Повелитель книг

Олег Рой
Повелитель книг

– Смотри, Женя, фолиант называется «Брюсова книга». Был такой интереснейший человек при Петре Первом, и звали его Яков Брюс. Личность не менее таинственная, чем личность французского предсказателя Нострадамуса. Слыхал о таком? При дворе Петра Брюс служил военным, ученым, астрологом и инженером. В народе же считался колдуном – чернокнижником и чуть ли ни Князем Тьмы. Поговаривали, что он умел мертвых оживлять, стариков омолаживать, свинец в золото пре-вращать и все такое прочее... Кто знает, может, многое из этого и было правдой. Во всяком случае, точно известно: все, что Брюс делал, он подробно записывал в книгу, которая у него была чем-то вроде дневника. Жил Яков Брюс в Москве, в Сухаревой башне, считавшейся местом про€клятым и окутанной множеством тайн и легенд. Там он и скрывал свою «черную книгу». Многие хотели ею завладеть, но ни украсть, ни даже увидеть ее было невозможно – на книге словно лежало колдовское заклятие. Когда Яков Брюс умер, все первым делом кинулись искать волшебную книгу. Всю башню перерыли, все подземелья облазили (там, под башней, было множество секретных подвалов и тайных ходов), но книги так и не нашли. Двести лет искали! В тридцатые годы Сталин даже приказал башню по кирпичику разобрать, но все тщетно. Исчезла книга! Откуда им было знать, что Брюс перед смертью отправил ее сюда, в Лыково, чтобы уберечь от любопытных глаз и злых намерений...

Дед покосился на внука, желая узнать, какое впечатление произвел на него рассказ. Но Женька только плечами пожал. Тогда они перешли к следующей полке.

– А вот – рукопись второй части «Мертвых душ» Гоголя. Та самая, которую Николай Васильевич сжег...

– Постойте, то есть как? – не понял Женька. – Как она тут может быть, если писатель ее сжег? Нам училка по литературе рассказывала...

– А вот так. Ты что читал у Гоголя, внучек?

– Да ничего.

– А про «Мастера и Маргариту» Булгакова слышал?

– Тоже нет. Я вообще-то с книгами того – не очень дружу с ними, в общем.

– Ну и зря, – покачал головой Сан Саныч. – А читал бы книги, тогда и знал бы, что рукописи не горят... Ладно, мы потом об этом поговорим. А пока смотри… – Старый библиотекарь уводил мальчика все дальше и дальше по проходам, зажигая свет в рядах между стеллажами: – Вот тут, до самого конца – Либерия, то есть пропавшая библиотека царя Ивана Грозного, – продолжал дед, указывая на большие шкафы, полные старинных манускриптов. – Древние свитки за стеклом – из сгоревшей Александрийской библиотеки. Здесь книги из древней Месопотамии, на глиняных табличках – тогда еще на бумаге не писали... А вон те книги помнишь? Твоя детская библиотека, которую ты выкинул на балкон.

– Да, помню я, помню... – Женя стыдливо отвел глаза в сторону. – Но все же объясните, каким образом такие редкостные книжки оказались здесь, в глухой деревне?

– Но ведь мы не простая деревня! – гордо ответил дед. – Сейчас мы по-простому зовемся – Лыково. А раньше знаешь, как звались? – Сан Саныч распрямился и, встав в величественную позу изобразил соответственное выражение на лице, торжественно произнес настолько громко, что раздалось гулкое эхо: – ЛЫ-КО-ВО!

Повисла пауза. Мальчик явно ожидал чего-то более интересного и необычного.

– Ну, как тебе? – спросил библиотекарь.

Женя разочарованно и безразлично пожал плечами:

– Прикольно, конечно, только... не обижайтесь, но сейчас, в третьем тысячелетии, всякие там книги уже даже не вчерашний день, а совсем уже прошлый век!

– И не только прошлый, – закивал Сан Саныч. – И позапрошлый, и позапозапрошлый, и от начала веков...

– Да кому это все надо? Сейчас кругом компьютеры, цифровые технологии. Для чего хранить бумагу, когда всю информацию можно перенести на электронные носители, которые занимают намного меньше места? И вообще, зачем читать художественную литературу, толстенные тома с длинными и нудными описаниями, когда существуют кино и компьютерные игры?

– Не отрицаю, мальчик мой, возможно, в чем-то ты прав, – неожиданно согласился старик, к полнейшему удивлению внука. – Цифровые технологии важны и полезны. Не секрет, что сейчас крупнейшие книжные хранилища мира – например, Лондонская библиотека, Библиотека Конгресса США и другие – стараются оцифровывать многие книги из своих фондов для удобства хранения и пользования читателями. Поэтому в библиотечных собраниях имеются и диски, и микрофильмы. Но без книжных оригиналов все равно нельзя! Нельзя, скажем, историкам, которым один взгляд на оригинальный потертый переплет антикварной книги может дать больше, чем все компьютерные технологии вместе взятые. И потом, компьютеры ведь тоже несовершенны. Они состоят из уймы мелких деталей, каждая из которых может дать сбой в любой момент, и тогда вся информация пропадет бесследно. К тому же существуют всевозможные вирусы... А электричество? Вот только представь, что будет, если не станет электричества? Включить люстру мы уже тогда не сможем. Но можно зажечь свечи или керосиновую лампу и, устроившись в уютном кресле, преспокойно читать книгу. А разве компьютер станет работать на керосине?

Женя хотел было что-то ответить, но тут послышался тихий шорох и раздалось поскуливание за дверью – заждавшаяся, истомившаяся в одиночестве Баська призывала их поторопиться, потому что ей было ну очень скучно одной в коридоре.

Сан Саныч опомнился:

– Да что ж это я! У меня же там чайник кипит! Оля, где ты затерялась? Пойдем скорее на кухню чай пить! Оля, что ты делаешь?

Ни ему, ни его внуку было невдомек, что Оля тем временем, возясь с книгами, ни на секунду не переставала думать о Жене.

Несмотря на то что она нашла его ужасно вредным и противным мальчишкой, было в нем нечто такое, что ее заинтересовало. Гость из Москвы показался девочке очень необычным, совсем не похожим на ребят, учившихся вместе с ней в местной школе. Оля сразу заметила, что Женя – парень неглупый, только вот выпендривается много... И еще он, надо признать, очень, очень симпатичный... Наверное, как-то так выглядел Щелкунчик, когда превратился обратно в человека. Хотя нет, Женя, пожалуй, больше похож на пятнадцатилетнего капитана Дика Сэнда. Тоже кажется смелым и решительным. И у него очень приятная улыбка и красивые глаза, – мечтательно размышляла Оля. А больше всего новый знакомый напоминал ей самого любимого книжного героя – Тома Сойера.

Однако, каким бы симпатичным ни представлялся ей Женя и каких бы любимых героев ни напоминал, девочка ни на минуту не забывала, что приехавший к ним в деревню парень терпеть не может книги. А этого она ему простить никак не могла! Даже любопытно, как же могло получиться, что у такого начитанного, умного и интересного человека, как Сан Саныч, родился внук, который книги на дух не переносит и вообще является полной его противоположностью? Да, странная все-таки штука – жизнь...

Голос библиотекаря вырвал Олю из ее раздумий, и девочка торопливо ответила:

– Я здесь! Сейчас только тряпку сполосну и поднимусь к вам!

Глава третья,
из которой становится известно о грозящей миру катастрофе и о том, что Сан Санычу и ребятам предстоит сразиться с таинственным врагом

И началось для Женьки «самое ужасное лето в его жизни». В Лыкове ему ничего не нравилось. Нормальных занятий нет, сплошные бытовые неудобства – ни тебе ванной с горячей водой, ни туалета нормального, ни даже электрического чайника. Зато замучили комары, это ж кошмар какой-то, просто лошади летающие, а не комары!

Женьке было тоскливо. Дни напролет, пока дед был занят в библиотеке, а Оля помогала ему, мальчик без дела слонялся по деревне, ходил на речку купаться. От скуки даже пытался ловить рыбу, но без особого успеха. С местными ребятами у него как-то не заладилось – у тех была своя компания, чужака они игнорировали, да и сам Женя не сильно-то стремился подружиться с ними.

Конечно, можно было бы пригласить погулять Олю, но Женя с первого же дня решил для себя, что та его раздражает: «А понтов-то, понтов!.. Подумаешь, книжки читает – велика важность! – возмущался он про себя. – Тоже мне интерес – с дедом в библиотеке торчать целыми днями! Но вообще-то девчонка вполне ничего, симпатичная, и когда улыбается – даже красивая, а главное, не старается выпендриться, как городские, которые ходят все размалеванные, разодетые и, кроме своих девчачьих журнальчиков да шмоток, ничем не интересуются... Вечно шепчутся и хихикают над всякими глупостями. Хотя Оля тоже хороша: строит из себя умную, а на самом деле – обыкновенная деревенская простушка. Небось ни мобильника в руках никогда не держала, ни в 3D кинотеатре ни разу не была...»

Так что единственным компаньоном Жени во всех его развлечениях и прогулках была Баська. Вот уж кто был рад его появлению в Лыкове! Сидеть дома или во дворе собачке давно надоело, в библиотеку ее не пускали, и потому возможность погулять с новым другом оказалась для нее очень кстати. Так они и ходили все время вдвоем. От нечего делать Женька разглядывал и фотографировал на камеру мобильника кур, коз и прочую деревенскую живность и записывал на встроенный диктофон их голоса. Больше всего ему понравился крик петуха:

– Клево получилось! На будильник надо будет поставить, – объяснял он Баське, давая ей послушать запись. – А еще можно во время урока включить, чтоб все поржали. Во будет прикол!

Баська в ответ одобрительно тявкала и виляла своим забавным хвостом.

Как-то Женя задержался на речке дольше обычного. Было очень жарко, и уходить от воды совершенно не хотелось. Они с Баськой весь день проторчали на берегу: валялись на покрывале, купались, слушали музыку и поедали взятые с собой бутерброды, не замечая времени. И в итоге домой начали собираться, только когда уже почти стемнело.

Женя неторопливо шел по узенькой тропке, петлявшей через рощу и ведшей от реки прямо к дому деда. Впереди него бежала мокрая Баська, постоянно встряхиваясь на ходу и оглядываясь, не отстал ли ее новый друг.

Войдя в сени, мальчик заметил, что из-под двери библиотеки пробивается неяркий луч света. Он тихонько подошел поближе и прислушался. Баська тоже осторожно подкралась к створке двери и смешно приподняла мохнатое ухо.

 

Из-за двери доносился какой-то невнятный, едва различимый шум. Странно, похоже на приглушенные голоса, за все время своего пребывания здесь Женя еще ни разу не видел, чтобы деда кто-то посещал в библиотеке, да еще в столь поздний час. К нему вообще редко кто заходил, не считая Олю, а если и приходили гости, то днем, и общался Сан Саныч с ними или на улице, или на кухне за чашкой чая. А тут...

Женя приблизился к самой двери, заглянул в щель. И его глазам предстала труднообъяснимая картина: в полумраке библиотечного зала его дед тихо беседовал с несколькими весьма необычно одетыми людьми. Мальчик смог увидеть только троих из гостей, но и этого ему было более чем достаточно, чтобы очень удивиться. Ближе всего к нему сидела на стуле молодая брюнетка с высокой, украшенной цветами и локонами прической, в открытом старинном платье – точно таком, в каких танцуют дамы на балах в исторических фильмах. Рядом с ней расположился очень импозантный пожилой мужчина в роскошном бархатном камзоле, сплошь расшитом золотыми нитями, и горностаевой мантии. Его пышную седую шевелюру венчала золотая корона, украшенная жемчугом и драгоценными камнями, поблескивавшими в неярком свете лампы. Третий посетитель деда выглядел еще более странно: мало того, что он сидел (это в помещении-то!) верхом на лошади, которая время от времени нетерпеливо мотала головой и постукивала копытом об пол, так у него к тому же и отсутствовала голова. Ну да, именно так! Были ноги в стременах, было туловище, были сильные руки, державшие уздечку, были плечи, укрытые широким длинным плащом, а вместо головы пустое место.

– По ходу, я или перегрелся, или перекупался, – пробубнил Женька себе под нос.

Ему трудно было поверить собственным глазам. Что ж это такое? Кино, что ли, снимают – прямо у деда в библиотеке? Может, местные жители к маскараду готовятся? Но вроде совсем не похожи дедовы гости на обитателей деревни... Женька изо всех сил напряг слух, пытаясь понять, о чем говорят в библиотеке, но не мог разобрать ни одного слова.

Тем временем любопытная Баська принялась прыгать на дверь, явно стремясь ее открыть и проскочить внутрь. Мальчик схватился за ручку, не давая щенку осуществить задуманное и, тихонько цыкнув на него, приказал утихомириться. Но было поздно – едва услышав шум, странные собеседники деда мгновенно исчезли, будто их и вовсе не было.

Теряясь в догадках и не в силах уже сдерживать любопытство, Женя потянул ручку на себя и вошел в библиотеку, оставив Баську за дверью.

Сан Саныч сидел за столом перед горящей лампой с зеленым абажуром, держа в руках маленькую старинную книжку в потертом кожаном переплете. Ни имени автора, ни названия произведения видно не было.

– Привет, дед! – Женя пытался говорить как можно более равнодушно, но внутри готов был лопнуть от любопытства. – А кто у тебя сейчас тут был?

Сан Саныч поднял на него удивленный взгляд:

– Что ты имеешь в виду? Здесь, кроме нас с тобой, нет ни одного человека.

– С кем же ты тогда разговаривал? – не унимался внук. – Я слышал голоса... – Признаться в том, что подглядывал, Женя не решился.

– Я разговаривал с ними. – Сан Саныч широким жестом указал на книжные полки.

На это Жене сказать было ничего. Он развернулся и пошел назад к двери, думая про себя: «Совсем старик из ума выжил, уже с книгами беседует. Впрочем, в такой глуши любой и не захочет, а свихнется. Я тут меньше месяца всего, и то фигня какая-то мерещится, чего уж о нем говорить...»

Убедив самого себя, что странные посетители деда ему именно померещились, и еще немного поразмышляв, как же все-таки невыносимо скучно жить в деревне и как его все тут достало, Женя отправился в свой закуток за печкой и лег спать. Баська, которая недавно предпочла «переехать» к нему, тоже сладко посапывала, свернувшись клубочком на старом вязаном коврике в углу.

Внезапно сквозь сон до мальчика донесся какой-то стук. Он открыл глаза и прислушался: нет, ему не показалось, еще один маленький камушек звонко ударился в оконное стекло. Женя встал с кровати, подошел к окну и отдернул занавеску. Внизу на улице стояла Оля, делала ему какие-то знаки и махала руками, призывая выйти к ней. Второпях он принялся искать в темноте свои вещи, даже не подумав о том, что можно было бы зажечь лампу. Пока мальчик путался в джинсах, проснулась и Баська. И вот уже собачка нетерпеливо тыкала ему в ноги кроссовкой. Одеваясь, Женька негодующе шептал: «И чего ей могло понадобиться среди ночи? Как будто до утра потерпеть нельзя... Ну-ка, Баська, тащи мне скорее второй ботинок!»

Он вышел из своего закутка и, прокравшись мимо печки через комнату, стал осторожно спускаться вниз. Баська не отставала и тоже вела себя тихо, насколько могла. Но посередине лестницы щенок, точно так же как обычно бывало, споткнулся и кубарем покатился вниз, а поднявшись и отряхнувшись, принялся рычать и яростно кусать ступеньку.

– Баська, опять ты с лестницей воюешь? – зашипел мальчик. – Нашла время! Ну-ка замолчи, а то деда разбудим!

Женя уже собирался выйти на улицу, как вдруг заметил, что из-под двери библиотеки опять пробивается луч света.

– Баська, тс-с… – шикнул он на щенка, который так и замер, подняв правую переднюю лапу и наклонив голову набок.

Женя подкрался к двери и, осторожно приоткрыв ее, заглянул внутрь. То, что он увидел, заставило его застыть в полнейшем ошеломлении. Да, зрелище было куда удивительнее, чем странные вечерние гости!

Внутри библиотеки все выглядело не так, как обычно. Книжные стеллажи, которые вроде бы были прикручены к полу, загадочным образом раздвинулись, освободив центр комнаты, и на их месте сейчас возвышался огромных размеров плоский монитор компьютера, перед которым сидел дед. Но и это еще не все! К безмерному удивлению внука, Сан Саныч беседовал по скайпу с каким-то солидным дядькой в костюме и галстуке, причем разговор велся на французском языке.

Пораженный Женька так и замер в дверях, забыв, куда шел. А дед тем временем попрощался с собеседником и тут же переключился на следующего – судя по внешности, то ли китайца, то ли японца. И с ним, к изумлению внука, Сан Саныч говорил на его языке. Так в течение четверти часа он пообщался чуть ли не с десятком людей разных национальностей – и со всеми на их родном языке, свободно и совершенно без какого-либо акцента.

Женька, неплохо знавший английский, кое-что понял из некоторых разговоров. Все были ужасно обеспокоены появлением какой-то «разумной плесени», которая уничтожает по всему миру печатные издания, подобно тому как саранча пожирает посевы. Пока Сан Саныч вел переговоры, Женя сел в уголке на старый стул, разинув рот от потрясения, и пытался понять, что происходит. И тут в библиотеку вошла расстроенная Оля, которой надоело торчать на улице и ждать Женю. В руках она держала то, что осталось от нескольких книг: огрызки корешков, части переплетов и страниц. А на них виднелись пятна отвратительной темно-зеленой плесени – очевидно, той самой, о которой вели речь Сан Саныч и собеседники. Хитрая Баська тотчас же воспользовалась тем, что про нее все забыли. С довольным видом собачка юркнула в приоткрытую дверь и прокралась в библиотеку. А там быстренько забилась под один из книжных шкафов, и теперь было видно, как оттуда светятся ее два любопытных глаза.

Оля подошла к Жене и показала остатки книг:

– Смотри, вот что осталось от моей домашней библиотеки! Когда ложилась спать – все было в порядке. А ночью проснулась от странного, мерзкого звука – то ли хлюпанья, то ли чавканья... Гляжу – почти все книги уничтожены, точно кислотой разъедены. Как ты думаешь, что это за гадость такая?

Женя ничего не ответил. В голове его крутилась какая-то навязчивая мысль... Точно, вспомнил! Ему же приснился странный сон, когда он, еще находясь в городе, задремал, сидя за компьютером. В том сне он и видел высокие стеллажи дедовой библиотеки, забитые книгами, и странную зеленую плесень, которая сожрала книжку про Нильса, а затем, хозяйничая на полках, принялась уничтожать и другие издания!

Тем временем Сан Саныч одним нажатием кнопки на пульте убрал в столе с глаз долой свой удивительный компьютер. Стеллажи сдвинулись, огромный монитор скрылся за ними, и сельская библиотека снова приобрела свой обычный вид, так что и подумать было нельзя, будто где-то здесь спрятаны чудеса современной техники. Дед, как ни в чем не бывало, обернулся к ребятам и просил их подойти поближе к столу и присесть.

– Ну что ж, дорогие мои, – начал он. – Раз вы все видели и слышали, нет смысла скрывать от вас, что произошло. Тем более что мне, похоже, не обойтись без вашей помощи...

– А что случилось? – задали хором вопрос Оля и Женя.

– Дело в том, что миру грозит настоящая гуманитарная катастрофа! По земному шару со страшной скоростью распространяется так называемая «разумная плесень», которая пожирает книги. Да-да, Оля, та самая, что напала на твою домашнюю библиотеку. Но что самое удивительное, поедает она не все книги, а выбирает только лучшие. Всякую макулатуру, чтиво «на потребу публике» или глянцевые журналы плесень игнорирует, потому ее и окрестили разумной. Никто не знает, откуда взялась эта мерзость и как ее можно остановить. И на нас, на Лыковых, мировым сообществом возложена задача ее одолеть. Так что времени у нас нет! Нам с вами прямо сейчас придется отправиться в параллельный мир – мир литературных произведений и их героев. Имеющихся у меня сведений достаточно, чтобы предположить: угроза исходит оттуда. Именно оттуда в наш мир была кем-то запущена загадочная плесень...

– Что-что? – перебил Женька, почти ничего не понявший из его слов. – Куда нам надо отправиться? В какой параллельный мир? Дед, ты чего, фантастики насмотрелся, что ли?

Но Сан Саныч не обратил внимания на ехидство внука и продолжал:

– Мало кто знает, что помимо нашего с вами мира есть еще и другой мир. Мир, в котором существует все то, что было написано в книгах, где герои литературных произведений живут такой же жизнью, как и мы здесь. В рамках своих ролей, конечно. То есть там на самом деле существуют Белоснежка и Бэтмен, Карлсон и Змей Горыныч, Алиса Селезнева и Шахерезада...

– Да ладно тебе заливать, дед! – махнул рукой Женька. Потом покосился на Олю и с удивлением увидел, что на лице девочки нет и тени сомнения в словах Сан Саныча.

– А я всегда подозревала, что так оно и есть... – прошептала Оля и покраснела.

Библиотекарь снова заговорил:

– С самых древних времен, задолго до того, как появилось понятие «литература» и было изобретено книгопечатание... да что там книгопечатание, до того как возникла письменность! – люди уже создавали литературные произведения. Они сочиняли сказки, легенды, мифы и былины, запоминали их, передавали из уст в уста... Так и зародился параллельный мир: человеческая фантазия столь ярко и живо описывала его, что он возник на самом деле. И с тех пор каждый раз, как создается новое произведение, его персонажи поселяются в книжном мире и живут там, долго или не очень, в зависимости от того, насколько успешной оказывается книга.

– В смысле – помнят ее в нашем мире или нет? – догадалась Оля.

– Да, ты правильно поняла, – подтвердил Сан Саныч. – Изначально мир людей и мир фантазий жили в полной гармонии. Ведь для человека естественно существовать в двух мирах. Книги и их герои для нас как старые знакомые. Мы ориентируемся на них, через их характеры и поступки познаем жизнь. Для нас совершенно нормально сравнивать реальных людей с персонажами, а в качестве аргумента в споре ссылаться на того или иного героя. Мы постоянно говорим что-нибудь вроде: «катится, как Колобок», или «умный, как Шерлок Холмс», или даже «будешь скулить – утоплю, как Герасим Муму», и всем сразу все становится понятно. То, что происходит в книгах, так или иначе проникает в наше сознание, а наш мир благодаря писателям проникает в мир книг.

– Вот здорово! – восхитилась Оля. – Но как же мы сумеем увидеть книжный мир? Разве это возможно?

– Да, – кивнул Сан Саныч, – возможно. Были времена, когда такой переход был доступен почти каждому. Жители обоих миров свободно путешествовали туда-сюда: «вымышленные» персонажи вмешивались в жизнь людей, а человек запросто мог отправиться в мир фантазий. Самым ярким примером того служат мифы античности, где обычные люди, боги, герои, а также нимфы, кентавры и разные прочие придуманные существа существуют бок о бок. Сейчас-то мы считаем, скажем, греческие мифы сказками, но в те далекие времена это были совсем не выдумки, а, что называется, зарисовки с натуры. Встретив, допустим, дракона или еще какое-нибудь чудище, древний человек, конечно, пугался – но ничуть не удивлялся. Появление в его мире персонажей из мира книжного воспринималось как должное.

 

– А людям тоже случалось путешествовать в книжный мир? – поинтересовалась Оля.

– Ну, конечно! Вспомни историю о певце Орфее, который отправился в царство мертвых, чтобы спасти свою возлюбленную Эвридику. Или знаменитую «Божественную комедию» Данте. Ты ведь ее уже читала? Великий поэт совершил путешествие в вымышленный мир, в придуманные людьми Ад, Чистилище и Рай – а потом описал собственные впечатления в бессмертной поэме.

– Точно! – воскликнула Оля. – Он же встречает там книжных героев – и персонажей мифов, и легендарных влюбленных – Паоло и Франческу... Как же я раньше не догадалась!

Бедный Женька сидел и слушал потрясенно! Если бы его собеседники общались на китайском языке, он, наверное, и то понял бы больше. А так ему ничего не оставалось, кроме как хлопать глазами, переводить взгляд с деда на Олю и обратно и гадать, кто из них сошел с ума – сам он или эти двое.

Сан Саныч ненадолго замолчал, хлебнул из всегда стоявшей на его столе большой кружки холодного чаю и продолжал:

– С течением времени в обоих мирах становилось все больше и больше жителей. У нас росло население, возникали новые государства, открывались континенты, в параллельном мире – появлялись новые жанры, множились истории с большим количеством персонажей... В конце концов из-за всеобщего свободного и бесконтрольного перемещения из одного мира в другой началась жуткая неразбериха. Помните средневековые охоты на ведьм?

Тут даже Женя кивнул головой, он немного представлял, о чем речь, по фильмам и рассказам учителя на уроках истории. Да и в любимых им компьютерных играх тема колдовства и магии была чуть ли не самой популярной, мальчику волей-неволей пришлось расширить свои знания с помощью Интернета.

– Все произошло из-за того, что некоторым колдуньям из параллельного мира стало вдруг скучно, – пояснил дед. – На родине их проказы и фокусы уже всем надоели, поэтому они стали наведываться в наш мир, чтобы пошалить тут, попугать народ, не подозревая, к чему это приведет... А в нашем мире началась паника, нарушился привычный уклад жизни. Стали искать виноватых и казнить их. Только казнили, разумеется, совсем не тех, кто на самом деле был виноват. Ведь хитрые колдуньи, наигравшись, отправлялись обратно в свой мир, – а в нашем из-за них пострадало множество невинных людей, в основном женщин, хотя немало и мужчин. Тогда-то и собрался первый Совет Старейшин, на котором было решено раз и навсегда прекратить свободное хождение между мирами.

– А кто такие Старейшины, Сан Саныч? – заинтересовалась Оля. – Герои самых старых книг, да?

– Не совсем так, – отвечал библиотекарь. – Сейчас постараюсь объяснить все по порядку. Дело в том, что, подобно нашему миру, книжный мир тоже неоднороден, он состоит из множества частей. Их ровно столько, сколько существует на свете литературных жанров и стилей. Собственно, и каждая книга – тоже отдельный микромир. Как на нашей земле есть деление на материки, континенты, страны и города, так и в литературном мире есть, например, континент Фантастики, где в стране Мистика в различных книгах-городах живут вампиры и оборотни, в области Фэнтези обитают эльфы, гоблины и феи, а в краю Космической фантастики – звездолетчики и инопланетяне.

– Как это все интересно! – в который уж раз восхитилась девочка. И Женя в глубине души был с ней согласен.

– Само собой разумеется, в каждом из множества «государств» литературного мира выбирают своего лидера – Старейшину – точно так же, как у нас выбирают президентов. Обычно им становится тот персонаж, который в данный момент времени наиболее популярен в своем жанре. Скажем, если бы подобные выборы происходили сейчас, то Старейшиной области Фэнтези стал бы Гарри Поттер, а страны Мистика – Эдвард Каллен, герой вампирской саги «Сумерки». Правда, последний мне лично не нравится, но что поделаешь – у каждого времени свои герои... А вот Старейшиной мира Классического детектива уже третий раз избирают Шерлока Холмса. Не удивлюсь, если и на следующих выборах ему снова отдадут предпочтение. В разные годы Старейшинами тех или иных миров были д’Артаньян, Дон Жуан, Евгений Онегин и даже Чебурашка...

– А что делают Старейшины? – любопытствовала Оля.

– Их задача – нести ответственность за свой мир и контролировать доступ к порталу, обеспечивающему переход из подчиненного им мира в другие.

Тут не выдержал и Женя.

– Что еще за портал такой? – переспросил он и прихлопнул севшего на щеку комара.

– Что-то вроде дверей на границе между мирами, – охотно, но не слишком понятно объяснил Сан Саныч.

Женьку подобный ответ только раздосадовал, ему вдруг жутко захотелось расспросить про эти порталы подробнее – как они выглядят и как работают. Но дед, как назло, разглагольствовал уже о другом:

– Раз в пять лет Старейшины собираются на Совет в Букбурге, столице литературного мира, чтобы решить те или иные важные вопросы. На Совете выбирают Хранителей – тех, кто должен будет стоять на страже Главного Портала.

Теперь уже и Женя слушал очень внимательно.

– Главный Портал обеспечивает связь всего мира литературных произведений с миром людей. Согласно правилам, Хранителем может быть как человек, так и литературный персонаж, но чаще должность занимают все-таки вымышленные герои. Раньше некоторые Хранители занимали в нашем мире придворные должности. Это были советники, мудрецы, звездочеты, астрологи, предсказатели... Имена многих из них, как, например, Нострадамуса, помнят до сих пор. Однако со временем было решено, что в реальном мире Хранителю лучше быть менее заметной фигурой. Тогда на него оказывается меньше давления со стороны властей, и он может спокойно заниматься своей работой.

– А что у него за работа? – спросил Женька.

– Хранитель обязан не допускать незаконных проникновений из мира в мир, неважно с какой стороны, и держать в строжайшем секрете от людей сам факт существования порталов и параллельного мира как такового. Ведь перемещения из мира в мир и сейчас вполне возможны. Однако процедура перехода серьезно усложнилась, и теперь получить разрешение на проход в книжный мир даже труднее, чем в нашем мире получить визу на посещение какого-нибудь закрытого государства. Необходимо предоставить кучу всяких документов, кандидатуру должны утвердить Главный Старейшина мира, Главный Хранитель и глава того государства нашего мира, где планируется переход... Так что перемещения сейчас происходят очень редко, чтобы не нарушать хрупкого баланса между мирами.

– Но перемещения все-таки бывают? – не удержался от вопроса Женя.

– Конечно, бывают. Но как исключение. Например, подобное произошло с Лохнесским чудовищем. Люди до сих пор не разгадали его секрет. Одни уверены, что его не существует и пресловутая Несси просто плод воображения, другие с пеной у рта доказывают, что видели его собственными глазами. На самом же деле правы и те, и другие. Несси, этого симпатичного «динозавра», придумали давным-давно, на заре нашей эры, то ли древние викинги, то ли римские легионеры... Но факт в том, что сам образ существа был создан очень ярко и четко, а внятной истории про него так и не создали, у чудовища даже имени не было. Поэтому оно было вынуждено скитаться из мира в мир, и его, бедолагу, нигде не хотели принимать из-за огромных размеров и отменного аппетита. Большей частью Несси обитала в Темных Мирах, там, где живут персонажи давно забытых книг. И жилось ей там, поверьте, несладко. Неприкаянное чудовище уже всем порядком надоело, пока один из Хранителей не решил поселить его в одном из озер Шотландии. С тех пор Шотландия стала очень популярна среди путешественников, пилигримов, а позже и туристов – всем хочется увидеть фантастическое чудовище. Можно сказать, безвестный «динозаврик» из древних сказок помог стране обрести свой талисман, свою изюминку. Но самое главное, у чудовища наконец-то появилось имя и возникла куча поклонников. Про него сложили множество всяких легенд и написали несчетное количество книг. С тех пор Несси больше не скитается, а живет себе припеваючи в Шотландии, где ну даже несколько раз вручали награды за заслуги перед страной. Вот такая вышла история...

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14 
Рейтинг@Mail.ru