Новая Зона. Привычка выживать

Ольга Крамер
Новая Зона. Привычка выживать

Глава 3

Хмурый охранник на новых посетителей смотрел без интереса. Со скучающим видом он обыскал Ирма, забрал у него оружие и протянул металлическую пластинку с номером ячейки, в которой остался на хранение «Хеклер-Кох».

– А чего один? – Когда охранник заговорил, Ирм сморщился от неприятного запаха его гниющих зубов. – Сейчас такие времена, что даже самые отчаянные одиночки напарников себе ищут.

Вопросительно вскинув бровь, наемник молча перевел взгляд на Виту, которая протягивала охраннику свой АЕК. Вышибала, в свою очередь, никак на этот жест не отреагировал, словно Виты рядом вообще не было. Подобными шуточками в «Тантале» никогда особо не разбрасывались. А если Вита попала бы в Бар с оружием, у охранника могли возникнуть серьезные проблемы. Резким движением сталкерша вернула ствол себе на плечо, преодолевая еще несколько убитых временем и сыростью ступенек.

Тошнотворно пахло дешевым табаком, грязными телами, туалетом и дешевой едой. Все это смешивалось в такой ядреный коктейль из запахов, что у Ирма невольно заслезились глаза. Однако уже через пару минут его нос привык.

Просторное помещение было почти полностью забито людьми: они стояли у длинной барной стойки, сидели за металлическими столами, которые в свое время были принесены из соседнего кафе, спали на матрасах у стен, липли к местным официанткам, спорили, ругались, группы сталкеров обсуждали и выстраивали будущие маршруты, напивались, искали работу, негромко завывали песни под гитару.

– Похоже, ты в представлениях здесь не нуждаешься. – Ирм обернулся к девушке.

Ее не досмотрели на первом блокпосте, не забрали оружие на входе в бар, и ей единственной, по сути, из присутствующих посетителей сего заведения, не принадлежащих «Танталу», даже слова никто не сказал по поводу того, что она зашла с оружием. Вита хмурилась и испуганно пожимала плечиками.

– Ты это кому? – Какой-то пьяный сталкер, споткнувшись о свои же ноги, налетел на Ирма.

– Ну не тебе же. – Наемник оттолкнул от себя пьяное тело.

Группа сталкеров, уже приметившая Ирма, загоготала, а выпивший охотник за удачей, явно их знакомый, смачно ввернул: «Очередной дурачок…» Охотники за удачей снова захохотали, но смех их быстро перерос в общий прокуренный кашель. Несмотря на всю оскорбительность фразы, Ирм не обиделся. Дурак – как известно, не более, чем инакомыслящий. Думать не так, как эти не самые интеллектуальные парни, было даже похвально.

Но тут же в голову парня пришла страшная догадка, что эти слова могли касаться не его, а Виты. Может, эта девчонка в Зоне сознательно подбирала людей, которые тронулись умом, и его она тоже приняла по ошибке за умалишенного. Ведь смех сталкеров не мог быть вызван только его ответом. Они могли что-то знать о Вите, что-то очень важное не для них, но для Ирма. Наемник задался вопросами: «Зачем ей может быть все это надо? Может, на свихнувшихся ставят эксперименты? Или ищут таких, как я, подсаживают на наркотик и создают отряды отмычек, которые хоть по минному полю пойдут за очередную дозу? Или работают на Бармена все за ту же дозу? Тогда понятно, почему Виту пропустили в Бар, не досмотрев хотя бы условно».

От Ирма шарахались. Лучшего, конечно, ждать и не стоило: наемников недолюбливали, а тут еще и свихнувшийся, похоже, боец. Но его удивило другое. Виту, спокойно шагавшую рядом, никто даже не попытался усадить рывком на колени, отмочить в ее сторону сальную шуточку или колкость. Вита была девушкой симпатичной даже по меркам Ирма, который на Большой земле никогда не был обделен женским вниманием. Что уж говорить про некоторых местных бродяг, которые пили дешевый алкогольный суррогат и курили самые отвратительные сигареты. Вся надежда этих бродяг на личную жизнь – такая же бродяга. И вновь у Ирма в голове зашевелились неожиданные мысли и теории: «Может, Вита чем-то больна? Тогда понятно, почему оголодавшая сталкерня ее будто не видит. Или девушка из какой-то особо зверской группировки, которая даже этому люду не по зубам, а каждый ее адепт имеет неприкосновенность». Ирм напряг все свои знания по обитателям Зоны, но тоже – ни-че-го. Местный сброд не боялся даже черта лысого. Парню захотелось все это спросить у напарницы напрямую. Он обернулся, открыл было уже рот, но быстро прикусил язык. Не сейчас.

– Что заказывать будешь? – не спросил, а пробормотал бармен, пялясь в плоский экран телевизора, но, однако, держа для получения денег одну руку наготове. Виту не заметил и он.

– Я тут человечка одного ищу, – начал Ирм, – Ньюса. Не подскажешь, где он тут обитает у вас?

– Справочное бюро направо и по лестнице наверх, – буркнул недовольно бармен и повернулся к ребятам спиной.

– Черт бы тебя побрал. – Ирм достал из внутреннего кармана несколько зеленых купюр и придавил их тяжелой ладонью к барной стойке.

Бармен дрогнул и медленно развернулся, окинув купюры хмурым взглядом.

– В семьдесят первом павильоне Ньюс твой. – Деньги перекочевали к бармену, и он небрежно ткнул пальцем в карту с планировкой ВДНХ.

Ирм медленно кивнул.

– Дождись девяти часов, на базе развод будет, а у тех, кто не в карауле, – свободное время. Его принято проводить там.

– Тогда продай пачку сигарет. – Наемник положил еще купюру на стойку, и через мгновение на ее место легла самая дешевая пачка сигарет. Ирм уже забыл, когда курил подобную дешевку.

– Идем. – Не желая здесь больше задерживаться, парень махнул спутнице.

– Вот же псих. – Бармен усмехнулся, подавился слюной и закашлялся.

Получив обратно свое оружие, Ирм вышел на улицу, вдохнул вечерний воздух и внимательно посмотрел на Виту.

– Оно, конечно, может, и не мое дело, – произнес Ирм и попытался подавить инстинктивное желание закурить, – но тебя тут то ли не уважают вовсе, то ли боятся до потери сознания. Впервые вижу, чтобы у кого-то, входящего в Бар, не забрали оружие.

Присев на импровизированную скамейку, которой служил здесь старый ящик, наемник губами вытащил все же одну сигарету из пачки, чиркнул зажигалкой, но та выдала только пару искорок вместо огня. Чиркнув еще пару раз и не получив результата, Ирм отбросил бесполезную зажигалку в сторону.

В это время мимо проходил молодой парень. Он задержал взгляд на наемнике и прибавил шаг.

Начало темнеть, на базе зажглись мощные прожекторы.

– Ага, – кивнула Вита, – настолько боятся, что даже оружие не забрали и ужин не предложили. Вероятно, опасались отравить ненароком местной жратвой.

Девушка вытащила изо рта напарника так и не прикуренную сигарету и постаралась догнать только что прошедшего мимо сталкера.

– Молодой человек! – крикнула девушка. – Боец, огонька не найдется?

Когда Вита бодро двинулась вслед за танталовцем, уходящим нервной походкой к своему штабу, Ирм только покачал головой. Он даже взгляд опустил.

Боец на зов девушки не реагировал: как шел себе целеустремленно вперед, так и продолжил идти. Вита догнала его и приблизилась настолько, что смогла рассмотреть сержантские погоны и шеврон группировки.

– Товарищ сержант! – Девушка была в паре шагов от мужчины. – Товарищ сержант! – громче сказала Вита, почти крикнула. Только глухой мог ее сейчас не услышать, а таких в «Тантал» не берут.

Сержант даже плечами в ее сторону не повел, да что там – плечами, он будто выключил все рефлексы и так и не повернулся на звонкий женский голосок.

– Да сколько можно! – в порыве гнева не закричала, а уже заорала Вита. – Сколько можно делать вид, что меня здесь нет?! Вы что, сговорились здесь все? Это не смешно!

Крича в спину быстро удаляющегося сержанта, девушка эмоционально жестикулировала.

Танталовца, еще мгновение назад идущего быстрым шагом, вдруг что-то подняло в воздух, метра на три над землей, и в таком положении на пару секунд зафиксировало, но только для того, чтобы резко отшвырнуть сталкера, словно пушинку, в сторону. Сержант с мокрым шлепком упал вниз.

На помощь товарищу по оружию, бросая перед собой гайки и постоянно бросая взгляды на показатели детектора аномалий, бежали сослуживцы.

Ошеломленный Ирм, словно зомбированный, наблюдал за ровным полетом гаек. Первая, вторая, третья – они преодолевали расстояние легко и беспрепятственно. Вот одна шлепнулась в то место, откуда вихрь подхватил сержанта. Гайка упала и неподвижно лежала – никакая аномальная гравитационная сила ее не тревожила.

Бойца подняли и, аккуратно придерживая под руки, увели.

– Это ведь не я, правда? Просто так совпало. Он в аномалию попал – так нелепо и глупо, – говорила Вита быстро, часто заикаясь, от переполнявших эмоций ей не хватало воздуха, чтобы договорить хотя бы слово.

Оцепеневший наемник не сразу понял, что Вита, какая-то особенно холодная и дрожащая, прильнула к нему и схватила его ладонь. Ирм, не в силах оторвать взгляд от места, где, по его мнению, должен был быть эпицентр аномалии, сжал ее ладонь инстинктивно.

К месту трагедии быстро прибывали люди. Один солдат, что-то крича, достал из нагрудного кармана пару фальшфейеров и бросил их в ту сторону, откуда сержанта подхватила вверх неведомая сила. Расчет был правильным: будь там гравитационная аномалия, свечу бы просто отбросило в сторону павильона. Цилиндрик, рассыпая красные искры, упал на асфальт и весело покатился. Послышалась отборная брань, а через секунду в глубине бара завыла сирена оповещения. От павильона, куда увели сержанта, к искрящимся файерам побежали танталовцы с тяжелым дозиметром и до нелепости большим детектором аномалий. Отовсюду начали появляться сталкеры. Шли они осторожно, медленно, опасливо оглядываясь по сторонам, сжимая оружие, и перешептывались. Кто-то начал молиться, кто-то, особо нервный, от испуга и полного непонимания происходящего выстрелил в воздух, но оружие сразу у него забрали.

– Это не я. – Только теперь Ирм услышал причитания Виты.

Все еще смотря на искрившееся представление, наемник, повинуясь странному инстинкту, обнял Виту, развернул ее от набежавших сталкеров спиной и повел подальше отсюда. Он потянул ее сначала в сторону Бара. Но в дверь, откуда доносился пьяный смех и громкая музыка, он не свернул, а повел девушку дальше.

 

За спиной уже царила полная неразбериха. Пьяные сталкеры, ринувшиеся из бара на звук сирены, столкнулись с суровыми танталовцами, и началась типичная свалка, где одни кричали, вторые стреляли, а третьи пытались всех унять.

Ирм остановился у пустынного места, рядом с павильоном номер девять, который был почти разрушен паразитирующей на нем аномалией. Сюда не доходил свет прожекторов, потому даже по нужде свернуть за угол разваливающегося павильона в голову никому не пришло бы. В нос неприятно бил запах резины. Ирм включил фонарь, чтобы осмотреться, и заметил целую гору старых покрышек, которую облюбовало вьющееся растение. Наемника передернуло от недавних воспоминаний от схватки с хищным сородичем этого вьюна. Или не этого. Черт его знает, Ирм в ботанике не разбирался. Если бы он знал в школе, что однажды его захочет убить растение, возможно, учился бы лучше. Но это стало для него хорошим уроком: он понял, что надо быть разносторонне развитым. Неизвестно, какие из наук, которые раньше он считал бесполезными, могут пригодиться.

Вита шокированно смотрела то на свои руки, то на Ирма и что-то шептала. Наемник выглянул из-за шин в сторону аллеи, но никого не заметил. На всякий случай он снял пистолет с предохранителя – если эти паникеры доберутся сюда, он сможет защитить Виту.

– Не аномалия это была. – Ирм встал прямо напротив девушки, глядя ей в глаза. – Никакая, к черту, это не аномалия! Мы прошли по этой дороге сегодня, прямо перед сержантом по ней слонялся пес! Ты хочешь сказать, что гравитационные аномалии только на танталовцев срабатывают?!

Ирм уже кричал. Страх в нем быстро перерастал в злость. Парень втянул холодный воздух в легкие и на секунду закрыл глаза. И тут он вспомнил то, что все это время крутилось у него в голове.

– Ласка… помнишь ласку? Там, в парке? – Наемник хлопнул себя по лбу с таким видом, будто школьник вспомнил теорему. – Это тоже не аномалия была! Это была ты!

Как будто осознав что-то невероятное, Ирм попятился, посмотрел на Виту со страхом и немым вопросом – так, будто перед ним стояло самое опасное создание Зоны. Так оно и было, но наемник пока полностью этого не мог понять.

– Кто же ты такая на самом деле, Вита? – Заметив, что девушка побледнела еще сильней, Ирм робко улыбнулся. – Будь ты хоть книжной принцессой, я твоих замков расколдовывать не буду. Разве что изменю форму обращения на «ваше высочество».

– Пожалуйста, не уходи! – Вита вытянула перед собой руки, будто пытаясь ухватить парня.

Ирм и сам не заметил, как продолжал пятиться от своей напарницы.

– Мне страшно! Если ты меня оставишь, я пропаду! Совсем пропаду! Помнишь первую ночь, когда я нашла тебя? – Ирм рефлекторно отрицательно качнул головой. – Тогда случилось то, что напугало меня. Но в ту ночь я все это списала на электрическую аномалию, что была поблизости.

Сталкерша ловко забралась по шинам и дотянулась до лампочки, висевшей под козырьком. Та давно уже не горела. Генераторов здесь не было, а провода перегрызли крысы.

Выкрутив лампочку, девушка спрыгнула вниз, подошла к наемнику. На все это действо Ирм смотрел недоуменно, а его правая рука сжимала цевье автомата.

– Смотри, – сказала Вита.

Аккуратным движением, словно не доверяя себе, она взяла лампочку за цоколь и вытянула руку перед собой. Спираль накаливания сначала нехотя моргнула, но через несколько секунд ожила, освещая бледное, удивленное лицо Виты. Глаза девушки были огромными от испуга, ведь она до последнего не верила, что у нее получится.

– Это аномальная энергия, – не своим, из-за пересохшего горла, голосом заговорила Вита. – В кафе, где мы ночевали в первую ночь, я испугалась, но подумала, что так вышло только из-за присутствия рядом аномалии «Тесла». Тело – хороший проводник элктричества. Даже случаю с лаской я нашла оправдание. Но сейчас все более-менее понятно. – Лампочка перегрелась и, расколовшись на мелкие стекла, рассыпалась на асфальт. – Вернее, я ничего не понимаю. Я не причиню тебе вреда, ты только не оставляй меня, хорошо? Я ведь однажды спасла тебя, настала твоя очередь.

Когда Ирма за руку взяла эта испуганная девушка, которая за минуты превратилась из опытного проводника в загнанную и несчастную девчонку, ему трудно стало оставаться безучастным. На него искренность всегда действовала магически. Может быть, потому, что он никогда не рассчитывал на это и на честных людей смотрел как на дорогие картины за стеклом в галерее. Вита, еще пару часов назад строгая, уверенная в себе и немного грубая, сейчас была беззащитна и трогательна. Увидев ее такой, Ирм перевел дух и постарался всем своим видом показать расположение. За всю жизнь его еще никто не просил просто не уходить. А особенно – человек, спасший ему жизнь.

– Не бойся, – прошептал Ирм и сел на шину. Он посмотрел на осколки лампочки, хрустнувшие под ногами. – Кем бы ты ни была, ты поступаешь как хороший человек и выглядишь подобающе. А, как известно, если что-то выглядит как утка, крякает как утка и к тому же летает, то это и есть утка. Хотя, пожалуй, как у нас появится свободная минутка, я бы сходил с тобой к ученым. Ты только за это время не поджарь меня, как эту лампочку. – Ирм кивнул под ноги.

Суматоха рядом с центральным корпусом затихла, и Ирм кивнул девушке.

– Давай сначала найдем Ньюса. – Парень посмотрел на часы. Без пяти девять. – К сожалению, времени у нас не так много. Если Джеф узнал что-то действительно важное, одна Зона знает, чем все это может обернуться.

Не успели напарники отойти, как пирамида из шин тяжело рухнула.

– Это опять ты? – опасливо спросил он у Виты, но та уже не знала, что и ответить.

Толпа, собравшаяся после странного происшествия с летающим сержантом, постепенно рассеивалась. Сейчас на месте предполагаемой аномалии вели дискуссию только два молодых парня – судя по дешевой экипировке, явно новички.

– Чертовщина какая-то. – С озадаченным видом почесывая подбородок, один из них многозначительно смотрел перед собой. – Не было тут аномалии, и детектор ее не засек! Еще ни одна аномалия такой силы не появлялась из ниоткуда и в никуда не исчезала.

Ирм сбавил шаг, прислушаваясь к разговору.

– Давай еще раз попробуем.

– Ну, если ты самый умный тут, то давай, вперед. Танталовцы с детекторами ничего не обнаружили, а ты со своей грудой железа легко найдешь разгадку.

– Да заткнись ты, – обиженно ответил другой парень своему коллеге и бросил на злополучное место «светлячка».

«Светлячком» называли небольшой и совершенно безобидный артефакт, похожий на китайскую игрушку, купленную в цирке. Внешне он выглядел как светящийся тусклым светом шарик. Его использовали обычно вместо болтов и гаек те отчаянные охотники за удачей, которые передвигаются по Зоне только ночью. Ирм тоже сейчас следил за этим шариком, хотя отлично понимал, что в ловушку тот не угодит. Артефакт покатился по разбитому асфальту, преодолел несколько метров и замер.

– Вот видишь, – расстроенно сказал товарищу самый разговорчивый. – Ничего. Идем лучше отсюда, вдруг опять аномалия перекочует сюда.

– Не кочующая это аномалия! – с видом знатока заявил обладатель «светлячка». – Тут что-то другое.

Находящийся в состоянии покоя шарик вдруг резко взмыл в воздух и начал с небольшой амплитудой раскачиваться.

– Артефакт мне в рот. – Молодые люди испуганно попятились.

Боковым зрением Ирм заметил Виту, которая вытянула перед собой руки и стеклянным взглядом смотрела на артефакт. Ее тоненькие пальчики двигались в такт раскачивающемуся артефакту.

– Потрясающе, – шептала Вита. – Ирм, смотри.

Артефакт, повинуясь девушке, взмыл выше, а после упал на землю и потух. Ирм никогда еще не видел разрядившегося «светлячка».

– Прекрати. – Наемник схватил девушку за руку. – Не создавай вокруг себя лишних проблем. Их и так хватает.

Семьдесят первый павильон выглядел удручающе.

Ирм опасливо оглянулся и посмотрел на ротонды Главного входа ВДНХ, над которыми раньше возвышалась скульптура «Тракторист и колхозница». Сейчас остался только тракторист – и тот без головы. Наемник кивнул своим мыслям и краем глаза заметил движение в правой ротонде. Света прожектора, закрепленного рядом с орденом Отечественной войны на капители павильона, не хватало, чтобы рассмотреть, кто или что там движется. Ладонь нащупала приятный холод металла. Ирм сделал несколько шагов влево и, не сводя глаз с ротонды, начал подниматься по ступеням. Мутантам сюда, конечно, попасть было бы очень трудно, но трудно – не значит невозможно. Береженого Зона бережет.

Потянув на себя ручку тяжелой двери, а тяжелой она была из-за того, что проемы, где были раньше стекла, забили грубыми досками, Ирм пропустил перед собой Виту.

Внутри было темно, мрачно, очень сыро, угнетающе, но по-своему уютно. Здесь не было шумно. Здесь, опять же, не били в нос резкие запахи и в целом было довольно спокойно. На полу, на старых матрасах, спали сталкеры, за импровизированными столами устроились игроки в шашки и нарды, по соседству ужинали небольшие группы людей с символикой группировки на плече, которые тихо, чтобы не разбудить спящих, что-то обсуждали. На Ирма никто даже не посмотрел.

– И как мы будем искать Ньюса? – негромко, словно ее мог кто-то помимо Ирма услышать, спросила Вита. В ответ напарник сделал приглашающий пройти за ним жест.

Немного зная информатора, Ирм сделал вывод, что искать его надо там, где играют в азартные карточные игры. Был за ним такой грешок. Но компаний, играющих в карты, Ирм нашел только две, и ни в одной из них не было Ньюса. Уже отчаявшись, Ирм хотел предложить Вите присесть где-нибудь и подождать его. Однако долго искать и ждать не пришлось: наемник приметил знакомый силуэт в неизменной кожанке и целеустремленно направился к нему.

Вальяжно вытянув вперед ноги, Ньюс сидел в автомобильном кресле и внимательно изучал что-то на экране смартфона.

– Ночера доброго, – поздоровался Ирм.

Ньюс не сразу и совсем нехотя поднял голову, но как только увидел Ирма, вскочил на ноги аки разжатая пружина.

– Ирм, чертяга, рад тебя видеть живым и здоровым. – Он протянул руку для рукопожатия.

Но по лицу информатора наемник понял, что видеть его не рады, тем более живым.

– Ты тут по делу? – встретившись с суровым взглядом Ирма, быстро заговорил Ньюс. – Или отдохнуть, ночку переждать?

– Не надейся, – ухмыльнулся наемник. – Я по твою душу. За должком. Помнишь, надеюсь?

Ньюс был мужиком умным и верным своему слову, но тем не менее прослыл трусом. За жизнь свою он очень боялся, поэтому частенько прятался за чужие спины, чего, в общем-то, не стыдился. Но, несмотря на это, Ирм симпатизировал ему именно из-за его деловых качеств. Если Ньюс что-то обещал найти – он находил. Он доставал информацию из своих достоверных источников, обрабатывал ее и преподносил на блюдечке с голубой каемочкой. Брал он, правда, за свои услуги деньги большие, но полностью их оправдывал.

– Обижаешь. – Ньюс ухмыльнулся и махнул рукой. – Я человек слова и человек благодарный. Если обещал – значит, выполню. Что ты хотел разузнать?

– Про человечка одного. Ты его знаешь.

– Заинтриговал.

– Джеф, – негромко, будто до их разговора кому-то было дело, ответил наемник.

– О как. – Ньюс не смог скрыть удивления. – А что случилось? Давай, рассказывай.

Наемник еще раз покрутил головой по сторонам. Рядом находилась только парочка сталкеров, играющих в нарды со скучающим и уставшим видом, – сержант и лейтенант группировки. Прикинув, что им до него дела нет, а остальные при всем желании разговор не услышат, наемник начал рассказывать:

– Тут такая ситуация нехорошая случилась. – Впутывать во все подробности Ньюса Ирм не собирался, а намеревался рассказать только то, что помогло бы в минимальные сроки найти Джефа. – Недавно меня в группе Джефа отправили на задание, но в ходе его выполнения мы попали в засаду. Как итог, группа – вся, кроме меня, – погибла. А Джеф пропал. Но я уверен в том, что он жив.

– С чего ты это взял? Может, его труп мутанты утащили в свои норы. Такое бывает.

– Бывает, – согласился Ирм. – Но не в этом случае. Понимаешь, с трупов сняли все оружие, и я обнаружил его потом в нашем схроне. Попасть туда чужому человеку почти невозможно. Тем более, зачем людям, которые нас расстреляли, возвращать туда оружие? А Джеф – человек, который не любит, когда добро пропадает. Все оружие один он бы не смог унести, а возвращаться он бы точно не стал – уже темнело. Значит, он делал это не один… Ты понимаешь, к чему я?

– Понимаю, – Ньюс медленно кивнул. – Хорошо, убедил. Но мне нужно больше информации. Место засады, любые мелочи, которые ты запомнил, время, что ты вообще знал об этом задании?

 

– Рядом с Университетом приборостроения, вечер вчерашнего дня, сутки прошли.

– Ну, за сутки можно вообще уже оказаться на другом континенте.

– Джеф в Зоне, я в этом уверен.

– Что за задание?

Ирм сморщился, сомневаясь еще, стоит ли посвящать во все Ньюса. Немного схитрив, солдат удачи ответил:

– Там один прибор был, который разработали айтишники. Мы его нашли и забрали. Джеф забрал.

С задумчивым лицом Ньюс запоминал информацию.

– Срок тебе до утра. Дело очень срочное. Я знаю, что ты сможешь это сделать.

Если бы не должок за его спасенную когда-то Ирмом задницу, Ньюс бы озвучил такую сумму, что даже для наемника с его выгодными заказами она показалась бы огромной.

– Разузнаю. Завтра в восемь утра давай встретимся в Баре. Но не опаздывай, а то очень много дел. Сам понимаешь…

Ирм кивнул – мол, понимаю – и пожал на прощание руку.

– Идем, – негромко сказал он доселе стоявшей молча Вите.

Лейтенант, кинувший кости на доску, обернулся вполоборота и внимательно посмотрел на Ирма.

– Ты чего? – спросил его товарищ по игре. – Давай, твой ход.

– Видел только что наемника? – Лейтенант уже не смотрел на деревянную доску.

– Ну видел.

– Он тебе не показался подозрительным?

– Киконин, у тебя в последнее время начала развиваться паранойя. На Большую землю тебе надо – отдохнуть. Наемник как наемник, не первый здесь такой и не последний.

Киконин же всем своим нутром чувствовал что-то неладное, но не понимал, что именно, оттого злился сам на себя. Не моргая, лейтенант провожал Ирма взглядом, а потом поднялся со своего места.

– Ты куда?

– Покурить, скоро вернусь.

Силы у наемника были на исходе: ныли ребра, болел от голода живот, гудели от усталости ноги. «Интересно, а чувствует ли усталость Вита? Что она вообще ощущает? Голод? Холод? Страх? О чем думает сейчас?» – Ирму хотелось знать ответы на все эти вопросы, но задавать их ей он не торопился, потому что ответы на них получить был пока не готов.

Сталкер поднялся по ступеням наверх, всем весом налег на тяжелую дверь и пропустил Виту.

Задумавшись, Ирм совсем перестал смотреть по сторонам и влетел в подвыпившего сталкера, который вынес свое бренное тело подышать свежим воздухом. Ирм был человеком крепкой комплекции и спортивного телосложения, потому худощавого парня, с которым столкнулся, сбил с ног. Парнишка упал, из рук его выпала бутылка с пивом, хмельной напиток разлился.

– Прости. – Ирм протянул парню руку, чтобы помочь подняться. – Я не хотел.

– Ты че, мужик, совсем охренел? Глаза дома забыл?

– Я извинился, – повторил Ирм, которому сейчас было совсем не до разборок. Если в этом пьяном придурке бушевали хмель, дурь и много энергии, то у уставшего наемника просто не было сил.

Неловко и не с первого раза пьяный сталкер поднялся, многозначительно хрустнул костяшками пальцев. Ирм напрягся и попятился.

Вид у этого парнишки был жалкий: камуфляжные штаны – самые дешевые, – в таких не ходили даже туристы, кроссовки, под кожанкой – грязный свитер, а теперь еще и со свежим пятном пива. Обычно в этом месте такие бродяги не ошиваются: они просто не доходят живыми. Оскалившись желтыми зубами, парень принял боевую стойку, не давая Ирму спокойно уйти.

– Мужик, не надо. Серьезно, не начинай. Я куплю тебе еще пива.

Но было уже поздно. Хмель отключил у молодого сталкера инстинкт самосохранения, и принуждать его к миру было бесполезно. Очевидно, парень в кожанке только и ждал момента для любого конфликта. Дури и энергии у таких обычно много, только направлены они не в то русло.

Ирм драться не любил и считал кулаки оружием идиотов.

Первую атаку наемник не проморгал, а ловко ускользнул от кулака, который должен был прилететь ему в нос. Ирм вообще не собирался наносить увечий этому молодому сталкеру. Если и приходилось драться, то Ирм предпочитал делать это с достойным противником, а не с пьяным борзым хлюпиком. Блокируя следующий предсказуемый удар, Ирм поднес левую руку к корпусу, защищая солнечное сплетение и живот.

Вторая – и тоже неудачная – атака только разозлила горе-бойца.

Стоило отдать ему должное: он хоть и был пьяным, но на ногах стоял вполне уверенно и элементарные приемы знал. По его взгляду, который скользнул вниз, ниже пояса, Ирм догадался, куда будет бить противник в следующую атаку, поэтому опустил левую руку, а правую вывел вперед, отразив тем самым удар в пах.

Все это быстро надоело наемнику, и он схватил молодого сталкера одной рукой за куртку под локтем, другой рукой ухватился за его плечо и яро, насколько хватало сил, дернул драчуна вверх и в сторону. Затем сделал маленький шаг вперед, к ноге любителя дешевого пива, и выполнил подсечку.

Парнишка упал в грязь, и Ирм прижал его коленом к земле. Наемник молча смотрел в глаза поверженного противника. Громкие и пафосные словечки боец не любил – считал, что они уместны в кинематографе, в жизни же все гораздо прозаичнее. Еще пару секунд противники сверлили друг друга взглядом: Ирм – спокойным и уставшим, парнишка – ненавидящим и яростным.

– Успокойся, – негромко попросил Ирм и больше его не трогал.

В гляделки они играли недолго. Наемник тяжело поднялся, повернулся к сталкеру спиной, понадеявшись на его благоразумие. Солдат удачи был уверен, что после такого поражения пьяный мозг взвесит все за и против и драчун поймет, что шансы у него есть только на новые травмы.

– Ирм, сзади!

Тело среагировало чуть быстрей, чем мозг успел обработать информацию. Ирм рефлекторно сгруппировался и упал на землю, закрыв голову руками. Поверженный не так давно сталкер решил нанести удар обидчику со спины. Сжимая в руке «розочку» из разбитой бутылки, парнишка разрезал ей воздух там, где секунду назад стоял Ирм. Остервенело взмахнув бутылкой, пьяный сталкер попытался снова накинуться на обидчика.

Ирм перекатился, неловко, из-за боли в ребрах, поднялся на ноги и замер, наблюдая за ужасной картиной. Молодого сталкера, который еще секунду назад был готов драться не на жизнь, а на смерть, неведомой силой отнесло и прижало к стене павильона.

– Вита! – крикнул Ирм.

Никакой реакции. Перепуганная и растерянная девушка не могла контролировать себя и свой страх.

– Вита, – тише повторил наемник, когда подошел к напарнице и обнял ее за плечи.

Драчун шмякнулся на землю. Хватаясь за горло и громко кашляя, он корчился на земле, жадно глотая воздух.

Только когда гравитационное поле, созданное девушкой, рассеялось, Ирм отпустил ее.

– Уходим, – тихо сказал наемник.

За всем этим наблюдал лейтенант. Он медленно затянулся сигаретой, безразлично посмотрел на корчащегося от боли паренька и уверенно шагнул было за наемником, но вовремя одумался. Вернее, испугался. Расчет у Киконина был очень прост, и в основе его лежала жадность.

Ирм был далеко не прост, в этом танталовец убедился уже не в первый раз за короткое время. И опасен.

– Мутант хренов. Сколько мне за тебя ботаники отвалят? – прошептал себе под нос лейтенант и скрылся в павильоне.

Завтра в восемь утра он собирался прояснить для себя некоторые вопросы, а пока нужно было переждать ночь и не дергаться.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17 
Рейтинг@Mail.ru