Заноза для хвостатого адмирала

Ясмина Сапфир
Заноза для хвостатого адмирала

Глава 2

Элеонора

Первые дни казалось, что мои прежние тревоги – всего лишь женская нервозность. Я исправно несла службу, привыкая к армейской жизни. Вставала «по гудку», перекусывала доставленным в каюту завтраком и отправлялась проверять хозяйственные отсеки, за которые была ответственной.

Обедала в общей столовой, дежурила около одного из мониторов, где отслеживались малейшие передвижения в космосе. Таких на корабле было множество и возле каждого оставался дежурный. Чтобы не пропустить ничего, ни с одной стороны света.

Все выглядело довольно просто. Даже утренняя зарядка, где требовалось отжиматься, подтягиваться, бегать километры по огромному спортивному залу нашего флагманского корабля. Я вполне себе вписалась, хотя отец и не верил в подобное.

Конечно, все способности не проявились в одно мгновение. На самом деле, я всегда уделяла внимание своей физической подготовке.

Военные, что несли службу в моей части флагмана, быстро приняли меня как своего. Относились хотя и с легким предубеждением к абестанцу, однако вполне дружелюбно. У некоторых из них еще свежи были в памяти воспоминания о мятеже против конфедератов. Но рретане, хоть и вспыльчивы, быстро остывают. А поскольку я отлично знала обычаи Рретана, то легко находила со всеми общий язык. Иной раз сослуживцы подтрунивали, но если что, могли подставить плечо.

Рретанские военные вообще всегда мне нравились. А я видела солдат всех рас, чинов и званий. Все они хоть пару раз да посещали отцовский дворец. Рретанские военные отличались не только лучшими навыками, силой и ловкостью. Они куда меньше думали о карьере и больше о своих прямых обязанностях, нежели все остальные. Относились к товарищам почти по-братски и никогда не бросали тех в беде.

Первое время никак не выходило записывать на командный компьютер все, что видел монитор слежения. Вроде и коды вводила верно – не могла ошибиться, я же уник и любые цифры запоминаю махом, и кнопки правильные нажимала…

Сослуживцы очень помогли. А их радушие скрашивало мое одиночество. Однако я старалась особо ни с кем не сближаться, чтобы не вызывать подозрений. Мало ли… еще о чем-то догадаются.

Единственное, что меня нервировало и временами даже пугало – так это появления Кристиана Эванса. Всякий раз, когда мы с ним сталкивались в коридорах или столовой, абестанец останавливал на мне пытливый взгляд голубых глаз и словно просвечивал им, как рентгеновскими лучами или чем-то похуже.

Я никак не могла разгадать его игру, его цели и намерения. Зачем он командировал меня на флагман? Чтобы держать поблизости? Следить? Контролировать?

Пару раз Эванс появлялся в нашем отсеке неожиданно и задавал какие-то рядовые вопросы. А мне чудилось – наблюдает, пытается пролезть в голову.

Понятно, что перед настоящим абестанцем сложнее играть роль парня, чем при мощных рретанах. Ведь для большинства из них все модифицированные земляне на одно лицо, впрочем, как и наоборот.

Я начала избегать абестанского офицера и, тем не менее, все равно с ним пересекалась. Эванс появлялся там, где по идее не должен был. Даже иногда проходил мимо меня во время дежурства. Словно бы случайно. Но я отлично знала, что все начальство несет службу на носу флагмана, а вовсе не в хвосте, где располагался мой пост.

Однажды Эванс остановился возле меня в столовой и вдруг спросил:

– Леонард, а вы хорошо танцуете?

Я моргнула от такого вопроса. Что он заподозрил?

– Не знаю. Я не столь часто бывал на мероприятиях, где требовалось танцевать… – единственное, что получилось ответить.

Эванс задержался на мне взглядом и вдруг припечатал:

– А мне кажется, вы просто созданы для подобных мероприятий. И с вашей грацией должны хорошо танцевать.

Ближайшие к нам рретане странно покосились на нас обоих. Вероятно, подумали, что у Эванса есть нетрадиционные наклонности. Уж слишком двусмысленно звучали его вопросы и намеки. Я же в тот момент просто была ни жива ни мертва. Неужели он подозревает, что я девушка?

Эванс ничего не сказал. Только проследовал мимо, а мне после этого кусок в горло не лез.

Хорошо, хоть Ториан Дэй Нир, адмирал рретанского флота, больше не добирался до нашего отсека. Это ужасно радовало. У меня появилась надежда, что я не встречусь с Торианом до самого конца миссии.

Во время последнего бала мне постоянно чудилось, что он смотрит на меня. Куда бы ни пошла, что бы ни делала, адмирал следит неотрывно, не сводя глаз.

Делиться наблюдениями я не стала. Да и не с кем было разводить романтические сплетни. С братьями, что ли? Подругами я не обзавелась. Так, приятельствовала с парочкой рретанок из высокородных. Но не более. Мой статус принцессы, необычная внешность и отцовская одержимость моей безопасностью не способствовали близким отношениям с местными.

В отличие от рретан, я могла стать парой любому гуманоиду – такова особенность уников. И я иногда побаивалась, что отец найдет мне мужа по политическим соображениям, вопреки моей воле. Ведь обстановка в галактике по-прежнему казалась очень напряженной, и подобный союз мог сыграть ему на руку.

Рретанкам в этом смысле куда сложнее, они способны завести детей лишь от того, с кем произошло Слияние. Но я все же надеялась на родительскую любовь и уважение отца, который и сам долго не мог найти свою единственную. Да и разговоров о моем замужестве пока никто не заводил. Мы живем не одно столетие, поэтому двадцать четыре года – не тот возраст, когда нужно окончательно определиться с постоянным партнером. Впрочем, у меня до сих пор еще не было ни одного мужчины. И я не считала это каким-то недостатком. Всему свое время.

Два с лишним месяца пролетели как один день. Я сама не заметила.

Все вроде шло неплохо. Даже лучше, чем я ожидала, считая себя изнеженной и непривычной к походной жизни. Но лишь до поры до времени. Пока мы не добрались до планеты Октолла – первой цели нашей экспедиции.

Она представляла собой водный мир, населенный гуманоидами с жабрами и прочими удивительными существами, каких нет больше нигде в Файроле.

На несколько дней привычный быт сменился частыми дежурствами у мониторов. Я оставалась на флагмане, который вращался по орбите планеты. И завидовала белой завистью, наблюдая, как устремляются к голубому шару корабли нашей эскадры.

Я ведь и хотела служить на таком, разведывательном катере. Лично разбираться с проблемами планет, искать причины странных явлений, разгадывать загадки, которые загадывает нам сама Вселенная. Осваивать новые миры, наконец. А вместо этого сидела за монитором и скрупулезно записывала, кто и когда покинул ангар, сколько астероидов или метеоритов пролетело неподалеку.

От сослуживцев я слышала, что исследования так ни к чему толком и не привели. Все дело в том, что после странного метеоритного дождя на планете внезапно исчезли многие месторождения ценных элементов. И никто не мог взять в толк, в чем же дело. Добывающие подводные станции оказались разрушенными, персонал погиб. А потом, когда до места добрались подводные патрули, выяснилось, что ничего особого там и нет. От метеоритов остались лишь фрагменты, сами они будто испарились, а записи с надводных камер искажали реальную картинку. Многие из них вообще оказались испорченными, словно какое-то облучение подействовало на технику.

На некоторое время пришлось задержаться возле Октоллы. Военные взяли пробы грунта, провели съемку подводного ландшафта, а потом отправили все сведения в командный центр Рретана.

Нам предстояло покинуть планету и направиться в следующую точку. Но адмирал Дэй Нир почему-то решил задержаться, чтобы лично переговорить с очевидцами произошедшего и сделать дополнительные замеры пострадавших участков. Мне уже хотелось поскорее покинуть эту систему. В глубоком космосе я ощущала себя более востребованной.

Мы как раз отдалялись от Октоллы, когда на весь флагман прозвучал сигнал тревоги: кто-то из военных что-то заметил, и все на корабле пришло в движение.

Я собиралась дежурить на своем месте, но появился Иррен Нел Орис.

– Леонард, немедленно проверьте помещения в переднем отсеке корабля! – приказал он.

Я даже опешила. Собиралась спросить, почему именно я. Ведь моя служба всегда проходила в хвосте флагмана. Но тут же поняла, что вопросы начальству в момент тревоги неуместны. И по ним меня вычислят быстрее, нежели при столкновении с Торианом.

Я метнулась по приказу. Но всеобщая паника и незнание тонкостей устройства кораблей такого типа сыграли со мной злую шутку.

Я немного запуталась в коридорах, начала суматошно искать указатели, которые появлялись то тут, то там в виде голографических табло, выскакивающих из стен. И… едва не впечаталась в Ториана Дэй Нира собственной персоной.

Я даже опешила, ведь больше всего мне не хотелось встречаться именно с тем, кто знал меня с самого детства. Я фактически выросла на его глазах. Мы часто виделись во дворце.

Узнает ли он в молодом военном дочь своего короля – вот в чем вопрос. Все же он привык видеть меня в платьях с красивыми прическами или распущенными волосами, а вовсе не в форме офицера Конфедерации с собранными в аккуратный хвост локонами.

Я поспешно отвела глаза и, чуть понизив голос, пробормотала:

– Простите, адмирал Дэй Нир.

От волнения воздуха катастрофически не хватало. Я не могла больше выдавить ни слова, потому что боялась, что тембр голоса покажется адмиралу знакомым. Если бы встреча произошла в другой обстановке, я бы успела морально подготовиться. Но сейчас совершенно растерялась и не знала, как себя повести.

В ушах шумело, и я даже не расслышала, что именно он ответил.

Мы почти разошлись. Я рванула вперед, чтобы побыстрее забиться в свою каюту и остаться в одиночестве. Даже о задании Нэл Ориса забыла на эмоциях!

Даже не знаю, почему в присутствии этого военного, командующего армией Рретана, я все время нервничала.

 

Конечно, я понимала, что Ториан старше меня на много лет, что он мне не пара. После войны с оллами Дэй Нир и вовсе замкнулся в себе. Поговаривали, что он нашел свою истинную пару и тут же ее потерял. А потом, каким-то невероятным образом, избавился от зависимости от истинной. Хотя никому из рретан это не удавалось, даже если пара его отвергала.

Но я не знала подробностей, а сплетням верить – последнее дело.

Мне удалось добраться до конца коридора, где располагался лифт, когда за спиной раздалось напряженное дыхание, а передо мной выросла тень.

Я замерла на месте. Моя рука так и замерла в воздухе у кнопки вызова лифта. Мгновение зависло в какой-то терпкой массе, когда не знаешь, что будет дальше, но точно понятно, что момент решающий.

Я и опомниться не успела, как Ториан схватил меня за плечи и резко развернул на себя. Хотелось закрыть глаза, чтобы не смотреть, но я не смогла. Мне нужно было видеть его лицо в этот момент.

Минутного обмена взглядами хватило, чтобы я поняла – все пропало. Глаза Ториана расширились и подернулись золотом. В этих глазах рретанина ясно читалась вся безнадежность моего положения.

Какое-то время мы так и стояли, друг напротив друга. Он нависал надо мной, как скала. Скулы подергивались, губы плотно сжимались. На шее бурой сеткой проступили жилы, будто он сдерживался от крика или еще чего-то. На лице адмирала читалась смена эмоций от злости до недоумения.

Ториан выглядел так странно… Словно одновременно готов выбросить меня в космос и… поцеловать?

Да нет, это уже мои женские фантазии.

Адмирал Ториан Дэй Нир прослыл самым непробиваемым рретанином из всех. При мне он никогда не ухаживал за придворными дамами. Во всяком случае, об этом никто не знал. За глаза Ториана называли железным адмиралом.

Казалось, у этого рретанина нет сердца, только твердый рассудок хорошего военного. Но почему-то именно сейчас в мою голову полезли всякие глупости.

– За мной! – зарычал между тем Ториан.

Я послушно проследовала за адмиралом, не понимая, куда мы направляемся. Судорожно прикидывала, что бы такое сказать, какие привести аргументы, чтобы Ториан не решил от меня отделаться. Он же двигался стремительно и резко, оглядывался и посматривал как-то очень непривычно.

Опять приходили на ум женские глупости, совершенно неприменимые к железному адмиралу.

Когда мы очутились в запертом пространстве каюты, меня накрыла новая волна паники. Я поняла, что это вовсе не рубка управления, а личный жилблок адмирала.

Зачем он меня сюда привел? Не хочет выдавать мое присутствие на корабле остальным военным? Или причина совсем в другом?

Я почти дрожала, а рретанин вдруг подошел, наклонился, упершись ладонями по сторонам от моей головы и… замер.

Я думала, он что-то скажет. Но Ториан только смотрел, тяжело дышал и молчал. Судя по подернутым золотом глазам, он очень злился на меня. А я просто не находилась что же сказать.

Мысли путались, объяснения не складывались, эмоции били через край. Я с трудом представляла, как собирается со мной поступить Ториан. Отправить домой с каким-то из кораблей? Оставить тут на каком-то условии? Сообщить отцу, чтобы тот сам за мной прилетел?

– Что вы здесь делаете, Ваше высочество? – наконец поинтересовался Ториан, слегка отступив.

От его слов стало жарко. Он узнал меня с первого же взгляда, а я все еще на что-то надеялась. И теперь мы вдвоем… на его территории. И здесь работают его условия, его правила и его решения.

Условия, правила и решения железного адмирала.

– Так получилось. – Я даже попыталась улыбнуться, хотя вышло плохо.

– Так получилось? – рычаще повторил рретанин, приподняв бровь.

Понимая, что попалась и пути назад нет, я продолжила улыбаться. Хотя прекрасно видела, как разъярен адмирал. В его взгляде читалась термоядерная смесь эмоций, выражение лица менялось каждую секунду.

Я не знала, что именно думает Ториан. Но он, однозначно, не рад моему здесь присутствию. Будто на его голову свалилась камнем какая-то проблема, когда и своих проблем навалом.

Внезапно Ториан сделал шаг мне навстречу, и я отшатнулась назад, почувствовав спиной прохладу стены. Отступать некуда. Но и сдаваться, чтобы он отправил меня с позором на Рретан, я не собиралась.

Я лишь моргнула, когда руки Ториана снова уперлись в стену около моей головы. И я оказалась в кольце. Этим адмирал будто показывал, что решать будет именно он. Но вместо того, чтобы вынести окончательный вердикт, он вдруг уставился на мой рот и облизнул свои сухие губы.

Неужели поцелует?

Я никогда не думала о возможных отношениях с этим рретанином, хоть он и привлекал меня как мужчина. Просто существовал какой-то внутренний запрет. Я постоянно искала предмет желаний среди своих сверстников, но так и не нашла того, от чьей близости сердце бы замирало. А тут будто водой ледяной окатили, а затем – сразу же – горячей волной. Я толком дышать не могла, когда этот полный расплавленного металла взгляд поглощал меня.

Нет, я не боялась. Потому что знала: Ториан не сможет сделать мне ничего плохого, как принцессе Рретана, верным офицером которого он являлся.

Но почему тогда он так смотрит?

Я терялась в догадках.

Неужели Ториан все же ко мне неравнодушен? А если так, почему бы не воспользоваться? Я уже ничего не теряю! Миссия почти провалена, спор практически проигран. Осталось последнее средство. Единственная возможность продолжить службу.

Решение пришло мгновенно.

– Ториан, пожалуйста, не выдавай меня! Обещаю, я не помешаю! Я буду примерным солдатом! – мягко произнесла я, еще не понимая, в какую игру втягиваю нас обоих.

Но почему-то именно тогда показалось, что я смогу остаться на корабле до конца миссии лишь в том случае, если заинтересую адмирала как женщина. Это был обман, но иначе всем моим стараниям пришел бы конец. И все мечты потерпели бы крах.

Я снова улыбнулась, пытаясь сделать это как можно более открыто и очаровательно. Уж что-что, а азы флирта принцесса Рретана знала назубок.

– Что ты предлагаешь? – выдохнул Ториан, не сводя с меня глаз.

– Отец не должен узнать, где я нахожусь. Он уже ищет меня. Но мне нужна эта миссия, чтобы доказать ему свою… независимость, – кратко объяснила я.

Ториан и так должен понимать мое положение в королевской семье, ведь он лучше других осведомлен о делах отца. Конечно, я оставила папе и маме запись, где просила не волноваться и говорила, что скоро вернусь обратно. Я слишком любила родных, чтобы не уведомить их о том, что я в полном порядке. Но я отлично представляла, сколько подчиненных поднял король по тревоге, когда узнал о моем бегстве. А я все это время находилась прямо под боком у его друга, соратника и помощника.

– Ты понимаешь, на что меня толкаешь? – Глаза рретанина приобрели оттенок темного меда. – Я не могу скрывать от Его величества, что его дочь решила немного поиграть в мужчину и улетела на моем корабле в опасную экспедицию. Я должен доложить Рейминару, что ты здесь. Обязан.

Последнее слово он произнес с явным акцентом.

Я тяжело вздохнула, а потом скользнула взглядом по мускулистому запястью. Дэй Нир совершенно прав. Как правая рука короля, он не может обмануть его. Но ведь до этого я тоже находилась на корабле, просто Ториан не был в курсе.

– Он ничего не узнает до того момента, пока мы не вернемся на Рретан.

– Нет! – отрезал Ториан. – Я доложу о тебе.

Он опустил руки и отошел к другой стене каюты, где находилось встроенное оборудование для связи. И тут я поняла, что сейчас весь мой обман вскроется. Папа прикажет вернуть меня в резиденцию. Он даже сам может за мной примчаться, если узнает, что я отправилась в такой рискованный полет. А я никак не могла этого допустить. Только не сейчас.

У меня была лишь одна возможность остановить Ториана Дэй Нира.

Пока он активировал экран и вводил коды для связи, я бросилась к рретанину, буквально встав между ним и компьютером. Обняла мужчину за шею и потянулась на носочках.

Я успела услышать лишь шумное дыхание перед тем, как мои губы коснулись его горячих губ.

О, Делиос! Кажется, я давно этого хотела! Но почему-то боялась признаться себе, что меня тянет к адмиралу. А он всегда оставался холодным и безразличным. Наверное, это и подогревало мой интерес.

Я успела лишь дотронуться до рта Ториана коротким поцелуем, когда меня будто накрыло горячей волной. Я отпрянула, упираясь спиной в панель компьютера, с силой сжав веки, чтобы не видеть реакцию рретанина.

Ее я боялась больше всего.

Чудилось, сейчас он накричит, закроет в отдельной каюте, отшлепает как нашкодившего ребенка… Да разные мысли приходили в голову, перемешиваясь в яркий водоворот эмоций.

Но вместо этого на талию вдруг легли горячие руки, сжав меня стальным кольцом.

От прикосновений я вся горела, совершенно не понимая, что происходит и почему я так реагирую на этого мужчину – рретанина, о котором я просто запрещала себе все это время думать и мечтать. Так же, как и он не смел думать обо мне, как об объекте вожделения. Я почему-то была в этом совершенно уверена. Ведь Ториан – наперсник отца, и он отлично осознавал пропасть, что разделяла меня, принцессу Тар Ренс, и рретанина из небогатой аристократической семьи, который благодаря своим выдающимся данным и подвигам дослужился до столь высокого звания.

– Что ты делаешь, Элеонора? – хрипло спросил Ториан.

Дыхание его вырывалось со свистом и проникало в меня пламенем. Этот огонь мешал мыслить рационально, оставляя лишь голый инстинкт. Впервые я испытывала подобное и пока не знала, с чем можно ассоциировать такие удивительные ощущения.

– Я… я просто хотела тебя поцеловать, – пробормотала я сдавленно.

Пальцы рретанина еще сильнее стиснули мою талию, и от этого легкие сдавило спазмом. Я медленно открыла глаза, скользнув взглядом по застежке форменного кителя адмирала, а потом и по его шее, где переливались золотом чешуйки.

Мне хотелось их потрогать, да так, что пальцы начали зудеть.

Мне ужасно хотелось трогать Ториана Дэй Нира.

Будто прочитав мои мысли, рретанин расстегнул верхнюю кнопку формы, а затем и еще одну. Я следила за движениями его пальцев, не в состоянии оторваться от зрелища.

Раздался хруст. Ториан стиснул кулак, из запястья выскочили острые шипы. По моей ноге скользнул хвост, и я напряглась.

Я не боялась хвостатых, ведь сама была наполовину рретанкой. Но прикосновения братьев или отца никогда не вызывали такого безумия.

Это было очень волнующе. Неприлично, наверное. Но сейчас я об этом и думать не хотела.

Воздух в легких раскалился до предела. Я тщетно пыталась сделать вдох, но не выходило.

– Зачем тебе это? – допытывался адмирал.

Его тон понизился до шепота, будто Ториан боялся озвучить вслух свои же мысли. Не знаю, почему я так решила. Просто мелькнуло в голове вспышкой озарения.

– Разве это плохо? – с показным удивлением произнесла я.

Сама не знаю, как удалось изобразить беззаботность. Я дразнила Дэй Нира, до конца не понимая, зачем это делаю. Страх того, что он меня выдаст, отошел на второй план, и главным стало совсем другое.

Воспользовавшись тем, что адмирал ничего не ответил, я потянулась ладонью к ямочке на шее рретанина и провела по гладкой, разогретой, как сковорода, чешуе уже без страха.

Айтах! Кажется, я сама соблазняю того, кого нужно опасаться.

Но мне хотелось продолжать. Я просто уже не могла остановиться.

– Ты же понимаешь, что отношения между нами невозможны, – словно уговаривая себя, рыкнул адмирал.

Внутри меня сжалась некая пружинка. Конечно, я все понимала. Но от этого желание не утихало, а, напротив, разгоралось только сильнее.

Верно говорят абестанцы: запретный плод самый сладкий.

– Нет ничего невозможного, – промурлыкала я и обхватила его лицо ладонями, глядя на мужчину снизу-вверх широко распахнутыми глазами.

Это оказалось последней каплей подлитого в огонь масла.

Ториан притянул меня к себе хвостом. Его губы приблизились, язык раздвинул мои зубы и скользнул внутрь. Кровь мгновенно забурлила в моих висках, ощущение пространства и времени куда-то испарилось.

Поцелуй адмирала сначала был осторожный. Но когда Ториан понял, что я отвечаю, резко усилил натиск, и из неторопливого поцелуй перешел в страстный и нетерпеливый. Меня никто и никогда так не целовал, и я даже опешила, покоряясь горячему языку опытного мужчины. А Ториан был опытным, это не вызывало ни малейших сомнений.

Я зарывалась пальцами в жесткие пряди длинных волос, гладила лицо, частично покрытое чешуей. Мне нравилось то, что он со мной делает. Очень нравилось. Я даже не догадывалась, что могу так завестись от обычного поцелуя. Все предыдущие эксперименты в этом плане теперь казались пустой тратой времени.

 

А потом Ториан и вовсе с легкостью подхватил меня, усадив на стол около компьютера. Продолжая при этом удерживать хвостом и вклинившись бедрами между моих ног. Его желание было настолько очевидным, что я на мгновение опешила, пока Ториан новым поцелуем не прервал мои мысли.

То, что мы делали, походило на безумие в крайней его стадии. Иначе я не могла объяснить себе то, что происходит. Мой обман только что раскрыт, кораблю грозит неведомая опасность, а я целуюсь с подчиненным отца, командиром линкора, железным адмиралом Дэй Ниром.

По телу прокатилась волна желания, отозвавшаяся внизу живота острым сладким спазмом. И я лишь сжала ноги вокруг бедер Ториана, прижимаясь сильнее к его возбужденному мужскому естеству.

Мысли о том, что же я делаю и во что это может вылиться, сменялись мыслями, что рано или поздно у меня случится сексуальный опыт. И лучше, если первым партнером станет мужчина, который мне нравится.

Я совсем забыла, ради чего это делаю и где мы находимся. Забыла о том, что моя задача – убедить Ториана не отсылать меня домой и ничего не сообщать отцу.

Адмирал продолжал терзать мои губы поцелуем, словно овладевал мной этим способом, готовя к полной капитуляции. И я очень этого хотела. Именно этого и ничего другого. Чтобы Ториан стал моим первым мужчиной.

Скорее всего, он не знал, что я девственница. В моем возрасте многие рретанки уже срывают первые цветки страсти, пробуя себя в сексе с молодыми соплеменниками. Но я не совсем рретанка и, видимо, поэтому относилась к первому сексуальному опыту немного иначе. Не как к спортивной тренировке перед возможным Слиянием, а как к чему-то волшебному, невероятному, что случается лишь раз и меняет жизнь навсегда.

Я сама принялась одной рукой расстегивать форму Ториана. Просунула ладонь в его брюки, касаясь твердого свидетельства его желания. И адмирал то ли зарычал, то ли застонал, а может, все вместе… Только этот звук прокатился по мышцам и вызвал сладкое томление во всем моем теле.

Ториан принялся раздевать и меня. И вскоре мы уже были почти обнажены. Даже странно. Я всегда смущалась при мысли о том, что мужчина увидит меня голой. Но сейчас все казалось настолько естественным и легким, словно я только этого и хотела.

Ториан наклонился и втянул в рот мой сосок. Я ахнула и выгнулась ему навстречу. Мужчина принялся играть с затвердевшей горошинкой соска, заставляя меня постанывать и ерзать. Внушительное свидетельство желания адмирала пульсировало между моих бедер.

Ториан повторил ласку с другой грудью, а затем встал на колени и проложил дорожку влажных поцелуев по животу и ниже. Я всегда думала, что подобная ласка, когда язык мужчины почти касался самого сокровенного, вызовет у меня страх, смятение. Но вместо этого лишь сильнее раздвинула ноги.

Мы даже не добрались до кровати – так и находились в кабинете адмирала. Но это нас не особо смущало. Все казалось естественным, словно все должно случиться именно здесь и сейчас.

Внезапно Ториан оторвался от меня, прищурился; его золотистые зрачки сосредоточились на моем лице.

Он едва дышал. И поэтому фраза, которую произнес адмирал, прозвучала рвано и с каким-то присвистом:

– Ты уверена, Элеонора?

Я даже не сразу сообразила, что же он спрашивает. Слова не укладывались в голове.

– Да, конечно, я уверена, – только и смогла выдохнуть.

Хотелось попросить его действовать осторожнее, но язык не поворачивался. Я вообще, кажется, потеряла дар речи. И почему-то верила Ториану. Верила этому мужчине и себя ему доверяла настолько, что даже не подумала о том, что мне нужно предохраняться.

Внезапно Ториан выпрямился и даже дернулся. Включил коммуникатор.

– Подожди, маленькая… Мне нужно ответить…

Я не сразу сообразила, что он почувствовал вибрацию устройства, потому что звука вызова не было!

– Слушаю… да… А ближайшее пространство просветили? – говорил он по комму, обсуждая обстановку и время от времени прочищая горло. Хотя голос адмирала все равно звучал хрипло и немного рвано.

А до меня доходило, что я едва не совершила ошибку, отдавшись адмиралу лишь ради того, чтобы не возвращаться домой.

Глупо. Безрассудно и глупо.

Меня будто в прорубь с головой бросили. Тотчас накрыли жгучий стыд, смущение, растерянность, страх…

Одно я знала наверняка – нужно немедленно делать отсюда ноги, чтобы не продолжать.

Я не знала, как буду смотреть в глаза адмиралу после всего, что случилось и не успело случиться. Чувствовала себя идиоткой.

Нужно было рассказать ему правду о споре с Дайдерисом. Возможно, как военный, Ториан понял бы меня и не стал возражать против моего пребывания на корабле. А вместо этого я повела себя как распутная женщина, которая только одним способом и умеет добиваться своей цели.

Все последующие объяснения казались бесполезными и нелепыми.

Пока Ториан обсуждал обстановку по коммуникатору, я собирала с пола свою одежду. Дрожащими руками застегивала форму, стараясь избавиться от странных мыслей, что случилось бы, если бы в самый ответственный момент адмирала не вызвали по делам службы.

Я молча скользнула взглядом по идеальному торсу мужчины, сглотнула.

Ториан стоял ко мне спиной, хвост нервно стучал по полу. Рретанин казался мощным, но слегка взъерошенным, перевозбужденным. Мускулы вздулись, широкие плечи выглядели каменными.

Воспользовавшись моментом, я забросила его брюки за оборудование, сама же поспешила к выходу, проклиная себя на чем свет стоит за свою самонадеянность. Действительно, чего я хотела, когда пришла на флагман? Того, что на протяжении всей экспедиции не встречусь с адмиралом? Наивная. Нужно было вернуться во дворец, как только я получила приказ Эванса о смене судна.

Ториан заметил, что я решила ретироваться. Тут же прервал разговор и уставился на меня, когда я уже находилась у дверей его блока и набрала код, чтобы выйти наружу. Хорошо, что успела запомнить. Такие вещи я делаю на автомате.

– Постой, Элеоно… – начал было Ториан, бросившись за мной, но я уже выскочила за дверь, не услышав окончания фразы.

Сердце стучало так, будто я пробежала кросс в спортзале.

Я понимала, что едва не вляпалась по самые уши в отношения с главой флота Рретана. Потому что дальше нам в любом случае предстоит общаться. Я сама спровоцировала Ториана. А если папа узнает, то виноват будет лишь адмирал.

Похоже, моя уловка насчет брюк сработала. По крайней мере, мне удалось добраться до лифта без погони.

В коридоре жилого отсека я столкнулась с Ирреном, который удивленно посмотрел на меня. Наверное, выглядела я странно – с растрепанными и на скорую руку собранными в хвост волосами, покрасневшими губами и сверкающими от возбуждения глазами.

– Леонард, все в порядке? Проверил то, что я просил? – уточнил рретанин, разглядывая меня так, что захотелось под землю провалиться, и напомнил: – Скоро начинается твоя смена.

– Все хорошо. Я явлюсь вовремя, – проговорила я, нетерпеливо посматривая на двери каюты.

По счастью, Иррен сразу же отправился по делам, а я торопливо юркнула в свои апартаменты.

Когда немного отдышалась и пришла в себя, стало ясно, что бежать вообще не следовало. А смысл? Я же на корабле Ториана! Плюс он в любой момент может позвонить отцу. Не говоря уже о том, что любой офицер, и я в том числе, обязан явиться к адмиралу по первому же зову.

Но пока он меня не выдал, а случай помешал совершить ошибку. Что ж, может быть, не все так плохо?

С этой мыслью я и устремилась в душ, чтобы освежиться и отправиться на пост.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19 
Рейтинг@Mail.ru