Альтерра. Эпоха пара

Олег Казаков
Альтерра. Эпоха пара

Пролог

Фрагменты земной поверхности, части городов и несколько групп людей в результате неизвестного катаклизма перебрасываются в новый мир, к счастью, пригодный для проживания. Процесс растягивается на столетия, и земная флора и фауна распространяются, побеждая местные формы жизни, следы цивилизации быстро разрушаются, и людям, пришедшим последними, достается дикая планета. Небольшое племя объединяется вокруг руин старого замка и основывает колонию. Выясняется также, что пришельцы происходят из нескольких параллельных миров, общий уровень развития которых был близким, но отличался в деталях. Решив первоочередную задачу по выживанию, колония начинает расширяться. Природа катаклизма, приведшего к перебросу, остается неизвестной…

Из дневников Саньки Гоголя

28 апреля, первый год после прибытия. Сегодня большой отряд ушел к пароходу. Готовятся к походу на Питер, стягивают все силы в новую крепость. А мы идем на север. Командор приказал выйти на Заставу, там разделиться на две группы и исследовать северное побережье. Обидно, все воевать идут, а мы в стороне. Но Командор сказал: «Война войной, а картография важнее» и «Вы еще навоюетесь»… С кем там воевать на севере, глухие места совершенно?..

2 мая. Добрались до Заставы. Сегодня отоспимся, а завтра в путь. Ближайшие окрестности нам примерно знакомы, а что дальше, пока никто не знает. Берем палатки, немного продуктов, в основном сухари, вяленое мясо, лук вместо витаминов. Пару сборных двухместных байдарок – на всякий случай. Группа, которая пойдет на восток, должна пересечь реку, а там, наверное, и озера начнутся. А наша группа пойдет на северо-запад, до ближайшего берега, и потом свернем на север.

10 мая. Вышли на побережье. Ставим лагерь. Поход через лес был долгим и утомительным своей монотонностью. Лес пустой и холодный, трава еще не пробивается, листьев нет. Очень сухо, но по ночам заморозки. На море вдоль берегов в тенистых местах стоит лед. Пару дней постоим, поглядим, что вокруг, и пойдем вдоль берега на северо-восток.

12 мая. Нашли на берегу большую просторную бухту с хорошим выходом на сушу, рядом пологие холмы, ручей, даже скорее небольшая речка, отличное место для какой-нибудь будущей деревни. Сложили из камней невысокую пирамиду, заложили внутрь записку о том, что мы здесь были. Завтра отправляемся дальше…

Часть первая
Америка будет великой снова… когда-нибудь

Глава 1
Джо, покоритель индейцев

Одинокий танкер бороздил просторы океана. Дикая, истерзанная индейцами бывшая Америка осталась позади, за затянутым тучами горизонтом. Надвигался шторм…

Жизнь-то налаживалась. А как все грустно начиналось. После жуткой болтанки и нескольких ударов молний основная часть электроники вышла из строя, и обезумевший летательный аппарат, ревя форсажем двигателей, начал набирать высоту, все больше и больше ускоряясь. Положение было отчаянным, корпус трещал, грозя развалиться на куски с минуты на минуту. Машина поднялась над облачным фронтом и продолжала рваться вверх. Перегрузка вдавливала экипаж в спинки кресел. Джо с трудом поворачивал голову, пытаясь разглядеть на приборной доске хотя бы один работающий экран. Каким-то чудом штурману удалось запустить дополнительное питание, и часть датчиков ожила. Радар показывал полную кашу, альтиметр зашкалило на минусовой отметке. Небо над головой стремительно темнело, появились первые звезды. «Дело дрянь», – подумал Джо. «Прыгай!» – приказал он штурману. «Я останусь!» – раздалось в шлемофоне. «Ах так!» – Джо применил величайшее достижение российской авиации – кнопку принудительной катапультации штурмана. «Твою мать!» – донеслись сквозь помехи последние слова напарника. Принудительно отстрелив штурмана на сорокакилометровой высоте, пока под ними еще была какая-то суша, Джо попытался вернуть хоть часть управления, раз за разом перезагружая систему. Пахло горелой изоляцией, совершенно неуправляемый полет продолжался строго по прямой с набором высоты. Джо уже собрался прыгать, но полоса непогоды осталась за спиной, а далеко внизу показалось море без конца и края. Падать в воду без единого шанса на спасение было плохой идеей, и Джо решил дождаться хотя бы небольшого куска земли, пусть маленького, но острова, откуда он мог бы вернуться за партнером. Прыжок из стратосферы его не пугал. А двигатели все не успокаивались, дожигая последние капли топлива. Взлетев, как неуправляемая ракета, летательный аппарат исчерпал запасы горючего и начал медленное падение, пролетая каждую секунду несколько километров в горизонтальном направлении. Перегрузка пропала, и Джо смог наконец-то полноценно работать. «Жаль, на орбиту не вышли, – подумал он, выглядывая внизу хоть какой-нибудь клочок суши, – так бы через виток вернулся обратно…»

Машина падала, резко теряя высоту в плотных слоях атмосферы, скорость нарастала, внешняя обшивка уже начала гореть и плавиться, когда показался берег континента. Джо принялся его внимательно разглядывать, и увиденное ему очень не понравилось. Стремительно проскочившее внизу побережье за небольшой грядой холмов открыло впереди бескрайнюю степь. Ни одного города или обитаемого поселения, только несколько сотен всадников на пятнистых лошадях. Головы всадников украшали повязки с перьями. «Откуда здесь индейцы?» – задался было вопросом Джо, и тут дело приобрело неприятный оборот. Всадники увидели окутанную пламенем и оставляющую дымный след падающую машину и бросились в погоню. Джо еще успел заметить, что несколько лошадей волокло за собой на веревках два тела, бьющихся о кочки и камни. Вряд ли эти люди были живы. Встречаться с индейцами резко расхотелось.

Падение было жестким, но Джо тянул до последнего, пытаясь держать горизонт и не дать аппарату свалиться в пике, и катапультировался в последние мгновения, чтобы не потерять место падения. Когда он собирал парашют, совсем рядом в земле открылся люк, и оттуда выбрались двое подростков, девушка-азиаточка и парень-латинос в смешном синем комбинезоне. Так Джо познакомился с Бобом и Ли, их пришлось взять с собой и несколько недель скрываться от настойчивых и упорных индейцев, пробираясь обратно к побережью. Потеряв большую часть припасов и оружия, пилот и подростки оказались на плоту посреди реки, которая текла по дну глубокого ущелья, необычной трещины в земле посреди прерий Среднего Запада…

– Когда уже мы выберемся из этого каньона, – ворчал Джо. – Река становится шире, берега все ниже, если индейцы все еще идут по пятам, то скоро они найдут способ спуститься вниз. А если они еще и лодки найдут, то нам конец.

– Впереди озеро или даже море, – проговорил Боб, подбрасывая ветку в костер. – Сегодня чайку видел, раньше-то птиц не было.

– Чайка? – переспросил Джо. – Значит, большая вода близко.

На следующий день они добрались до морского побережья. Берега каньона разошлись, и впереди открылась водная гладь. Плот медленно волокло течением широко разлившейся реки.

– Там море! – крикнула Ли.

– А может, большое озеро? – засомневался Боб. – Вода соленая?

– Море – это хорошо, пусть будет море, – кивнул Джо, вглядываясь в открывшиеся просторы. – Осталось определить, в какой стороне этот ваш Нью-Йорк.

– Джо, там впереди остров, а на нем какие-то дома. – Ли указала в море. – Там город, там должны быть люди.

Ли оказалась права, прямо напротив устья реки, где-то в километре от берега моря лежал длинный остров. В средней части он весь зарос лесом, но на концах виднелись многочисленные постройки или руины, оставшиеся от стоявших там ранее домов. Кое-где из руин поднимались столбы дыма, показывавшие, что остров обитаем.

– А вдруг там индейцы? – засомневался Джо.

– Выбор у нас небогатый, – сказала Ли. – Останемся на берегу – нас догонят всадники. Поплывем вперед – попадем к горожанам. Раньше нам индейцы в городах не встречались.

– И то верно, – согласился Джо. – А вон смотрите, что там за тетка с факелом стоит справа от острова, на отдельной скале?

– Это же статуя Свободы! – закричала от радости Ли. – Джо, это Нью-Йорк! Только почему так мало небоскребов? Наверное, все упали, как в других городах. А в середине острова был Центральный парк. Видите, там лес!

– Нет-нет-нет! – наконец очнулся Боб. – Это не может быть Нью-Йорк!

– Почему? – Джо обернулся к сидящим на корме утлого плота подросткам. – Боб, ты чего? Ты как будто привидение увидел.

– Это не Нью-Йорк! – Боб помотал головой, как будто отгоняя навязчивое видение. – Нью-Йорк – огромный город, а это какой-то небольшой остров.

– Там статуя Свободы. Это Манхэттен! – уперлась Ли, стараясь отстоять свою правоту.

– А где небоскребы? – вскинулся Боб.

– Да вон же две огромные башни стоят, – показал Джо в сторону острова.

– Ты не понимаешь! Их не должно быть! – снова взвился Боб. – Это башни-близнецы! Они обрушились в две тысячи первом году!

Джо снова повернулся к подросткам.

– Значит, они здесь возникли до того, как у вас обрушились, – решил он. – Боб! Боб, очнись уже! Греби, вон наши «друзья» появились!

На вершине прибрежного холма показались первые всадники. Заметив уплывающую в море добычу, индейцы пустили лошадей вскачь, с криками и улюлюканьем бросившись вниз по склону, стремясь достичь берега и отрезать плот от моря.

Джо и Боб налегли на весла. Небольшая волна с моря мешала грести, но они успели отогнать свое плавсредство подальше от края суши. Позади упало в воду несколько стрел, а с берега донесся разочарованный рев дикарей.

– Ли! Развернись лицом к берегу и хватай автомат, если хоть одна собака стрельнет, открывай огонь! – скомандовал Джо. – Да осторожней, плот не переверни!

Ли как могла аккуратно пересела и взяла берег на прицел. Плот медленно удалялся в море, упираясь носом в небольшие, набегавшие навстречу волны.

– Вроде оторвались, повезло, что погода хорошая и ветра почти нет. Был бы прибой, убились бы прямо в нем, – сказал Джо. – Плывем дальше. Боб, расскажи, что там было с этими башнями?

 

Индейцы все еще метались вдоль края воды, но достать путешественников они уже не могли. Остров медленно приближался, но все еще был слишком далеко, чтобы можно было разглядеть, есть ли на нем люди.

– В них попал самолет, – сообщил Боб. – То есть два самолета. Террористы. Вся страна была в шоке. Сначала арабы захватили пассажирские самолеты, а потом направили их прямо в небоскребы. Первый самолет попал в верхние этажи одной из башен, и начался пожар. А потом второй врезался в соседнее здание. Они были самыми высокими на Манхэттене. От пожара расплавились металлические опоры, и оба небоскреба обрушились.

– А там что, взрывчатка в самолетах была? – решил уточнить Джо.

– Нет, вроде не было…

– Тогда как они могли обрушиться? Керосин горел на верхних этажах, верно? Вон смотри, обе башни стоят. У одной сверху срез косой, и как раз похоже, что верхушка сползла и рухнула вниз. По линии удара самолета, очень похоже. А на второй только угол наверху выбит, и то не до самой крыши. И обе стоят, что им сделается-то? Я, может, не очень хороший инженер, но небоскребы строят с приличным запасом прочности, поверь, я это точно знаю.

Боб молчал, не зная, что ответить. Сначала вид Манхэттена с башнями Всемирного торгового центра вверг его в состояние ступора, он же помнил картинку в телевизоре и то, как падали эти небоскребы. Сам остров, как будто выдранный целым куском из окружающего его со всех сторон города, пропавший Нью-Йорк, на месте которого теперь было море, преследующие их по пятам индейцы, которые уже несколько недель не давали им покоя, – все это выглядело как самый жуткий ночной кошмар. Сзади к спине Боба прижалась Ли, и он немного успокоился.

– Джо! Ты так и не сказал нам, а мы по-прежнему на Земле? – спросил он пилота.

Джо, сидящий на носу плотика, греб ровно и уверенно. Он немного повернул голову, чтобы его было лучше слышно:

– Это вы решили, что это Земля, я никогда такого не говорил. Я лично убежден, что это другая планета. Если бы вы знали астрономию, вы бы это тоже поняли в первую же звездную ночь. Меня как раз больше удивляет то, что здесь каким-то образом оказались вы и вот эти небоскребы. Это не Земля, но как сюда попали остатки земных городов и люди, я понять не могу. Для меня это еще более серьезная загадка, чем то, почему стоят обрушившиеся небоскребы.

– Их подорвали, – сказала вдруг Ли. – Я в Интернете об этом читала. Взорвали, чтобы они не упали на соседние дома.

– Даже так? – удивился Джо. – По их внешнему виду – так они и не собирались падать… О, смотрите, катер с острова навстречу идет!

Было похоже, что островитяне, заметив движение на берегу и утлый плотик в море, решили оказать спасшимся помощь или хотя бы выяснить причину суеты. Небольшой портовый катер в сине-белой полицейской окраске неторопливо подошел к плоту. Джо отметил торчавшую на корме дымящую трубу – кто-то из местных умельцев приспособил на катер дровяной газогенератор. Скорость у суденышка значительно упала, но гоняться за преступниками, похоже, никто и не собирался.

– Эй, на плоту! Кто такие? – крикнул выскочивший на борт огромный, голый по пояс негр, ой, простите, афроамериканец.

– Беженцы, спасаемся от индейцев! – крикнул в ответ Джо, стараясь удержать веслом качающийся на набежавшей волне плот.

– Как всегда, – произнес негр. – Кидайте на катер свои вещи и сами перебирайтесь! Добро пожаловать в Нью-Йорк!

После погрузки катер развернулся и направился к острову. На концах двух уцелевших причалов стояли сторожевые вышки, откуда наблюдали за морем вооруженные часовые, а проход к месту швартовки перекрывала построенная прямо в воде стена с рядом колючей проволоки сверху. Катер призывно свистнул, и кусок стены пополз в сторону, открывая путь.

Встав у стенки, катер с облегчением пыхнул дымом и затих. Негр-матрос помог перенести вещи на причал и махнул рукой в сторону города:

– Офис шерифа сразу за воротами порта, там вас встретят.

Джо с подростками подобрали вещи и оружие и отправились в указанном направлении. Контора шерифа занимала угловое помещение первого этажа когда-то многоэтажного кирпичного здания. Собственно, угол первого этажа – это все, что от здания сохранилось, остальное возвышалось грудой строительного мусора, из которой торчали уцелевшие куски стен. Несколько оставшихся комнат расчистили, вынесли мусор, заложили проломы, вставили стекла в окна, принесли столы и стулья, в заднем помещении отгородили решеткой место для задержанных, получился вполне приличный офис. Впрочем, камера сейчас пустовала. В офисе дремал, закинув ноги в сапогах на стол и прикрыв глаза широкополой ковбойской шляпой, сам шериф, судя по шестиконечной звезде на куртке. Услышав шаги, он приподнял шляпу:

– Новенькие? Откуда?

– Средний Запад, – ответил за всех Боб.

– Ого, далеко вам пришлось до нас добираться. – Шериф убрал ноги со стола и достал из ящика какую-то амбарную книгу. – И как там у вас дела на западе?

– Как везде, – отозвался Боб. – В руинах городов банды воюют друг с другом, а в прериях индейцы режут всех подряд.

– Да, все как у нас. – Шериф нахмурился, открывая книгу. – Надо вас записать, порядок такой. Я гляжу, стволов у вас достаточно. Повоевать пришлось?

Джо и подростки покивали головами.

– Оружие оставьте себе, но по острову с крупняком не ходите, у нас это не принято. И сразу предупреждаю: за воровство, насилие, убийство наказание одно, – шериф ткнул рукой в сторону пустой камеры, – смертная казнь. Так что всех недовольных законом пришлось ликвидировать.

– Это правильно, – поддержал шерифа Джо. – И так времена тяжелые, надо народ в строгости держать.

– Во-во. – Шериф смахнул рукой со страницы невидимую пыль, достал из ящика стола карандаш и зачем-то помусолил его во рту. – С тебя и начнем. Как звать?

– Джо, пилот, инженер-механик, капитан корабля, – отрапортовал Джо.

– Пилот, значит… – Шериф вздохнул. – Был у нас вертолет, вывозили беженцев из окрестностей. Мы все хотели пробиться в Вашингтон, связаться с властями. Вот он туда улетел и пропал… А ты действительно пилот или так, лишь бы сказать, придать вес?

– Правда-правда! – подтвердила Ли. – Он нам прямо на головы свалился, вон и парашют в мешке.

– Зачем тебе парашют? – поинтересовался шериф у Джо.

– Построю лодку, поставлю парус, – честно ответил пилот.

– И дальше что?

– Поплыву в Африку.

– В Африку? На лодке с парусом? Там же эти… афроафриканцы. – Шериф сплюнул. – Негры то есть.

Джо пожал плечами:

– Зато там тепло и нет индейцев. А с неграми я как-нибудь разберусь, – сказал он, поглаживая ствол пулемета.

– Прежняя бы власть нас за такие слова… – пробормотал шериф.

– А связь с Вашингтоном есть? – поинтересовался Боб. – По радио, может?

– Нет. – Шериф отрицательно покачал головой. – У нас на башне антенна стоит, там пара радиолюбителей наверху сидит. Они ловили какие-то сигналы, но связи ни с кем нет.

Шериф переписал данные подростков, задав пару вопросов. Боб и Ли его особо не заинтересовали – стрелять умеют, и ладно. Джо сперва удивился такому поверхностному подходу, но потом вспомнил про смертную казнь.

– Пойдете в башни, найдете там управляющего, скажете, что вновь прибывшие, он выделит вам комнату. – Шериф захлопнул книгу. – Сегодня обустраивайтесь, отдыхайте, а завтра найдем вам работу. Кормят тут за отработанные на пользу острова часы.

– Хорошо, – согласился Джо. – А вас тут много на острове?

– Почти три тысячи человек. Раньше приходили чаще, люди видели башни издалека, я сам так сюда попал.

– Похоже, мы последние, – сообщил Джо. – Одно племя, а может, и несколько шли за нами по пятам всю дорогу и сейчас стоят на берегу. Вряд ли мимо них кто-то проскочит.

Шериф хмуро поглядел на Джо:

– Плохая новость. У нас и раньше были стычки с индейцами, но мы могли все же делать вылазки на материк. – Он подошел к открытому окну и выглянул в него: – Эй! Как там тебя? Стив! Сбегай на причал, скажи, пусть дозорные последят за побережьем!

Шериф отвернулся от окна:

– Я сообщу мэру. Вечером придете на собрание, наверняка будут вопросы про индейцев…

Джо, Боб и Ли вышли из офиса. К башням Всемирного торгового центра вела расчищенная от обломков и мусора дорога. По ней сновали в обе стороны торопящиеся по своим делам островитяне. Чем ближе к башням, тем все меньше было руин по сторонам и больше уцелевших, хотя и потрепанных временем домов. Впереди показалась каменная стена, перегораживающая улицу. Окна соседних домов, в которые она упиралась, заложили кирпичом на несколько этажей. Но ворота в стене оказались открыты, а на проходе стоял часовой.

– Серьезно тут к безопасности относятся, – заметил Джо.

– Мы от шерифа, идем в башни к управляющему, – сообщил Боб часовому.

Тот молча отошел в сторону, с интересом разглядывая Ли, и махнул рукой, показывая направление.

Два огромных небоскреба высотой под четыреста метров стояли на круглой и пустой площади. Между башнями был насыпан высокий вал, по которому на уровне пятого этажа шел огороженный переход из одного здания в другое. Но сам вал, как решил Джо, насыпан для защиты от ветра, который в узкой щели между небоскребами должен чрезвычайно усиливаться. Джо прикинул на глаз, что от края и до края этой окруженной низкими или полуразрушенными домами территории будет метров триста. Дома вокруг создавали импровизированную крепость. Выходящие на площадь улицы были перекрыты высокими стенами, соединяя здания. По верху стен шла боевая галерея, уходя в проломы в домах и выходя на другой стороне на продолжение стены. Дома, составляющие крепость, активно использовались. Около них работали люди, из выведенных наружу труб шел дым, изнутри из расположенных там мастерских слышались звуки механизмов и удары молота о наковальню. Часть пространства около зданий занимали расчищенные от строительного мусора и распаханные огороды, загоны для домашней птицы. Несколько зданий разбирались, кирпич аккуратно складировался, осколки бетона собирали в кучи, разный хлам вывозили за ворота в ручных тачках. Джо почувствовал знакомый запах.

– Рыбу коптят, тут же океан, должна быть отличная рыбалка.

– А почему в центре нет огородов? – спросила Ли. – Столько места пропадает.

– Там фундамент под башнями, – ответил Боб. – А земля под посадки, скорее всего, привозная. Но тут должно быть еще несколько больших зданий. ВТЦ-семь, в нем было сорок семь этажей. Тут должен быть комплекс из семи зданий, а стоят только близнецы.

Джо вертел головой во все стороны, запоминая расположение ворот, наблюдая за тем, кто и где работает и чем занимается. Ему все было любопытно. Эта необычная колония отличалась от того, что им встречалось раньше. Небольшие группы, захватывающие супермаркет или нефтебазу, сразу начинали лихорадочно укреплять оборону, зная, что уже стали мишенью для соседней банды. Джо с ребятами довелось поучаствовать в нескольких стычках, когда одна группировка уничтожала другую, невзирая на потери, лишь бы добраться до продовольственных кладовых или цистерны с топливом. Здесь же все было спокойно и размеренно. Крепость была создана со знанием дела, но никто не опасался нападения. Люди работали, выполняя дневное задание. Колония имела неплохие шансы на выживание. Если бы не индейцы…

Управляющий оказался веселым крепышом. Новички нашли его в огромном, высотой в несколько этажей, лобби Северной башни. По центру небоскреба стояла колонна, собранная из лифтовых шахт, лестничных пролетов и здоровенных металлических опор, а по каркасу внешней стены на уровне второго этажа шла широкая галерея, через окна которой можно было наблюдать весь крепостной двор.

– На галерее у нас раздача и столовая, если захотите поесть, идите туда. Так, у нас есть свободный офис на шестом уровне. Или двухкомнатный офис на пятом, но в соседней башне.

– Давайте на пятом, все же хоть чуть-чуть ниже подниматься, – попросила Ли.

Управляющий выдал им ключи с номером офиса на бирке:

– И то верно, лифты все равно не работают. В подвалах у нас склады и хозяйственные помещения. Подождите, сейчас принесут матрасы и подушки. В офисах нет спальных принадлежностей. Умывальни и туалетные комнаты есть на этаже, вода подается на два часа утром и на два часа вечером. После захода солнца на два часа включают электричество, может, кто захочет книгу почитать, если найдет, перед сном или на компьютере поиграть.

– У вас тут что, даже компьютеры есть? – удивился Джо.

– А электричество откуда? – переспросил Боб.

– Конечно. – Управляющий, видно, привык к таким вопросам от новеньких. – Эти два здания мы нашли практически в идеальном состоянии, если не считать последствий от пожаров на верхних этажах. Но туда редко кто поднимается, только радисты в соседней башне сидят под самой крышей. Тут все осталось в целости, мебель, офисная техника, даже личные вещи, брошенные сотрудниками во время эвакуации, телефоны, сумочки с косметикой, деньги. Мы обследовали оба здания, они как будто вчера сюда попали прямо из старого Нью-Йорка. Электричество из генератора. С топливом не очень хорошо, но наши умельцы сделали газогенератор, работает на дровах, производит горючий газ. От него запитывается обычный автомобильный двигатель, он и крутит генератор.

 

– А вот Боб говорит, что они обрушились в две тысячи первом, – вставил Джо, пихнув Боба локтем.

– У нас многие так же говорили, пока не входили внутрь и не убеждались в обратном, – кивнул управляющий и указал пальцем вверх. – Хотя пожары точно были, но тут металл и стены из гипрока, он не горючий. И мы не нашли остатков самолетов. Так что все быстро погасло. Может, они не упали там, на Земле, а перенеслись сюда. Нам повезло, что мы обнаружили этот остров.

– Так вы не из Нью-Йорка? – спросила Ли.

– Мы все явились из разных мест, – подтвердил управляющий. – Я был одним из первых, мы пришли сюда всем поселком. Почти две сотни человек. Кто-то заметил башни и рассказал остальным. И мы решили перебраться сюда. На острове не было ни одного человека.

– А на острове много домов сохранилось? – решил выяснить Джо.

– Нет. Чем дальше отсюда, тем больше разрушений. В центре так и вовсе лес, вырос из Центрального парка. На том конце есть небольшой пятачок, там уцелело несколько зданий, но по всему острову только груды щебня, горы обломков и мусор. Мы укрепились здесь и начали понемногу расчищать улицы.

– А что за люди здесь? – полюбопытствовала Ли.

– В основном горожане с восточного побережья. Много женщин и детей. Семейные мужчины, из тех, кто умеет работать, но не хочет воевать и умирать за ящик консервов там, на материке. Тут тихая гавань, оторванное от всех место. Здесь спокойно, хотя оружие есть, и мы готовы его применить, если придется.

– И все живут здесь, в крепости? – спросил Джо.

– Да, на нижних уровнях башен. Кто-то из ремесленников живет прямо в мастерских, птичники остаются рядом с курятниками, рыбаки, бывает, уходят на несколько дней, часовые на пирсе и ночные патрули на острове заходят в офис шерифа, у них там караульное помещение. А все остальные живут здесь. Места хватает. Не хотелось бы запускать лифт, если придется заселять верхние этажи.

Рабочий принес три скатанных в рулоны матраса и мешки с подушками и простынями.

– Да, у нас не принято входить в чужую квартиру без предупреждения. Так что если вы стучитесь к соседям, а вам не открывают, значит, их нет дома, зайдите позже. И вас тоже без причины не побеспокоят, – заметил управляющий. – Вечером собрание, не забудьте, приходите обязательно, познакомитесь с людьми…

Джо и подростки подхватили свои вещи и оружие.

– Есть не хотите? – спросил Джо, но Боб и Ли только помотали головами. – Тогда пойдем обживать новую квартиру.

Пятый уровень, с учетом размера лобби на входе, оказался на высоте восьмого этажа. Без лифта, да еще полностью нагруженные, все немного запыхались. Дверь нужного офиса нашли быстро.

– А здесь даже уютно, – отметила Ли, заходя внутрь.

Офисная мебель стояла на своих местах, на одном из столов громоздился компьютер родом из двадцатого века, с маленьким экраном монитора с длинной, выступающей сзади электронно-лучевой трубкой.

– Ничего себе, какое старье, – присвистнул Боб.

Джо оглядел комнаты.

– Занимайте дальнюю, – сказал он подросткам. – А я тут у окна матрас брошу.

– Тут даже чайник электрический, – продемонстрировала находку Ли. – Можем вечером попробовать его включить.

– Да зачем, столовая же внизу, – возразил Боб.

– Туда пока спустишься, пока обратно поднимешься, снова пить захочется, – надула губки Ли.

– Надо будет спросить, можно ли включать электрооборудование, – разрешил спор Джо.

– Компьютер же можно, – все же возразил Боб.

– Компьютер – не чайник, тем более этот, много не жрет.

Джо подошел к окну, расстелил матрас.

– Какие тут окна узкие.

– Зато их много, – сказал Боб. – Это все архитектор, японец. Он высоты боялся и сделал окна, чтобы человек не мог вывалиться.

– И не жарко, – заметила Ли.

– Ага, – кивнул Джо. – А это же в этой башне радисты сидят? Боб, сколько здесь этажей?

– Сто десять. Двести восемь футов ширина стены, тысяча триста шестьдесят футов высота.

«Четыреста пятнадцать метров, неслабый домик», – подумал Джо.

– Как думаешь, сколько времени надо, чтобы на самый верх подняться?

– Пешком? Час, может, два.

– Я, пожалуй, попробую, – сказал Джо. – Когда еще будет возможность побывать на крыше небоскреба.

– Я с тобой, – решил Боб. – Ли, ты пойдешь?

– Я? Нет! – притворно возмутилась Ли. – Я устала от этого похода, от поездок, беготни, стрельбы, плавания на бревнах. Я лягу и буду спать до вечера.

– Как хочешь. Закройся изнутри, мы один комплект ключей возьмем, потом сами откроем, чтобы тебя не будить, – произнес Боб.

Плохо освещенный лестничный пролет, зажатый между двух лифтовых шахт, наматывал виток за витком. Свет сюда попадал только из коридора, через открытые двери, и то не на каждом этаже. «И как радисты тут ходят», – подумал Джо. Сзади пыхтел уставший Боб.

– Я пить хочу… У меня ноги болят… Я устал… – ворчал Боб.

– Давай выйдем на этаж, отдохнем немного, – предложил Джо.

– Половину прошли? – переводя дыхание, спросил Боб.

– Не, тридцать восьмой только. Да спешить некуда, пойдем посидим, отдышимся.

Офис с открытой дверью нашелся неподалеку. Сотрудники, услышав пожарную тревогу, убегали в спешке: на вешалке висел чей-то забытый зонтик, на столе стояла давно засыпанная пылью кофейная чашка. Боб плюхнулся в мягкое кресло и с облегчением вытянул ноги. Джо поглядел в окно.

– Океан, – проговорил он. – Надо же.

– Не думал, что до него доберешься? – спросил Боб.

– Добраться до океана – всего полдела. Мне еще надо его переплыть.

Они посидели несколько минут, отдыхая, и пошли дальше, преодолевая этаж за этажом. Наверху показался свет и подуло свежим воздухом.

– Все, дальше не пройдем, лестница кончилась, – сказал Джо.

– Как – кончилась? – Боб заглянул через плечо Джо.

– Там угол башни обвалился, несколько этажей. Надо выйти на уровень, найти другую лестницу.

– Так, может, вниз пойдем? Сколько же можно подниматься, у меня скоро колени перестанут сгибаться…

На этом этаже были заметны следы пожара. Стекла в окнах потрескались от жара, на опорах виднелись потеки расплавившегося металла, кругом все было покрыто гарью. Гипроковые стены обсыпались, потолки обвалились, но стальной каркас прочно держал на себе вес верхних этажей. Нужная лестница нашлась за шахтой грузового лифта.

– Вот, тут следы, тут радисты ходят, – обрадовался Боб.

– Пошли и мы, недолго уже осталось, – позвал Джо.

На сто восьмом этаже не было офисов. Огромное пустое пространство вокруг блока лифтовых шахт и лестничных пролетов, ограниченное квадратом шестидесятиметровых наружных стен, было засыпано мелким мусором, песком, обрезками кабелей. Или строители сюда не добрались, или перед пожаром тут планировался ремонт, вряд ли теперь это имело значение. Небольшой участок у северной стены был расчищен, здесь стояло несколько столов с радиостанцией и парой компьютеров, принесенных снизу, да пара стульев. Радист, молодой сухопарый паренек с эмблемой радиолюбительской аварийно-спасательной службы на куртке, слез с велогенератора и проверял уровень заряда автомобильного аккумулятора, когда с лестницы послышались пыхтение и чья-то ругань.

– Давненько к нам сюда никто не заглядывал, – произнес радист, увидев поднявшихся на этаж мужчину и подростка. – А вы новенькие? Я вас раньше не видел.

– Привет, – поздоровался Джо. – Я присяду, а то устал чего-то?

– Конечно, первый раз наверх забираться очень тяжело.

Джо уселся на стул, подвинул второй Бобу.

– Мы сегодня прибыли. Вот решили время не терять, подняться, посмотреть на эту красоту.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17 
Рейтинг@Mail.ru