Ну, познакомилась, да, мужчина какой-то, сидит напротив, и ладно. Не, он всё-таки хотел бы продолжить знакомство!

– Или я пойму, что они все – суки, или пойму, что не всё! – сделал гениальный вывод Илья. – Что так, что эдак – я в плюсе!

– Ты чего под нос бормочешь? – уточнил Олег, выезжая на забитую транспортом улицу.

– Да вот плюсы подсчитываю! От приглашения в гости. А Сашка одна придёт? Она же с кем-то там живёт? – Илья изобразил абсолютное равнодушие.

– Да, только я не понял, это мужик, или одноклеточное с претензией…

– Жалуется? – Илья терпеть не мог, когда бабы о своих мужиках лишнее на людях трепали. Приди домой и скажи, чего не так, а не мети языком, где ни попадя, да при посторонних!

– Не, она при мне вообще о нём молчит. А мы с Аней её подвозили, так я его сам видал. Терпеть не могу, когда девушка сумки тащит, а рядом её спутник изящно налегке гарцует! – Олегу и правда это было дико видеть. Отец никогда маме не позволял таскать тяжести, и уж тем более, если сам идёт с ней. Он и Аню отучал от этого! Зачем одной покупать и нести что-то тяжелое, если можно мужу сказать? Мужчина-то на что?

Илья припомнил тоненькую Сашку и хмыкнул…

– Как-то, даже интересно стало посмотреть на её гарцующее одноклеточное с претензией, – подумалось ему.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15 
Рейтинг@Mail.ru