Генри Смит и королева

Олег Рыбаченко
Генри Смит и королева

ГЛАВА № 2

– Ну вот, фашист на нашу голову! Дожили! – Пробурчал Пабло Пикассо.

Генрих Наварский ответил:

– Нынешний режим ни чем не лучше. Гитлер, по крайней мере, был откровенен. Что говорил, то и делал.

Сумасшедший проорал:

– Ну, что мои подданные, признаете фюрера?

Пабло Пикассо ответил:

– Мы трепещем перед вашим арийским величием.

Фюрер выхватил из-за пояса нож:

– А кто еврей, или не признает меня, будет зарезан.

Генри Смит крикнул:

– Слава великому фюреру!

«Гитлер» выпрямился стан в свой не малый рост:

– Вот видите, меня все признают! Я великий, я герой. Безжалостная русская зима победила мою великую армию. Звезда вермахта закатилась. Но я воскрес для новых битв. Никто не может остановить великую Германию. Зиг Хайль!

Фюрер, похоже, был из блатных, размахивал ножом, и никто из санитаров не реагировал:

– Видите, до чего я крут!

Генри подумал, что сейчас самое время сбежать. Он произнес громким шепотом:

– Я Отто Скорцени, ваш любимый солдат.

Фюрер посмотрел на него с подозрением:

– А почему ты такой худой?

– Русские слишком долго держали меня в концлагере. Перережьте мои веревки, о величайший.

Самозваный Гитлер надулся:

– Мне, великому фюреру, поручать такую мелочь.

– Я ведь еще не выполнил ваше задание.

Гитлер вытянул удивленное лицо:

– Какое еще задание?

– Помните, Сталина?

– Да этого гада, полугрузина и полуеврея, никогда не забуду.

Смит понизил тон:

– Я должен убить его!

Чокнутый Гитлер кинулся перерезать веревки:

– Сделай так, что бы он помучился. Сталин подонок, он погубил великую Германию, без него Советский Союз быстро бы окочурился.

– Согласен! – Произнес Генри.

– Он не должен умереть быстро! Потому, что я так сказал. – Возвысил голос, мнящего себя Гитлером.

– Тем лучше! И чтобы цвел родимый край: Зиг Хайль, Зиг Хайль! – Произнес Смит. Хотя он, как и всякий порядочный человек, ненавидел фюрера, но был вынужден притворяться перед этим сумасшедшим.

– Что ж, я тобой доволен!

– Осталось только выбраться из этого пекла. – Сказал Генри. – Кругом одни решетки и санитары.

Фюрер самовлюбленно заявил:

– Эту проблему я беру на себя. Не бойся, Отто Скорцени! – Претендент на звание фюрера вышел в центр палаты, его глаза сверкали:

– Майне солдатен унд офицерен! Зиг Хайль! – Неистово закричал он, яростно раскрывая рот.

Сумасшедшие заорали: в палату вбежал санитар.

– Что, Адольф, буянишь! – Закричал он.

– Как видишь, большевик! – Закричал в ответ фюрер. – Мой великий вермахт сомнет тебя в прах! Никто не смеет противиться великой Германии.

Санитар ответил:

,– Хочешь, чтобы мы и тебя к койке привязали?

– Я, фюрер, захвативший вселенную! Я могу одним движением пальца перевернуть линкор и тысячу танков.

Неугомонный малолетний летчик, мчась за воображаемым штурвалом, отдал честь и крикнул во всю глотку:

– Хайль Гитлер! Но пасаран! Иду на таран. – И со всего размаха врезался в внушительный живот санитара.

Возникла свалка. Сумасшедший пацан визжал, санитар крыл всех матом, от удара согнулось стекло.

Генри Смит под кроватями, как профессиональный диверсант, подполз к выходу. Еще усилие, и он оказался в коридоре. Но вообще то, психушка устроена таким образом, что из нее очень трудно сбежать. Вот и Генри, пробравшись по коридору, наткнулся на бронированную дверь. Шитая металлом и ватой, она казалась неприступной. Смит стал вспоминать заклинания. Те, что способны отворить ворота в любую твердыню. В голове мелькали различные образы. Наконец, он остановился, щелкнул пальцами, и начал читать:

– Уганорими кдохайме, проктарими, ушугухума!

Двери задребезжали и открылись, под беспрерывным магическим напором. Генри шепнул:

– Свершилось!

Теперь он оказался на лестничной площадке. Генри оглянулся, плавно закрыл за собой дверь. Похоже, его уход не замечен. Тем лучше, надо спускаться вниз. Одно дело, сбежать отсюда, другое, из тюрьмы ФСБ, это куда сложнее.

Не которые блатные больные имеют право свободного выхода, но они, как правило, ходят в своей одежде. Плохо, что Смит в казенной пижаме. Так его никто не выпустит. А вот, кажется, идет пациент. Такой важный тип, одетый как последний стиляга. В руках бутылка дорого пива, явно блатной, хотя и малолетка. Тем лучше! Можно вырубить и забрать его одежду. Кулаками драться Генри не особенно приучен, но вот на бутылках, почему и не сразиться. Он стал шептать заклинание, усиливающее действие алкоголя в пиве. В общем, это не сложно, даже палочка волшебная не нужна!

Пацан поднимался по лестнице и пел:

– А я, великий секс-символ! Я круче всех! Я великий секс-символ! В жизни жну успех!

Генри пробормотал:

– Улюксия, милладежер, спонка!

Тип глянул на его, сверкнул культовыми очками, на которых отсвечивался ядерный взрыв.

– Ты кто, кент?

– Я великий волшебник Генри Смит.

– Вот прикол! Может ты «вафел»? Докажи!

– Я так тебя закодирую, что ты не сможешь пить! Акуна матара! – Генри повел руками, словно колдуя.

– Черта с два! Я смотрящий Москвы, меня никакая магия не возьмет. – И подросток демонстративно присосался к бутылке. «Полторашка» блестела, на ней светился качек с дико накрученным автоматом. Вообще, там было градусов шестнадцать, так что могло свалить малолетку и без магии.

Дико выпятив глаза, крутой пацан глупо икнул и отрубился.

Генри подскочил к нему и, быстро, как солдат, переоделся, нацепив на нос темные очки, хорошо, что он теперь не нуждался в настоящих. Казенную форму нацепил на пацана, он был чуть выше и шире в плечах, но разница была невелика. Генри привык быстро переодеваться, а лестничные площадки в психушке в это время обычно пустынны, блатных не так уж и много, а санитары немного с ленцой относятся к своим обязанностям.

Но вот один из них выглянул. Смит шел, не спеша, и выглядел уверено.

Санитар рявкнул:

– Ты, мазурика малолетку, не видел?

– Да тут лежит, какой-то!

Выскочили сразу четыре медбрата. Они подхватили пьяного мальчишку. Он был в желтой больничной пижаме, лицом не особенно похож на Генри Смита, но санитары не очень любят смотреть в лица психов. Потом, их безумный взгляд преследует во сне, и можно самому сойти с ума. Так что блатного пацана, загребли. Генри, не торопясь, пошел дальше. У входа, где дежурили санитары и милиция, его окликнули.

Генри фыркнул:

– Смотрящий идет проверять стрелки.

– Это Фигура! Племянник бывшего мэра Москвы. Так что, пропустите его.

Смит еще больше выпятил грудь, стал таким важным. Он прошелся, как герой третьей мировой войны, даже подскакивая.

Последним препятствием был забор, где находился комплекс зданий клиники Кащенко. И тут его пропустили, даже как следует не рассмотрев. Генри подумал, что при такой системе, удивительно, что все зеки и психи не сбежали.

А вот и сама Москва, город, который он видел впервые. Район, впрочем, был спальный, довольно грязный, валялись кучи мусора и окурков. На улице шумел май, было еще светло, но при этом пасмурно. В целом, обыкновенное место злачного района. В кармане у Генри были деньги, и он подумал, а не попробовать ли местного пива. Тем более, что одна из банок заманчиво называлась Генри Смит, и на ней был изображен мальчик в очках и на метле. Хотелось узнать, что они русские сделали под его торговую марку. Он подошел к ларьку и швырнул деньги.

– Мне одну бутылку со Смитом.

– Полторашку или литровик?

– Ту, что меньше, мне хватит.

– С тебя, действительно, хватит! Ну-ка, выкладывай денежки. – Произнес усатый мордоворот. За ним появилось еще три типа, вроде малолетки, но лица такие испитые, что можно принять за стариков. У одного рожа, словно по ней каток проехал.

– Ну, что кент, выложишь бабки?

Генри небрежным жестом отклонил нож.

– Отвяньте! Или моя крыша причинит вам много хлопот.

– Твоя крыша?

– Моя хаза! А если вам деньги нужны, предлагаю сыграть в картишки. Генри достал и, ловко, словно демонстрируя фокус, встряхнул завалявшуюся в карманах колоду. Карты красиво легли по мастям.

– Ну что, готовы?

К подбежало еще несколько подростков, они хлопали глазами. Смит смотрел нагло, хотя определенный страх испытывал, пырни ножом, и ни одна магия не поможет. С другой стороны, ему приходилось иметь дело с противниками по серьезнее. Сейчас, правда, магии в нем мало, если дело дойдет до открытого боя, прирежут, ему со всеми не справиться. Но не все решают кулаки, надо головой думать. Идея с карточной игрой не оригинальна, но пока в голову ничего иного не пришло. А этот трюк старый, но самый надежный, ум бандиты во всех странах ценят.

Громила, видимо принадлежал к криминальному клану, своего рода смотрящий, хотя с такими мышцами мог бы подрабатывать быком, вышибалой, охранником в солидной фирме. Похоже, он провинился перед боссами мафии, вот его и понизили. Быть смотрящим у малолеток унизительно и малоприбыльно для быка. Поэтому желания, снова наехать на крутого парня, имеющего блатные связи, не было. Возник даже соблазн извиниться и отвалить обратно, но риск был слишком велик – можно потерять авторитет. А вдруг этот парень просто «понтуется».

Они вошли в подвал, где располагался притон. Крутились малолетние шлюхи, отпускающие игривые шуточки. Главарь подошел к столу и достал колоду карт.

– Если ты такой знающий, не откажешься с нами сыграть. Только, чур, колода будет наша!

– Пожалуйста! – Согласился Генри. – Думаете, что я желторотик, не умеющий отличить мента от кента?

– Будем играть коллективно.

Подростки стали доставать деньги. Фу, какая мелочевка. Да еще скрученные, рванные, мятые. Словно с помойки, что возьмешь с наркоманов. Купюры однодолларовые, детский сад!

 

Генри достал пачку долларов:

– Мелочиться не будем!

– Заметано! – Согласился главарь. – Начнем скорее. А ты, фраер, не думай нас запугать.

– Кто родился пуганым, не нуждается в пугале! – Надменно произнес Смит, окинув взглядом зеленое сукно стола. В целом, выглядит не так уж и скверно.

– А теперь, рассчитаемся.

Колода, естественно, была крапленая, но это даже на пользу Генри. Труднее всего выиграть, когда против тебя играют честно. Ну, а в школе магов он прошел приличную практику игр против шулеров, в совершенстве владея приемами защиты. Что вкупе с природными способностями, что-то да значит. Юноша тянул нарочито небрежно, демонстрируя призрение к правилам.

Трудность конечно в том, что все они играют против него, но ведь и этим можно воспользоваться. Когда группа толкает в одну сторону, ее легче свалить на пол.

Тем не менее, Генри пару раз сдул. Малолетки скалили зубы, один из них стал поигрывать ножом. А в соседней комнате, похоже, даже кололись. Причем, в условиях жуткой антисанитарии. Шприцы просто поласкали в луже. Генри понимал, что лимит проигрышей исчерпан, и перешел в наступление.

Игра пошла веселее, и Смит, по минимуму применяя магию, на ряду со специфическими приемами, выиграл.

Главарь нахмурился:

– Тебе повезло, фраерок!

– Везет сильнейшим – не везет глупейшим! – Ответил Смит.

Игра стала более вычурной, Генри старался, но с минимальным колдовством, когда волшебных сил почти нет, выигрывать все время невозможно.

Тем не менее, на один проигрыш у него приходилось два с половиной выигрыша. Юные бандиты гигикали при выигрышах, шипели, проигрывая. Последнее приходилось делать все чаще и чаще. Громила матерился в нос, несколько раз наливал себе для поднятия боевого духа водки. Это, впрочем, не прибавляло качества игре. На юношу смотрели с все большим уважением.

Генри очень ловко менял масти, и все переставлял, отлично передергивая карты.

Наконец, ему удалось выпотрошить последнюю заначку у громилы. Тот взмолился:

– Хватит! На стреме разъедемся! Ух, уморил, фраер.

– Значит, претензий ко мне нет? Я почапал.

– Ни куда ты не пойдешь. Сначала вернешь нам все «башли».

– Что ты мастишь! Башка не дорога тебе? Знаешь, что бугры за это сделают?

– Докажи, что блатной!

– А что, лох, может выиграть у пятерых кидал? И что ты хочешь, со мной по разам на перьях пойти?

Громила посмотрел на Смита. Перо такое оружие, где масса скорее мешает, чем помогает. Да, и неизвестно, что с ним, даже в случае победы, сделает братва. Тут надо от греха подальше:

– Можешь идти! Нам с тобой было очень приятно познакомиться.

– А может, научишь нас играть, крутой? – Спросил мальчишка с выбитыми передними зубами.

– За все надо платить, а порой расплачиваться. Так что, успокойся.

Генри, не торопясь, покинул подвал. Он был словно на белом жеребце. Оказалось, вполне способен побеждать без драки. Хотя, игра в карты и добывание с его помощью авторитета, прием распространенный. В половине детективов главный герой накалывает мафию с помощью карт. В следующий раз нужно придумать что-то получше. Главное, что у него есть деньги и можно, например, зайти в ресторан.

Генри поспешил выбраться из злачного района. Благо автобусы ходили регулярно.

Наступил вечерний штопор, и автобус почти встал. Пришлось ему выйти, и пройтись пешком. Район был побогаче, и найти ресторан не представляло труда.

Юноша выбрал заведение с названием «Глобус». В нем все выглядело вполне прилично, вышибалы на входе не стали спрашивать, сколько Генри лет, лишь осведомились:

– Бабки есть?

– Конечно! – Юноша тряхнул пачкой.

– Проходи! Если хочешь, мы тебе подгоним классную телку.

Ресторан, и впрямь, был на загляденье, играла музыка, танцевали красивые девушки-стриптизерши. Последнее вызвало интерес у юного Генри. Он с азартом смотрел, как девушки под танец обнажаются. Хотя, пожалуй, равной Светлане Красновой не было.

Смит заказал себе блюдо по дороже, заодно, добавив дорогого вина. Последняя вещь, вообще было для него наиболее желаной, крепкий градус в сочетании с отличным вкусом.

Генри блаженствовал, вбирая в себя дивный аромат экзотической кухни. Он и не заметил, как к нему подсела девушка. Миловидная, но с лицом, на котором заметны следы порока.

Юноша приветствовал ее:

– Чем могу служить?

– Ты, судя по всему, классный парень, и видимо крутой.

– Возможно и крутой! По крайней мере, не дурной.

– Хочешь провести со мной вечер?

– Вдвоем лучше, чем одному. Я, в принципе, не против. Что ты думаешь о ближайших перспективах парламентских выборов в России?

– Что я могу сказать! Какой бы не был их итог, мы повлиять на это не в силах.

– На счет последнего, трудно спорить! А кто тебе нравится из Российских политиков?

– Тот, кто способен удержать у экрана больше трех минут и, при этом, не вызывает зевоты. Есть один такой на букву Ж, но на следующих выборах его прокатят.

– Почему ты так уверена?

– Когда хлеба достаточно, нужда в зрелищах слабеет! Две тарелки с вкусной едой, слишком много для простого человека!

– Но вот у нас, в Англии, лейбористы победили консерваторов, хотя в экономике все было хорошо. И вообще, в западных странах хорошая жизнь не гарантия победы партии власти.

– Ты англичанин?

– Удивлена?

Девица слегка повысила тон:

– А пьешь как русский! Вообще, я не специалист в политике, но на Западе привыкли к хорошей жизни. У нас в России есть страх перед переменами. Вот был Брежнев, не все хорошо конечно было, но жить можно. Пришел Горбачев и вместе с ним перемены. Стало хуже! Теперь многие хотят стабильности, неизменного курса. Как в свое время было в Японии, где, в условиях демократии, пятьдесят лет правила либерально-демократическая партия. Японцев вполне устраивал динамичный экономический рост, повышение благосостояния. Но когда началась стагнация в экономике, политическая жизнь стала более интересной.

– То есть, для того чтобы появились зрелища, нужна нехватка хлеба?

– В некотором роде да!

– Так выпьем же за то, чтобы в достатке было и того и другого.

– Закажи золотого шампанского. Оно очень классное! – Предложила красотка.

– Что ж, это вполне возможно, а еще французского Бордо. Вообще, мы с французами часто воевали, но вина у них, просто шик.

– Я согласна! Франция, как и Грузия, рождают хорошие вина. Грузинское вино поставляют нам контрабандой, оно дорогое, но от этого не менее возвышенное.

– Да, ведь самый великий российский правитель Сталин, был грузином.

– И как поэт, он просто великолепен. Я читала его стихи, они просто бегут по бумаге, словам здесь тесно, а мыслям просторно!

Девушка продекламировала пару сталинских стихов. Генри, как англичанин, не очень хорошо разбирался в рифме, так что ему понять, хорошие стихи или плохие, было трудно. Тем не менее, он отметил, что Сталин выражает свои мысли достаточно емко.

– Однако, что можно сказать, как поэт он на высоте, но жесток был Сталин и хотел покорить весь мир.

– Это давняя мечта объединить человечество под сильной властью. Люди, по- настоящему станут сильны, когда объединятся, и человечество перестанет тратить ресурсы на борьбу друг с другом. Ты знаешь, я не так молода, как выгляжу, и в свое время работала в НИИ. Там была невероятная секретность. Часто мы сами не знали над чем работаем. Вследствие этого, много усилий тратилось в пустую. А нашего руководителя, профессора Папоротникова, посадили на год по обвинению в шпионаже. Спасибо присяжным, оправдали, но сколько здоровья этот достойный человек потерял. Сейчас бы, наверное, получил двадцать лет, профессиональные судьи крайне редко оправдывают обвиняемых. Меня, кстати, уволили из НИИ, и я вынуждена был пойти на панель.

– Какой ужас! – Сказал Генри.

– Проституткой зарабатываешь куда больше, но это так унизительно отдавать свое, еще молодое тело, кому попало.

– Не знаю, не пробовал! Хотя, вообще интересно, как у вас женщин бывает секс.

– О, по – разному! Иногда удовольствие, а иногда боль. Что-то в этом есть романтическое. Но вы, мужчины, естественно все воспринимаете по-другому. Не буду об этом говорить.

Они замолчали, выпили шампанского. У не привыкшего пить Генри, кружилась голова. Он чувствовал себя пьяным и даже грязным. Его свежеиспеченная подруга сохраняла ясность мысли, и украдкой присматривалась к торчащему кошельку.

Генри спросил у девушки:

– А какие тебе мужчины нравятся!

– Сильные, способные постоять за себя, и умные, что могут любого обхитрить.

– Что ж, это не самый дурной расклад. – Генри зевнул. – Знаешь, мне надо отдохнуть. Слишком много впечатлений было у меня в последнее время. Так можно окочуриться.

– А что ты сделал?

– Ничего особенного, просто спасал Землю.

– Это тоже важно. Ладно, давай я отведу тебя в номер, будешь спать со мной. Милый мальчик.

– С тобой! Тысячу раз, да!

Путана повела юношу под руку. Она думала, забрать кошелек сейчас, или подарить мальчишке ночь любви. Возможно, даже первую в своей жизни. Просто так забрать деньги, было совестно, но спать с ним, значит неизбежно потерять время, а это тоже не резон.

Совесть боролась с прагматизмом, а Генри Смит приник к ней лицом, поцеловав робко, как ребенок.

Проститутка решила, нет, хоть немного радости, она ему подарит.

Они подходили к номеру гостиницы, как вдруг несколько рослых кавказцев преградили им путь:

– Что, шлюха! Ведешь пьяного клиента, да еще малолетку.

– Да это я просто помогаю маленькому мальчику переходить улицу.

– Не такой уж он и маленький. И вероятно с деньгами. Отойди от него, путана, сейчас разберемся с пацаном. Да и ты одежду снимай, посмотрим, что прячешь под юбкой.

– Может не надо?

– Нет, надо!

Они дернули женщину за волосы, и врезали Генри под ребра. Юноша согнулся от удара и простонал:

– За что?

– Давай деньги!

Пьяный Смит среагировал жестко. Из пальца вылетел плазменный пульсар. Он угодил в грудь главарю, завалив его замертво.

Остальные бандиты не сразу врубились. Но, поняв в чем дело, громко заржали: в руках мелькнули ножи.

Последовал удар в живот, Генри ойкнул, из-под одежды полилась кровь. Он застонал.

– Ну, мочи его быстрее! – Крикнули кавказцы.

В этот момент, словно пронеслась молния. Девушка, невиданной красоты, пронеслась между рядами бандитов, вырубая их. Каждый ее удар ломал кому-то из них шею. Секунда, и осталось восемь трупов. Даже пьяный Генри узнал Светлану.

– Наконец появилась ты, богиня. А я-то думал, что все, мне полные кранты.

– Меньше думай, больше двигайся. Вообще я вижу, ты времени не теряешь, и нашел себе подругу.

Путана поклонилась:

– Софья Петрова. Я работала в НИИ, а вот теперь ищу себе спутника жизни.

– Хочешь выйти замуж?

– А почему бы и нет! Я привлекательна, а он, чертовски привлекателен. А как врезал главарю, я та так и не поняла?

– И не поймешь! Не для тебя он! Или может убить, упрямицу?

– Не надо меня убивать! Отбивать чужих парней не мое кредо!

Краснова взлетела, крутанув ногами:

– Давно бы так! Я не для того спасала Землю, чтобы защищать на ней всяких кретинов.

Девушка подошла к путане, разорвала ее лифчик, крутанув за сосок. Женщина вскрикнула.

– Не надо так!

– А как надо?

– Нежнее! Поглаживая!

– Я вполне гетеро сексуальна, хотя в нашем мире трудно не стать лесбиянкой. Но тебя я прощаю.

Светлана Краснова, подхватив Генри, повела его за собой.

Юноша не сопротивлялся.

Рядом с ними вдруг возникли еще три женские фигуры. Генри Смит удивился. Они так же поражали красотой.

– Кто это такие? – Спросил юноша.

Самая крупная из девушек ответила:

– Мы подруги Светланы Красновы. Если говорить точнее, то эта девушка слишком уж задержалась в твоем мире Генри. Поступил сигнал о том, что у нее иссякает энергия, и мы прибыли Светлане на помощь.

Генри Смит согласился:

– Что ж, и это необходимый для победы ход. Хотя порой трудно понять, чего мы на самом деле хотим.

Девушки обступили парня, они приветливо улыбались, стараясь погладить его руками. Генри оттолкнул их.

– Ну, чего вы так?

– Давно мужчину не видели! А что, ты разве не знаешь?

Светлана ответила за них:

– Я этого ему не рассказывала.

– Так вот! В нашем мире мужчины стали редкостью. Генетическая хромосома, что отвечает за мужской геном, в нашем мире исчезает. И в результате этого, каждый раз рождается все меньше мальчиков.

Генри нахмурился:

– А я этого не знал. Правда о том, что мужской геном может вымереть, даже в нашем мире говорят. Возможно, что у вас произошло реализация кошмаров. А как на счет рождаемости?

 

Девушки ответили:

– Тут не все так страшно. Можно рожать и без мужчин, кроме того, мы практически не стареем, все наши девушки вечно молодые, так что проблема рождаемости не актуальна.

Смит лишь развел руками:

– Проблемный, бес проблемный мир. Но если у вас такие большие достижения генетики, то почему бы вам не победить разрушения генома?

– Увы! Это сильнее нас! – Впрочем, у нас мужчины вечно молодые, внешне юные. Просто сама звездная империя разрослась на множество галактик. Ну, а вашему роду очень хочется полетать и побродить. Из-за этого, в столице звездной империи мужчины стали очень редки. Куда проще их можно встретить на окраине громадного государства.

– Что ж, тем лучше! Меньше конкуренции! – Подвел итог Генри.

Светлана заметила:

– Наша звездная империя не одна, мироздание полно могучих государств, в том числе негуманоидов. Так что за украденной короной, нам с тобой придется побегать. Хочешь ты этого, или не хочешь.

– Приключения меня никогда не пугали!

– Тогда, наконец, отправляемся в нашу вселенную!

Четыре девушки встали в круг, положив руки на плечи Генри. Юноша ничуть не смутился.

– Значит, так и надо!

Засверкали огненным каскадом молнии. Что-то сильно ударило в грудь. В небе происходила калейдоскопическая игра света. Все сияло и перемещалось, крутились в вихре звезды. Наконец, вселенная замерла, новый удар и…

– Добро пожаловать, с прибытием.

Генри Смит оказался в столице империи.

Он даже охнул он неожиданности. Светлана сказала ему:

– Да, это тоже Москва, но совсем из другого мироздания. Как видишь, мы преуспеваем во всех вселенных.

– Как так?

– Тебя удивляет? Не волнуйся, Британия в нашем мире заняла вполне достойное место. В братской семье народов, не будучи раздавленной или оккупированной.

– Я тебе верю!

– Можешь полюбоваться на первопрестольную. Так обычно мы называет столицу нашей империи Гироссии. Смотри, и удивляйся!

Столица заметно разрослась, превратившись в гигантский, почти уходящий в бесконечность, мегаполис. Широченный проспект города, столицы мировой и межгалактической Гироссийской империи, блистал всеми немыслимыми красками и оттенками. Миллионы фланеров, аэробусов, и прочих разнообразных, но в основном капельных по форме летальных аппаратов, словно мухи носились в воздухе. Хотя нет, в отличие от мух, их движения были строго упорядоченные, подчиненные особым правилам. Тек гиперпластиковый разноцветный асфальт, по краям тротуара медленно, а ближе к центру, все ускоряясь и ускоряясь. Милицейские бронемобили, похожие на серебристые шары, время от времени выныривали из пространства, рассекая атмосферу, затем, вновь становились невидимыми. Громадные здания в форме призм, эллипсисов, треугольников, пяти и семи конечных звезд, розовых бутонов и прочей самой волшебной архитектуры, парили и вращались в воздухе. Каждое строение внушительной столицы отливало диковинным светом и, казалось выложенным драгоценными камнями. Только великому поэту под силу воспроизвести удивительную красоту великолепного города – висячие сады с золотыми цветами, километровые, блистающие фейерверком фонтаны, чьи струи ласкали голубое небо. А великолепные храмы и соборы, их купола из чистейшего сусального золота, завораживают и пленяют, вызывая чувства религиозного содрогания. Даже самих светил было четыре. Рядом с желтым диском, светились огненно-красный, изумрудно-зеленый и голубой шарики. Когда сразу четыре луча играют в бриллиантовых брызгах фонтана, это просто по- сказочному прелестно, завораживает. А фонтаны, вопреки законам физики, бьют вверх на километры.

Генри обратил внимание на это:

– Такое попросту не возможно.

– Это почему? – Удивилась Светлана.

– С какой силой надо выбрасывать водную струю!

– Ну и что? Разгонка с помощью волшебства и магик-гиперплазмы, вполне реально. Неужели тебя подобная мелочь удивляет?

– Меня в этом мире удивляет буквально все. Вообще, особенно то, что Москва стала такой огромной.

– Ты еще не видел всего великолепия столицы нашей Родины. Ведь Родина в сердцах у нас одна, на множество галактик простираясь! Пусть славится в веках моя страна, о ней мечтал я, по мирам скитаясь! – Пропела Светлана.

Генри заметил:

– Любить Родину, это хорошо! Но моя Родина, это Британия.

Светлана усмехнулась:

– Я, не против! Пусть будет Британия! Гироссия, объединила все человечество не войнами, а своим подавляющим интеллектуальным превосходством, выраженным в развитии научно-технического прогресса. И разумеется, магией! Тебя это удивляет?

– Не особенно!

– У нас, в отличие от той же Британии, не было таких массовых процессов по ведьмам и колдунам. Возможно, это оказало влияние на общий уровень магии.

– Вряд ли! На востоке чародеев почти не преследовали, но я бы не сказал, что там они намного сильнее нас.

– Что ж, Генри, тут есть над чем подумать.

Девушка повела юношу дальше. Они прошли мимо исполинского здания в форме колючих акаций, поставленных друг на друга. Смит отметил:

– Сумасшедшая архитектура! Особенно завитушки, и как в таком здании жить.

– Да замечательно. – Ответила Светлана. – Как тебе нравятся наши девушки?

Действительно, летающих по городу девушек было много. Разные, самых причудливых форм и композиций прически, сверкали всеми цветами радуги.

Некоторые девушки, были в одних бикини из драгоценностей, что, впрочем, не мешало им стремительно мчаться по воздуху. Мир выглядел сказочно красивым, ни одного морщинистого лица, от всех красавиц веет юностью. Каждая девушка неповторимая Джоконда, в своей бессмертной красоте.

Генри просто любовался прелестным миром, который мог бы стать дивной мечтой каждого романтика.

– Как тут красиво! Что, у вас все девушки такие?

– Конечно! С помощью биоинженерии можно исправить любой дефект, а для женщины красота, это очень важно. Вы мужчины часто не следите за своей внешностью, что является существенным минусом. Может поэтому, ваш род вымирает, ибо бессмертно только то, что воистину прекрасно.

– Не этично напоминать о мужской проблеме. – Сказал Генри. – Впрочем, от мужчин исходит изрядная агрессия.

– Вот именно, наша империя тоже ведет войны, без этого не обходится, да и космические пираты достают. В основном, это иногалакты, но есть пара, женщина и мужчина, из нашей державы. На что-то польстились, и стали легендарными пиратами.

Генри насторожился:

– Это очень интересно, расскажи подробнее.

– Сначала я доставлю тебя в управление «Защиты любви», там нам дадут инструкции.

– А где это управление?

– Да везде! Следуй за мной!

Три девушки двинулись за ними следом. Они промчались мимо школы. Там суетились девочки. Они были в оранжевой с голубым школьной форме, кружились. Тоже красивые, с чистыми веселенькими лицами и разноцветными прическами. Девочки играли с голограммами. Среди них был только один мальчик. Смугленький, светловолосый, он сразу с обеих рук, из трубки стрелял по мишеням, поставляемым компьютером. Девочки подлетали к нему и хотели завести разговор, но мальчишка только свистел в ответ. Он выпускал светящиеся, похожие на новогодние игрушки, прозрачные конфигурации плазмы. Генри помахал ему в ответ. Мальчишка сразу бросил играть и рванул к нему, одним прыжком покрыв расстояние в километр.

– Наконец, я вижу такого же мальчика как я сам, пусть и большого. Поиграем! – Предложил ребенок.

Светлана ответила:

– К сожалению, мы должны спешить. Необходимо выполнить важное правительственное задание. Но если ты хочешь, то я могу заказать робота-двойника с дублированием личности Генри. Тогда вы с ним можете наиграться до помутнения.

Мальчик, на вид не старше двенадцати, покрутился в воздухе, а затем ответил:

– Я вынужден на это согласиться. Но пусть, когда вернется с задания, поиграет с нами.

Генри ответил:

– С удовольствием! Во что-то быстрое и динамическое.

Мальчик махнул ему рукой.

– Тогда я передам ему привет. Спустя миллионы лет!

Мегаполис казался бесконечным, напоминая, восточную сказку про ультрасовременную страну джиннов. Особое впечатление на Смита произвел воздушный зоопарк.

Это было впечатляющее зрелище. Тут были собраны животные из различных галактик.

Каких только сказочных зверей там не было. Особенно красивы симбиориты, смесь растений и животных. Кактусовый слон, несомненно, забавен, но еще круче бегемот с тремя мордами и лепестками гигантской астры вокруг живота. Ромашковый тигр с восьмью лапами и двумя клешнями впереди, пытается вскрыть раковину, где запрятался, состоящий из урана и лития моллюск. Интересно только, что он с ним будет делать, неужели есть?

Генри спросил Светлану.

– Проглотит?

– Вряд ли! Циапанин очень тяжелый и твердый, способен разорвать все пять желудков монстра.

Производит особое впечатление сверкающий на четырех солнцах динозавр, покрытый алмазным панцирем. А зверь, смахивающий на раптора, только голов сразу семь, лихо сцепился со змеиным, смешанным с розой, львом. И не волосы гривы у него, а настоящие змеи. Они ожесточенно дерутся друг с другом, сталкиваясь, и не в силах прервать грызню.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27 
Рейтинг@Mail.ru