Настоящие индейцы

Олег Дивов
Настоящие индейцы

– Полковник, вы можете без шума провести розыск? Где-то в городе есть женщина по имени Ева Браун. Или, не исключено, Делла Берг. Или даже Офелия Гвиневера ван ден Берг.

– Сделаю, – кивнул Иноземцев. – Думаете, Духанофф на нашей стороне?

– Понятия не имею. Слишком мало данных.

Иноземцев ушел.

– И что дальше будем делать? – спросил Князев.

– Работать. Ты тут уже освоился?

– Вполне.

– Где взрывобезопасный сейф, знаешь? Мне кое-что проверить нужно. И твое присутствие обязательно: будешь контролировать, не пойдет ли передача с ленты.

* * *

Взрывчатки не было. В двух конвертах мне прислали именно то, что нужно для работы. В министерском были документы, разрешавшие мне пересечь границу, с соответствующим распоряжением для Мимору – не пешком же я пойду, мне корабль нужен и посадочный челнок. Иноземцев увидел, сказал, чтобы челнок я у Мимору не брала, лучше здесь, на базе, у него в загашнике такая игрушечка есть, пальчики оближешь.

В том же министерском пакете был подарок и от Августа. Несколько карточек с ценнейшей информацией. Карточка с копией договора о поиске Максима Люкассена, Иды Рафферти, индейцев Кера и Санты. Клиентом Августа выступил отец индейца Кера. Отлично, теперь у меня полностью прикрыты тылы. Детальные карты Саттанга, собранные Августом, я немедленно загрузила на свой основной браслет. Расшифрованный дневник Фирса Ситона – в нем отсутствовали только сведения за последние месяцы жизни, поскольку Фирс не столько дневник вел, сколько составлял отчеты по возвращении. В тот раз он не вернулся…

Этот парень был педантом и перфекционистом. Я в жизни не видела у гражданского такого подробного и точного описания как местности, так и событий. Загадочный храм, гравитационные аномалии, странные поверья индейцев – у него все сложилось в стройную систему.

Чужие были. Они построили тоннельный мост между двумя галактиками. Мост, опиравшийся на две планеты – одну там, другую здесь. В нашей галактике опорной планетой стал Саттанг. Да, на нем уже была своя цивилизация. Чужие стали для индейцев богами. Они не собирались уничтожать народ, нет. Напротив: сначала индейцы стали бы учениками, а затем и равными. Почему нет? В галактике ведь достаточно места для всех.

Фирс Ситон своими глазами видел вход в этот межгалактический тоннель. Но заходить не рискнул. О проходах внутри нашей галактики он не знал ничего. Их нашли уже после его смерти. Или – после того, как он внес в дневник последний рапорт.

С Крисом он дружил. У них было много общих интересов, очень много. Собственно, Крис дал ему недостающую часть картины – рассказ о Чужих.

Какую ценность эта информация имела для нас, я не понимала. Чужие планировали переселяться тысячу лет назад. Или около того. Но не пришли. Похоже, приходить уже некому. И та галактика, куда уводил тоннель, наверняка мертва. Нам там делать нечего. То есть никакой практической, пользовательской ценности эти данные не имели. Так, для общего развития.

На другой карточке был отчет мастера Вэня, которого Август попросил восстановить поврежденный дневник Ивана Кузнецова. Мастер Вэнь отметил, что отсутствующие страницы были изъяты недавно, от силы три-четыре года назад. Восстановлению поддались не все. Но даже оставшегося было достаточно, чтобы понять многое.

Сара Сэйер, маленькая девочка, ставшая пилотом Чужих, улетела с Земли на «тарелке», обещав вернуться через месяц. Не вернулась никогда. Но время от времени она присылала весточки маме – мол, все в порядке, тут так интересно. Мама, кажется, смирилась с тем, что дочка сама того… немного Чужая. Те Чужие, которые побывали на Земле, были биороботы. Серые малыши, как называл их Кузнецов – а вслед за ним Крис. Сара довела их корабль до другой планеты, но выяснилось, что это лишь перевалочная база. И пилот требовался именно там. Это там, в истинном экипаже Чужих, произошла беда, и серые малыши помчались по галактике в поисках помощи.

Сара взахлеб рассказывала об этой другой планете. О разумных человекообразных медведях, об их обычаях и быте. Она даже привела несколько слов из их языка. Привела как сумела.

Одно из них было индейским.

Понятно, почему Крис зацепился за Саттанг. Разумные медведи – это, конечно, сильно сказано, нужно обладать недюжинным воображением, чтобы сравнить индейца с медведем. Но что мы знаем о фантазии маленькой девочки, единственной на Земле, кто сумел управлять кораблем Чужих?

Восстановленные лакуны обрывались на записи, имевшей отношение уже не к Саре, а к Билли Мбабете. «Билли решил попробовать. Я пытался отговорить его. Ничего не хочет слышать. Он три года жалел, что упустил тот шанс. Этот не упустит…»

Я посмотрела на даты. Да. Билли вцепился в свой шанс. И пропал без вести.

Черт, что же такого важного в этой информации?

Пришел Князев, хмуро глядя на свои ладони.

– Делла Берг, – позвал он, – эта штука, которую на тебя налепили, пачкается.

Я не сразу поняла, о чем речь.

– Лента, – пояснил Князев. – Я вроде руки вымыл, а тут случайно под лампу встал – а руки светятся. Я почистил, как надо обработал, – все равно светятся! Короче, я с кожи выцарапал немного этой дряни. И в анализатор ее. Это умная пыль. Жуткая штука. И вот она-то излучает.

– Ты не мог бы выражаться пояснее?

Князев вздохнул:

– В этой твоей ленте нет ничего. Ни взрывчатки, ни передатчика. Она битком набита умной пылью. Пыль вцепляется в кожу, и ее ничем не снимешь. Как только попадает на кожу, начинает излучать. Излучение слабое, да. Но если детектор хороший, то он ее с орбиты почует.

– И что это даст?

Князев пожал плечами:

– Не знаю. Зависит от того, какой у нее приказ. У пыли, в смысле. Но зато можно узнать, где эта пыль.

– И смысл?

– Вот! – обрадовался Князев. – Этот парень, Духанофф, он умный. Он подсунул тебе ленту, а ты будешь ходить, прикасаться к сомнительным людям. А он узнает, где они бывают. Ну вот смотри: ты, например, встретишься с пиратом. Испачкаешь его пылью. А у Духаноффа на мониторе – весь маршрут пирата.

– Знаешь, по-моему, слишком навороченно. Умная пыль – очень дорогая вещь.

– Ты как будто в армии не служила. Тебе Иноземцев рассказывал про парня, который любые двери открывал? И вскрыл склад оружия? Тогда нашли все – кроме контейнера с пылью. Я думаю, что контейнер вообще первым нашли, только вся пограничная разведка растащила ее на свои нужды. Ну а когда еще так повезет, верно? И вот еще. Я сказал, что лента ничего не пишет и не передает, потому что не может. Не хочу, чтобы ты думала обо мне дурно, мол, Князев не умеет признавать ошибки. Я все умею, что надо. Короче, я ошибся. Я не подумал про умную пыль. Она-то все может. Она вообще может не с твоего чипа данные писать, а сама по себе. Тогда корпус будет работать накопителем. Насчет передачи не скажу, не понял еще. Но, наверное, при каких-то условиях может и передавать.

– Хм. Знаешь, а в этом что-то есть.

– Есть-то есть. Только как мне теперь работать? Я хотел в андроиде покопаться, в этом, которого Федор убил. Но если пыль попадет внутрь, могут быть сбои. А в перчатках работать не могу.

– Жаль, но я не знаю, чем тебе помочь. А что, есть шансы? Иноземцев сказал, что никаких.

Князев смущенно отвел взгляд.

– Вот я и об этом хотел поговорить. Ты же всемогущая?

– М-м… Стараюсь.

– Короче говоря, с Федора я все снял, но разбираться буду год. У него такая система размещения файлов, да еще и шифрование… разберусь, конечно, но не скоро. Если бы его починить, он бы сам разобрался. И с собой, и с теми двумя.

– В чем проблема?

– Проблем две. Я фиговый механик, это первая. Вторая – нет деталей. Их можно взять только в Куашнаре.

– Та-ак… Князев, тебя никто в Куашнару не выпустит.

– Да я туда не хочу! Послушай, я тебе одну вещь скажу. Тебе мастер Вэнь что-нибудь рассказывал про то, как бежал из Шанхая? Ну, хотя бы в общих чертах? Что его там спалили, сунули в тюрягу, напарника его на двенадцать частей распилили и домой послали, а у Вэня успели только… в общем, неважно. Жить без этого можно, хотя и скучно. А он удрал и утащил с собой ценные сведения. Так вот, почему все получилось: эти сведения – они в голове у человека. У живого. Вэнь из Шанхая не один бежал, а вместе с китайцем. Но это государственная тайна, потому что китаец – спец по китайской кибернетике. И он, я точно знаю, рукастый перец. Можешь его достать? И договориться, чтоб детали из Куашнары привезли?

Я с сомнением глядела на Князева.

– Вась, не пойму – у тебя фантазия богатая или амбиции непомерные?

– Да при чем тут я?! Тут же измена, а у этих ребят в мозгах – конкретный приговор для всей шарашкиной конторы!

– Отлично. Тогда я дам тебе рабочий код Алистера Торна. Звони сам и убеждай его. У тебя это получится лучше, чем у меня. Ты ведь сможешь объяснить, какие там неисправности?

Князев вытаращил глаза:

– Алистер Торн? Я слыхал про него. Он большой человек в контрразведке. И что, я вот так, сам, могу ему позвонить? А как я ему объясню, как вообще оказался в этом деле?

– Словами, Вася. Исключительно словами. Ну, можешь еще мимикой и жестами. Алистер отлично знает твою историю.

– Ну… – Князев поскреб в затылке. – Ну хорошо. Ты права, я действительно объясню лучше, чем ты. Давай код.

Я с некоторой опаской полезла в свою контактную книгу на браслете. Князев с любопытством вытянул шею.

– Ты свой сканер далеко спрятал?

– Да нет, я его вообще выключать не стал. Не волнуйся, если что, он мне сообщит сразу.

Я сбросила код. Князев кивнул.

– Я пошел тогда, звонить.

– Погоди, – послышалось от дверей, и в лабораторию вошел полковник Иноземцев. – Есть три новости. Одна так себе, две плохие. Из плохих непонятно, какая хуже.

– Давайте начнем с той, которая так себе, – попросила я.

– В городе есть и Ева Браун, и Делла Берг, и Офелия ван ден Берг, – выпалил Иноземцев.

 

Я аж крякнула.

– Все три – приезжие. Ева Браун – журналистка-натуралистка, живет в отеле. В том самом, где вы остановились по приезде. Ее видят каждый день. Здоровенная спортивная тетка, лет сорок. Пару дней назад к ней кто-то пристал, хотел странного, она его одной левой с лестницы спустила. Поломался бедолага – весь. За ним явились какие-то непонятные парамедики, мне горничная сказала – один точно из контрразведки, она его видела раньше. Делла Берг – просто туристка. Приехала на отдых и лечение. У нас тут дюже специальный курорт есть, она там и живет. Молодая девчонка, шатенка, повыше вас ростом, но со спины похожа. У нее бурный роман с нашим новым комиссаром полиции. Хороший парень, неженатый, молодой совсем, лет тридцать пять ему. В городе бывает часто, но только с комиссаром. Теперь Офелия ван ден Берг, исполняющая обязанности княгини Сонно. Остановилась в частном доме, арендованном за три дня до прибытия. Эту не видел никто. Но она приехала со своим персоналом, по делу: какие-то закупки. Менеджера ее видели, действительно ведет переговоры, пока ни с кем не договорился – то объемы его не устраивают, то качество. Особняк, где она живет, охраняется – она своих ребят привезла. Крутые ребята. Да, прибыла на собственной яхте. У нее их две – одна старая, вторая новая, вот на новой. Знаю, что модель – «Кипр-835».

– У княгини Сонно никогда не было такой яхты, – только и сказала я.

– Мне-то откуда знать?

– Слушайте, я вовсе не имела в виду, что вы ошиблись.

– И как это понимать? – спросил он с надеждой.

– Не знаю, – протянула я. – Похоже, кто-то отвлекает внимание от моей персоны. Устраивает неразбериху. А что у нас плохого?

– Новость первая. Послезавтра должен прибыть корабль, который доставит вас на Саттанг. Корабля не будет. По личному приказу командующего округом переведен на патрулирование в секторе Тору-2, там начались беспорядки.

– Та-ак, – только и сказала я.

Значит, придется вспоминать молодость и выбираться за кордон в трюме у контрабандистов. Ведь кто-то же снабжает банду, окопавшуюся на Саттанге. Впрочем, есть и другие варианты.

– Ну и последнее. На ваше имя пришло приглашение. От командующего округом.

Князев с Йеном уставились на меня так, словно я получила приглашение на казнь. Иноземцев даже удивился:

– Нет-нет, что вы, это совершенно безопасно. Но, скорей всего, командующий прекратит ваше расследование.

– Разберемся. В конце концов, тут полно контрабандистов. И что, все они попадают на Саттанг исключительно с ведома и разрешения командующего?

– Да, я подумал о том же, – согласился Иноземцев. – Конечно, я кое-кого знаю. К сожалению, сейчас никого из моих знакомых нет, порекомендовать вам некого. Но если вы сами найдете – у меня есть челнок. Неучтенный. Отличный челнок. Я говорил уже про него. Думаю, если вы будете договариваться, чтобы вас высадили на поверхность, желающих найдется мало. А если вы попросите доставить вас до орбиты – с этим проблем не возникнет.

– Спасибо, полковник. Но сначала я все-таки побеседую с командующим. Вдруг у меня найдутся достаточно убедительные аргументы?

Иноземцев только обреченно вздохнул и махнул рукой.

Тем же вечером я вылетела в штаб округа.

* * *

На космодроме меня встречал адъютант Мимору – хорошенький отглаженный хлыщ лет двадцати пяти от роду.

– Капитан Берг? – он показал на выход. – Машина подана. Прошу.

Ехать пришлось полтора часа. Штабной комплекс располагался в живописнейшей долине, среди невысоких гор, на берегу чистого озера. Картинка, а не штаб. Почему-то вспомнилось, что штаб генерала Маккинби выглядел подчеркнуто функционально, а штаб Энстона – как крепость. Никаких игрушек, это для войны, а не для забавы.

Машина проехала по вылизанной дороге с подстриженной по обочинам травой, через парк, замаскированный под лесок, обогнула гигантскую клумбу с лилиями, источавшими убийственный аромат, и остановилась перед крыльцом явно жилого здания. Понятно. Командующий решил принять меня в неофициальной обстановке. Показатель, однако.

Это был личный особняк. Небольшой, Мимору как бы сообщал всем, что он человек скромный, но привык к комфортной жизни. И вкус к роскоши у него есть, а как же. Лестницы с деревянными перилами, оконные переплеты под свинец, шерстяные ковры с народным узором, явно ручной работы. Кокетливо расставленные вазы а-ля Шанхай и статуэтки а-ля Африка. Кукла в индейском женском наряде, в мой рост. Очень натуралистично выполненная, кстати.

Домашний кабинет генерала располагался в библиотеке на втором этаже. Стеллажи, заполненные книгами, – надо полагать, десяток аутентичных томиков там есть, но остальное просто переплеты. Камин с железной решеткой и настоящей кочергой. Два кресла, на спинке одного небрежно брошенный плед в латиноамериканском стиле. В глубине – большой стол на вычурных ножках-лапах, рядом – бар с прекрасным выбором напитков. И сам командующий – высокий, тонкий блондин, в кителе, но не затянутый.

Адъютант доложил обо мне и удалился. Мимору шагнул навстречу:

– Добро пожаловать, капитан Берг. Рад знакомству. Присаживайтесь. Хотите что-нибудь выпить?

– Спасибо, я не употребляю алкоголь.

– И, как большинство выпускников Военного университета, не курите постоянно? Понимаю, понимаю… Весьма похвально. Может быть, кофе?

– Лучше чай.

Он позвонил в металлический колокольчик. Явилась горничная с подносом, быстренько сервировала чай – прямо на рабочем столе. Я из вежливости взяла чашку, хотя пить не хотела.

– Мне слишком поздно доложили о вашем прибытии, – сказал Мимору. – Должен сказать – и это мое мнение, которое я готов отстаивать у министра, – что в вашей миссии нет смысла. Я постоянно говорю: оставьте Саттанг в покое. Нет там ничего и не будет. Наше государство получило бы куда больше пользы, если бы направило средства на другое. На развитие пограничных колоний, в конце концов. На замену устаревшей техники. С чем мне воевать, не приведи Господи? У меня самый обширный округ. И самый запущенный. Положиться не на кого, мне сюда присылают сплошные отбросы, простите за прямоту. Офицеров, которые купили диплом, солдат, которые выбрали армию, чтобы избежать тюрьмы… Слыхали поговорку: «Патриотизм – последнее убежище негодяя»? Вот это про контингент, с которым мне приходится работать. Вор на воре. Невежи, неумехи, лентяи, саботажники – и воры. Я здесь заменяю и государство, и полицию, и суд – потому что если я не буду этого делать, округ попросту развалится! Никто не хочет работать. Никто! И когда в очередной раз присылают специалиста, только не мне, а на Саттанг – мне хочется рыдать. Две группы, две прекрасные группы сгинули ни за что. А ведь они были нужны мне как воздух. Теперь вы. Столичная девочка, притом обстрелянная и награжденная. Вот что тянет вас на Саттанг? Вы же нужны здесь. Вы могли бы обучить сотню рядовых разведчиков. Разве Родине от этого пользы меньше, чем от вашей дурацкой смерти?

– У вас же есть отличный разведчик. Я наслышана о нем. Ежи Духанофф.

– О! – Мимору с горечью рассмеялся. – Красавчик Ежи. Дамский угодник, картежник, ценитель антиквариата. Да, я тоже слыхал, что он хороший разведчик. Вот только за десять лет я ни разу не видел результатов его работы. Серьезных результатов. Где, где его таланты? И где, наконец, сам Ежи? Последний раз он осчастливил меня своим присутствием три месяца назад, когда явился с кучей справок от врачей и прошением об отпуске. По состоянию здоровья. Переутомился, бедолага, надорвался. Надо полагать, очередная любовница оказалась слишком горячей. Что? Вы не знаете? Ежи обошел буквально все офицерские спальни. Кажется, устояла только моя жена, и то я не поручусь. Ежи дьявольски обаятелен. А мужья местных красавиц слишком много работают – вернее, прикидываются, будто работают… Вот что такое Ежи. И я ведь терплю его! Терплю! Потому что он хотя бы не болван и не казнокрад! Но, капитан Берг, чего я могу добиться с такими людьми?! И тут вы. В самом деле, почему бы вам не отказаться от заведомо бесполезной миссии? Я предложил бы вам место замнача по разведке. Да, вам придется работать под Ежи. Но он весьма обходителен с дамами. В конце концов, он не женат, вы тоже свободны…

– Много чести, – сказала я.

– О! Я понимаю вас. И не сомневайтесь, поддержу. Мы ведь не все время служим, бывают у нас и светские мероприятия… Вы вращались в хорошем обществе, что ж, моя жена давно скучает без достойных подруг… А насчет Ежи вы правы. Он король в деревне, но вас он решительно не достоин.

Эк его корежит-то.

– Сэр, я не выбирала себе миссию. Вы забываете, что я получила приказ высшего командования.

– Была бы проблема! Ваше согласие – и я подаю рапорт. Не беспокойтесь, обоснованный. Разумеется, я ни словом не умалю ваши способности. Наоборот. Я докажу, что округу необходим специалист в вашем лице.

– А кто будет работать на Саттанге?

– Да найду я кого-нибудь… – отмахнулся Мимору. Тут же спохватился. – Я прекрасно знаком с обстановкой на Саттанге. Вы ведь слышали о Фирсе Ситоне? Он дальний родственник моей жены. Здесь, где мы оторваны от дома, даже столь дальнее и сомнительное родство считается кровными узами. Господи, кто бы знал, сколько крови мне выпил этот паскудник! Он же вообще никого не желал слушать. Сколько раз я говорил ему: Фирс, не лезь, сейчас опасно. Он лез. Мне приходилось посылать диверсионные группы, чтобы выручить его. Да, в испорченных отношениях с индейцами повинен и я тоже. Диверсанты с ними не церемонились. Потом Фирс втянул в свои игры Слоника. Был у меня такой капитан, да, я слышал, он все-таки жив… Вот это – пример разумного человека. Мне было очень жаль, я прочил его в коменданты базы, а все разговоры, мол, я избавился от потенциального конкурента в будущем… ну, вы же понимаете. Слонику пришлось бы служить минимум десять лет, чтобы претендовать на мое место. Да к тому моменту я сам уйду в отставку, не собираюсь я всю жизнь сидеть в этой помойке! Так что я говорил? Ах да, Фирс. Он сумасшедший. Вся эта семейка – я про Говардов – не отличается хорошим психическим здоровьем. Да и крепкой моралью тоже. Эта их врожденная тяга к воровству… Фирс нашел для нее законное приложение, стал археологом. Но зачем он лазил по храмам?! Зачем?! Взять хоть последнее его озарение. Да, я про аномалию. Сто лет мы жили не тужили, тут Фирса осенило. Слухи разлетелись мгновенно. Так быстро, что я не успел их пресечь. Результат? В Эльдорадо волнения и кризис. А их кризисы для нас – хуже яда, потому что хунта всегда использует единственный выход: война. Сейчас на нашей границе скапливаются их войска. А если они перейдут границу? И все потому, что идиот Фирс не умел держать язык за зубами. Ну ладно, что идиот. Ну ладно, что идиот он чокнутый. Но мог бы молчать!

– И в конце концов вы устали и отказали ему в помощи.

– Да не отказывал я ему, – отмахнулся Мимору. – О, конечно, я тут добрый волшебник, всемогущий, и если я чего-то не сделал, то исключительно потому, что не хотел. Вы в это верите? А что я мог сделать? Дурака схватили за руку прямо в храме, откуда он пытался вынести какую-то реликвию. Чуть ли не саму Великую Мэри. И чем я мог помочь? Магическими пассами и проклятиями на головы судей? Конечно, я связался с нашим консулом. Конечно, я исхитрился и вышел на влиятельных стариков. Я предлагал баснословную цену за живого Фирса. Но это индейцы. Они, в отличие от наших, неподкупны. А послать спецназ на выручку я попросту не успевал. Вы ведь понимаете, я еще и официальный приказ отдать не мог. Это превышение служебных полномочий. Только по личным каналам. Ну не было тогда свободных специалистов, все заняты. А снимать их с другого задания… под каким предлогом, простите? Да, я смирился. Это не я виноват, что Фирс доигрался. Теперь еще этот Люкассен… Он мне сразу не понравился. Не знаю, как он втерся в доверие к Рублеву. Честно говоря, я вызывал его для другого задания. Но поглядел – и передумал. Послал другого человека. А этого поставил на обычный маршрут. И нате вам! А ведь я хотел просто отправить его назад… У него на лбу было написано – пират. Большими буквами. Вот зачем он пошел на Саттанг? Пакет ему якобы от меня передали? И кто этот пакет видел? Да, я отдал ему приказ. Как раз на середине пути, когда окончательно удостоверился, что он ненадежный человек. Приказал срочно возвращаться на базу «Кромвель». Вот то, что было. И что вы хотите найти на Саттанге? Доказательства его невиновности? Я вам говорю – у меня есть доказательства виновности. Есть копия того приказа, который отдал я и который был нарушен. Вам этого мало?

Как удобно, однако, врать – если уверен, что все улики сгинули на Саттанге. Фирса казнили, пирату Люкассену не поверят – ведь он никто и звать никак. Похоже, Ежи Духанофф как минимум умный парень – если его командующий не знает, где могила Фирса Ситона и кто такой Максим Люкассен. Небось, сейчас доволен, как слон в речке: так подставил генерала!

 

– Я ничего не решаю. У меня есть приказ. В отличие от Люкассена, я намерена выполнить его. Вы дадите корабль?

Мимору насупился.

– Нет. Я же говорю – меня слишком поздно уведомили. А у меня тут не личный космопарк. Есть планы работы. Все корабли на боевом дежурстве. Через четыре недели будет корабль. Можете подождать. В конце концов, Люкассен уже мертв, от задержки на месяц ровным счетом ничего не изменится.

– Что ж, – я встала, – спасибо за аудиенцию, сэр.

– А над моим предложением все-таки подумайте. Я про должность замнача.

– Непременно. У меня будет достаточно времени на это – пока я буду ждать обещанный вами корабль.

– Да, – Мимору просветлел. – Конечно. Четыре недели. Фрегат второго класса, отличное суденышко. Обращайтесь.

Я с трудом вытерпела рукопожатие. И зачем генералу приспичило жать руку капитану? Переволновался, бедняжка.

Тот же адъютант отвез меня на космодром. Рейс на «Абигайль» был ночью, но повезло – шел транзитный корабль, которому не помешал лишний пассажир. Мне выделили удобную каюту, обещали кормить с экипажем и предоставить доступ к сети с борта.

Два часа спустя корабль стартовал.

* * *

Я совершенно не обязана разбираться, командующий дурак или предатель. Я тактический разведчик, а не аналитик. Для анализа информации есть специально обученные умные люди, а мое дело – вовремя стукнуть кому следует.

Я дождалась, когда корабль встанет на маршрут, и набрала код Алистера Торна. Связь была отличной – ну еще бы, в непосредственной близости от штаба округа.

– Здравствуй, Алистер.

Он посмотрел на меня оценивающе. В этот момент я поняла, насколько сильно он похож на Скотта Маккинби. А раньше мне казалось, что он уродился скорей в свою мать, Памелу Торн-Маккинби.

– Алистер, у меня проблемы.

– Ну еще бы у тебя и не было проблем.

Мне не понравился его тон.

– Я нахожусь здесь с миссией. В рамках подготовки я встретилась с командующим округа. Он отказывается выполнять приказ министра…

– Я в курсе. Редкий случай, когда я полностью согласен с Мимору. Несмотря даже на то, что цели у нас разные.

– Тебе придется объясниться.

– Строго говоря, не обязан. Я ну ни капельки не должен ставить тебя в известность о своих планах и, тем более, проводимых операциях. Тем не менее, учитывая твой характер, кое-что скажу. Какое задание ты получила? Установить обстоятельства смерти Максима Люкассена. Делла, на сегодняшний день у нас нет ни одного основания говорить о его смерти. В челноке, на котором он бежал с корабля, остались следы его крови. Но их не столько, чтобы с уверенностью говорить о смертельном ранении.

– И это, конечно, повод считать, что он жив? Он не мог умереть?

– Нет, конечно. Это повод говорить о том, что его бегство было инсценировкой. Как минимум двое его спутников живы.

– И почему, по-твоему, Макс до сих пор на Саттанге? Ты не хуже меня знаешь, что он-то оттуда выберется на счет раз. Хотя бы в силу знакомства с царем.

– Вот-вот. И я о том же. Может быть, тебя ждет?

– О! – я позволила себе ироническую усмешку.

– Конечно. Верную супругу, безумно его любящую, которая обеспечит самое главное – приведет корабль. Делла, о том, чтобы эту миссию поручили тебе, позаботился Ник ван ден Берг, двоюродный брат Макса. Я ни капельки не сомневаюсь, что ты точно знаешь, где искать «пропавшего». Ты получаешь от командования корабль, он ждет тебя на орбите, ты спускаешься и забираешь людей, после чего вы захватываете корабль и уходите в Эльдорадо. На Саттанге есть кое-что, представляющее стратегический интерес для Эльдорадо, а у тебя есть связи. Ты ведь помнишь свою последнюю миссию? Я видел твой рапорт. Тебя раскрыли. Ты ушла только потому, что тебе помог человек из хунты. Сын этого человека влюблен в тебя. Сейчас этот парень – третий в Эльдорадо и потенциальный будущий диктатор. Соперники есть, но если вы с Максом доставите объект, интересующий Эльдорадо, его победа обеспечена. Скажи, что это невозможно.

– Это глупо, Алистер.

– Аргумент просто убойный, – он засмеялся.

– Аргумент – то, что Макс князь. Неважно, княжество у него или у меня. В Эльдорадо ему не смогут предложить ничего, что было бы лучше.

– Как знать? Макс вообще-то славится вспышками бешенства, после которых он ничего не помнит. Да, вроде сейчас их нет. Но были же? Докажи мне, что во время такого приступа он никого не убил. Срок давности по убийству – двадцать пять лет.

– Ничего не выйдет. Убийство в состоянии аффекта, вызванного заболеванием головного мозга.

– Тогда его признают недееспособным. И право на княжество он потеряет железно.

– Оно останется у меня.

– Вы в разводе. И ваш брак, если вы поженитесь второй раз, не будет законным.

– Но это не помешает мне, к примеру, стать матерью наследника.

– И какой от этого прок Максу? Его-то в лучшем случае запрут в клинике. Надолго. В Эльдорадо он получит и деньги, и влияние. Да, куда меньшее, чем здесь. Зато на свободе.

Я покачала головой.

– Делла, любой непредвзятый следователь обратит внимание на ваши связи. И примет за основную версию, что вы в сговоре. Ник ван ден Берг за помощь забирает себе княжество – да, с виду они с Максом враги, но кто поручится, что это не игра? Ты получаешь любимого мужа, он – высокое положение в Эльдорадо. Я допускаю, что в этой игре два мерзавца используют тебя втемную. Отчего же не допустить. Но у тебя-то мозги должны быть! Ты сама не видишь?

– Не вижу, представь себе.

– Делла, в любом случае Макс – дезертир. Это-то бесспорно. Он самовольно покинул место службы. Если таковы были обстоятельства, то он обязан был приложить все усилия, чтобы вернуться. Времени прошло достаточно. Он мог добраться и до царя, и до нашего консула. То же самое относится к его спутникам. Никто из них не позаботился сообщить о себе.

– Не могут?

– И почему же? Они не в плену. Ни по официальным данным, ни по данным индейской разведки. Я запрашивал их почтарей. Делла, как минимум двое из четверых – на свободе. Их видели.

– И ты считаешь, что это повод отказаться от розыска?

– Я считаю, что было ошибкой поручить миссию тебе. Ты останешься здесь. На Саттанг полетит другой человек. Не менее подготовленный, чем ты.

– Уж не Ежи ли Духанофф рекомендовал его тебе? Я слыхала, он летал на Тварь, может, тогда и предложил свой вариант?

– Допустим. И что тебе не по нраву?

Я подняла левую руку, показав ленту на запястье.

– Вот это. Подарочек от Ежи. Надетый с нарушением всех норм законодательства, без приговора суда.

– А зачем приговор суда, это гражданская версия. Я имею полное право снабдить таким девайсом кого угодно. Кого угодно, кто рискует, например, потеряться в лесу. Или вляпаться в дурную историю.

– Ах это твоя работа.

– Делла, тебе мои объяснения кажутся недостаточными? Ты под подозрением. Скажи спасибо, что я решил вопрос так мягко. Мне нужно знать все о твоих перемещениях и встречах. Кстати, ты ведь хочешь доказать свою невиновность? Ты получила девайс, которым вполне можешь пользоваться в своих целях. Он удобен тем, что никто не заподозрит, будто ты ведешь передачу. Она дискретна. Запись идет постоянно и независимо от твоего чипа, поэтому засечь ее проблематично. Всякий раз, когда ты оплачиваешь покупку, любую покупку в любом месте страны, лента отправляет собранные данные. Имей в виду.

– Спасибо. Учту.

– Молодец.

– Ничего, что эту ленту надели мне без моего согласия, да еще и с применением силы? Это тоже по закону?

– Нет, – Алистер вдруг широко улыбнулся. – Совершенно незаконно. Не волнуйся, я уже устроил выволочку Духаноффу. Когда все закончится, ты имеешь полное право подать на него в суд. Я не отдавал приказа поступить с тобой именно так.

Я прикусила язык. Сейчас спорить бесполезно. Да и не стоит закатывать истерику, мол, меня обидели-использовали. Не те обстоятельства, когда истерика – хорошее оружие.

– Где ты сейчас?

– Возвращаюсь на «Абигайль».

– Вот и возвращайся. И сиди там. Меньше навредишь.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31 
Рейтинг@Mail.ru