От Астраханского кремля до Рейхсканцелярии. Боевой путь 248-й стрелковой дивизии

Олег Шеин
От Астраханского кремля до Рейхсканцелярии. Боевой путь 248-й стрелковой дивизии

© Шеин О.В., 2017

© ООО «ТД Алгоритм», 2017

У нашей страны сложилась история, богатая военными событиями. Но Великая Отечественная война у нас была одна. И если произносится это слово, то не нужно объяснять, к какому времени оно относится. Та война затронула всех. У кого-то родня воевала на фронте, у кого-то оказалась в зоне оккупации. Вся страна работала на производстве для победы.

Сегодня почти невозможно даже отдаленно представить те лишения, что обрушились на людей. Насколько горькими были вести с фронта, сколько призванных в армию бойцов не вернулись домой или получили тяжелые увечья, каким изматывающим был труд, и какой великой была радость победы в мае сорок пятого.

В наши дни каждую весну миллионы людей проходят с портретами своих отцов, дедов и прадедов в колоннах «Бессмертного полка». Многие стараются восстановить боевой путь родных фронтовиков, найти сведения о них. И тем более важна коллективная память, потому что в десятках и сотнях городов и районов страны формировались части и соединения, которые прошли свою военную дорогу.

На моей малой родине, в Астрахани, была сформирована дивизия, которая дошла до Берлина, до самой Рейхсканцелярии. Она начала войну в барханных пустынях Нижней Волги, пересекла Калмыкию, освобождала Ростов-на-Дону, прорывала Миус-фронт, прошла южную Украину, выбивала противника из Одессы и Молдавии, а после штурма Зееловских высот участвовала в Берлинской операции.

Эта дивизия получила номер 248-й стрелковой (3-е формирование).

По ее истории есть немало печатных источников. Но решение Минобороны рассекретить и разместить на сайте «Память народа» боевые документы военных лет существенно упрощает задачу историков. Сохранились журналы боевых действий самой дивизии и 899-го стрелкового полка, которому повезло еще в том, что в нем служили талантливые люди, оставившие воспоминания: Василий Скоробогатов, Яков Савченко, Александр Харченко, Владимир Гельфанд. В двух других полках журналы боевых действий не сохранились, но командир 902-го Ленев стал автором весьма подробных мемуаров, а действия 905-го СП хорошо описаны в полковой «Истории боевого пути».

Вермахт прорывается за Дон

В мае 1942 года в положении наших войск на Дону наступил серьезнейший кризис, грозивший перейти в катастрофу.

12 мая с Барвенковского выступа войска Юго-Западного фронта перешли в наступление с целью освобождения Харькова и последующего прорыва в направлении Днепра. Через четыре дня германская армия нанесла удар по флангам советской ударной группировки. Группировка в составе 6-й, 9-й и 57-й армий была окружена и вскоре полностью уничтожена. Ослабленный фронт не выдержал последовавшего 28 июня удара по своим позициям и начал распадаться, освобождая немцам дорогу на Северный Кавказ и Волгу.

Через четыре недели моторизованные части вермахта подошли к Волгодонску, отрезая линии снабжения 51-й армии, защищавшейся юго-западнее Сталинграда. 51-я армия начала вынужденный отход за Сарпинские озера. Впрочем, от самой армии к этому времени осталось чуть более трех тысяч бойцов, и противостоять энергичному напору подвижных немецких частей она была совершенно не способна. Во фронте образовался 90-километровый разрыв.

В полдень 12 августа передовые части 111-й ПД вермахта, поддержанные бронетехникой, после непродолжительного боя вошли в Элисту. Оборонявшийся гарнизон в составе батальона пехоты и семи танков ушел на северо-восток, на соединение с остатками 51-й армии. Через безводную степь, в 300 км восточнее, за барханами и соляными озерами, на берегу великой Волги была Астрахань.

Волжская транспортная артерия имела решающее значение для обороны страны. Ее значение определялось поставками сырья для нужд оборонной промышленности – на Закавказье и Северный Кавказ приходилось 86 % объемов нефти, 65 % газа и 56 % марганцевой руды, добываемой в Советском Союзе. Далее эти стратегические грузы в основном шли через Нижнюю Волгу, речным и железнодорожным путем.

Поле битвы – пустыня

В ноябре 1941 года западнее Астрахани спешно было начало строительство оборонительного обвода. Обвод представлял собой противотанковый ров, протянувшийся огромной дугой протяженностью в десятки километров. Артиллерии для прикрытия рва, впрочем, не было. Работы шли спешно, поскольку 1-я танковая армия фон Клейста грозила перейти Дон и вырваться на оперативные просторы южной России.

Но как только Красная армия остановила наступательный порыв группы армий «Юг» и даже смогла отбить Ростов-на-Дону, работы по строительству астраханского обвода были прерваны.

Впрочем, и то, что было сделано, не соответствовало планам, а где-то даже успело начать разрушаться. Летом 1942 гола капитан Данилов сообщал из района Джакуевки (ныне село Волжское), в 30 км севернее Астрахани: «В районе 2-го СБ построено в 1941 году пять ДЗОТ, из них 1 ДЗОТ разрушен, 2 приведены в боевую готовность, и 2 ДЗОТ не подготовлены. Окопы отрываются на стрелковые отделения с ходом сообщения в тыл. КП не оборудован. Отрыты ячейки с колена. В районе 3-го СБ три ДЗОТ в боевую готовность не приведены, КП не оборудован. Отрыты ячейки с колена. В районе 1-го СБ два пригодных для обороны ДЗОТ и 1 не годен. В боевую готовность не приведены. КП не оборудован. Ячейки отрыты с колена на 50 % состава»1.

Каких-то естественных преград западнее Астрахани нет. Калмыкия представляет собой совершенно открытую равнину, не имеющую ни древесной растительности, ни естественных укрытий. Это плоская местность, местами холмистая. Холмы здесь особые, они образованы в четвертичный период при отступлении моря, вытянуты с востока на запад, причем на западной стороне обрывисты. Их высота достигает 20 метров, а длина – 120–150. Это бывшие острова, расположенные друг от друга на некотором отдалении. Впервые их описал Карл Бэр, и его именем они были названы.

Воды здесь нет, если не считать колодезной, причем многие колодцы засолены. Поэтому борьба за источники воды приобретает важнейшее значение. Западнее Элисты, по линии, где воды Каспия десять тысяч лет назад соприкасались с Черным морем, лежит вытянутое стрелой озеро Маныч-Гудило. Оно пресно-соленое, посредине его расположено несколько островов. Озеро питается рекой Маныч и имеет продолжением на юг Манычский канал, уходящий на юго-восток к Каспию. Восточнее, на подходе к Астрахани, разбросаны сотни ильменей2, получающих подпитку из Волги. Летом большинство из них пересыхает и образует солончаки, то есть не просыхающие участки почвы, на которых проступает соль. Прохождение здесь даже гусеничной техники весьма затруднено, а местами невозможно. Из растительности в таких местах преобладает камыш. Его высота превышает человеческий рост, а протяженность зарослей часто достигает нескольких километров.

Очень точное описание местности было дано генерал-майором Устиновым, командовавшим артиллерией 28-й армии:

«Населенные пункты, имеющиеся на карте, являются таковыми только по названию. В Хулхуте из 21 дома нет фактически ни одного. В Сянцике один полуразрушенный дом. В Утте 10–12 полуразрушенных домов. Местного населения нет. Войска поэтому вынуждены располагаться исключительно в открытом поле или в землянках. Полное отсутствие стройматериалов и топлива не позволяет эти землянки покрыть и утеплить.

Единственным источником водоснабжения являются колодцы, расположенные поодиночно или группами в узлах дорог и троп на расстоянии 20–30 км. Вода в колодцах очень часто низкого качества с примесью разного рода солей. Колодцы имеют ограниченное количество воды. Все это создает большие трудности по снабжению доброкачественной водой личного состава и особенно конского состава.

Единственной автомобильной дорогой в районе проведения операции является дорога Астрахань-Элиста. Но в сырую погоду эта дорога на глинистых участках делается труднопроходимой для транспорта»3.

На северо-востоке территории расположены Сарпинские озера. Они находятся примерно в 150 км западнее Волги и представляют собой остатки древнего русла великой реки. Озера вытянуты с севера на юг. Точно так же они поросли камышом. По весне степь покрывается огромным количеством степных маков, но летнее солнце их полностью выжигает. Деревьев нет нигде, растет мелкая степная трава.

Температура в июле достигает 40–45 градусов в тени. Для астраханца или калмыка это обычное дело, благо климат не отличается высокой влажностью, однако приезжему приходится сложно. Временами происходят пыльные бури, ухудшающие видимость до нескольких десятков метров. Облачность и осадки в летний период года – большая редкость. Ночью, однако, становится прохладно. Климат имеет характер континентального, и без теплой одежды можно продрогнуть.

Осень непродолжительна, начинается во второй половине октября. В степи часты туманы, крайне затрудняющие видимость. В случае сильных осадков почва – лишенный растительности суглинок – становится труднопроходимой даже для пешехода. Комья грязи прилипают к обуви, и каждый шаг становится весьма сложным. Быстрое перемещение в таких условиях невозможно.

Зима сейчас мягкая, но и сегодня в отдельные дни температура может резко понизиться – до 20–25 градусов мороза. В это время года очень часты циклоны, то есть небо заволакивается свинцовыми тучами, что формирует депрессивное настроение.

Столицей Калмыцкой автономии была Элиста (Степной). К началу войны она уже представляла из себя пусть небольшой, но город. В нем жило 13,6 тысяч человек, располагалось порядка 60 небольших предприятий. Остальные поселения являли собой или деревни европейцев – русских, украинцев, немцев, эстонцев, или группы саманных хижин, то есть глиняных домиков местных калмыков.

На другой стороне степи находилась цель немецкого наступления – Астрахань. В это время в городе проживало около 240 тысяч человек. Самостоятельной Астраханской области не было, она входила в качестве округа в Сталинградский край.

 

Севернее Элистинской дороги ильменей почти нет. Здесь начинаются пески, тянущиеся далеко на север и у Енотаевки сменяющиеся суглинком и супесью. Рек и озер в округе нет, поэтому все населенные пункты прижались к Волге. Крупных населенных пунктов, исключая Джакуевку, в то время между Астраханью и Енотаевкой не было. Соответственно, и основных дорог к Волге было две: одна, упомянутая выше, проходила по прямой Элиста-Астрахань через Яшкуль, Утту, Хулхуту и Красный Худук. У Утты начиналась развилка, и, повернув на север, через Юсту можно было попасть в Енотаевку.

В северных районах Калмыкии путей больше, поскольку там расположены пресноводные Сарпинские озера, поэтому к Волге оттуда можно попасть несколькими дорогами, выйдя через степь к Енотаевке, Никольскому и Черному Яру.

Мобилизация астраханских курсантов

В 2.00 6 августа 1942 года в Военном совете Сталинградского военного округа под председательством командирующего округом генерал-лейтенанта Василия Герасименко состоялось совещание. Управление округа в то время находилось в Астрахани. Было принято решение о срочном формировании новых подразделений и переброске на астраханское направление частей из более северных мест.

Первым делом были задействованы ресурсы астраханских военных училищ. В Астрахани готовили военные кадры уже два с половиной года4.

Курсантов учили основам военного дела, они изучали стрелковое оружие, пулеметы и минометы, но артиллерийские системы не видели. В основном курсанты осваивали винтовку Мосина, автоматы ППД и ППШ, гранаты РГД-33, РГ-42 и «лимонки» Ф-1. Ежедневно проводились занятия по тактике и строевой подготовке.

6 августа в 08.00 курсанты 1-й пехотной школы полковника Ивана Ивановича Шапкина5 заняли оборонительный рубеж северо-западнее Астрахани, в районе Стрелецкий-Дурное6-Джакуевка. Это положило начало 1-му сводному курсантскому полку, позднее переименованному в 899-й СП и переброшенному к Енотаевке.

В общей сложности училище насчитывало 14 рот усиленного состава – по 160 человек в каждой. За вычетом заболевших и оставшихся в училище, на фронт вышло 1882 человека, в том числе 1743 курсанта. Их вооружение оставляло желать лучшего – 882 винтовки, 62 автомата, 18 ручных и 9 станковых пулеметов, всего шесть пушек (две 75-мм и четыре 45-мм), 38 минометов (из них два 120-мм, восемь 82-мм, остальные – 50-мм), 14 ПТР. Из этих цифр видно, что на двух бойцов приходилась всего одна винтовка или автомат.

Полк оправдывал название пехотного: на две тысячи человек он располагал шестью автомашинами и одним трактором7. Обмундированием курсантов также не радовали, но зато снабдили фуражками с огромной тульей и красным пехотным околышем. Курсанты шли в степь с чувством гордости за шанс показать свои возможности. Собственно, курсантами их можно было назвать только условно. Как отмечал начштаба полка капитан Данилов, «полк укомплектован из молодых курсантов 1-го Астраханского пехотного училища, прошедших лишь 10-дневную программу обучения»8.

На следующий день, 7 августа, в 14.30 начал выдвижение из города 2-й сводный курсантский полк. Его образовали на базе 2-го пехотного училища полковника Михаила Семеновича Юргеласа и Астраханской авиатехнической школы механиков9. Полк Юргеласа, позднее переименованный в 902-й СП, оседлал элистинскую дорогу в районе Янго-Аскера. В полку было 100 офицеров и 1637 рядовых10.

Кроме того, 14 августа на восьми грузовиках в район Яшкуля был направлен передовой отряд 2-го курсантского полка под командованием старшего лейтенанта В.М. Алябьева, который занял там оборону и перехватил узел шести дорог, отходящих от населенного пункта на запад, восток и север. Вскоре отряд передислоцировался в совхоз Знамена борьбы. В степи Алябьев обнаружил разрозненные группы всадников из 110-й калмыцкой кавдивизии. Алябьев располагал стрелковой ротой, взводом станковых пулеметов и двумя противотанковыми орудиями, скорее всего, сорокапятками. Всего сто человек перекрыли путь на Астрахань. У курсантов кипел в крови адреналин. Те из них, кто потом выжил в годы войны, всегда с гордостью вспоминали службу в отряде Алябьева.

В поддержку отряда 78-й УР должен был выслать танки, но в переполненной нефтью Астрахани для танков не нашлось горючего11. Больше того, танки имели недокомплект магазинов к пулеметам, а снарядов для пушек не было вообще12.

У немцев были свои сложности. В ставке фюрера шло ожесточенное обсуждение, какое направление стоит считать приоритетным – кавказское или сталинградское. В результате дискуссии было принято решение действовать в обоих направлениях. При таком сценарии выделить достаточные силы для прорыва на астраханском направлении представлялось крайне сложным. Однако сюда перебросили свежую 16-ю моторизованную дивизию – по штату 14.000 солдат и офицеров, 56 полевых орудий, 108 минометов, 73 противотанковых орудия, 2415 автомобилей и тягачей.. Дивизии был придан 116-й тбат капитана Теббеса: 8 T-IV, 35 T-III и 10 легких T-II13. Тройки и четверки были оснащены длинноствольными 50-мм и 75-мм пушками.

Астрахани повезло в том, что передислокация 16-й МД, занятой южнее, заняла пару недель. Передовые части 16-й МД прибыли в Элисту лишь 26 августа. Но дальше события начали развиваться быстрее.

Уже вечером 26 августа мотоциклисты боевой группы Ларохе из 16-й МД сменили батальон пехотинцев из 370-й ПД в Улан-Эрге, 45 км восточнее Элисты.

К этому времени в Яшкуле, еще восточнее, астраханскую дорогу перекрыли воины-десантники из 107-го ГВСП 34-й ГВСД, переброшенной в калмыцкие степи из Подмосковья. Южнее Яшкуля боевое охранение обеспечивала группа курсантов Алябьева.

28 августа перешедшая в наступление 16-я МД силами 60-го МП овладела Яшкулем, 29 августа – Уттой, а 30-го августа – Хулхутой. Потери гвардейцев составили 105 человек убитыми и примерно 250 ранеными14, а в начале сентября подоспела 152-я ОСБР. 5–6 сентября в песках Армазрык состоялся встречный бой, обернувшийся серьезными потерями для обеих сторон и вынудивший их перейти к позиционной войне восточнее Хулхуты.

Астраханские курсанты, исключая подвижную группу Алябьева, не принимали участия в этих событиях. 1-й сводный полк в это время занял дефиле Сарпинских озер, а 2-й сводный полк стоял во второй линии у Яшкуля.

У Сарпинских озер

16 августа 1-й сводный курсантский полк вышел из Астраханского кремля, прошел вдоль старого квартала гостиниц, кафе и купеческих особняков Коса и погрузился на баржи, чтобы пересечь Волгу. Полку предстояло продвижение на 300 км севернее, к Сарпинским озерам, где окапывались сохранившиеся части 51-й армии.

21 августа передовой отряд 1-го сводного полка численностью 309 человек достиг цели и вышел к озеру Сарпа. Курсанты расположились у фермы № 1, колодца Цацан-Усун и урочища Орса Хаг. Отрядом командовал капитан Постнов. Начштаба полка капитан Родимов доложил в Астрахань: «В радиусе до 100 км от совхоза № 1 °Cарпа действуют вооруженные бандитские отряды численностью 5-30 человек. Разведкой установлено, что в окрестностях совхоза № 10 в поле без присмотра бродит до 7–8 тысяч голов скота. Передовой отряд эвакуирует его на восток»15.

С эвакуацией шло не так гладко. 22 августа у Омн Керюльчи в столкновении с местными жителями 1-й сводный полк понес первые потери – были убиты младший лейтенант Чистяков и красноармеец Бровин16.

24 августа курсанты майора Щербака понесли новые потери. В 10.00 над Сарпой пролетел немецкий самолет, сбросивший бомбу. Погибли два бойца – Петр Андреевич Кудияров и Борис Владимирович Педан. Их похоронили на кладбище в Цаган-Усун-Худуке17.

27 августа в ходе еще одного авианалета на совхоз № 10 было сброшено 4 бомбы. В результате разрыва получила тяжелое ранение фельдшер Раиса Курбанова. Она не смогла оправиться от травмы и была похоронена в Юсте18.

Поскольку до Астрахани было очень далеко, Щербак обратился с просьбой о поддержке продовольствием и горючим к стоявшей правее него 91-й СД 51-й армии. Помощь была оказана, причем на постоянной основе.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17 
Рейтинг@Mail.ru