Litres Baner
Разгром грузинских захватчиков под Цхинвали

Олег Шеин
Разгром грузинских захватчиков под Цхинвали

Глава 1
И вот как оно начиналось…

У Грузии две проблемы – Саакашвили и Саакашвили на второй срок. У американцев тоже две проблемы – дураки и Саакашвили на второй срок.

М.Задорнов

Из истории вопроса. Грузия

Заметим, что под общим названием «грузины» объединено более двадцати субэтносов. Сами грузины называют свою страну Сакартвело, причем к этому топониму абхазы и осетины отношения не имеют. Абхазы были горными племенами, сражавшимися еще с византийцами, и их древняя столица в Новом Афоне сегодня общедоступна туристам, а осетины справедливо ведут свой род от половцев, контролировавших тогда все степи Южной России. В свою очередь, грузинам приятно считать свою историю со времен царицы Тамары (1165–1213). Тамара, кстати, на протяжении нескольких лет была женой князя Юрия, сына Великого князя Владимирского Андрея Первого Боголюбского. Именно ссылками на эпоху царицы Тамары современный Тбилиси объясняет претензии на Абхазию и Южную Осетию, в ее эпоху вошедшую в состав царства, но объективности ради отметим, что под юрисдикцией Тамары была тогда вся современная Армения, часть Азербайджана и северо-восточные районы Турции. Северо-Американские Соединенные Штаты в ту эпоху управлялись сиу и каманчами, что по логике современных правителей Грузии и США дает команчам право выгнать англосаксов из Вашингтона и Массачусетса.

Как и другие раннефеодальные государства, средневековая Грузия долго не продержалась и рухнула под напором воинов легендарного Тамерлана. На обломках образовались царства Картли, Кахетия и Имеретия, а Абхазия, Менгрелия, Гурия и ряд иных покоренных территорий вновь обрели свободу.

Через двести лет сюда пришли турки-османы и персы, которые начали рубиться друг с другом за контроль над Южным Кавказом. Поскольку обе империи активно грабили и вырезали местных грузин-христиан, те обратились за помощью в Москву. Царь Федор Иоаннович, вняв паническим воплям из Кахетии, отправил экспедиционный корпус в составе 7000 бойцов, которые погибли в боях с мусульманами. Борис Годунов направил сюда еще два контингента, но они также были уничтожены. Будущим грузинам пришлось жить под господством Стамбула и Тегерана, пока на русский престол не взошел Петр Великий.

Петр Алексеевич в течение двух лет очистил от персов все побережье Каспия, после чего принялся разбираться с проблемами Картли. В это время местный царь Вахтанг VI был под домашним арестом. Ему даже пришлось принять ислам и, возможно, сопутствующие процедуры, но во время похода русского царя в Закавказье грузинский лидер решился на действия. К сожалению, испытывавшая проблемы с продовольствием и фуражом русская армия повернула в Астрахань, и персы заняли Тбилиси, а турки – Картли. Вахтанг VI эмигрировал в Россию и умер в Астрахани, где и находится сегодня его могила.

В конце XVIII века будущие грузины попробовали бунтовать, и в 1795 году иранские войска Ага Мохаммед-хана вторглись в Закавказье, захватив и разграбив Тбилиси. Царь Георгий XII срочно попросил Павла I присоединить Грузию к России. 22 декабря 1800 года император Павел подписал соответствующий манифест. После непродолжительных боев в Тбилиси воцарился русский генерал Лазарев.

В отличие от будущей Грузии, реально существовавшая Абхазия сражалась за независимость от всех внешних соседей – русских, турок и в какой-то степени будущих грузин. Князь Келешбей, пошедший на сближение с Россией, был убит в 1808 году. Его сын Сафарбей-Георгий в 1809 году подавил народное восстание и обратился к российскому правительству с просьбой о покровительстве. Просьба была удовлетворена, но присоединение свелось к размещению русских гарнизонов в нездоровом Сухум-кале. Гарнизоны вымирали – их состав полностью обновлялся раз в два года.

Когда Александр Освободитель решил насадить в Абхазии реальное имперское управление, местное население восстало. В 1866 году восстание было подавлено, а недовольные депортированы в Турцию. Население Абхазии сократилось наполовину.

Осетия, важно отметить, присоединилась к России еще в 1770 году. Зимой этого года 24 старшины явились в Кизляр, где объявили коменданту о своем намерении принять российское подданство и желании «генерально креститца». Они просили прислать к ним российского «чиновного человека», в обязанности которого входила бы защита интересов Осетии. В том же году осетины вновь повторили свою просьбу перед российским правительством. Москва согласилась защищать Осетию от вторжений кабардинцев (грузины тогда были не в состоянии вторгаться куда бы то ни было, поскольку были заняты выплатой дани туркам и персам). В обмен осетины обязывались содержать в исправном состоянии Военно-Грузинскую дорогу и оказывать помощь проходящим в Закавказье российским командам и курьерам. Однако вскоре на южной стороне Кавказского хребта российская администрация предпочла сделать ставку на грузинских феодалов, что вызвало среди осетин восстания. Занятно, но сегодня некоторые грузинские историки обосновывают исторические права Грузии на Южную Осетию тем, что проживавшие здесь осетины находились в крепостной зависимости от грузинской знати. С тем же успехом Мадрид и Лиссабон могут претендовать на Латинскую Америку – ведь она заселена рабами, которых туда свезли испанцы и португальцы.

В отличие от бунтовавших абхазов и осетин, знать Картли и Кахетии ощущала себя комфортно под прикрытием русских штыков и обменивала лояльность на полное освобождение от налогов и контроль над абхазами, осетинами, менгрелами и сванами. Все грузинские дворяне получили права русского дворянства. Исключая восстание гурийцев, которых тогда, собственно, грузинами еще не считали, сколь-либо крупных выступлений против «российского империализма» история Грузии не знала.

Впрочем, как особую нацию грузин в Российской империи не признавали. Этот этноним относился к узкой категории местной знати. В энциклопедии Брокгауза и Ефрона говорилось: «В тесном смысле название Грузия в настоящее время чаще всего прилагается к Тифлисской губернии, в которой грузины составляют преобладающую народность». В губернию, отметим, не входили ни Абхазия, ни Аджария, ни Мингрелия, ни многие другие территории современной Грузии.

Далее, в энциклопедии Брокгауза и Ефрона указывалось, что в Тифлисской губернии грузины составляли 45 % населения, армяне – 23,9 %, осетины – 8,9 %, русские – 4,4 %, греки – 2,7 %, остальное население приходилось на евреев, пшавов, хевсуров, имертинцев, тушинцев и т. д. В Кутаисской губернии тот же источник определял долю грузин всего в 1,48 %; имертины – 44,8 %, мингрельцы и лазы – 23,2 %, гурийцы – 8,2 %, абхазы – 6,5 %, аджарцы – 6,4 %, турки – 3 %, армяне – 1,8 %, сванеты – 1,5 %, русские – 0,5 %. Подобная статистика, проистекающая из переписей, проводимых в империи, свидетельствовала только об одном – еще сто лет назад грузины, имертины, мингрельцы, гурийцы, сваны и т. д. считались хотя и родственными, но разными народностями, примерно как великороссы и малороссы. Так, менгрельцев официально стали считать грузинами только в 1926 году при новой сталинской национальной политике.

Уж тем более отдельной страной считалась Абхазия: «Абхазия, древняя страна на кавказско-черноморском побережье, добровольно присоединилась в 1810 году к России, в 1866 году вошла в состав Сухумского военного отдела, а с 1879 года составляет северо-западную часть Кутаисской губернии» («Военная энциклопедия», том I, стр. 40). Еще раз: на протяжении почти 80 лет русского владычества Абхазия административно была самостоятельна от Кутаиси и Тбилиси.

Важно отметить, что, по статистике 1897 года, население Сухумского округа состояло почти исключительно из абхазов – 86 %. Мегрельцы составляли 5,5 %, греки – 3,5 %, армяне – 1,5 %, русские – около 2 %, грузины – лишь около 1 %. То есть грузины в Абхазии на протяжении всего XIX века практически не жили, стало быть, они не жили и в предшествующие столетия, поскольку, не считая древней эпохи времен царицы Тамары, до вхождения региона в состав России грузины не имели режима наибольшего благоприятствования в этой местности.

Абхазский округ имел отдельное управление, а вот Южная Осетия, Карс, Ардаган и Батум были переподчинены губернаторам Тбилиси и Кутаиси. За эти приобретения, которыми вовсю пользовалась грузинская знать, платили жизнями российские солдаты и офицеры: свыше 30 тыс. пали в боях с персами, турками, горцами в течение XIX столетия на Кавказе, около 100 тыс. умерли от болезней. Но кто сегодня вспоминает об этом в Тбилиси?

В 1917 году империя рухнула. Сепаратистская партия в Тбилиси, назвавшая себя социал-демократами, провозгласила независимость. Очень скоро ей пришлось столкнуться с вторжением турок, резонно посчитавших, что прежние области Османской империи в условиях падения Российского государства должны вернуться к старому хозяину. Тбилисские сепаратисты обратились к кайзеру, и тот прислал в июне 1918 года сюда 5000 немецких солдат. Немецкие рабочие в серой униформе с нескрываемым интересом отнеслись к пляжам и мандариновым деревьям. Немецкое правительство оценило возможность получить в эксплуатацию Чиатурские марганцевые рудники на 30 лет, порт Поти – на 60 лет, железную дорогу Шорапан – Чиатура – Сачхере – на 40 лет. С мая по сентябрь 1918 года немцы вывезли из «независимой» страны на 30 млн марок меди, табака, хлеба, чая, фруктов, вина и другой продукции, в том числе 31 тонну марганца, 360 тонн шерсти, 40 350 штук овечьих шкур.

Затем Германия вышла из игры, и ее сменили британцы, занявшие Батум и объявившие его порто-франко наподобие Черноморска из «12 стульев». Пока тбилисское правительство продавало страну желающим, осетины и абхазы ввели в повестку дня вопрос о независимости. Они не были поняты свободолюбивыми грузинскими социал-демократами. Начальник грузинского отряда поручик Купуния, бывший пристав города Поти, избил целый сход в абхазском селении Ацы: заставил всех собравшихся лечь на землю под пулеметным огнем и прошелся затем по их спинам, нанося удары шашкой плашмя; после чего приказал участникам схода сбиться в кучу и верхом во весь карьер врезался в толпу, нанося побои кнутом. Представитель тбилисского правительства Валико Джугели тем временем заносил в дневник путевые заметки из Осетии:

 

«Теперь ночь. Всюду видны огни. Это горят дома повстанцев. Но я уже привык и смотрю на это почти спокойно… Всюду вокруг нас горят осетинские деревни… В интересах борющегося рабочего класса, в интересах грядущего социализма мы будем жестоки. Да, будем. Я со спокойной душой и чистой совестью смотрю на пепелище и клубы дыма… Я совершенно спокоен. Да, спокоен… Теперь всюду огни. Горят и горят. Зловещие огни. Какая-то страшная, жестокая и феерическая красота. И, озираясь на эти ночные, яркие огни, один старый товарищ печально сказал мне: «Я начинаю понимать Нерона и великий пожар Рима».

B 1920 году, когда против Южной Осетии, провозгласившей советскую власть, Грузия двинула всю регулярную армию, южные осетины были изгнаны из своих селений и спасались, уходя через перевалы на север. Более 5 тысяч человек погибли, десятки селений каратели сожгли.

Этого было мало, и грузинские демократы пошли дальше, на север, наподобие известному персонажу из повести Киплинга про Маугли. 3 июля 1918 года они заняли Адлер, 5 июля – Сочи, 27 июля – Туапсе. Но им не повезло. Командующий белогвардейской Добровольческой армией генерал Антон Деникин приказал выбить грузин из захваченных территорий. 8 сентября они отступили из Туапсе. Затем отступили из Сочи, Адлера, Гагр. В плен попали 700 солдат и 48 офицеров армии Грузии, включая начальника штаба полковника Церетели. К 10 февраля 1919 года части белых вышли к реке Бзыбь.

Заодно тбилисское руководство ввязалось в войну с Арменией. Войну выиграть не удалось, но, как только Армения присоединилась к Советской России, грузинские войска вновь оккупировали спорную территорию.

Все эти радости закончились в феврале 1921 года, когда в течение десяти дней пришедшая на выручку восставшим армянам и осетинам Красная Армия заняла территорию буржуазной Грузии. Учитывая, что поход курировали непосредственно Иосиф Сталин и Серго Орджоникидзе, понятно, почему сегодня в Тбилиси стыдливо отмалчиваются, когда их просят назвать пофамильно «русских» завоевателей. Сталин, напомним, в это время возглавлял Народный комиссариат по делам национальностей, и именно от него зависело, как именно будут проведены границы союзных республик. Иосиф Виссарионович был щедр к исторической родине и символично дал понять, что не возражает передать в состав Грузии как Южную, так и Северную Осетию: обеим осетинским столицам были даны фамилии грузинских революционеров – Владикавказ переименовали в Орджоникидзе, а Цхинвали – в Сталинир. С большим трудом южным осетинам удалось настоять на статусе «автономной области».

Несколько по-другому развивалась история Абхазии. Здесь в марте 1921 года была провозглашена советская власть, причем новая администрация заявила о желании войти в состав РСФСР. Однако в декабре 1921 года Наркомнац настоял на создании федерации Грузии и Абхазии. В 1931 году федеративные основы были ликвидированы, и Абхазия вошла в состав Грузинской ССР как автономная республика. ССР Абхазия стала чуть ли не единственной из союзных республик СССР, чей статус был понижен до автономии. Сюда, на озеро Рица, часто приезжал отдыхать Сталин, да и домик Берии находится именно в этих краях.

Началась активная политика грузинизации. Осетинам и абхазам запретили писать на латинице, которой они пользовались раньше, и уже в 20-е годы перевели на грузинский алфавит, не только непонятный и сложный, но вдобавок еще и не соответствующий фонетике двух народов. Абхазский и осетинский языки были выведены из школьной программы, обучение в школах стало вестись на грузинском языке, а исконные абхазские и осетинские топонимы заменялись грузинскими. В 1944 году из Цхинвальского пединститута изъяли всю осетинскую литературу. Больше того, была изменена граница РСФСР и Грузинской ССР с тем, чтобы подвинуть ее в сторону Владикавказа.

В Абхазии шло активная грузинская колонизация:


Отчасти грузинской колонизации способствовало выселение в Сибирь огромной греческой диаспоры, осуществленной Сталиным после войны.

В Южной Осетии на протяжении всей советской истории соотношение осетин и грузин оставалось неизменным: два к одному. Грузины не особенно стремились переезжать в эту долину, предпочитая оставаться либо у себя дома, либо осваивать солнечное абхазское побережье.



После смерти Сталина в 1956 году произошла некоторая либерализация. Возглавленный Никитой Хрущевым ЦК КПСС указал на националистические перегибы в политике грузинского руководства, что вызвало в Тбилиси волнения. Зато абхазам и осетинам позволили перевести их письменность с грузинского языка на кириллицу, дополненную отдельными буквами для обеспечения фонетических задач.

Однако абхазов могло устроить только восстановление независимости от Тбилиси. Они боролись за нее на протяжении всей советской истории. Массовые выступления абхазского населения с требованием вывода Абхазии из состава Грузинской ССР состоялись в апреле 1957 года, в апреле 1967 года и – самые крупные – в мае и сентябре 1978 года.

Боролись и грузины, только за другие ценности. 9 марта 1956 года в Тбилиси была разогнана массовая демонстрация, выступавшая против оскорбления памяти Сталина и Берия. Марк Перельман, описывая те события, рассказывал: «Тон и требования ораторов нарастали кресчендо: вначале требовали просто опровержения существования такого доклада, затем уже опровержения приводившихся там данных, затем отставки Хрущева, замены его верными сталинцами Молотовым и Маленковым, отдельные выкрики были и о Кагановиче, еще реже о Микояне. Потом стали требовать созвать новый съезд партии и судить Хрущева – настоящего врага народа. Все это перемежалось одами и песнями, тут же сочиненными, восхваляющими Сталина – величайшего и уже любимейшего сына Грузии и всего прогрессивного человечества. Здесь что-то как-то переменилось – психология толпы непредсказуема, – и зазвучали требования немедленно, сей момент, вызвать в Тбилиси и поставить во главе Грузии сына и наследника, Василия Сталина, которого мерзавец Хрущев держит, боясь соперничества, где-то в заточении».

И в заключение тот же источник: «10 марта целый ряд людей, даже ученых, всю жизнь говоривших и не только говоривших о своем интернационализме, о своей русской, по сути, культуре, стали, и уже навсегда, патриотами независимой – политически и идеологически – от России Грузии».

Это неплохо помнить – сепаратистские настроения в Грузии было тесно связаны с желанием сохранить репрессивный характер государства. Это станет очевидно к концу века, когда Звиад Гамсахурдиа и другие «борцы за свободную Грузию», впервые принявшие участие в политических событиях именно в 1956 году, начнут топить в крови соседние народы и собственных политических противников.

Перестройка

18 марта 1989 года в селе Лыхны состоялся 30-тысячный Сход Абхазского Народа, который выдвинул предложение о выходе Абхазии из состава Грузии и восстановлении ее в статусе союзной республики. Тема получила дальнейшее развитие в апреле 1989 года, когда во время массовых демонстраций в Тбилиси, в частности, громко прозвучали требования ликвидации абхазской автономии, и 15–16 июля 1989 года, во время кровавых столкновений между грузинами и абхазами в Сухуме.

Поводом для июльских событий стала попытка создать на базе части Сухумского университета филиал Тбилисского. Это решение было воспринято абхазами как первый шаг к ликвидации самостоятельного Сухумского университета. В ходе беспорядков погибли 17 человек (11 грузин, 5 абхазов, 1 грек) и ранены 448 человек.


Больница в РЮО


Вот что сообщала тогда эмигрантская газета «Русская мысль»: «Грузины захватили грузовик КАМаз и, двигаясь к пл. Ленина, открыли стрельбу. Абхазцы подбросили на их пути два ящика динамита и взорвали машину. Милиция оцепила площадь автобусами. Народ стоял на площади до утра. В перестрелке, происходившей в течение ночи, были убитые и раненые. 16 июля забастовали сотрудники Сухумского аэропорта, начальник смены Алексей Когония не покинул своего кабинета и был убит. По сообщениям из абхазских источников, в Сухуме, Гульрипшском, Очамчирском районах грузины сжигают абхазские дома; в Зугдиди были освобождены из тюрьмы и вооружены уголовники, которые почти дошли до Очамчира, но наткнулись на выставленные местными жителями кордоны; вблизи Ткварчели абхазцы взорвали мост, чтобы закрыть проезд со стороны Грузии; на помощь абхазцам пытаются перейти Главный Кавказский хребет вооруженные черкесы, абазинцы, чечены – к перевалам переброшены войска».

Резко обострилась ситуация и в Южной Осетии. Посмотрев на происходящее, югоосетинский парламент принял решение преобразовать автономную область в автономную республику в составе Грузии. В ноябре 1989 года от 20 до 40 тысяч грузин решили совершить марш в Цхинвал. Марш возглавил лидер националистов Звиада Гамсахурдиа, который открыто называл осетин «дикими, необразованными людьми». Поход закончился неудачно – его участников просто не пустили в город. В результате стычек между участниками акции, осетинами и милицией на пути в город минимум шесть человек погибли, 27 получили огнестрельные ранения и 140 были госпитализированы. Началась блокада Цхинвала. В Грузии возникли боевые отряды «Мхедриони» (в пер. «всадники, рыцари»). Осетины формировали ополчение.


Гафеза убита на 9-м месяце


3 апреля 1990 года был принят закон СССР о порядке выхода из союзного государства. Он предусматривал право автономий самостоятельно решать вопрос о своем будущем. 14 ноября 1990 года Гамсахурдиа возглавил Верховный Совет Грузии, практически открыто провозгласив лозунги «Грузии для грузин» и выхода из состава СССР. Весной 1991 года Гамсахурдиа стал президентом Грузии.

Активизация грузинских радикальных националистических организаций в Абхазии побудила абхазские, славянские, армянские, греческие общественные организации объединиться в блок «Союз». Фактически возглавленная националистами грузинская община противопоставила себя не только абхазам, но и всем другим национальностям республики.

Абхазы избрали свой парламент, который возглавил 45-летний преподаватель истории Владислав Ардзинба. Осенью 1990 года южные осетины приняли Декларацию о суверенитете, в которой говорилось, что после подписания нового Союзного договора Южная Осетия становится самостоятельным субъектом. Лидером республики стал директор школы Торез Кулумбегов. В Тбилиси отреагировали незамедлительно, вообще упразднив осетинскую автономию. В декабре 1990 года в Цхинвале прошли межэтнические столкновения, и Грузия ввела здесь чрезвычайное положение.


Грузинский БМП подбит в Присе, один из семи


В ночь с 5 на 6 января 1991 года в Цхинвал были введены подразделения милиции и национальной гвардии Грузии. Натолкнувшись на сопротивление осетинских отрядов самообороны и местной милиции, через три недели они были вынуждены оставить город. Заметим, что дело было еще в Советском Союзе.

Тогда тбилисские власти отключили энерго– и теплоснабжение Южной Осетии. В доме престарелых замерзло несколько десятков стариков, в родильном доме умирали младенцы.


Последствия плена


О подлинном отношении тогдашнего грузинского руководства к национальным меньшинствам свидетельствует очень откровенное интервью Гамсахурдиа итальянской газете «Стампа»:

«Вопрос: Считаете ли вы провокацией провозглашение суверенитета Южной Осетии?

Ответ: Разумеется, оно незаконно, как и последовавшие за ним выборы в парламент так называемой Демократической республики. Что бы вы сказали, если бы арабы, проживающие в Италии, провозгласили на вашей территории Арабскую республику?

Вопрос: Вы хотите сказать, что это даже не их республика.

Ответ: Они представляют собой ничтожное меньшинство.

 

Вопрос: Но они живут там десятилетиями, а по их словам, даже веками…

Ответ: Вовсе нет! В XIX веке в Цхинвали не было ни одного осетина. Этот район был совершенно свободен от этих людей.

Вопрос: Так, значит, вы считаете, что они должны уйти?

Ответ: Это очевидно. Другого выхода нет. Или же сидеть спокойно, не причиняя никому хлопот.

Вопрос: Относится ваша позиция также к Абхазии?

Ответ: Это – другой вопрос. Абхазцы – коренное население. Конечно, и им Советская власть подарила чрезмерно большую территорию. Они могут остаться, но на меньшей, чем сейчас, территории.

Вопрос: Не хотите ли вы изложить вашу позицию в отношении меньшинств?

Ответ: Она проста: коренное население должно преобладать над другими народностями.

Вопрос: В Цхинвали гибнут старики и дети. Вы лишили их энерго– и водоснабжения.

Ответ: Знаю, знаю… Это забастовка. Что я могу поделать? Разве у вас не бастуют?»

Между тем в марте 1991 года в СССР состоялся референдум о будущем страны. Грузинские власти запретили формирование избирательных комиссий. Однако в Абхазии и Южной Осетии голосование состоялось.

Из 318 тысяч жителей Абхазии, имевших право участия в голосовании, 164 тысячи высказались за сохранение Союза – более 51 %. В Южной Осетии сторонников Союза, а фактически России, оказалось еще больше – до 70 %. Спустя две недели свой референдум провели грузины, высказавшись за выход из состава СССР. 9 апреля 1991 года Грузия провозгласила независимость. Парламент Южной Осетии заявил о готовности отказаться от государственности и жить в составе Грузии на правах автономной области. В автономии осетинам было отказано.

В локальных стычках в Южной Осетии прошли лето и очень. В декабре 1991 года внутренние войска МВД СССР покинули Цхинвал, передав осетинам оружие.

На протяжении полугода боевики из «мхедриони» обстреливали Цхинвал из гаубиц и танковых орудий. 18 марта 1991 года близ села Ередви после пыток было похоронено заживо еще 12 осетин. 20 мая 1992 года на дороге через село Зар колонна беженцев (преимущественно старики, женщины и дети) из Южной Осетии была остановлена грузинскими вооруженными формированиями и расстреляна в упор из автоматов. В результате нападения погибло более 30 человек. В Тбилиси заявили, что колонну расстреляли сами осетины.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18 
Рейтинг@Mail.ru