Принцесса отражений

Олег Рой
Принцесса отражений

– Когда тени сгустятся, – тихо ответила та. – Когда ты узнаешь свой путь из пламени в пламя, из отражения в отражение.

– Не уходи, – попросила Кристи. – Мне нужно еще узнать очень многое…

– Не сейчас, – голос женщины становился тише, по мере того как ее образ таял в лунном свете. – Не у меня. Прамать моей праматери расскажет тебе все. Береги мою дочь!

С этими словами женщина исчезла совсем; на месте, где она стояла, теперь была лишь легкая дымка, словно пар поднимался от влажной земли. Кристи посмотрела на шнур, который дала ей незнакомка, и с удивлением поняла, что держит в руках змею. Но эта змея не выглядела страшной, даже язык у нее был не раздвоен, и глаза оказались живыми бусинками, а не мертвыми щелями смерти, как у тех змей, что Кристи видела в террариуме зоопарка. Пока Кристи смотрела, змея пришла в движение, скользнула на левую руку девушки, обвиваясь вокруг запястья. Обвилась – и замерла, словно диковинное украшение.

– И что же мне с тобой делать? – спросила Кристи, прекрасно понимая, что змейка вряд ли ей ответит. Но она ответила:

– Я буду беречь тебя, пока не воссоединюсь со своей второй половиной. А теперь спи. Когда ты проснешься, то не вспомнишь это видение, но тени тебя не побеспокоят до тех пор, пока не придет время.

– Какое время? – почти вскрикнула Кристи. – Вы все говорите о времени, но о каком?

– О том, когда придется делать выбор, – туманно пояснила змейка. – Выбор между светом и тенью. Поскольку нет никого, кто не должен был бы выбирать – кроме одного, который лишен тени, но заплатил за это дорогую цену.

– Ты говоришь загадками, – сказала Кристи, опускаясь на землю. Только сейчас она поняла, что находится посреди того, что в Англии называют «кругами фэйри», – идеально круглого пространства среди высокой пшеницы. Земля здесь была покрыта мягкой травой, в свете луны казавшейся темно-серебристой, как черненая сталь. Прямо здесь Кристи и прилегла, чувствуя кожей влагу росы. – Жаль, что я не вспомню этот сон, мне бы так хотелось… разговаривать с тобой и наяву.

– У тебя еще будет время, – ответила змейка. – Но все зависит от выбора, который ты сделаешь.

И Кристи заснула, а проснувшись, забыла и этот сон, и свои ночные страхи. Даже книгу она дочитала без особого трепета, хотя концовка ее оказалась трагичной – страшная женщина-богомол оставила от мужа Хелен лишь пустую оболочку; Хелен попыталась бежать, выпрыгнув через выбитое стекло в сад, но попала прямиком в объятия своего поклонника. Тот отвез ее в страшное место – в какие-то руины, затянутые паутиной, полог которой то и дело дрожал, словно под ней передвигались невидимые твари.

– Теперь ты дома, – сказал ей поклонник, слезая с козел кареты. Сейчас он как две капли воды был похож на ее мужа, но Хелен это не обмануло: выхватив зеркальце из сумочки, которую женщина машинально взяла, убегая, она посмотрела на поклонника и увидела все то же богомолоподобное чудовище. Более того – такие же твари двигались и вокруг, скрываемые фестонами паутины.

– Добро пожаловать в наш мир, – сказал двойник, превращаясь в чудовище. – Мир, который мы почти выпили до дна. Теперь настала очередь твоего мира. И ты поможешь нам проникнуть в него, ты, и твой муж, и многие другие, доверившиеся магии зеркал…

Финальная сцена была еще хуже. Хелен с мужем гостили у ее родителей. Все было спокойно и умиротворенно, словно и не происходило тех ужасов, что описывались ранее. Затащив мужа в пустую гардеробную, Хелен приподнялась на цыпочки и шепнула:

– У нас будет ребенок, милый.

Стефан нежно обнял жену, благодарно поцеловал ее и сказал с трепетом в голосе:

– Надеюсь, родится мальчик.

– Да, – ответила Хелен. – И он станет отважным воином, как его отец.

В гардеробной они были вдвоем, потому никто не видел то, что отражалось в стоявшем вдоль стены зеркале. А там, в окружении фестонов паутины, сплелись конечностями два богомолоподобных чудовища…

Глава 2
Магия рядом с нами


Вечером в воскресенье, собираясь в гимназию, Кристи твердо решила поговорить с новенькой. Конечно, Томми держалась в классе особняком, но не побьет же она ее за пару нескромных вопросов? В крайнем случае, вежливо пошлет восвояси – Кристи была уверена, что Томми интеллигентна и воспитанна. Вряд ли она станет грубо ее отшивать.

Словно некий добрый гений в тот день помогал Кристи – Томми обратилась к ней сама. Все произошло, когда их группа должна была перейти в другой корпус, где находился бассейн гимназии. Для этого следовало пройти по специальному крытому переходу, довольно длинному и почти без окон. В пасмурную погоду он освещался тусклыми лампами, отчего напоминал коридоры из ужастиков категории В.

Томми шла позади всех, Кристи в какой-то момент тоже отстала. Она думала, как бы заговорить с новенькой, а та внезапно сама на нее налетела, едва не сбив с ног. Кристи ойкнула и с трудом удержала равновесие.

– Ой, прости. – Томми сделала шаг назад, торопливо пытаясь спрятать в сумочку что-то, бывшее у нее в руках. Кристи, поднимаясь, остановила руку одноклассницы:

– Ничего страшного. Что это у тебя?

– Да так. – Томми напряглась, и Кристи непонятно отчего внезапно почувствовала себя, что называется, не в своей тарелке. – Просто зеркальце…

– Я бы на твоем месте тоже постоянно собой любовалась. – Кристи попыталась улыбнуться как можно более дружелюбно. – Ты красивая, даже странно, что наши парни, которые не пропускают ни одну юбку…

Внезапно Кристи заметила, что Томми сильно побледнела. Девушка недоуменно замерла, не закончив фразу.

– Какая я? – тихо спросила Томми.

– Красивая, – пожала плечами Кристи. – Слушай, если ты боишься, что я из этих, не волнуйся – женская красота мне интересна только с эстетической…

– Нет, – вновь перебила ее Томми. – Какая я? Можешь описать меня? Что первым бросается в глаза?

Кристи пожала плечами:

– Ну, ты хрупкая. Похожа на фотомодель… нет, пожалуй, даже на балерину. У тебя…

Томми охнула и оперлась о стенку. Кристи испугалась:

– Тебе плохо?

– Ты хотела посмотреть в зеркало? – глухо спросила Томми, а затем протянула зеркальце Кристи: – Возьми, посмотри.

Кристи с каким-то трепетом взяла зеркальце. Оно было небольшим, но в тяжелой металлической оправе. Бронза?

– Старинное? – спросила она, любуясь витиеватым орнаментом, похожим на буддистскую мандалу. – Такое красивое… это твоя семейная реликвия, да?

Она повернула зеркальце отражающей поверхностью к себе – и тут с ней случилось то же, что с Томми минутой назад. В зеркале отражалась она сама, отражался коридор с окнами, подоконниками, лампами дневного света…

И все. Томми в отражении не было, хотя та стояла прямо за спиной Кристи.

А буквально через миг она там появилась.

– Кажется, я тебя напугала? – с улыбкой спросила Томми. – Не бойся, я не вампир, не призрак, не…

– Не тень? – закончила Кристи.

Томми нахмурилась:

– Тень? Почему тень?

– Не знаю. – Кристи пожала плечами, о книге она решила пока не рассказывать. – Просто на ум пришло.

– Ты видишь мой настоящий облик, – сказала Томми, – и решила, что я тень. Это необычно. Кто ты? В зеркале ты отражаешься…

– Настоящий облик? – удивилась Кристи. – А есть еще и ненастоящий?

– Посмотри в зеркало, – кивнула Томми.

Кристи послушалась – и охнула от удивления: та Томми, что стояла рядом с ней, не изменилась, но в зеркале отражалась уже другая девушка. Не страшная, даже привлекательная, но к такой запросто не подойдешь: высокая, с хорошо развитыми мышцами, она напоминала спортсменку из профессионалов. Ее можно было представить на татами, в качалке, в баскетбольной команде…

– Понятно, почему к тебе никто не подкатывает, – протянула Кристи. – Как ты это делаешь? Я тоже так хочу.

– Мальчики досаждают своим вниманием? – Томми улыбнулась и подмигнула, и ее зеркальное отражение вновь стало тождественным ей, за одним исключением – в зеркале предплечье девушки украшал винтажный браслет в виде змеи, показавшийся Кристи смутно знакомым.

– Скорее, наоборот, – улыбнулась в ответ Кристи. – Но это пустое. Надеюсь, ты понимаешь, что теперь я просто обязана узнать твою тайну. Ты с другой планеты? Или…

– Тайны не всегда такие, как нам кажется, – печально ответила Томми. – И ими не делятся без причины. Кстати, у тебя тоже есть тайна, которую мне бы хотелось узнать, так что это, наверное, будет взаимно интересный разговор. Тебе очень хочется в бассейн?

– Умираю как хочу, – засмеялась Кристи. – Соскучилась по хлорированной воде, сил моих больше нет. Но ведь наше отсутствие заметят…

– Не заметят, – возразила Томми. – Ну-ка, давай притворимся, что пытаемся сделать селфи моим зеркалом, идет?

– Идет. – Кристи приблизилась к Томми так, чтобы они отражались в зеркале вместе. – Только зачем?

Вспышка на миг ослепила Кристи, словно они действительно сделали селфи.

– Прости, – сказала Томми, – забыла предупредить… ну как, по-твоему, заметят наше отсутствие?

По коридору в направлении бассейна удалялись… Томми и Кристи. Шли они порознь: Томми медленно, задумчиво склонив голову, Кристи быстрее, словно догоняя группу, успевшую уйти довольно далеко. Кристи испытала прилив восторга:

– Ух, здорово! В твоем зеркале они, конечно, не отражаются?

– Нет, – кивнула Томми. – Но есть и обратная сторона – мы с тобой тоже сейчас не отражаемся ни в одном зеркале, так что будь осторожна, потому что как раз зеркало нам теперь предстоит найти.

– Зачем? – спросила Кристи и добавила: – А твое не подойдет?

– Нет, – ответила Томми. – Во-первых, это не зеркало, во-вторых, нам нужно большое. А зачем – узнаешь, как найдем. Слушай, я здесь еще не очень ориентируюсь. Где можно найти большое зеркало, чтобы на третий этаж не подыматься?

 

– На втором есть, пардон, уборная, – сказала Кристи. – Там висит такое, напротив умывальников.

– Как на нашем этаже? – уточнила Томми. Кристи кивнула. – Подойдет.

И они быстро пошли в обратном направлении. По дороге Кристи все-таки попыталась расспросить Томми:

– Хорошо, о себе ты говорить не хочешь, но…

– Не то что не хочу, – перебила ее новая подруга, – просто это лучше показать.

– Ясно, – кивнула Кристи, хотя ясно ей не было. – Но что тебя заинтересовало во мне?

– То, что ты владеешь магией, – совершенно серьезно ответила Томми.

Кристи сбилась с шага:

– Как ты узнала?

– Ты видишь меня настоящую, – объяснила Томми. – А другие видят чужое отражение. Девушку зовут Майя, она сейчас в коме после… аварии. Ей ее отражение пока не нужно, и я его одолжила. Не люблю надевать отражения мертвых.

– Ты надела на себя отражение? – удивилась Кристи и подумала: хорошо, что она сейчас не видит себя со стороны, глаза небось размером с апельсин, если не грейпфрут. – А как такое возможно?

– Честно говоря, это трудно объяснить, – ответила Томми. – И лучше я…

– Покажешь мне, – кивнула Кристи. – Угу, о’кей. А еще ты отправила наши отражения гулять по коридорам школы. А если они увидят зеркало, то…

– В нем отразимся мы, – улыбнулась Томми. – Никто не заметит несовпадения, люди на это не обратят внимания.

– Ты так говоришь – люди, – фыркнула Кристи, – будто сама не человек.

– Это вопрос терминологии, – ответила Томми. – Скажем так: я родом из этого мира, но у меня нет отражения в зеркале, и вовсе не потому, что я вампир. Заходи.

Она остановилась, пропуская Кристи в фойе женской уборной, где стояло высокое, в рост человека, зеркало. Кристи, зайдя, сразу бросилась к нему…

…и отшатнулась: зеркало отражало умывальники, кафельные стены, пол из плитки, потолок – но не ее саму, словно ее не было.

– Ну что, убедилась? – поинтересовалась Томми, ободряюще улыбаясь.

– Слушай, а я не умру? – обеспокоенно спросила Кристи.

– А с чего тебе умирать? – рассмеялась Томми.

– Я же в зеркале не отражаюсь! – почти крикнула Кристи.

– А ты никогда и не отражалась, – ответила Томми. – Ни ты, ни кто-либо другой. Хочешь узнать почему?

– Х-хочу, – произнесла Кристи с явным волнением.

Томми протянула руку – и на мгновение Кристи показалось, что она вновь увидела браслет на ее предплечье. А потом зеркало от прикосновения пальцев Томми вздрогнуло, по нему прошла рябь…

Рука Томми погрузилась в зеркало, как в воду, потом плечо – и, наконец, девушка полностью очутилась в зеркале. Теперь она стояла по ту сторону, словно отражение несуществующей Томми, а затем на мгновение «вынырнула» из зеркала и сказала:

– Ну, ты идешь?

– Куда? В зеркало? – удивилась Кристи.

Вместо ответа Томми схватила Кристи за плечо и буквально силком втащила ее…

…в точно такую же комнату, как та, которую они только что покинули. В комнате было темнее, и Кристи поняла почему: тут не было отражавшегося в зеркале окна.

– Идем быстрее, – сказала Томми, хватая Кристи за руку. – Пока там никто не вошел. К тому же нам надо вернуть дежурного на место.

– Дежурного? – изумилась Кристи, выбегая вслед за Томми из «уборной» в коридор со множеством дверей. У двери, из которой они вышли, на небольшой скамейке (такая была возле каждой из дверей) сидел безликий человек – сначала Кристи даже решила, что это манекен, но безликий встал и чинно поклонился Томми:

– Ваше высочество? Я рад, что вы вернулись. Последнее время вы не балуете нас своим присутствием.

– Ты знаешь, Дерек, почему так, – сказала Томми, протягивая руку безликому человеку. – Угроза уменьшилась, но не ликвидирована совсем. Тебе же не хочется, чтобы двери Изолятора открылись, правда?

– Однажды я сторожил Изолятор, – сообщил тот, кого звали Дерек. – Потом не мог спать ночами, даже попросился Имитатором без очереди в… неважно. Думал, я больше никогда не смогу отражать нормально.

– Нервы у тебя крепче, чем ты думаешь, – улыбнулась Томми. – Познакомься, это…

– Кристи, – сказал Дерек. – Я знаю ее.

– Откуда? – удивилась Кристи.

– Не помню, – честно признался Дерек. – Наверное, однажды я вас отражал.

– У зазеркального народа память короткая, – пояснила Томми. – Им приходится отражать слишком многих. Но Дерек не мог отражать тебя потому…

– Ой, простите, принцесса, – всполошился Дерек. – Там кто-то вот-вот зайдет, я пошел…

И он растаял в воздухе. Кристи вздрогнула. Томми обняла ее:

– Не бойся, это нормально. Зазеркальцы могут становиться невидимыми, ходить сквозь стены и принимать образы любых людей.

– То есть он отражает тех, кто отражается в зеркале уборной на втором? А если зайдет группа?

– Он отразит группу, – пожала плечами Томми. – Это его природа. Идем, у нас не так много времени.

– Куда, кстати, мы направляемся? – спросила Кристи.

– К моей бабушке, – ответила Томми. – Она самая великая Ведающая всех миров… По крайней мере, я других не знаю. Давай ты меня расспросишь обо всем по дороге, идет?

– Хорошо, – согласилась Кристи, и они пошли. Очень быстро, но Кристи не чувствовала усталости, наоборот, испытывала какой-то душевный подъем. – Ты принцесса?

– Ага, – кивнула Томми. – Если тебе интересно, ее высочество Томми I, Принцесса Края Отражений.

– То есть ты дочь короля? – спросила Кристи.

– Автократора, – поправила Томми. – Его Самодержавное Величество Август Эльгард, Автократор и Суверен Края Отражений, Сюзерен и Протектор Отражающихся миров, – мой папа.

– Он тоже маг? – Кристи просто распирало от вопросов. – А мама кто? А братья и сестры у тебя есть?

– Уф, не части, – улыбнулась Томми. – Давай по порядку.

– Давай, – согласилась Кристи. – Так твой отец – маг?

– Формально нет, – покачала головой Томми. – Но мне порой кажется, что да.

– А мама, она тоже владеет магией? – продолжила Кристи.

Томми погрустнела:

– Она была величайшей из Ведающих. Даже сильнее моей бабушки. Но ее больше нет.



– Прости, я не знала, – с сочувствием сказала Кристи.

– Ничего, – ответила Томми. – Она погибла раньше, чем я родилась… не делай круглые глаза, здесь и не такое возможно – сначала она родила, затем вернулась в прошлое и погибла, остановив войну…

– Войну? – удивилась Кристи, а затем просто предположила: – Войну с тенями?

– Выходит, ты знаешь про теней, – констатировала Томми. – Откуда?

– В книге прочитала, – честно призналась Кристи. – Тени – это такие чудовища, похожие на богомолов, но видимые только в зеркало вроде твоего?

– Нет, – ответила Томми. – То есть да. Это трудно объяснить. В чем-то тени похожи на жителей Зазеркалья, они тоже оборотни, но по-другому. Вначале они предстают как самые прекрасные существа, как воплощенная мечта… а потом превращаются в самый худший из твоих кошмаров. Расскажи мне об этой книге, пожалуйста.

И Кристи стала рассказывать, пока они шли по длинным коридорам огромного древнего здания. Изложив вкратце сюжет книги, Кристи поведала также и историю ее «авторши».

– Она разбила зеркала… – задумчиво сказала Томми. – Мы знали, что тени стремятся пробраться в Изначальный мир, но про этот случай не слышали. Мой дед нашел и уничтожил все их выводки… Но теперь я сомневаюсь, что все.

– Теперь твоя очередь рассказывать, – напомнила Кристи. – И вопросов у меня будет много.

– Отвечу на столько, на сколько смогу, – пообещала Томми. – Что тебе интересно?

– Ты – человек? – спросила Кристи. – Или тоже оборотень из Зазеркалья?

– И то и другое. Часть моей крови человеческая, другая – кровь жителей Края Отражений, и так у всех магов из всех миров.

– А миров много?

– Мы знаем около восьми тысяч, но, возможно, это не все. С другой стороны, более трех тысяч миров успела поглотить Тень, и их зеркала больше не отражают.

– То есть… – Кристи замерла, – тени захватывают миры? Значит, и наш тоже они хотят захватить?

– Его тени захватить не могут, – успокоила подругу Томми, но всего на несколько секунд, – а вот опустошить – запросто. Наш с тобой мир – Изначальный, остальные появились позже. Но во всех мирах, включая наш, некогда царил хаос, и лишь маги кое-как его сдерживали… хотя чаще сами и устраивали. Так продолжалось очень долго, целую эпоху.

– А потом? – поинтересовалась Кристи.

– А потом… – улыбнулась Томми. – Однажды юноша из нашего мира увидел в зазеркалье не свое отражение, а девушку, которую потерял. Она погибла, но ее любовь к нему была так сильна, что она сумела остаться для него в зеркалах. А он сумел преодолеть зеркальную преграду, чтобы встретиться с ней здесь, за зеркалом. От них и произошел мой род, род магов и королей Края Отражений.

– Ух, ты, – восхитилась Кристи. – Первый раз вижу живую принцессу, да еще и мага!

– Боюсь, подруга, не первый, – подмигнула Кристи. – У тебя самой явно задатки мага, а значит, в тебе должна быть часть нашей крови… да вот мы и пришли.

– А ты говорила, что далеко, – сказала Кристи, заходя вслед за Томми в одну из дверей. Они действительно преодолели за это время приличное расстояние, то и дело сворачивая, – место, где они находились, казалось огромным лабиринтом, но Кристи совсем не боялась потерять дорогу назад. Неизвестно почему, она доверяла своей новой подружке, которую, в сущности, толком не знала…

– Это потому, – произнес тихий голос, не принадлежавший Томми, – что у моей внучки есть Помазанье. Она – наследница Края Отражений, а ты…

Комната, в которой оказались Кристи с Томми, напоминала гостиную уютного сельского дома. У стены стояло большое зеркало в резной деревянной оправе, где отражалась эта же комната, за исключением маленькой детали – в кресле у камина сидела пожилая женщина. Голос принадлежал ей.

Томми, увидев женщину, обрадовалась и потащила Кристи за собой к зеркалу:

– Идем скорей, я познакомлю тебя со своей бабушкой!

– На самом деле, я ей не бабушка, – заметила женщина, вставая с кресла-качалки. – Я была бабушкой ее прабабушки.

Новая знакомая оказалась высокой и очень статной («Вот в кого у Томми такая прекрасная фигура», – подумала Кристи). Ее нельзя было, конечно, назвать моложавой, но и старческой дряхлости в ней не наблюдалось. Кожа гладкая, морщины только там, где их вовсе нельзя избежать – в уголках глаз, например. А главное – сами глаза, такие же, как у Томми, удивительно живые. Женщина протянула Кристи руку для приветствия, и девушка, не зная, как поступить, приопустилась в некоем подобии книксена, коснувшись губами тонких пальцев пожилой дамы.

– Неужели в Изначальном мире по-прежнему такие хорошие манеры? – удивилась та. – Поднимитесь, дитя, у нас тут запросто. К тому же вы и сами королевской крови, как я вижу. Как ваше имя?

– Кристи, – представилась девушка. – Кристина Ни…

– Это лишнее, – остановила ее бабушка Томми. – В Краю Отражений важны только имена. Меня зовут леди Иванна, вдовствующая императрица. Другие титулы, полагаю, вам не интересны. Принцесса Кристи… не слыхала о такой, надо будет посмотреть записи. Хотя даже у меня они неполные – во время войн многое оказалось утерянным. Да что же я вас на пороге держу? Проходите, сейчас велю подать полдник.

Кому бабушка велела сервировать на стол и, главное, как она это сделала, Кристи так и не поняла – снедь на большом круглом столе, стоявшем на террасе, уже была, когда вдовствующая императрица с девочками туда пришли. Сама терраса заслуживала отдельного описания: просторный полукруглый балкон возносился над… Кристи не могла это описать – все пространство за пределами балкона было наполнено звездами, словно балкон выходил в открытый космос.

– Это и есть космос, – просветила задумавшуюся Кристи леди Иванна. – Мир, где я живу, невозможен, именно потому я здесь и живу. Тут выросли все мои дети и внуки, в этом месте, где их никто не может достать, просто потому, что никто не может найти. Но, увы, я не могла оставить их здесь навсегда – король должен быть на престоле, иначе какой он король, правда? А наследникам Орфея закон велит воспитываться в Изначальном мире. Садитесь, девочки, угощайтесь.

Кристи даже не заметила, как на столе появился чайник, сахарница, молочник и три пустые чашки.

– С чем пожаловали? – спросила леди Иванна, когда все успели отхлебнуть чаю и съесть по воздушному печенью, напоминающему, по мнению Кристи, бланманже, приправленное щепоткой волшебства. – Ты, негодная девочка, не больно меня жалуешь визитами, поэтому в то, что ты просто решила почирикать со старушкой, я не верю. К тому же ты захватила с собой эту милую леди, что само по себе интригует.

– Простите, – деликатно перебила ее Кристи. – Вы сказали, что во мне есть королевская кровь. Значит, я тоже принцесса?

 

– Не такая, как моя внучка, – ответила леди Иванна. – У Орфея и Эвридики было много потомков, они расселились по мирам, где стремились, как могли, навести порядок, благо наследники Орфея владели магией. Так что, думаю, ты дитя одного из таких миров – но как ты оказалась в Изначальном мире?

– Насколько мне известно, я там родилась, – сказала Кристи. – А у нас в мире магия совсем не действует?

– Что, уже решила кого-то превратить в лягушку? – улыбнулась вдовствующая императрица. – Не действует, кроме манипуляций с отражениями и тенями и еще нескольких мелких фокусов. Но у тебя нет родового зеркала, так что тебе и это недоступно. Ух, кажется, я кого-то расстроила.

– Да нет, ну что вы, – ответила Кристи. – Зато я принцесса, хоть и непонятно чего. И маг, хоть не умею колдовать.

– У тебя должно быть родовое зеркало, – сказала леди Иванна.

– Зеркало могло разбиться, – уныло предположила Кристи.

– Если бы оно разбилось, разбилась бы твоя жизнь, – «успокоила» ее леди Иванна. – Но родовое зеркало не так-то просто разбить или уничтожить. Значит, твое где-то есть. Просто надо его найти.

– И, понятно, где его искать, тоже неизвестно, – вздохнула Кристи. – Ладно, это, в конце концов, не так важно, как…

– Прости, девочка моя, – перебила ее леди Иванна, – но это важно. Зеркало не может быть где-то. Во всяком случае, оно в твоем мире, а раз ты из Изначального, то и оно где-то там. Порасспроси родственников, может, они что-то знают… Так что, по-твоему, важнее этого?

И пришлось Кристи вновь пересказывать сюжет прочитанной книги. К ее удивлению, леди Иванна отнеслась к этому серьезно.

– Милая, мы с твоим отцом не хотели тебя пугать, – сказала она Томми, – но попытки теней проникнуть в Изначальный мир были. Тень не может существовать в мире, полном Света, но она может поглотить отраженье кого-то из этого мира…

– Прямо как в книге, – задумчиво проговорила Кристи.

– Есть то, что мы зовем «Пророчество, которого никто не слышал», – произнесла леди Иванна. – Однажды твоя прабабушка видела это пророчество в странном устройстве, похожем на зеркало, но светящемся изнутри. Оно могло показывать текст…

– Компьютер! – в один голос воскликнули Томми и Кристи.

– Что такое «компьютер»? – удивилась леди Иванна. Пришлось объяснять. – Чудны дела твои, господи… машина, которая думает! Да, похоже на этот ваш компьютер… Дочка, ты мне не могла бы один такой притащить сюда? Хочу поближе с ним познакомиться.

– Так что там было, в Пророчестве? – нетерпеливо спросила Кристи, угощаясь одним из крекеров леди Иванны.

– Там говорилось, что придет Автократор, который остановит Тень, – сказала леди Иванна. – Он будет от крови Орфея и Эвридики, но не будет владеть никакой магией. И у него родится дочь, которой суждено править в Незримой Цитадели. Именно она сумеет обратить проклятие миров вспять и рассеять Великую Тень.

– Незримой Цитадели не существует. – Томми тряхнула головой, ее волосы заструились по плечам, и по ним пробежали искорки, словно отражения невидимых лучей. – Так сказал мой отец, а он никогда ничего не говорит просто так.

– Правильно, – улыбнулась леди Иванна. – Ее не существует, ее никогда не существовало… но кто сказал, что она никогда не появится?

Томми и леди Иванна обменялись многозначительными взглядами. Кристи подумала, что они, вероятно, знают некую тайну и почему-то не спешат делиться с ней этой тайной… ну и ладно: меньше знаешь – крепче спишь.

– Хорошо, но при чем тут тени? – спросила Кристи упрямо.

Леди Иванна с интересом посмотрела на нее.

– Тени знают Пророчество, – сказала она. – Дед Томми, великий стратег, заметил, что движение теней не беспорядочно: они вышли из точки, максимально удаленной от Изначального мира, и пробирались к нему, но не прямо, а по нескольким фланговым направлениям – в нашей Вселенной Отражений измерений больше, чем четыре. Тогда моя наследница, оставив мне свою кроху Томми, вызвалась выведать, что они ищут, зачем идут к Изначальному миру.

– И зачем же? – спросила Томми, на секунду опередив Кристи.

– Чтобы убить тебя, моя милая, – с печальной улыбкой сказала леди Иванна. – Если род Орфея прервется, обитатели Края Отражений превратятся в простые отражения, лишенные воли. И тогда тени могут появиться в каждом зеркале Изначального мира. Мы думали, что в том мире тебе ничего не угрожает. Мы вычислили и уничтожили всех, кого Тень успела заразить. Кристи, ты ведь наверняка читала истории о нежити, вампирах, призраках? Все это были они, нечистое потомство теней.

– Как же вы их истребили? – удивилась Кристи. – Судя по распространенности этого сюжета, их было множество.

Леди Иванна отвела взгляд.

– Не спрашивай меня как. Это было очень… кроваво. Очень много смертей. Невинные гибли рядом с виновными, но по-другому мы не могли. Если бы Тень захватила мир, люди лишились бы человечности. Знаешь, чем тени занимаются в захваченных ими мирах? Они мучают друг друга, пытают, терзают, они вопят от боли, но не останавливаются, потому что их сущность – это злоба и алчность…

Кристи вздрогнула.

– Похоже на ад, – сказала она. – Как его описывают наши священники.

– Это и есть ад, – ответила леди Иванна. – Священники во многом правы: Тень поглощает душу через пороки, а в особенности – через равнодушие. Равнодушный человек, способный пройти мимо нищего, калеки, мимо дрожащего на морозе котенка, – готовый сосуд для Тени…

– Да у нас полмира таких! – со страхом воскликнула Кристи. – Взять хотя бы моих одноклассников…

Томми взяла ее за руку:

– Не преувеличивай. Я смотрела за ними. Они еще не безнадежны. Но ты права: ваша цивилизация как будто специально готовит мир к агрессии теней. И это возвращает нас к прежнему вопросу: не могли ли тени как-то проскользнуть, уйти от вашего возмездия, бабушка?

Леди Иванна взглянула прямо в глаза Томми:

– Я думала, что не могли. Но вы заставили меня сомневаться…

* * *

Обратный путь был мрачным. Край Отражений остался тем же, не поменялись ни бесконечные коридоры, ни свет, источника которого Кристи так и не смогла найти. Поменялось настроение у девочек.

– Ну, я никогда и не чувствовала себя в безопасности, – сказала Томми, словно пытаясь успокоить саму себя. – Отец с детства приучил меня все проверять родовым зеркалом. Тень от такого не укроется, оборотень тоже…

– Слушай, – произнесла Кристи, – а мое… хм… а если у меня, допустим, есть такое же зеркало, оно тоже может показывать оборотней и теней?

– Почему «если»? – спросила Томми. – Раз бабушка сказала, что оно у тебя есть, значит, есть. Да, оно такое же… почти. Мое все-таки сильнее. Не в смысле обнаружения, хм… в другом. У зеркала есть своя магия, оно для нас как волшебная палочка. Бабушка сказала, в Истинном мире нельзя колдовать, но это смотря что считать магией.

– А ведь точно! – воодушевилась Кристи. – Например, то, что ты сделала с нашими… хм…

– Двойниками, – подсказала Томми. – Хотя то, что сейчас сушит волосы после бассейна, называется не двойник, а фата-моргана. Впрочем, неважно…

– Это же настоящая магия! – воскликнула Кристи.

Томми тряхнула головой.

– Настоящая магия – это бабушкин утес, это армии моего деда, явившиеся на его зов из неизвестности и канувшие в Лету, когда Тень отступила с Кромаденского поля. Это стихи Барда-мученика, способные закрыть зеркала навечно. А фата-моргана – просто фокус.

– Я и такого не умею, – вздохнула Кристи.

Томми внезапно остановилась, и Кристи невольно последовала ее примеру.

– Вот что, подруга, – сказала Томми. – Мне надоело сидеть как затравленный кролик, все время заглядывая в зеркало. Я решила, что мы должны найти твое зеркало.

– И я научусь колдовать? – осторожненько уточнила Кристи.

– Ну, вызвать фата-моргану для тебя не будет чем-то фантастическим, – пообещала Томми. – И некоторые другие штучки тоже. Но нам нужно зеркало.

Рейтинг@Mail.ru