Кряк и Белоглазые карлики

Ольга Николаевна Кучумова
Кряк и Белоглазые карлики

Конец августа выдался на удивление теплым. Стояло настоящее «бабье лето». Вековые дубы были украшены золотистой листвой. Яркими красноватыми пятнами выделялись грабы. Алые грозди рябины дразнили перелетных птиц.

По лесной дорожке шел белобрысый загорелый мальчик лет двенадцати с веснушками на вздернутом носу, а также две девочки чуть меньшего возраста. Одна была с блестящими каштановыми локонами и голубыми с длинными ресницами глазами, а другая – сероглазая, с белой, очень нежной кожей, немного длинным острым носиком и тоненькими косичками пепельного цвета. В руках у детей были плетенные корзины, наполненные грибами. Мальчик сучковатой палкой слегка раздвинул опавшую листву и радостно воскликнул:

– Мартинка, Язя, идите скорее сюда, я нашел шикарный гриб!

– Ух ты, – восхитились девочки, – какой ты молодец, Кряк! А как он называется?

– Это белый гриб, – важно сказал Кряк, срезая пузатый крепкий грибочек с лакированной шоколадного цвета шапочкой.

– Бабушка обрадуется, – сказала Мартинка, – она очень любит белые грибы. Но, к сожалению, он у нас первый. У меня – сплошные сыроежки.

– Ты забыла, что я нашла семейку лисичек. А у Кряка много опят. Это у тебя сплошные сыроежки.

– Девочки, не надо ссориться, – вмешался паренек. – Я думаю, что если мы пойдем в ту часть леса, что подальше от поселка, то там будет грибов гораздо больше.

Мартинка огорченно посмотрела в свою корзиночку. Она набрала грибов меньше всех. Решив срочно исправить такую вопиющую несправедливость, девочка быстро пошла вперед, заглядывая под все кусты и деревья. Фортуна улыбнулась Мартинке, и она тоже нашла белый грибочек с шоколадного цвета шляпкой на белой толстенькой ножке. Язя сделала недовольную гримаску, она не хотела отставать от Мартинки. В это время девочки услышали радостный возглас Кряка:

– Идите скорее сюда. Я нашел замечательную полянку. Здесь мы наберём полные корзины.

Девочки бросились на зов и увидели очаровательную лужайку, там и здесь виднелись коричневые шляпки, выглядывающие из травы. Окрестности огласились радостными криками – дети бросились собирать грибы.

– Ну ты молодец, Кряк! – сказала Язя, вытирая пот со лба. – Найти такую поляну – это дорогого стоит. Мое лукошко уже полное!

– Никогда не собирала за один раз столько грибов, да еще белых! – поддакнула Мартинка. – Бабушка будет в восторге. Она приготовит свой вкуснейший пирог с грибами и луком.

– Можно идти домой, – сказал Кряк. – Мы сегодня свою задачу выполнили.

Дети повернули обратно, но очень скоро выяснилось, что они сбились с пути.

– Что-то мне кажется, что мы не по этой дороге шли, – неуверенно сказала Язя. – Что ты скажешь, Мартинка? Ты же здесь знаешь каждый уголок.

– Я никогда не была в этой части леса, – вздохнула Мартинка. – Поэтому не знаю, что и сказать.

– Спокойно, девочки, не волнуйтесь. Сейчас мы найдем обратную дорогу, – уверенно произнес Кряк.

Дети блуждали уже довольно долго. Кругом были красивые вековые дубы с позолоченной листвой. Ласковое солнце припекало спину. Весело чирикали птички. Девочки порядком подустали.

– Ну, Кряк, и завел же ты нас… в чащу леса, – недовольно сказала Язя.

Но мальчик просто фонтанировал идеями.

– Сейчас, сейчас мы выйдем на правильную дорогу. Я думаю, нужно пойти вон туда, – парнишка показал пальцем в сторону извилистой тропинки.

– Конечно, туда мы еще сегодня не ходили, – сказала ехидная Язя.

Но Кряк, не слушая девочку, бодро зашагал по лемной тропинке. Подружки последовали за ним, не понимая толком, куда же они идут.

– Здесь вообще какое-то болото, – возмущенно сообщила Язя, – зачем ты нас туда завел?

– Я думала, что у нас в лесу нет никаких болот, – удивилась Мартинка.

– Как видишь – есть! – фыркнула Язя.

– Что это? Кажется, я вижу какой-то домишко. Просто убогая хибара прямо на краю болота, – сказала Мартинка.

– Давайте подойдем поближе и посмотрим что это, – преложил любознательный Кряк.

– Вот еще, нам пора домой, нас взрослые заждались, – сказала Язя с недовольным видом.

Но Мартинка и Кряк уже направились к домику, расположенному под большим засохшим дубом, в который вероятно попала молния.

– Эта хижина – более, чем странная, – присвиснул Кряк.

– Я такого в жизни не видела! – сказала Язя, тоже подтянувшаяся к коллективу.

Домишко и впрямь оказался очень необычным. Он был расположен как бы вверх ногами, внизу – крыша. А в окошко, которое играло роль входа, вела хлипкая лестница.

– Такое впечатление, что ураган перевернул хижину крышей вниз и так оставил, а у хозяев поставить домик обратно не хватило сил, – предположила Мартинка.

– Интересно, там кто-нибудь живет? – заинтересовалась Язя.

– Да ты что, – сказала Мартинка, – кто в таком домике сможет жить? Он же перевернут вверх дном. Да и такое впечатление, что дом вот-вот развалится.

– Но ведь в окно ведет лесенка, кто-то же её поставил, – заметил Кряк.

Дети обошли вокруг дома.

– Кто это? – вдруг спросила Мартинка, показывая в сторону просеки.

– Судя по внешнему виду, это хозяйки домика, – съязвила Язя.

По дорожке шли две весьма странные особы, ростом примерно с Кряка.

Одна девочка была черноволосой, с коротко и неровно подстриженными волосами. Одежда её была весьма оригинальной. Голову украшала соломенная шляпа с широкими полями. На ней был одет комбинезон, одна штанина которого существенно короче другой, куртка была вывернута наизнанку и застегнута на спине. Ноги её были обуты в резиновые сапоги разного цвета и размера.

Вторая девчушка выглядела еще более экстравагантно. Цвет её волос был даже не рыжий, а, скорее, – оранжевый. На голове была потрепанная кепочка, на лице – очки в дымчатой оправе. Молодая особа красовалась в тельняшке, она была подпоясана широким кожанным ремнем, на ней были одеты шорты и высокие зеленые охотничьи сапоги. Образ довершали крупные пластмассовые серьги малинового цвета.

Утонченная Язя была шокирована увиденным. Все правила хорошего вкуса, усиленно вбиваемые девочке аристократичной тётей Гертрудой, были грубо попраны.

– Привет, девчонки, – непринужденно сказал Кряк. – Это вы здесь живете? – он показал на хижину.

– Да, это наш дом, – расплылась в улыбке черноволосая барышня, выплюнув предварительно жвачку. – Правда, он клёвый?

– Отличный дом! – восхитился Кряк, который сам одно время жил в лесу на дереве. – А как вы добились, что он стоит вверх дном?

– Очень просто. Недавно случился сильный ураган, вот дом и перевернуло. Мы и решили, что так даже лучше. Кстати, меня зовут Марго, а это, – девочка ткнула пальцем в оранжиевоволосую барышню, – моя кузина Элли.

Она кокетливо протянула руку Кряку.

– Меня зовут Кряк, – ответил на пожатие паренёк, – а это – мои подруги Мартинка и Язя. – У вас в руках удочки, сачок и ведра. Вы ходили на рыбалку?

– Да, мы чудесно порыбачили. Вот, поймали целое ведро лягушек. Хотите попробовать? Мы сейчас же их сварим.

Язя поперхнулась, а Мартинка побледнела.

– Нет, спасибо, мы сыты, – поспешно сказал Кряк, широта взглядов которого не распространялась так далеко. – А можно посмотреть дом внутри?

– Заходите, – гостеприимным жестом пригласила Марго.

Кряк полез по хлипкой лесенке в окно, девочки последовали за ним.

В домике все тоже было наперекосяк. Кровать прибита к потолку, труба у крохотной печурки выходила на улицу через отверстие в стене, на рассохшемся столике стояла куча баночек и скляночек. По углам висела паутина.

– А зачем у вас кровать прибита к потолку? Вы что, там спите? – заинтересовалась Язя.

– Да, я там сплю, – гордо сказала Элли. – Привязываюсь ремнями. Мне кажется, это очень прикольно.

– Да, конечно, прикольно, – поспешила согласиться Язя.

– А давайте, мы сейчас угостим вас чаем, – предложила Марго.

Друзьям неудобно было отказаться, и они согласились. Элли быстренько разожгла печурку.

– Что вы хотите, чай или кофе? – cпросила она.

– Я не отказалась бы от кофе, – сказала Язя, – просто обожаю этот напиток.

– У нас есть кофе! – радостно откликнулась Марго. – Сейчас я его найду.

Девочка встала на колченогую табуреточку и попыталась дотянуться до криво прибитой полки, на которой громоздились жестяные баночки с надписями: «Чай», «Кофе», «Соль», «Сахар», «Перец».

– Вот, кажется, я нашла! – радостно сообщила девочка, доставая обшарпанную банку.

– Там же написано – «Сахар», – сказал Кряк.

– Ну и что, это же ничего не значит, вот смотри, это – кофе.

Марго, открыв крышку, сунула баночку под нос Язе. Язя чихнула.

– Это же перец! – возмутилась она.

– Точно! – согласилась Марго.

– Тогда, наверное, кофе в баночке с надписью «Чай», – преположила Элли.

Марго опять полезла на табуретку. Чтобы дотянуться до банки с надписью «Чай», ей пришлось встать на цыпочки. Она уже почти дотянулась до желаемого, но в это время раздался треcк, и полка оборвалась. Все банки попадали на голову бедной Язи, на которую посыпались сначала сахар,потом соль, и, наконец, девочку накрыло облако из муки.

Мартинку, которая стояла поодаль и нисколько не пострадала, разобрал смех. Язя, аккуратистка и чистюля, на которой было накрахмаленное голубое в нежный цветочек платье, стояла с головы до ног обсыпанная мукой и хлопала белыми ресницами.

– Ой, ой, ой, ой, – закудахтала Марго, – ну не расстраивайся! Подумаешь, так даже прикольно.

Она принялась чистить впавшую в ступор Язю довольно пыльной щеткой.

– Я же тебе говорила, что кофе в банке с надписью «Соль», – сказала Элли.

Она разожгла печку, но едкий дым пошел во все щели и заполнил комнату.

– Она немного чадит, – сказала Элли, показывая на печку и обмахиваясь газетой. – Сейчас, сейчас огонь будет гореть нормально.

 

– Ничего себе – немного чадит, – сказал Кряк, вытерая слезящиеся глаза.

В это время Язя, наконец, пришла в себя и заорала:

– Что вы наделали! Меня же тетя Гертруда убьет, – расстроенная девочка показала на испорченное платьеце.

– Ну ладно, ладно, – засуетилась Марго, – давай я его постираю. А ты пока одень мои брючатки.

Девочка достала малиновые брюки с дыркой на коленке.

– Нет уж, – твердо сказала Язя, ужаснувшись видом брюк. – Мы лучше пойдем.

– Да, – встрепенулся Кряк, – нам уже пора.

Он как ни в чем не бывало галантно поклонился.

– Мы уже опаздываем к ужину, – сказала Мартинка. – Приятно было познакомиться!

– Ну как хотите, – нисколько не огорчилась Марго. – Нам тоже было ужасно приятно.

– Приходите к нам еще, – сказала гостеприимная Элли. – Мы тут собираемся за диким медом, это такая вкуснятина!

– Конечно, придем обязательно, – уверил девушек Кряк.

Он подтолкнул Язю и Мартинку к выходу.

В это же самое время тётя Агата и бабушка блуждали по лесу в поисках грибов. Пожилым женщинам сегодня не очень везло. Бабушка все-таки нашла немного белых грибов, а подслеповатая тетя Агата норовила сорвать какую-нибудь поганку, хотя эти попытки пресекались, а подобные находки безжалостно выбрасывались.

Наклонившись к очередному грибочку, тетя Агата вдруг услышала какой-то странный шум. Подняв голову, она увидела какое-то страшное мохнатое чудовище, надвигающееся прямо на неё. Пожилая женщина заорала и замахала руками. Чудовище отпрянуло.

– Агата, чего ты испугалась, – засмеялась бабушка. – Это же маленький лосёнок. Наверное, он просто потерялся.

От неожиданности тетя Агата присела на пенёк и поправила на носу очки. Приглядевшись, она увидела маленького лосёнка, который неуверенно топтался неподалёку.

– Бедненький, ты, наверное, потерялся. На, съешь кусочек хлеба с маслицем!

Лосёнок быстро сжевал угощение, после чего лег на землю и положил голову на колени тёте Агаты, печально глядя ей в глаза. Пожилая женщина машинально почесала ему за ухом.

– Как ты думаешь, что ему от меня надо? – жалобно спросила тётя Агата сестру.

– Наверное, он думает, что ты – его мама, – захихикала бабушка.

– И что мне теперь с ним делать? – спросила озадаченная тётя Агата.

– Попробуй объяснить, что его мама – это лосиха. Пусть постарается разыскать, куда она подевалась.

– Бедненький, ты такой маленький и беззащитный, – запричитала тётя Агата. – Иди, иди в лес, тебе нужно найти свою маму.

Пожилые женщины быстро пошли по дорожке. Лосёнок засеменил вслед за ними. Тетя Агата и бабушка прибавили ходу, но четвероногий преследователь не отставал. Тогда женщины быстро побежали, надеясь оторваться от надоедливого животного, но тот тоже прибавил ходу.

В этот момент запыхавшаяся тётя Агата лоб в лоб столкнулась с Язей, которая от неожиданности выпустила из рук корзинку и рассыпала грибы.

– Язя! – обрадовалась тетя Агата. – Что ты тут делаешь? Боже мой, сколько ты набрала грибов!

Тут подоспела бабушка.

– А где Кряк ? – cпросила она.

– Да вот же он, рядом со мной, – сказала Мартинка, стоящая неподалеку.

Тут бабушка увидела Язю и обомлела.

– Ты почему такая чумазая? – всполошилась она. – Что это за белый порошок у тебя на волосах и на платье?

– Это пыль, – объяснила Язя, не моргнув глазом. – Случайно вымазалась, не повезло мне сегодня. Зато грибов насобирала целую корзину.

Девочка принялась собирать рассыпавшиеся грибы. В суматохе все забыли про лосёнка, который стоял и терпеливо ждал, когда на него обратят внимание.

– Что это за мохнатое животное? – поинтересовался Кряк.

– Это лосёнок. Он уже полдня ходит за тётей Агатой. Наверное, принял её за свою маму, лосиху, – ехидно прокомментировала бабушка.

Тётя Агата польщенно заулыбалась.

– Какой хорошенький, – восхитилась Язя, – у него такие большие печальные глаза!

– Знаете что, – сказал Кряк, – раз этот лосёнок потерялся, то мы должны помочь ему найти его маму!

Мальчик решительно пошёл по направлению к животному. Но лосёнок испугался, стремглав бросился в чащу леса и через минуту скрылся из виду.

– Куда это он испарился? – изумилась тётя Агата.

– Он, наверное, понял, что ты не его мама, – засмеялась бабушка. – Пойдемте же скорее домой, Гертруда нас заждалась к обеду.

Единственная близкая родственница Язи, тётя Гертруда, гостила у родных Мартинки. Она как раз приготовила обед. На ней был белый накрахмаленный передничек. Кухня сверкала чистотой. Тётя Гертруда была довольна принесенной добычей.

– Какие вы молодцы, дети, – восхитилась она. – Я даже не думала, что вы найдете столько белых грибов! Больше надеялась на бабушку и тётю Агату.

– А нам было некогда, за Агатой целый день бегал лосёнок, – пожала плечами бабушка.

Тут тётя Гертруда наконец обратила внимание на Язю и чуть в обморок не упала.

– Язя, деточка, что я вижу! Ты почему такая грязная?

–Ничего страшного, просто я нечаянно упала в яму, – бодро сообщила девочка.

– Сейчас же пойди помойся и переоденься! – строго сказала тётя Гердруда. – Разве я тебя учила быть такой неряхой?

– Так я и знала, что она меня сейчас начнет строить и воспитывать, – пожаловалась Язя Мартинке, когда девочки умывались и переодевались в своей комнате. – Наверняка она приготовила суп из чечевицы и морковный пирог, полезный для зрения. А я уже привыкла к вкусным котлеткам и пирожкам твоей бабушки!

Девочки спустились в столовую.

– У нас сегодня суп из чечевицы и морковный пирог, полезный для здоровья, – радостным голосом объявила тётя Гертруда.

Мартинка с энтузиазмом принялась за еду, ведь она половину дня гуляла по лесу. Но суп ей показался странным на вкус, пирог тоже не оправдал ожиданий. Язя сидела с кислым видом. Один Кряк ел с завидным аппетитом.

– Гертруда, ты уже закончила ремонт в вашем с Язей новом доме? – спросила бабушка.

– Да, слава Богу, мы все сделали к началу нового учебного года. Осталось расставить мебель в некоторых комнатах. Я так рада, что мы переехали из хутора, где у нас был не дом, а развалюха, и даже не было приличной школы. Какая Язечка молодец, что нашла клад, замечательные редкие черные жемчужины. И теперь мы имеем возможность переехать в город.

– Я, вообще-то, тоже принимал участие в поисках клада, – шепнул Кряк Мартинке.

– И я, – сказала Мартинка. – А как послушаешь тётю Гертруду, то всё это – только заслуга Язи.

– Кряк, – спросила бабушка, – сколько у тебя осталось жемчужин?

– Я продал одну, потому что мне срочно нужны были деньги. Но три жемчужины у меня остались, – ответил мальчик.

– Если продать эти жемчужины, – сказала тётя Гертруда, – то можно купить добротный дом в городе. И еще останется на оплату хорошей школы. А первое время Кряк бы мог пожить у нас.

– Я думаю, это очень хорошая мысль, – оживилась бабушка. – Кряку нужно наконец обрести собственный дом. Не может же он вечно жить в лесу на дереве. И, конечно, ему нужно поступить в хорошую школу.

– Ты согласен поехать с нами в город, Кряк? – спросила тётя Гертруда.

– Конечно, – без колебаний ответил мальчик, – я уже достаточно попутешествовал и хочу пойти учиться. У меня большие пробелы в знаниях.

– А можно, Мартинка тоже поедет с нами, – неожиданно попросила Язя. – Мне так не хочется с ней расставаться. В городе школа лучше, чем в посёлке. И мы бы вместе стали заниматься бальными танцами.

– Я могу приглядеть также и за Мартинкой, – улыбнулась тётя Гертруда. – Если её родители, конечно, согласятся.

– Если Мартинка хочет учиться в городе, то мы не возражаем, – сказала мама. – Тётя Гертруда вполне может присматривать за ней и Кряком. Ну а мы будем приезжать в выходные.

– Ура, – обрадовались дети. – Мы все вместе едим учиться в город!

– Только пообещайте, что будете старательно учиться и слушаться тётю Гертруду.

Дети с воодушевлением согласились.

– В таком случае мы уже завтра уезжаем в город, поэтому нужно собираться. – констатировала тётя Гертруда. – Мы должны прибраться в новом доме и успеть подать документы в школу.

Ну что же, никто и не возражал, собираться, так собираться. Если бы они могли только предположить, что их ожидает в городе…

Новый дом, который купила тётя Гертруда, был просто великолепен. Крепенький каменный двухэтажный особнячок с красной черепичной крышей и маленьким, но уютным садиком был расположен на окраине городка.

– Крыша старая, но очень прочная, черепица к черепице, – важно рассказывала тётя Гертруда, с гордостью демонстрируя своё приобретение. – В садике мы посадим шпалерные розы и лилии. Внизу есть подвал, на первом этаже – кухня, гостиная и библиотека, а на втором этаже находятся три спальни. Есть ещё и чердак.

Дети с любопытством вошли в дом. Полы сверкали свежей краской, на стенах наклеены новые обои пастельных тонов, потолки покрашены белой краской. В просторной гостиной находился большой камин. Белая с цветным витражом дверь вела на кухню, где еще явно не хватало мебели и посуды. Из прихожей отдельный вход вел в библиотеку, где старинные дубовые шкафы ломились от книг.

– Эти книги нам остались от прежнего владельца, – похвасталась тётя Гертруда, явно довольная своим новым приобретением. – Тебе нравится, Язенька? Пойдемте на второй этаж, я вам покажу ваши комнаты.

Дети заинтересовались. Они поднялись по дубовой резной лестнице.

– Я буду жить в этой комнате, – тётя Гертруда показала довольно большую и светлую комнату, в которой красовалось трюмо и стояла старинная кровать с балдахином.

– Вот в этой комнате будет жить Кряк, – женщина продемонстрировала довольно маленькое, но уютное помещение. – А вот и комната для девочек, побольше. Мы туда поставим дополнительную кровать для Мартинки.

Девочки с любопытством вошли в длинную и узкую, г – образную комнату. Через секунду красная от возмущения Язя выскочила в коридор.

– Тётя Гертруда, вы с ума сошли, да? Вы же купили дом рядом с кладбищем. И окна нашей комнаты выходят прямо на его аллеи!

– И что такого? – удивилась тётя Гертруда. – Подумаешь – кладбище! Да оно старинное, это уже скорее памятник истории. Зато дом продавали очень дёшево.

– Я даже знаю – почему! – сказала Язя.

– Я и не рассчитывала такой дом купить, – как ни в чём не бывало продолжила тётя Гертруда. – Но хозяева спешно куда-то уезжали и продавали за полцены. Разве он не хорош? И даже с садиком.

– И еще рядом с кладбищем! – фыркнула Язя.

Тётя Гертруда обиделась и поджала губы. Пауза затянулась. Обстановку разрядил Кряк.

– Отличный дом! – с энтузиазмом сказал мальчик. – Просторный, красивый, тут даже чердак есть. А если не хотите жить с окнами, выходящими на кладбище, то я спокойно могу, меня это не напрягает. А вы можете устроиться в другой комнате, она хоть и меньше, но с видом на улицу.

Язя, поняв, что деваться некуда, пошла на компромисс, но всё равно весь вечер сильно сердилась. Тётя Гертруда старательно делала вид, что ничего не происходит.

Несколько последующих дней прошли в интенсивных хлопотах. Кряку поручили привести в порядок садик. Он с энтузиазмом принялся выкапывать сорняки, пустившие глубокие корни.

– Надо же так запустить садик, – возмущалась тётя Гертруда, высаживая купленные на рынке саженцы роз и кустик жасмина. – Весной мы тут разобьем еще и небольшой огород, будем выращивать зелень, огурчики и клубнику.

Девочки выдраивали дом, а поскольку он был двухэтажным, то работы было непочатый край. Тетя Гертруда купила вторую кровать в комнату девочек, а также необходимую мебель в гостиную и кухню. Чтобы как-то загладить свою вину перед Язей, недовольной выбором дома, тетка раскошелилась на подарок. Купила племяннице миленькое платье, синее с белоснежным кружевным воротничком. Язя холодно поблагодарила и по-секрету сообщила Мартинке, что наряд ужасно старомодный. Тогда неуёмная тетя решила повести племянницу в парикмахерскую, чтобы привести в порядок перед школой. Мартинка, которая до этого не разу не была в парикмахерской, тоже сильно хотела пойти. Но девочку оставили дома рыхлить в саду грядки.

Недовольная Мартинка выкапывала сорняки, когда вдруг услышала странные звуки. Она прислушалась, подумав, что показалось, но звуки не прекращались. Мартинка бросила тяпку и зашла в дом. Около двери в библиотеку дежурили озабоченные Кряк и тётя Гертруда.

– Что случилось? – спросила изумленная Мартинка.

– Язя заперлась в комнате, рыдает и никого не хочет видеть, – сообщил Кряк.

– Язенька, что с тобой случилось? – позвала Мартинка.

– Кажется, её неудачно подстригли в парикмахерской, – пояснил Кряк.

– Очень даже хорошо её подстригли, – встряла тётя Гертруда. – Не понимаю, что ей опять не понравилось. Сделали такую аккуратненькую стрижечку, убрали эти её ужасные косички.

 

– Стрижечку? – ужаснулась Мартинка, знавшая, как гордитсяся подруга своими длинными волосами. – Язенька, пусти меня, пожалуйста!

Дверь тихонько приоткрылась, Мартинка зашла внутрь и ужаснулась.

Язю было не узнать. Вместо аккуратных косичек у неё теперь была новая прическа – прямая, очень короткая челка и длина, чуть прикрывающая уши. Новая стрижка настолько не шла девочке, что у Мартинки даже не возникло никаких лишних вопросов.

– По-моему, очень даже живенько, – сказала подоспевшая тётя Гертруда.

Язя, похожая на общипанного воробышка, весьма невежливо предложила своей тёте покинуть помещение. Ситуацию спас Кряк. Он подошел к красной от злости Язе и что-то потихоньку ей начал говорить. Девочка сначала ничего не хотела слушать и мотала головой, но постепенно начала успокаиваться. Тетя Гертруда и Мартинка с облегчением вздохнули.

– Что тебе сказал Кряк? – спросила удивленная Мартинка, когда все ушли спать, и подружки остались вдвоём в своей комнате.

– Он мне сказал, что сильный человек никогда не показывает на публике своих слёз. А волосы – они отрастут. – Девочка грустно вздохнула.

– Вот и правильно, – оживилась Мартинка. – Ни к чему тебе так расстраиваться. Ведь мы завтра впервые идем в новую школу, а у тебя будут красные опухшие глаза. К тому же, не так плохо тебя и подстригли.

Язя сердито посмотрела на подругу, и Мартинка поспешно замолчала. Девочки решили лечь спать, ведь им завтра нужно было рано вставать в школу.

Ночью подруги проснулись от странного шума.

– Мартинка, – позвала Язя, – ты слышишь, такое ощущение, что на чердаке кто-то есть.

– Да, я тоже слышу какой-то тихий шорох, – ответила девочка, напряженно прислушиваясь. – Как ты думаешь, что это может быть?

– Всё что угодно, – пожала плечами Язя. – С тех пор как тётя Гертруда прикупила этот дом рядом с кладбищем, можно всего ожидать.

– Пойдем, спросим Кряка, – предложила весьма встревоженная Мартинка.

– Неудобно, – неуверенно сказала Язя. – Он, наверное, спит давно. Опять скажет, что мы трусихи.

Некоторое время девочки лежали в своих кроватях и, натянув до подбородка одеяла, напряжённо прислушивались. Через некоторое время странные звуки повторились.

– Может, все-таки сходим к Кряку, – тихо спросила Мартинка.

Язя быстро согласилась. Девочки постучались в комнату Кряка. Мальчик тоже не спал. Он стоял возле окошка и всматривался в темноту.

– Кряк, ты слышал звуки, которые доносятся с чердака? – спросила Мартинка.

– Тихо, не мешайте, – нетерпеливо сказал мальчк.

– Что ты там увидел? – cпросила Язя.

– Мне кажется, по кладбищу летают какие-то светящиеся шарики, – сказал довольный Кряк. – Посмотрите, кажется еще один полетел. Как красиво!

У девочек подкосились ноги.

– Вы что-то хотели? – наконец обратил внимание паренек.

– Ты не слышишь шорохи на чердаке? – спросила Язя.

– А? – переспросил Кряк, не отрывая взгляд от окна. – Какие еще шорохи?

– Ну прислушайся, – терпеливо сказала Мартинка, не решаясь подойти к окну.

– Вам, наверное, как всегда показалось, – раздражённо сказал Кряк.

В это время явственно послышался непонятный шум.

– Гм, – почесал затылок мальчик. – Что это было? Пойдемте, посмотрим что там такое происходит на этом чердаке. Я возьму с собой фонарик.

Он решительно вышел в коридор. Девочки последовали за ним, неуверенные, что хотят идти на этот непонятный и пугающий чердак. Оно им надо?

Кряк поднялся по узкой винтовой лестнице на чердак и открыл люк, который не был заперт.

– Залазьте же сюда, – позвал девочек Кряк.

Язя и Мартинка, трясясь от страха, поднялись на чердак. В слабом свете фонарика можно было увидеть сложенные в кучу старые вещи, два сломанных стула, какие-то коробки. Но ничего подозрительного не было видно. Звуки тоже прекратились.

– Наверное, вам показалось, – сказал Кряк, отряхиваясь от пыли. – Вы такие впечатлительные!

Утром тётя Гертруда с трудом разбудила Мартинку и Язю, которым нужно было собираться в школу. Кряк же оставался дома. Он должен был начать заниматься с частным преподавателем, чтобы ликвидировать пробелы в своем образовании и как можно скорее догнать своих сверстников.

– Тётя Гертруда, Вы случайно не слышали сегодня ночью шума? – спросила Мартинка.

Язя продолжала дуться на свою тётю и избегала общения с ней.

– Я спала как младенец, ничего не слышала, – ответила тётя Гертруда.

– Повезло Вам, – пробормотала Язя.

– Что ты сказала, Язечка? – медовым голосом спросила тётя, чувствуя себя немного виноватой.

– Да так, ничего, – буркнула себе под нос Язя.

Девочки отправились в школу.

– Я ужасно хочу спать, – пожаловалась Язя. – Не представляю, как смогу сидеть на занятиях.

– Конечно, мы же полночи лазили по чердаку, – кивнула Мартинка, зевая.

Школа представляла из себя двухэтажное каменное здание. Внутри было очень мило. Стоял запах свежей краски, окна сияли чистотой, на подоконниках стояли разнообразные цветы. Преподавательница была молодой худенькой женщиной в очках с черной оправой. Её звали мадам Инесса. Она сделала девочкам замечание, потому что они непрерывно зевали.

Рейтинг@Mail.ru