Дарственная на любовь

Ольга Кандела
Дарственная на любовь

Рада? Вряд ли те противоречивые чувства, которые сейчас бушевали в моей душе, можно было назвать радостью.

Я была ошеломлена, растеряна, обескуражена. Я не знала, что думать и чего ждать! И в то же время руки чесались от желания прикоснуться, ощутить, вновь почувствовать крепость его объятий и вкус губ…

Но… что-то подсказывало, что Теар приехал не просто так. И совсем не оттого, что соскучился.

– Как ты меня нашел?

– Это было нетрудно. Не так уж много одиноких девиц переезжает из Долины за перевал, да еще покупает дома. Все же ты совсем не умеешь прятаться…

Вот шерх! Кажется, я действительно поспешила. Надо было снять номер в гостинице и просто пересидеть там какое-то время. Пока все не забудется. Не уляжется.

Но мне так хотелось жить! Так хотелось, наконец, насладиться свободой, что я совсем потеряла осторожность. И вот итог – стоит передо мной и нагло ухмыляется, чувствуя себя хозяином положения.

– Ты зря приехал. Свой ответ я тебе уже дала и решения своего не поменяю, – заявила я твердо и гордо вскинула голову, повстречавшись с пронзительным взглядом быстро темнеющих глаз.

– Не дури, Мел. Я все равно заберу тебя. – Он сделал медленный шаг навстречу, и мне инстинктивно захотелось отступить. Но я силой заставила себя стоять на месте.

Это мой дом, шерх его задери! И незваный гость здесь именно Лунный. Так пусть убирается куда подальше!

– Даже силой? – бросила я язвительно.

– Даже так. Но мне бы не хотелось к этому прибегать. – Теар приблизился и теперь стоял на расстоянии вытянутой руки. И мое сердце вновь загрохотало у самого горла.

От него исходила звериная сила и мощь, необузданная энергия, одновременно пугавшая и притягивавшая. И все то время, что я провела за перевалом, не давала мне выкинуть Лунного из головы.

– Так, может, все-таки объяснишь, зачем я тебе понадобилась? – произнесла я севшим голосом, не понимая, куда вдруг испарилась вся бравада.

– По-твоему, я не мог просто соскучиться?

Еще один шаг – и он стоит почти вплотную. Я чувствую тепло, исходящее от его тела, и легкий, с горчинкой запах мужского парфюма.

– И, кажется, тебя нужно согреть. Ты совсем промокла. – Теар намотал на палец влажную прядку, и не нужно было быть семи пядей во лбу, чтобы догадаться, каким образом он собирается меня согревать.

Но, что самое странное, мне не хотелось его останавливать. Я понимала, что это ловушка, обман. Что он лишь воспользуется мной, утолив свой голод, а после все равно поступит так, как считает нужным. Но я слишком хорошо помнила, как чудесно нам было вместе. Как сладко и как остро. И, вопреки голосу разума, тело откликалось на его прикосновения, даже такие мимолетные. К мокрым волосам, к подбородку, к щеке, с которой Теар стер капли дождя.

– У тебя веснушки… – тихо прошептал он, глядя так пристально, что у меня мурашки побежали по коже.

Не знаю, как он, а я и правда соскучилась. Влюбленная дура, выбравшая совершенно не того мужчину…

– Теар, не надо… – только и смогла вымолвить и даже не подумала воспротивиться, когда он поцеловал меня. Сначала совсем нежно, невесомо. А потом приник жадно, прикусывая и дразня языком. Прижался всем телом, заключив меня в кольцо сильных рук. Я почувствовала, как разом подкосились колени, и стало жарко, словно бы внутри зажглось маленькое горячее солнце.

А еще я не могла не заметить, что Теар стал целоваться куда лучше, чем прежде. Еще месяц назад поцелуи у него совсем не получались, а теперь Лунный предстал передо мной опытным и вполне себе умелым самцом. И не надо быть провидицей, чтобы догадаться, где он успел так натренироваться. Уверена, и во всем остальном тоже. Даже представить боюсь, скольких девок он успел перетрахать итару после нашего расставания. Явно не одну и не двух, и даже не десяток. На сей счет я не обманывалась. И вдруг так противно стало, так обидно и горько! В груди ощетинился колючий комок, и я с силой оттолкнула Теара.

– Все, хватит! – Я вырвалась из его объятий и в несколько шагов пересекла гостиную, остановившись у камина. – Я не буду твоей любовницей! И никуда с тобой не поеду! И вообще, ты давал мне клятву, если помнишь!

– Свою клятву я сдержал! Я помог тебе уехать за перевал. А теперь мы вернемся обратно. Погуляла, и хватит! – Лунный решительно приблизился, схватил меня за руку и потащил к дверям.

Шерх, он что, собирается забрать меня прямо так?! Мокрую, в грязных вещах?!

– Пусти, что ты творишь?! – Я уперлась ногами и руками, не желая подчиняться этому деспоту.

– Мы уезжаем, сейчас же! И это не обсуждается! – В его голосе сквозило неприкрытое раздражение.

– Да пошел ты! – выкрикнула я отчаянно и предприняла очередную попытку вырваться. Но какое там – у этого бронированного демона вместо рук были самые настоящие тиски! – Пусти! Мне больно!

Без толку! Теар не слышал меня. Упрямый баран, чтоб его! Каким был, таким и остался! Да еще бесцеремонно перекинул меня через плечо, чтобы не брыкалась, и придавил сверху своей тяжелой лапой.

И в тот же момент раздался резкий окрик:

– А ну, пусти ее!

Я извернулась и узрела стоящего в дверях Харта с взведенным арбалетом в руках.

Многоликий Эхжи, только его здесь не хватало!

– Ты кто такой? – Голос Лунного прозвучал угрожающе и не сулил Харту ничего хорошего, даже несмотря на арбалет.

– Я сказал, пусти ее! – Соседу упрямства тоже было не занимать. Как, впрочем, и храбрости. Ох, знал бы он, с кем имеет дело!

– Уйди с дороги!

– Ты не расслышал, что я сказал?

– Не расслышал! – рыкнул Лунный, страшно, по-звериному. В нем вскипело бешенство, и лаэр ринулся напролом, собираясь смести вставшего на его пути человека, и в тот же момент Харт спустил арбалет.

Металлический болт вонзился Теару в плечо. Он зашипел – не то от боли, не то от ярости, и сбросил меня на землю, словно я не живой человек, а мешок с картошкой.

– А вот это ты зря… – Лунный оскалился и медленно, со вкусом даже, вытянул болт из плоти. Уверена, рана затянулась мгновенно. Теперь о ней напоминали лишь прореха в сюртуке да темное пятно крови, расползшееся по ткани. Теар выпустил когти, и у меня не осталось ни капли сомнения: он свернет Харту шею.

Мужчина тоже это понял, принялся суматошно перезаряжать арбалет, да только куда ему до скорости лаэра…

– Теар, не тронь его!

Лунный резко обернулся.

– Что у тебя с ним? – Голос его прозвучал требовательно и жестко, так, словно я была в чем-то виновата.

Шерх, но я ведь ничего такого не сделала! И даже если бы между мной и Хартом что-то было, какое Лунному дело?! Я – свободная женщина и имею право делать все, что заблагорассудится. Теар мне не отец и не муж. И я уже давно не работаю на него, так что и отчитываться перед ним не обязана!

Захотелось ощериться, кинуть что-то резкое и обидное в лицо Лунному. Вот только здравый смысл подсказывал, что если мне итару не причинит вреда, то Харту может крупно не поздоровиться. А потому надо взять себя в руки и сделать все, чтобы сосед убрался отсюда. А уж с Лунным я потом как-нибудь сама разберусь.

– Ничего. Он просто мой сосед, – попыталась ответить как можно спокойнее.

– Ничего? Мне почему-то так не кажется… – прошипел итару и стремительно двинулся на Харта, с легкостью уклонившись от второго спущенного болта.

И мне не оставалось ничего, кроме как рвануть следом, броситься на обезумевшего лаэра, сбивая того с ног. Мы кубарем покатились по полу, а когда остановились, я каким-то чудесным образом оказалась сверху. Кинула быстрый взгляд на соседа.

– Беги отсюда! – крикнула ему, надеясь, что этот упрямец все же послушается. И лишь увидев ошарашенный взгляд Харта, поняла, что и сама перекинулась и сейчас впиваюсь отросшими когтями Теару в плечи.

Хорошо, что у соседа хватило ума убраться. Лунный же ловко сбросил меня, оседлал, прижимая лопатками к полу.

– Какого хрена ты его защищаешь?

– Успокойся, Теар! И оставь его в покое. Он, и правда, мой сосед. У него семья и двое детей! И у нас ничего не было! – произнесла я твердо, разумно умолчав о том, что, если бы Теар не явился в Новый Альмок, с Хартом, и правда могло что-то получиться.

Или нет?

В любом случае, думать о том поздно. Теперь он знает, кто я на самом деле. А все из-за… некоторых!

– Если ты мне соврала…

– То что?! – возмутилась я. – Придушишь? Какого хрена ты вообще лезешь в мою жизнь?! Я тебя не звала! И я не твоя собственность! Как ты этого не поймешь?

Теар замер, моргнул, а потом вдохнул глубоко, выдохнул медленно, кажется, силясь успокоиться. А потом отпустил. Поднялся и помог мне встать.

Я поглядела на него ошарашенно. Неужели буря миновала?

И главное – непонятно, чего он так взбесился…

– Мы все равно уедем. Собери вещи, если тебе что-то нужно.

Вот спасибо! Одолжение сделал!

– Может, для начала все-таки объяснишь, зачем я тебе понадобилась?

– Ты понадобилась не мне, а… – Он запнулся, словно сказал что-то не то. Тряхнул головой. – Долго объяснять. Давай, я расскажу по дороге.

– Давай, ты расскажешь сейчас.

– Я прибыл по королевскому указу, – жестко произнес Лунный, а у меня сердце ухнуло в пятки.

Выходит… Теар все-таки рассказал обо мне. А я-то дура надеялась, что Лунный сохранит тайну моего происхождения.

– Ты очень нужна нам… Долине нужна твоя помощь, Мел.

Нужна, конечно! Как же иначе! А я-то, глупая, подумала, что Лунный и впрямь соскучился.

Глава 3

Конный экипаж мчал по неровной грунтовой дороге, то и дело подпрыгивая на ухабах и кочках. И Теар ругался себе под нос, проклиная провинциальный городок, в который его занесло стараниями Эмель.

Девушка расположилась на противоположном сиденье и всю дорогу неотрывно пялилась в окно, с тоской глядя на проплывающий мимо пейзаж. Дрянной пейзаж, надо сказать! Заросшие ковылем поля и облетевшие кривые деревья, покосившиеся домики и наспех сколоченные заборы.

 

И что только она тут нашла? Неужели не рада уехать из этой нищеты и разрухи?

Судя по выражению лица – не рада. Теар как никогда остро ощущал нехватку родовой связи. Как бы ему хотелось знать, что сейчас творится в голове у Мел, какие эмоции бушуют за маской отстраненности, которую она на себя нацепила!

Но Теар не чувствовал, как ни старался. А самое паршивое – изнутри камнем давило мучительное ощущение неправильности происходящего, словно он сказал или сделал что-то не то…

Что-то…

Проклятье! Да все пошло не так! С самого первого мгновения их встречи.

А чего, собственно, Теар ждал? Что Мел примет его с распростертыми объятиями? Что бросится на шею и позволит сделать все то, что он прокручивал в голове по пути сюда?

Идиот!

Привык, что Ласка никогда не отказывала ему, что всегда была готова. К его страсти, дикости, одержимости. Что желания их всегда совпадали…

А она отшила его – первым же словом, первым взглядом, в котором читались смятение и растерянность. Недовольство. И ни капли радости. Она не ждала его, не хотела его видеть. И уж, конечно, не пригласила в свой дом и в свою постель.

Да это был ее дом: обставленный заботливой женской рукой, со всякими милыми мелочами и побрякушками, которые составляют уют любого жилища. И, конечно, Теар заметил, каким взглядом Мел окинула дом перед отъездом. В этом взгляде сквозили сожаление и глухая тоска. Кажется, Ласка планировала остаться здесь. Если и не навсегда, то надолго.

А он, как всегда, разрушил ее планы, все испортил. Да еще чуть не прибил этого так называемого соседа!

Теар и сам не понимал, почему вышел из себя. Почему бросился на человека, толком не разобравшись, что тот из себя представляет. Но стоило увидеть этого самоуверенного наглеца и то, как он защищает Мел, будто имеет на нее какие-то права – как внутри вскипел яростный вулкан, и родилось дикое, звериное желание убить. Свернуть тонкую человеческую шею, чтобы и смотреть не смел в сторону Эмель!

У него определенно помутился рассудок. И, что примечательно, подобная несдержанность проявлялась у Теара исключительно в присутствии Ласки.

Он вновь кинул взгляд на прилипшую к окну девушку. Ехать в полном молчании было уже невыносимо. Итару открыл было рот, чтобы первым начать разговор, но Эмель каким-то чудесным образом его опередила:

– Так и будешь сверлить меня взглядом? – бросила она недовольно и наконец отвернулась от окна.

– Почему бы и нет? – Теар пожал плечами. Неужели он должен был устыдиться? С чего бы?

– Что, так нравлюсь, что оторваться не можешь? – съязвила Мел, да еще бровь приподняла, растянув губы в насмешливой улыбке.

Думает его подловить? Как бы не так!

– Нет, просто… ты изменилась.

– Да, представь себе, теперь я рыжая!

– Брюнеткой ты мне нравилась больше, – нарочито небрежно кинул Теар и, сложив руки на груди, откинулся на спинку сиденья. Мельком глянул в окно, подмечая, что экипаж приближается к отрогам гор. Значит, до перевала недалеко.

Девушка еще что-то фыркнула, попыхтела, явно намереваясь бросить очередную колкость, но в итоге резко сменила тему:

– Так, может, все-таки расскажешь, что понадобилась от меня королю?

– А я сижу и думаю, когда же ты спросишь, – хмыкнул Лунный.

– Вообще-то я уже спрашивала! И не раз! – Мел вдруг резко повысила голос, обнажая истинные эмоции – злость, растерянность, негодование. – Но ты так торопился уехать, что пропустил это мимо ушей! Точнее, предпочел пропустить!

– Времени, и правда, мало. Я потратил целых два дня на твои поиски.

– Да неужели?! Извини, что заставила напрячься! – Мел так разошлась, что даже раскраснелась. А еще подалась вперед, став ближе. И теперь Теар мог различить каждую веснушку на ее загорелом лице, каждый локон порыжевших волос.

А еще он чувствовал ее запах. Мел по-прежнему пахла дождем и полем, как и в тот первый миг, когда он увидел ее сегодня. И зверю нравился этот запах. Запах свободы.

– И объясни уже, в конце концов, что происходит!

Теар поморщился. Как ни парадоксально, но сейчас ему не хотелось вспоминать о делах. О долге, что крепко держал его в своих когтистых лапах. О клане, связь с которым с каждой минутой пребывания за перевалом становилась все тоньше. О том ужасе, который творился сейчас в Долине.

Слишком много всего навалилось за последние дни. И хотелось простой передышки. Расслабиться и забыться хоть ненадолго.

И, шерх его задери, Теар и правда соскучился!

И теперь, сидя в этой тесной повозке наедине с Эмель, он не мог думать ни о чем, кроме ее близости. В конце концов, пускай Альтар сам все рассказывает. Должно же и ему достаться.

– Теар, ты вообще меня слушаешь? – Настойчивый голос Мел врезался в сознание, а ее строгий взгляд заставил напрочь отбросить мысли о приятном.

Все же придется самому.

– Все очень сложно, Мел. В Долине творится такое… ты даже представить себе не можешь…

Взгляд карих глаз стал обеспокоенным, а тонкие брови Мел сдвинулись к переносице.

– Ты о землетрясениях в горах? Но я-то тут при чем?!

– Увы, но все куда хуже и опаснее землетрясений.

* * *

Я с ужасом глядела на Лунного, который только что поведал мне о происходящем в Долине. Взрывы, вырывающееся из-под земли пламя, древний демон, пробудившийся в сердце гор, энергетические потоки, Совет Восьми, артефакты родов – казалось, голова лопнет от количества полученных сведений. Но, что самое ужасное, в самое ближайшее время мне предстояло целиком окунуться в этот кошмар, и отнюдь не в роли наблюдателя. Насколько я поняла Теара, Совету Восьми требовалось мое непосредственное участие. И от одной этой мысли по телу бежали мурашки, а колени предательски тряслись, не давая скрыть волнения.

– Но почему я?! Неужели не нашлось никого более подходящего?!

– Увы, но для ритуала нужен прямой наследник, непосредственный носитель крови итару. Иначе ничего не выйдет, – пояснил Лунный, только мне от этого легче не стало.

Я почувствовала, как вокруг меня сжимаются железные тиски. О желанной свободе теперь можно было забыть. Теперь меня точно не отпустят. Даже если удастся отделаться от Лунного, Совет и сам король в курсе моей маленькой тайны. И они-то точно не оставят меня в покое.

– Но я же полукровка! Сколько во мне той крови?! – Я попыталась привести очередной аргумент в попытке избежать уготованной мне участи.

– Достаточно, чтобы ты могла обернуться. Надеюсь, что и для наших целей этого хватит.

– Надеешься? – всерьез возмутилась я. – То есть ты даже не уверен? А если ничего не выйдет?

– Если ничего не выйдет, то вся Долина превратится в огромное выжженное пепелище, станет могилой для тех людей и лаэров, что не успеют вовремя убраться за перевал!

– Ну, так перевезите всех в безопасное место! – Я всплеснула руками, не зная, что еще предложить.

– Издеваешься? – фыркнул Лунный. – Ты хоть представляешь, сколько жителей насчитывает Долина? В одном только роде Белого Полумесяца несколько сотен семей. Это тысячи лаэров, Мел! То же самое и в других кланах. Я уже не говорю о людях, которые, словно тараканы, наводнили города и села. И куда ты предлагаешь их всех перевезти? За перевал? Здешние города не вместят и десятой доли страждущих. Да и не станут лаэры покидать Долину… – Теар глубоко и тяжко вздохнул. – Наш дом там, где волнуется Серебряная роща и блестит на солнце гладь озера Эйл. Наши родовые связи слишком сильны и важны, чтобы лишиться всего в одночасье.

Я не нашла что ответить. Я вообще не понимала, как к этому относиться. Мне попросту не верилось в происходящее, а в свои собственные силы я не верила и подавно. Кто я такая, чтобы участвовать во всем этом? Разве женщина, да еще полукровка, может помочь сдержать могущественного демона?

Немыслимо… и кто бы знал, как мне сейчас хотелось исчезнуть! Вернуться в свой деревенский домишко и заниматься простыми и понятными хлопотами. И зачем я только согласилась поехать с Лунным?!

– Знаю, для тебя все это звучит дико, но… – Теар не успел договорить. Снаружи вдруг послышался шум. Испуганно заржали лошади, а потом до нас донесся страшный грохот. Экипаж резко остановился, отчего его занесло в сторону, и я чуть не свалилась с сиденья. Хорошо, что Лунный вовремя успел меня подхватить.

– Засада! – раздался яростный крик, и в тот же момент итару метнулся к дверям, на ходу меняя ипостась.

– Не высовывайся! – крикнул он мне и выпрыгнул наружу, ощетинившись острыми шипами, что в лохмотья порвали дорогую рубашку и плотную ткань сюртука.

Геройствовать я не собиралась. Испуганно забилась в угол, забравшись с ногами на сиденье. Сердце гулко колотилось в груди, а ладони мгновенно вспотели. Я отодвинула в сторону занавеску и осторожно выглянула, но увидела лишь груду камней и облако пыли, в котором проносились размытые темные силуэты.

Горло сжалось от страха.

Что, шерх меня задери, происходит?! Почему на нас напали?! Кто?! Уж явно не простые разбойники. Людям не под силу устроить обвал такого масштаба, да и не осмелились бы они напасть на лаэров. Помимо самого Теара, с нами ехало двое охранников, и, судя по звукам, на горной тропе вовсю шел бой. До меня доносился разъяренный звериный рык, глухие удары, скрежет когтей по камню, топот ног и четкие команды противника.

Многоликий Эхжи, сколько их?! С десяток, больше? А Лунных всего трое!

Что-то с гулким ударом впечаталось в повозку. Я непроизвольно вскрикнула, подскочив на месте. Заметалась взглядом по стенам, в надежде отыскать хоть какое-то оружие, но кроме поганой занавески на окне, здесь и схватиться-то было не за что!

Дверь распахнулась рывком, и внутрь ввалились сразу двое. Лаэры в боевой ипостаси. Я все-таки сорвала занавеску, швырнула в лицо первому, лишив его возможности ориентироваться, и, опершись о сиденье, ударила противника ногой в грудь. Жаль, отшвырнуть далеко не вышло. На подмогу поспешил второй, схватил меня за лодыжку и дернул на себя. Я сползла на пол, больно приложившись плечом о доски. Забрыкалась, что было сил, лягаясь, словно необъезженная кобыла, и пытаясь скинуть с себя чужие руки.

– Ах ты, сучка! – Удар когтистой лапы пришелся по голове. В ушах загудело, перед глазами поплыли черные пятна. Я судорожно вздохнула и заморгала, пытаясь разогнать тьму. И тут меня вздернули на шкирку и выволокли на улицу, словно какую-то бродячую псину.

Я тряхнула головой и заозиралась по сторонам, ища Теара. Клубы пыли закрывали обзор, но несколько бездыханных тел на земле я все же заметила. С ужасом узнала в одном из них нашего сопровождающего. А в следующий момент поняла, что меня тащат куда-то в сторону.

– Пусти-и! – заорала я что есть мочи и попыталась пнуть похитителя.

Тот грязно выругался и тряхнул меня, словно я была невесомой тряпичной куклой. Потом перехватил поперек тела, заламывая руки за спину, и я взвыла от боли. А в следующий момент что-то огромное и стремительное отшвырнуло мучителя в сторону. Яростный рык прорезал пространство, и у меня не возникло сомнений, кому он принадлежит.

Теар.

Одежды на нем почти не было. Рубашка висела рваными лоскутами, лишь местами прикрывая тело. В прорехах мелькала серебристая броня. Мне было достаточно мгновения, чтобы понять насколько он зол. Лунный скалился отросшими клыками, в потемневших глазах его горела ярость. На руках вздулись вены, а с огромных загнутых когтей капали сгустки чужой крови. Он ловко завел противника себе за спину, нагнулся, хватая того за горло, и одним резким движением сломал лаэру хребет. Увернулся от летящего в голову болта и прыгнул ко мне, сбивая с ног.

– В повозку, живо! – рыкнул он, толкая меня к двери. – Не высовывайся!

Пространство рассекло еще несколько болтов. Один воткнулся в стенку повозки всего в нескольких сантиметрах от моего лица, другой угодил Теару в плечо, глубоко впившись в плоть.

Лунный даже не шелохнулся, будто вовсе не заметил ранения.

– Ну, что стоишь?! Жить надоело?! – вновь гаркнул он мне в лицо, и, выйдя из оцепенения, я бросилась в повозку. Вот только не следить за тем, что происходит на тропе, не могла – жадно прильнула к окну, вцепившись побелевшими от напряжения пальцами в раму.

Затаив дыхание, я наблюдала, как Теар выдернул болт из плеча и, бросившись к ближайшему противнику, воткнул стальной наконечник ему в шею. Мгновенно увернулся, уходя от удара меча, врезал нападающему по колену, опрокидывая на землю, а потом быстрым, отточенным движением свернул ему шею. Перехватил чужое оружие и отразил уже следующий удар. Но, стоило Лунному разделаться с одним противником, как его место тут же занимал второй, затем третий.

Многоликий Эхжи, да сколько же их?!

Откуда-то со стороны послышался сдавленный крик боли, и Теар бросился туда. А я увидела, как оседает на землю второй охранник Лунных, держась обеими руками за кинжал в груди.

 

Мне стало дурно. К горлу подступила тошнота, перед глазами все поплыло. Жадно глотнула ртом воздух – на языке осел солоноватый привкус крови.

Паника накрыла меня с головой.

Теперь Теар там совсем один. Один против отряда вооруженных до зубов лаэров, которые бросаются все разом, пытаются достать итару кто мечом, а кто болтом. И кажется, что шансов нет.

Сразу несколько арбалетчиков спустили болты. Я хотела зажмуриться, чтобы не смотреть, не видеть. Но тело не подчинилось, и я глядела широко распахнутыми глазами, как болты достигают цели и осыпаются тонкими переломанными жердочками, столкнувшись с непробиваемой броней итару.

Это казалось нереальным. Я тряхнула головой, пытаясь прогнать наваждение, но картинка не изменилась. А я поняла, что никогда прежде не видела ничего подобного. Теперь серебристая броня покрывала почти все тело Лунного, закрывала грудную клетку, расползлась по мощным удлиненным рукам, прикрыла лицо, на котором застыла гримаса ярости и жажда убийства.

Ряды противника дрогнули. Кое-кто испуганно попятился, надеясь сбежать. Но итару было уже не остановить. Он был подобен белой молнии, яркой и стремительной, беспощадной. Я попросту не могла уследить за его движениями. Серебристая броня мелькала то тут, то там, сокрушая все на своем пути. А спустя минуту все было кончено.

Наступила тишина, и только мое собственное громкое дыхание сотрясало воздух.

Я потерла ладонями лицо, пытаясь скинуть оцепенение. В горле пересохло, глаза слезились – не то от пыли, не то от подступивших слез.

На негнущихся ногах я вышла из повозки. Теар склонился над телом поверженного сородича. Броня медленно сползала с итару, возвращая ему привычные человеческие черты.

Кажется, охранник был еще жив – его грудная клетка едва заметно вздымалась, а из приоткрытого рта сочилась кровь. Теар сомкнул ладонь на рукояти кинжала, собираясь вытащить клинок из груди лаэра, но тот не дал, лишь отрицательно мотнул головой. А в следующее мгновение глаза его закрылись, и голова безжизненно склонилась набок.

Итару издал протяжный вой – дикий, звериный, нечеловеческий – и с силой стукнул кулаком по земле, до крови сбивая костяшки. А я невольно отшатнулась, испугавшись его лица, в котором сейчас не было ничего, кроме жажды мести и желания убивать.

Вот только убивать уже было некого.

Теар поднялся и шагнул ко мне, а я непроизвольно попятилась, боясь заглянуть ему в глаза. Наткнулась спиной на стену повозки и зажмурилась, сама не понимая, чего опасаюсь.

Почувствовала прикосновение рук Теара и лишь спустя пару секунд сообразила, что он ощупывает мое тело, выискивая ранения.

– Со мной все в порядке, – пролепетала я несмело.

Теар вскинулся, а я лишь сильнее сжалась, встретившись с ним взглядом.

– Какого хрена?! – чуть ли не выкрикнул итару.

– Ч-что? – Я непонимающе тряхнула головой.

– Какого хрена ты не обернулась?! – В голосе Лунного сквозил нескрываемый упрек, смешанный с яростью. И я не нашлась, что ответить. Я и сама не понимала, почему не сделала этого. Даже не подумала о том, чтобы призвать на защиту броню.

А еще испугалась. А страх всегда был мне плохим помощником…

Неправильная я все-таки лаэри. И человек из меня тоже неправильный. Одним словом – полукровка.

– О чем ты только думала? Зря тебя учил, что ли?!

– Я не думала! Я… запаниковала…

Теар издал протяжный мученический вздох и отстранился. Быстро оглядел поле боя.

– Пойдем. Здесь небезопасно. – Он подхватил меня под локоть и потащил в сторону от завала.

Я и сама мечтала убраться подальше, но земля вокруг была буквально устлана телами. Теар спокойно перешагивал через трупы, не обращая на них ни малейшего внимания. Я же не могла не глядеть на растерзанные тела. К горлу подкатывала тошнота, а когда Теар остановился, чтобы подобрать с земли брошенный арбалет, мой взгляд остановился на теле с распоротым брюхом. И я не выдержала – согнулась пополам, содрогаясь от спазмов, скрутивших желудок.

Меня вывернуло дважды, и во рту поселился кисловато-горький привкус, который никак не получалось сплюнуть. Ноги дрожали, и я с трудом удерживалась от того, чтобы опуститься на землю.

Лунный мягко положил руку мне на талию и протянул кусок какой-то тряпицы – как оказалось, собственной рубашки, от которой больше не было проку. Теар сорвал с себя оставшиеся лоскуты, стер кровь с плеча.

– Идем, времени мало. – Итару напряженно огляделся и взял меня за руку.

Я не поняла, почему у нас мало времени, но уточнять не стала и послушно пошла следом, мельком оглянувшись на экипаж, в котором остались все мои вещи. Как ни странно, но о них я сейчас не жалела, куда больше жалела о разбежавшихся лошадях, которые нам бы сейчас очень пригодились.

* * *

Обвал вышел знатным. Горную тропу, ведущую к границе, засыпало напрочь, и пришлось сделать немаленький крюк, чтобы обойти каменный завал.

Внутренние часы призывали поторопиться. Теар чувствовал, как натянулись родовые связи, готовые вот-вот оборваться.

Шерх, ему нужно как можно скорее попасть в Долину, пока еще не поздно! И доставить туда Эмель, целой и невредимой.

Итару крепче сжал ладонь плетущейся позади девушки, потянул, заставляя ускориться. А она вдруг неожиданно споткнулась, полетела вперед, и если бы Теар вовремя не подхватил ее, точно пропахала бы носом землю. И Лунный только теперь заметил, что Мел непривычно бледна и дышит часто и прерывисто.

– Тебе нехорошо? – Он положил ладони ей на плечи и всмотрелся в лицо.

– Я не поспеваю за тобой… – запыхавшись, вымолвила Эмель.

– Нам нельзя останавливаться.

– Куда мы так спешим? – Она бросила на него непонимающий взгляд. Было заметно, что девушка устала, подобный темп был явно ей не по силам, да и наряд отнюдь не располагал к пешим прогулкам.

– Я должен вернуться в Долину к рассвету. Иначе…

– Иначе что?

– Итару нельзя выезжать за пределы Долины больше чем на трое суток. Если пробуду здесь дольше, родовые связи оборвутся. А мне бы очень этого не хотелось.

Теар умолчал о том, что разрыв такого огромного количества связей будет не просто болезненным – он способен полностью лишить итару сил, сделав его абсолютно беззащитным.

Этого нельзя было допустить! Кто знает, не ждет ли на пути к границе еще одна облава?

Теар стиснул зубы, поглубже загоняя горечь потери. Крей и Мелен… Его неизменная охрана. Преданные друзья и верные соратники. Они были рядом последние семь лет. А теперь их не стало, и на месте родовой связи зияла дыра, причинявшая боль. Заставляющая вспоминать и невыносимо желать мести.

Теар сам не заметил, как стиснул зубы и сжал кулаки до побелевших костяшек. Пришел в себя, лишь когда увидел взгляд Эмель. Она смотрела на него испуганно и, кажется, вовсе не дышала.

– Ты меня пугаешь… – прошептала она еле слышно и предприняла осторожную попытку отстраниться.

Теар не дал этого сделать, ухватил девушку за руку и притянул к себе.

– Не бойся, я тебя не обижу. И не позволю никому другому.

– Ты… у тебя броня… была везде. – Мел бросила на него встревоженный взгляд.

– Да, я заметил.

Заметил, конечно, только и сам не знал, как объяснить то, что произошло с ним на тропе. Прежде итару не приходилось видеть ничего подобного. И, выходит, он совершенно не знает границ собственных возможностей.

– Те лаэры, нападавшие… кто это был?

– Огненные и несколько людей из наемников. Кажется, твой родственничек никак не уймется.

Знать бы еще, как он их выследил. Выходит, у Ойнэ свои люди на границе. И они знали об отъезде Лунного. А уж зачем тот отправился за перевал, нетрудно было догадаться. И Теар определенно промахнулся, взяв с собой так мало охраны. Он не думал, что влияние Огненного распространяется так далеко. Итару просчитался, и ошибка эта стоила жизни его сородичам. А если бы не странным образом появившаяся броня, то не факт, что и Мел осталась бы жива.

Непростительная ошибка!

– Думаешь, он ищет меня?

– Думаю, он предпримет все возможные меры, чтобы устранить тебя. Ведь сейчас ты единственная, кто может занять место в круге восьми и провести ритуал.

От этих слов Мел заметно вздрогнула и напряглась всем телом. Теар чувствовал, как часто-часто бьется ее сердце, как дрожат руки. И ему нестерпимо хотелось обнять ее, утешить и пообещать, что все будет хорошо. Он не отдаст ее озабоченному ублюдку Ойнэ, чего бы ему это ни стоило.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Рейтинг@Mail.ru