Новая Зона. Привычка выживать

Ольга Крамер
Новая Зона. Привычка выживать

Делал он все молча, сосредоточенно, нервными, дергаными движениями.

– Хотя нет. Ты поесть не хочешь?

– Куда идем? – Девушка проигнорировала вопрос Ирма.

– Искать Джефа. Ты слышала о группировке «Тантал»?

– Нет, – покачала головой Вита, просовывая руки в лямки своего рюкзака, который скинула сразу, как спустилась.

– Они далековато. До ВДНХ идти. Символично, кстати. «Тантал», Вита, – это очень мощный симбиоз различных группировок. Сначала это был торговый союз. Крупные торговцы, пользующиеся авторитетом, объединились, чтобы и в курсе всего быть, и цену примерно одну держать. Открыли несколько торговых, так сказать, точек по всей Зоне, куда приходили сталкеры, чтобы хабар сдать, экипировку купить, подлатать раны и банально отдохнуть. Потом к этим торговцам присоединились люди с Большой земли, но уже со своими интересами. Работодатели для охотников за удачей, короче говоря. Сталкерам они работенку за копейки подкидывали иногда, но кушать-то хочется всем. Потом к месту этому стягиваться стали все кому не лень. Тогда барыги поняли, что им нужна защита. Так получилась хорошо охраняемая база. Теперь там обитают и торговцы, и работодатели, и оружейники, и информаторы, отдыхает там и честной сталкер после рейда. Но я удивлен, что ты никогда об этом месте не слышала. Ладно, сама все увидишь. Или ты не со мной?

– С тобой, – закивала Вита.

Ирм и не сомневался в ответе девушки. Знал он таких людей – вроде Виты: если что-то начинают, то пойдут до конца. В данном случае было понятно, что пока девушка во всем лично не разберется, она не успокоится. Сам наемник против такой компании ничего не имел. Дорога предстояла не самая близкая, а в два ствола все же добираться надежней.

– С чего ты только взял, что его надо искать именно там?

– Ни с чего. – Ирм закрыл пирамиду. – Но там есть люди с большими связями. Обитает там, например, один человечек, за которым должок. Окружение его очень многочисленное и разнообразное – уши и глаза по всей Зоне. Он должен что-нибудь полезное нарыть.

Прощальным взглядом окинув схрон, Ирм ногой подвинул деревянный ящик под люк, забрался, подтянулся, едва сдерживая стон боли, и, выбравшись, протянул руку девушке, не надеясь уже, что она обратит внимание на приглашающий жест. Так все и было. Вита, которой не хватало роста, чтобы дотянуться до краев люка, подпрыгнула, ловко ухватилась, подтянулась, и только там уже Ирм вцепился в ворот ее плаща и вытащил.

– Неплохая физическая подготовка, – с уважением заметил наемник.

– Жизнь заставила, – ответила девушка, потирая ладони.

На маскировку схрона ушло еще какое-то время, и только убедившись в том, что доски замаскированного входа незаметны со стороны, сталкер достал прихваченный из схрона фонарь. Оказывается, когда они в потемках спускались, Ирм не заметил притаившейся у стены аномалии. Мало приятного было бы, если бы Ирм или Вита угодили в это горячее облако. Пар ошпарил бы так, что мама не горюй. Что примечательно, человек, стоящий даже на расстоянии вытянутой руки от аномалии, не чувствовал жара, пока не попадал в само горячее облако. Ученые давно ломали голову над этим феноменом, и даже Ирм слышал какие-то из теорий, но все их считал глупыми. Ведь чтобы ответить на все вопросы о природе аномалий, ученым давно уже надо было выйти за пределы всех наук.

За то короткое время, что они были под землей, погода сильно испортилась, заморосил мелкий дождь. В Питерской Зоне, говорят, погода была еще более переменчивой, но там многое связано с водой, которой город окружен. Сталкер натянул капюшон, затянул потуже завязки, чтобы тот не мешал обзору, и кивнул Вите.

– Я иду первый, ты держи дистанцию в семь шагов. Если увидишь что-то подозрительное, сразу говори. Мои команды выполняешь быстро и не обдумывая. Поднимаю вверх руку, ты оста… – Ирма не договорил, потому что Вита его перебила.

– Послушай. – В глазах девушки забегали злые чертики. – Давай ты не будешь учить меня. Сейчас ты нуждаешься во мне больше, чем я в тебе. Один ты вряд ли дойдешь, тем более со свежими ранами.

От такой наглости наемник потерял дар речи. Юная девчонка, которая на десяток лет его младше, устроила ему выговор и пыталась учить жизни. Нет, конечно, возраст в Зоне измерялся в первую очередь опытом, а не цифрами в паспорте, но по эго Ирма эта ситуация ударила.

– Хорошо, – пересилив себя, согласился сталкер.

Щелкая пальцами по сенсору коммуникатора, Ирм вывел на экран карту местности. Пытаясь ее увеличить, наемник то случайно касался не той части экрана, и карта перемещалась, то, пытаясь снова найти нужную улицу, промахивался и открывал соседнюю. Тонкими женскими пальчиками гораздо удобнее щелкать по таким экранам, чем мужскими. Именно поэтому бумажные карты Ирм любил больше.

– Что ты пытаешься найти? Сейчас надо двигаться прямо по улице, а там, через парк, – Сокольники.

– Не боишься через него идти? – скептически нахмурился Ирм. – Место-то беспокойное.

– По Лучевому просеку получится намного быстрей. Ты подумай, сколько мы потеряем времени, если пойдем в обход?

– Тут, знаешь ли, такие места, что в обход как раз может получиться быстрей.

Вита снова пожала плечиками, а парень подумал: «Странная она. Знает Москву, но не знает о «Тантале». Может, жила раньше здесь? Как много этих “может”». Ирм решил ее обо всем расспросить, как только появится возможность.

Улица, по которой шли новоиспеченные напарники, была зеленой и очень светлой. Этот старый район Москвы не был застроен элитными многоэтажками, большими торгово-развлекательными комплексами и прочей инфраструктурой, характерной для новых районов или центра. Было здесь что-то свое, близкое. Брошенные у дорог машины гнили. Ирм печально смотрел на них. Своей машины у него никогда не было: сначала не хватало денег отучиться на права, а потом не было времени. И это касалось не только машины. «И вот так – всю жизнь. Сначала есть силы, время, амбиции, мечты и желания, которые так хочется воплотить в жизнь, но на которые не хватает денег. Потом появляются и работа, и деньги, но сил на реализацию юношеских планов не хватает, да и думаешь уже: ну тридцать лет ездил на метро, без пробок, – удобно, быстро. Зачем идти учиться уже? Машина ломается, нужны будут время и деньги на ее ремонт. И жена пилит, в отпуск хочет. Лучше в Египет съездить, бока погреть, а там, может, на машину можно будет отложить. Хотя нет, не получится, жена потребует шубу. И зачем она ей в метро? Душно же там!» Ирм вовремя вспомнил, что у него нет жены, и облегченно выдохнул.

На мгновение сталкер обернулся назад. Вита держала дистанцию, шла осторожно, через каждые двадцать шагов оглядывалась. Дорога сохранилась неплохо, но очень мешали поваленные на автомобили деревья. То и дело приходилось через них перелезать. Для Виты же, похоже, это проблемой не было. Девушка с невероятной ловкостью преодолевала препятствия без намека на одышку. «Может, спортсменка?» Парень снова поймал себя на мысли, что слишком много думает об этой девушке, а ведь он проводник и отвлекаться ему нельзя.

Искрились, пульсировали, светились, искажали пространство, разрезали воздух молниями аномалии. Ирм, благодаря хорошему чутью, очень часто в группе был ведущим. Сталкер редко пользовался детекторами, полагаясь на свои органы чувств и интуицию. Тем более что не все аномалии можно было засечь детектором. Ирм сделал крюк, чтобы обойти золотистые молнии, которые разошлись перед ними по земле. Вообще, Зона обладала очень хорошей фантазией, потому что почти все аномалии и артефакты отличались изящностью и красотой. Взять, например, «электрочайник» – очень странный симбиоз электрической и термической аномалий. Искровые разряды и эффузия. Наблюдать за такой аномалией – своего рода эстетическое удовольствие, а вот если попасть в нее – смерть, уже без шансов на выживание.

– Слышишь? – Вита замедлила шаг, прислушиваясь.

– Слышу, – кивнул Ирм.

Лай псов доносился из соседнего двора. Наверняка загоняли очередную жертву. С живностью здесь было туговато, поэтому поймать кого-то и съесть у псов считалось большой удачей. Главное, чтобы сейчас они не учуяли сталкеров.

– Давай поторопимся, не хочется с блохастыми встретиться.

Многоэтажки очень давили на нервы. Ирм то и дело заглядывал в разбитые окна опустевших квартир: все время ему мерещились тени, хотя хозяева давно покинули свои уютные гнезда. Ветер выбивал из окон потрепанные занавески – серые и грязные.

Чем ближе напарники подходили к парку Сокольники, тем больше чувствовалась власть над этими местами природы, а не человека. Через листву мощных веток высоких деревьев с трудом пробивалось солнце. Ирм вышел на круглую площадь с фонтаном и сценой, на которую повалился тополь, проломив крышу и пол. Фонтан был наполнен до краев дождевой водой, в которой плавали чайки. Страшные, серые, худые, с облезшими перьями, завидев людей, они истошно и пронзительно, словно кошки в мае, закричали и взлетели. В тишине парка их скрипучие крики прозвучали оглушительно громко.

– Смотри. – Вита коснулась руки Ирма и указала ему на лавочку под деревом.

Всем своим видом показывая непричастность ко всему вокруг, на ней беспечно сидел человек с книгой. Мужчина, одетый в коричневый драповый, великоватый на несколько размеров костюм, внимательно смотрел в книгу и ничего вокруг не замечал. Вместо оружия – в руках баночка крепкого пива, вместо рюкзака – авоська на земле. Некогда белая рубашка странного незнакомца была грязной, под цвет костюма. Густая растительность на его лице не позволяла рассмотреть и без того маленькие глаза этого читателя.

– Думаешь, мутант какой?

– А ты думаешь, что это нормально? – вопросом на вопрос ответил Ирм.

– Может, книга очень интересная? – предположила Вита.

– Ага. Настолько, что он не заметил апокалипсиса вокруг? Судя по внешнему виду, он давно ее читает.

– Тогда, может, неинтересная?

Наемник прильнул к прицелу, рассматривая любителя литературы. «Выглядит, как самый обычный человек, который вышел подышать свежим воздухом в парке да книжку почитать», – пытался мысленно идентифицировать мужчину Ирм. «Мавзолей 4444» – гласило название на обложке. Сталкер опустил оружие и предложил Вите – от греха подальше – обойти этого странного типа или это странное явление. «Есть же пространственно-временные аномалии, может, это одна из них, – подумал Ирм. – Интересно будет на досуге подумать об этом, но в более приятном и безопасном месте, чем этот парк».

 

Оставлять за спинами опасность, если только это не было аномалией, наемник очень не любил, ибо зачатки параноика в нем уже были развиты. Даже когда этот странный тип остался позади и уже давно пропал из поля зрения, сталкеру все равно казалось, что за ним наблюдают, – противное чувство, от которого Ирма пару раз передернуло. Он знал, что очень часто приступу паники предшествует именно паранойя, потому ему приходилось сейчас буквально заставлять держать себя в руках, а не рвануть со всех ног по аллее. Вита была на вид спокойна и сосредоточена, но парень заметил, что она стала оглядываться все чаще.

Пару раз из-за сухих веток, которые под ногами Виты хрустели, казалось, громче привычного, Ирм хватался за оружие и только потом осознавал, что источником шума является напарница. «Нервишки со временем стали совсем ни к черту, пошаливают», – раздраженно отметил про себя он.

Обилие голубей заставляло думать, что вся популяция этих гоп-попугаев сосредоточилась именно в Сокольниках. И были они очень агрессивны. Пару раз приходилось отбиваться от этих крылатых прикладом. На покалеченных Ирмом голубей тут же накидывались их же сородичи, прижимали к земле, добивали, заклевывали насмерть, а после этого приступали к трапезе – голод не тетка, съешь и товарища.

– Стой! – крикнула вдруг Вита, и Ирм замер с поднятой ногой. – На три часа опасность.

Сталкер повернул голову вправо, одновременно с этим снимая с плеча «Хеклер-Кох». Белоснежная, словно мел, вытянув свою шею, на путников смотрела ласка. Если раньше эти зверьки вызывали умиление, то сейчас никаких положительных эмоций они навеять не могли. Хищница – размером со взрослую овчарку – охотилась в нынешние сложные времена совсем не на мышек, ими ей себя было уже не прокормить. А вот парочкой прямоходящих вполне можно было набить желудок.

Отдача коснулась плеча, свинцовые пчелки отправились искать жертву, но проворный зверь, цепляясь сильными лапами за крону дерева, забрался метра на два вверх, ловко извернулся и спрыгнул на землю. С учетом габаритов мутанта такой трюк впечатлял. Ласка и до мутации отличалась агрессивностью и ловкостью, а сейчас природа наделила ее еще большей силой. Показав ряд острых, словно бритва, зубов, она оскалилась и ринулась в атаку.

Сталкер вновь выстрелил, пули выбили фонтанчик грязи там, где долю секунды назад находился мутант. Двигаясь по совершенно непредсказуемой траектории, ласка сокращала между собой и людьми дистанцию. Патроны Ирм больше решил не тратить. Он, держа палец на спусковом крючке, хладнокровно выжидал. Когда расстояние между ним и мутантом составляло всего пару метров, ласка замедлилась для прыжка, и тогда наемник смог дать короткую прицельную очередь.

Звуки выстрела заглушили короткий женский вскрик. Наемник не услышал этого, да и не поверил бы, что Вита, которая без капли отвращения обыскивала изуродованные трупы, могла испугаться мутанта.

Но то, что произошло дальше, Ирм отказывался понимать. Непонятно откуда возникший холодный воздушный поток ударил ему в лицо, переместился к мутанту, подхватил тело хищника и отшвырнул в сторону от солдата удачи. Ласка влетела спиной в дерево так, что наемник даже услышал хруст ломающегося позвоночника, а затем замертво рухнула на землю.

– Не шевелись, – негромко сказала Вита.

Боец, боявшийся теперь повторить судьбу мутанта, даже не дышал, всматриваясь перед собой. Никаких намеков на аномалию не было. Но ведь ласка встретилась с гравитационным потоком всего в полуметре от того места, где сейчас стоял Ирм. Вита же зачерпнула ладонями камушки с аллеи и бросила их за спину наемника. Проследив за траекторией полета, сталкер сделал несколько шагов назад и снова замер. «Нет аномалии! Никаких искажений, даже намеков нет. А ведь из-за характерного искажения воздуха гравитационные аномалии, тем более такой силы, не так сложно приметить». Ирм с ужасом подумал, что кочующие аномалии стали встречаться все чаще и чаще.

Возможно, когда-то по этим аллеям гулять было одно удовольствие. Было еще и время, когда голуби не пытались заклевать насмерть, а ласка не хотела полакомиться человечиной, не таились кругом смертоносные ловушки, а гуляли здесь самые обычные москвичи. Самой большой опасностью тогда было получить по лицу в темное время суток да остаться без мобильника или кошелька.

Главным ориентиром сейчас служило колесо обозрения, которое было отлично видно издалека, несмотря даже на высотки и зеленую пену многочисленных деревьев. Когда-то оно было самым высоким в Восточной Европе, в недалеком прошлом его хотели демонтировать. Для «Тантала» же теперь оно служило символом, колесо засветилось даже на эмблеме группировки.

Когда Сокольники остались немного позади, Ирм хотел было облегченно выдохнуть, но не успел. Правильно говорят, расслабляться в Зоне нельзя, она быстро напомнит, чего может стоить ослабленное внимание.

Щиколотку правой ноги больно сдавило, и сталкер, еще не успевший сориентироваться, сделал очередной шаг вперед, но, нелепо вскинув руки, плашмя упал в лужу. Попытка подняться успехом не увенчалась. Извернувшись ужом, наемник пятой точкой сел в лужу и от увиденного испуганно матюгнулся.

Здоровое растение, очень напоминающее своим внешним видом плющ, – Ирм даже был уверен, что в своем мирном прошлом это он и был, – обвивало его ногу. Обхватив щиколотку человека, этот ползучий кустарник, цепляясь своими корешками, уже сжимал голень. Вьюн потянулся ко второй ноге, но наемник успел согнуть ее и достать из ножен «шайтан». Воспользоваться ножом наемник так и не сумел. Плющ быстро и уверенно добрался до бедра, обвил вторую ногу, стебли сильно стиснули конечности. Сталкер от боли вскрикнул, выронил нож, и дотянуться до него было уже невозможно. Вьюн, зафиксировав свои стебли на ногах бойца, потащил его по земле, словно и не было в парне восьмидесяти килограммов живого веса.

Стрелять по растению, да еще и с положения лежа, было не только бессмысленно, но и опасно: слишком велик риск перебить себе ноги. Извернувшись, наемник перевернулся на живот, схватился за скамейку, что стояла на обочине, но это не остановило хищное растение. Теперь оно тащило и Ирма, и скамейку. Каждый камень на дороге напоминал об ушибленных ребрах. Одна Зона знает, чем бы все это закончилось, если бы не Вита. Храбрая девушка, которую Ирм потерял из вида, выскочила как черт из табакерки. Ирму действительно показалось, что она появилась из ниоткуда. Острое лезвие «шайтана» разрезало толстый стебель плюща-мутанта, но, к удивлению, растению это особого вреда не нанесло. Цепляясь корневыми волосками за разбитый асфальт, плющ предпринял еще одну попытку удержать жертву, но теперь сам за себя мог постоять выбравшийся из зеленого плена Ирм. Встав на колени, сталкер короткой очередью перебил ползущие ему навстречу стебли.

– Корень надо найти! – дала верный совет девушка, ловко кромсая зеленые ветви.

Идея была хорошей, но Ирм поступил иначе. Схватив девушку за руку, он побежал по дороге. Вступать в схватку с растением наемник посчитал иррациональным и глупым занятием. Если можно было от опасности спастись, делая ноги, то этим шансом он и собирался воспользоваться.

– Спасибо за помощь. – Только оказавшись на перекрестке дороги, где не было вообще никаких растений, Ирм остановился, чтобы осмотреться и отдышаться. – Второй раз спасаешь меня.

– Не рассчитаешься со мной до конца жизни, наемник.

Солдат удачи забрал из рук девушки свой нож и вернул его в ножны. Подарок Лоры – это было единственное, что у наемника осталось на память от боевой подруги.

– Тихо. – Приложив палец к губам, сталкер прислушался. Странный звук, очень похожий на гул автомобильного мотора, для этих мест давно уже был инородным. Но спутать с чем-то другим его было очень сложно. Синхронно обернувшись на шум, напарники остолбенели от увиденного. Японский внедорожник, негромко урчащий на холостых оборотах, подмигнул фарами, когда молодые люди остановили свой взгляд на нем.

– Давай-ка мы с тобой лучше поторопимся.

Что нужно знать о женском любопытстве? Пожалуй, лишь то, что у чрезмерно заинтересованной женщины отключается инстинкт самосохранения. За Периметром это может принести всего-навсего большие неприятности, а вот в Зоне – смерть. И именно любопытство победило природную осторожность Виты, когда она подходила к машине. Ирму это было сложно понять. Он – от греха подальше – уже убрался бы отсюда.

– Вита, идем, – нетерпеливо и с раздражением позвал ее сталкер.

– Очень интересно. – Девушка обошла машину, заглянула в салон. – Бензина нет, аккумулятор сел, а фары светят, мотор работает.

 
Я люблю свою Родину, вроде да!
Да и не был я, в общем-то, никогда
Ни в Гренландии, ни в Америке,
Что ж теперь мне, убиться в истерике?
 

Все это донеслось до слуха Ирма, когда девушка открыла дверь машины. Работала магнитола, но из-за хорошей шумоизоляции, даже когда напарники стояли рядом с машиной, они ничего не слышали.

– Видал? – удивленно воскликнула девушка, кивая на салон.

За время пребывания в Зоне наемник пришел к выводу, что удивить его сложно, но за последние два дня с ним произошло столько всего необъяснимого, что все прошлые знания о Зоне просто меркли. Чего стоила только одна его чудаковатая спутница, не говоря уже о странном читателе в парке или хищном плюще. Молодой сталкер даже невольно подумал, что все эти страшные вещи тянутся именно за Витой. Суеверия среди наемников считались предрассудками, ибо полагались солдаты удачи только на себя и на товарища по оружию, но Ирм считал Зону организмом живым, способным отражать мысли каждого: положительно настроенному человеку всегда будет сопутствовать удача, а вечно всем недовольному – напротив, черная полоса. Вот Вита, похоже, просто рисовала вокруг себя эти черные полосы. Зона всегда требовала уважения к себе, не терпела жадности и подлости. Может, потому Ирм все еще был жив? Не могло быть это просто стечением обстоятельств, не могло всегда так везти, а Ирм уже сбился со счету, сколько раз он проходил по лезвию ножа. И оставался в живых по сей день, а тела бойцов его группы уже доедали мутанты.

– Видал-видал, – закивал сталкер и потащил девушку прочь с дороги.

От недовольства, что ей не дали поближе рассмотреть аномальный автомобиль, брови Виты нахмурились. Ирм тянул ее за руку, подальше от аномалии, словно непослушного ребенка от ларька со сладостями.

– Неужели тебе совсем неинтересно? – недоуменно воскликнула девушка.

Ирм отрицательно мотнул головой.

– Если бы я был столь любопытным, как ты, мои кости давно бы уже гнили в земле. Как ты не поймешь, что мы не в парке развлечений. Это Зона, Вита!

– Да, – склонив голову набок, согласилась она. – Но я пытаюсь ее понять, разобраться в этих явлениях, а ты с ними смирился и принимаешь как должное.

– Изучением Зоны занимаются ученые, я же просто выполняю заказы. Каждый должен заниматься своим делом. Есть вещи, о природе которых лучше не знать, а просто смириться с этим, как с чем-то само собой разумеющимся.

Ответом ему послужило молчание, но по холодному взгляду девушки Ирм понял, что с ним она не согласна категорически. Но все же мудрая Вита даже спорить не стала, принимая тем самым точку зрения наемника, пусть и не соглашаясь с ней. «Побольше бы таких женщин, которые уважают чужую точку зрения, а не сотрясают бесполезно воздух, доказывая, что другой не прав, – подумал Ирм. – В конце концов, разве можно обвинять собеседника в том, что он больше любит, например, апельсиновый сок, а не томатный? И доказывать все прелести томатов, не задумываясь, допустим, о том, что у кого-то может быть аллергия на эти злополучные томаты? И это касается всех жизненных аспектов. Живи своей жизнью и своей головой, уважай чужую точку зрения, даже если категорически с ней не согласен, и не пытайся доказать, что земля круглая, если кто-то уверен в том, что она квадратная. Правда – у каждого своя, и понимание этого сильно облегчает жизнь».

Громадина колеса обозрения с каждым шагом приближалась, а это значило, что до «Тантала» оставалось совсем немного. Мимо библиотеки, бросая вперед камушки, им пришлось проскочить, словно спринтерам. Виной тому были странные завывания. Выли протяжно и душераздирающе, до мурашек по коже. Кто или что мог издавать такие звуки, напарники так и не поняли, даже после бурного обсуждения.

 

– ВэДэЭнХа, – медленно, по слогам, словно смакуя слово, произнесла Вита, когда увидела арку центрального входа. Величавая, красивая, символизирующая ушедшую эпоху, она встречала уставших путников.

Четыре пролета из пяти были заложены кирпичами в высоту примерно в два человеческих роста, перекрыты мешками с песком и укреплены металлическими щитками, которые, видимо, сняли с ограждений на аттракционах, находящихся в этом же парке. Виднелись станковые пулеметы, зорко смотрящие черными зрачками на всякого сюда входящего. Это был главный блокпост, а вся территория выставочного комплекса была окружена высоким забором с колючей проволокой. Пробраться, конечно, можно было, но очень проблематично, тем более что по периметру наверняка несли пост бойцы группировки, да и везде были навешаны камеры. Ирм увидел несколько беспилотников, патрулирующих местность. В основном силовиками «Тантала» работали либо бывшие военные, либо мужики из ЧОП, либо бывшие бойцы различных специализированных организаций, реже – сталкеры. Получали они неплохие деньги, каких за периметром, отслужив по контракту или в охране, не заработать. О своей безопасности местные бизнесмены очень заботились, потому персонал подбирали тщательно. Сталкеры в охрану шли редко, считая это дело неблагородным и даже унизительным.

– Оружие на предохранитель ставь, медленно, без резких движений, затем за спину. Руки держи перед собой, – советовал Ирм и сам последовал своим же указаниям.

За ними уже наблюдали, и Ирм это чувствовал кожей. От неприятного ощущения чужого взгляда парень поежился.

– Доброго вечера. – В паре метров от блокпоста Ирм козырнул в знак приветствия.

Пятнадцать до зубов вооруженных бойцов рассматривали наемника внимательно, но без злобы.

– Группировка. Цель визита. – Бородатый мужик лет сорока пяти на вид отчеканил слова, словно робот, даже голос у него был какой-то механический, холодный.

– Наемники. Пришли за работой. – Ирм почти не соврал, только если самую каплю. Не хотелось ему первому встречному говорить сразу про встречу с информатором – слухи тут быстро распространялись.

– Правила знаешь? – сурово поинтересовался бородач.

– Знаю, – медленно кивнул Ирм. – Оружием не светить, конфликтных ситуаций не создавать.

– Проходи. – Бородач дал отмашку, и четверо бойцов расступились, пропуская через главный арочный пролет наемников. На Виту они не обратили никакого внимания, наверное, не видя в ней опасности.

Поверить в то, что раньше прогулки здесь считались приятным времяпрепровождением, сейчас было очень тяжело. Асфальт на широкой аллее был разбит, через него пробивались мощные корни растений.

Засмотревшаяся на колесо обозрения, Вита пару раз споткнулась, но ее вовремя успел ухватить под локоть Ирм. Достигающая семидесяти трех метров в высоту «достопримечательность» сейчас вгоняла только в уныние своим ржавеющим видом. Танталовцы всерьез поговаривали об опасности обрушения громадины. Дело в том, что на гигантском чертовом колесе прижилась одна аномалия, которую местные прозвали «Окислителем». Именно она служила катализатором естественной коррозии одного из самых больших колес обозрения в мире. Местные ученые прикинули скорость и силу, с какой аномалия поглощала металл, и дали прогноз, по которому конструкции оставалось стоять максимум полтора-два года. Так что символа группировка могла скоро лишиться.

Ирм на него старался не смотреть, и взгляд его был устремлен на шпиль главного павильона. Вот показался памятник дедушке Ленину, на постаменте была крупно изображена символика группировки: серый октаэдр на фоне колеса обозрения. Тантал – один из самых прочных металлов, а восемь граней символизировали основные постулаты этой группировки. Ирм их все не помнил и невольно подумал, что хорошо бы восстановить этот пробел и спросить у местных в Баре.

Вообще-то, место, куда они шли, здешние жители действительно называли Баром, но обозвать его так Ирм считал большой ошибкой. Это было самое настоящее сердце нынешней Москвы. Его нельзя было сравнить ни с оазисом, ни с землей обетованной. Это было бы слишком просто. Здесь кипела вся жизнь: главный торговый узел, обеспечение работой сталкеров разных мастей, информаторы, гениальные оружейники, здесь можно было купить все, если имелось на что, и продать.

Наемник посмотрел на вывеску, которую от сильных ветров склонило набок, а после этого открыл перед Витой тяжелую дверь.

– Спускайся, – кивнул он на мрачный вход.

Неуверенно заглянув вниз, девушка шагнула на первую ступеньку, в тот момент еще даже не подозревая, что их с напарником ждет.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17 
Рейтинг@Mail.ru