Когда жёлтый карлик выходит на охоту

Оксана Алексеева
Когда жёлтый карлик выходит на охоту

Глава 2. Свита Его Высочества

Стратегия корректировалась под воздействием открывшихся обстоятельств. Во-первых, у принца была девушка – не какая-там-нибудь, а прямо «невеста». Судя по всему, жила она не в его квартире, что, безусловно, сокращало ее фору, но и без того дистанция между нами выглядела пока непреодолимо бесконечной – Руслан к ней явно относился с трепетно-ванильной нежностью. Брюнетка, под прямое каре стриженная – фи! Джентльмены, как известно, предпочитают блондинок, надо будет как-нибудь ему об этом намекнуть. К моей пущей скорби, ее и исключительным страшилищем считать было невозможно. Но если бы он только открыл глаза и беспристрастно сравнил нас… Значит, придется помельтешить у него перед носом!

Во-вторых, на шее у него практически безвылазно сидит друг детства – со всех сторон неприятный типок. Но тот может оказаться полезным в моей нелегкой миссии, поскольку тоже влюблен в эту… под каре стриженную. Он прямо заявил, что помогать мне не намерен, но уверена, что в случае необходимости пару советов даст. Важно этим не злоупотреблять, а использовать потенциальную помощь очень дозировано, только в случае крайней нужды. Именно поэтому я и не стала пока выспрашивать у него подробности о личной жизни моего принца и об этой Ольге.

Лучше всего сейчас было пробиваться через нее – девушка явно слишком доверчивая, да еще и с непреодолимой тягой к опеке всех униженных и оскорбленных. Она настолько искренне интересовалась мною, что мне даже отчасти стало неловко, но сие ненужное чувство я быстро от себя отмела. Да, выгоднее для начала было сблизиться именно с ней – от такой стратегии подвоха никто не ожидает. Но поскольку выяснить место ее расположения для случайной встречи я не могла, была вынуждена вернуться к варианту снова действовать напролом.

Карьера моя рабочая временно приостановила свой феерический полет. Со сломанной рукой за барную стойку меня, конечно же, не пустили. Но уверена, что если дело с захватом королевства прогорит, то я смогу вернуться на это место сразу же, как избавлюсь от гипса – шеф мною доволен, я ни разу не получала от него никаких нареканий, да и к моей ситуации отнесся с явным пониманием. Максим Анатольевич – вообще очень прикольный чувак, с которым точно можно иметь дело. Поэтому я решилась на то, чтобы и его втянуть в свою авантюру. Опять же, небесплатно. Ну а что вообще в нашем мире делается задарма?

Когда Руслан и Антон в очередной раз посетили наш бар по устоявшейся традиции, я уже ждала их там. Сама подошла, поздоровалась, ответила на вопросы Руслана о самочувствии и еще раз поблагодарила за помощь. Антон при этом только недовольно ухмыльнулся и продолжил свои перестукивания ключами по барной стойке – ничему жизнь не учит! Да ни убий в себе дятла…

Потом проследовала к двери для персонала, кивнув Толику, который теперь был вынужден работать и в мою смену, что, в общем-то, только на пользу его кошельку. Дверь, конечно же, оставила приоткрытой – я уже успела убедиться в том, что Руслан в таких ситуациях ведет себя, как и положено принцу, поэтому на этот раз ставка была чуть меньшей, чем в первом случае.

Максим Анатольевич свои бабки отрабатывал с душой – орал так, что даже я чуть не поверила:

– Милочка, ты чего о себе возомнила? Я тут что, инвалидов держать буду? У меня бизнес, а не приют! Давай, дуй отседова, пока ветер без камней!

– Но…

– Никаких «но»! У меня на твое место уже куча претендентов… на улице ждет! Все-все, давай, дуй!

– Но…

– Вон пошла, говорю!

Вышла удрученная, даже слезинку пустила. Толик был в шоке – он такого от шефа уж точно не ожидал. Кинулся ко мне, но я только отмахнулась и качественно изобразила едва сдерживаемые рыдания. Направилась на выход, уповая на то, что никто не подумает в такой напряженный момент, что выход для персонала явно не тот же самый, что и для посетителей. Шаг, два, три…

– Алина, подожди!

Я постаралась не вскрикнуть от радости. Гарантий-то не было, так что радость обозначилась незамедлительно! Руслан тронул меня за плечо, заставляя повернуться:

– Тебя уволили, что ли?

Не поднимая на него глаз, я только кивнула вяло.

– За что? Из-за руки?!

Всхлипнула.

– Да я ему сейчас устрою! Это же прямое нарушение трудового…

– Не надо, – я успела схватить его за рукав пиджака. – Не надо ничего. Меня и так тут держали на честном слове – и на том спасибо… Не надо, Руслан… Я пойду… спасибо…

Развернулась и поплелась в светлое будущее походкой угрюмой коровы. Конечно же, он снова догнал. Принцы – они такие! Совершенно правильный мужик, в котором я изначально не ошиблась!

– Да подожди! Я… – он мешкал в поисках способа мне помочь. – Антон! Да оторвись ты уже от своего стакана!

Тот с очевидным раздражением был вынужден присоединиться к нам.

– Чего еще?

– Ты можешь найти Алине хоть какую-то подработку? Ведь она же из-за нас…

Тот даже расхохотался куда-то в сторону:

– Не из-за нас, а из-за тупости своей! Почему об этом все забывают?!

Я зыркнула в его прищуренные глаза со злостью, но на того это эффекта не возымело:

– Ну какую подработку я ей найду, а? С этими синяками под глазами ее людям стыдно показать, – тут он был прав. Опухоль с носа сошла, но отчего-то синие разводы до сих пор сияли, как их ни замазывай тоналкой. – И рука у нее одна – левая! Сходу я могу придумать только одно применение ее левой руки с использованием некоторых частей моего тела… с двенадцати до обеденного перерыва.

– Антон! – сейчас упрек в голосе Руслана прозвучал довольно отчетливо. – Ну прошу же!

Тот только головой покачал.

– Что ты делать-то умеешь? Одной левой, – этот негодяй обратился наконец-то и ко мне, но теперь я начала рыдать уже совершенно искренне.

Руслан даже приобнял меня, утешая.

– Алин, ну ты чего? Не расстраивайся, что-нибудь придумаем!

– Я все могу делать… – хныкала я. – На подхвате, принеси-подай, что угодно… Готовлю хорошо… – последнее с нажимом, чтобы точно не пропустил.

– О, готовишь? – оживился Руслан. – Оля давно нам талдычит про повара!

Антон схватился за голову, даже не пытаясь сдержать смех, но сейчас Руслан на него не реагировал. Я же вывернулась из его хватки и буркнув: «Не надо, я сама… как-нибудь… чего я с такой рукой наготовлю…», снова направилась к выходу. Позволила себя догнать уже на улице и переубедить. Я почти согласилась на его заманчивое предложение, предполагающее, что я приступлю к работе только после того, как снимут гипс, как из-за моей спины раздалось веселое:

– Кстати, я придумал, что могу подыскать для тебя в офисе!

Мне не надо в офисе! Мне надо прямо в замке у принца! Пришлось повернуться к этому злодею в нашей сказке и взглядом обозначить, куда ему стоит засунуть свою внезапно придуманную вакансию. Он оценил, почему-то внял немой просьбе и добавил не без иронии:

– Или нет.

Я мельком улыбнулась ему, благодаря за неожиданную поддержку. Руслан тут же предложил отправиться к ним, чтобы обсудить детали и дать мне возможность успокоиться за чашкой кофе. Сам вернулся в бар, чтобы расплатиться и забрать куртки. Едва дверь закрылась за его спиной, Антон заметил:

– Неплохо! И в какую сумму обошелся этот скандальчик с начальством?

Я вздохнула обреченно, но решила быть откровенной:

– Вся моя последняя зарплата.

Он подкурил, выпустил струю дыма в сторону.

– Думаешь, эти вложения оправдаются?

– Оправдаются, – заверила я. – За меня не волнуйся. Это еще не все, я только начинаю разворачиваться.

– Хм, – почти уважительно хмыкнул Антон. – Становится интереснее.

Я решила не терять времени попусту и спросила напрямик, отодвинув ложную скромность за ненадобностью:

– Как его невеста отнесется к тому, что Руслан дал почти незнакомой красотке работу в собственном доме?

Он ухмыльнулся – и эта ухмылка сейчас мне сильно не понравилась:

– Никак не отнесется. Даже рада будет, что ее Русланчик помогает бедной однорукой студентке, – он оценил мое недоверие и решил пояснить: – Она уверена в нем процентов на триста. И не зря.

Меня его ответ неприятно озадачил. Было бы неплохо, если б эта стриженная под каре оказалась заодно и ревнивой истеричкой. Да и такая уверенность в своем парне – слишком неприятный показатель. Надеюсь, что она просто слепая дура или Антон преувеличивает ее херувимские способности – не секрет, что влюбленные нередко этим грешат.

Спрашивать еще было много о чем, но вернувшийся Руслан лишил меня такой возможности. Мы за десять минут добрались пешком до их дома. Там мне, калеке, принц и плащик помог снять, и за стол усадил, и даже успокоительного кофейку налил в огромную чашку. Продолжать реветь я теперь необходимости не видела – и без того синие разводы под глазами мне баллов не прибавляли.

Я охнула, услышав предлагаемую сумму оплаты моего труда – нет, посмотрите только, куда он тратит наш в будущем общий семейный бюджет! Если даже не женю его на себе, то уж точно смогу неплохо протянуть какое-то время… и маме получится что-то высылать. Хотя нет! Теперь, узнав, что принц является принцем не только снаружи, но и внутри, я обязательно его женю на себе – вряд ли в жизни подвернется еще один настолько же положительный персонаж. В конце концов, замуж выходят не за деньги. Не за одни только деньги.

Но сказки без Кощея Бессмертного не бывает, посему тот тоже вставлял свое слово:

– Так ты ж на дневном учишься? Как же ты собираешься на этой кухне тусить с утра до вечера?

Ну не кретин ли? И когда он-то успел узнать про мою учебу? Я вроде бы рассказывала о своей жизни совсем не ему. Он прав, конечно, но об этом сейчас беспокоиться следовало в последнюю очередь. На дворе весна – до конца учебного года всего три месяца. В понедельник снова появлюсь в деканате, продемонстрирую во всей красе, что я жива и здорова, снова попрошу свободный график, снова получу ответ, что до третьего курса этот вопрос поднимать даже не стоит. Я и без того уже много напропускала. Исчезнуть теперь, когда сессия не за горами – не лучший вариант. Но достаточно будет эту самую сессию сдать. Конспекты я заполучу все – не зря ж я уже почти два года улыбаюсь, как умалишенная, нашему отличнику. Он выручит, как и до сих пор выручал. Преподаватели, конечно, в большинстве своем скептически настроены к злостным прогульщикам, но и они ставят рано или поздно, если все выучить. Тут я справлюсь, а если эту сессию вывезу, то на третьем курсе у меня уже будет больше свободы. Но до того, как я успела объяснить свою позицию, Руслан тут же пересмотрел фронт работ:

 

– Тогда только ужины. Обедаем мы всегда в ресторане рядом с работой Антона, с завтраками как-нибудь сами справимся. А вот ужины – домашние, простые – это очень даже отлично! Оля будет счастлива!

М-да, и он в реакции своей девушки уверен, как я посмотрю. Меня уже мутит от залихватской местной радужности.

– И зарплата тогда в три раза меньше, – вставил Кощей Бессмертный.

Ну не кретин ли, а? Или я это уже говорила? Руслан же только рассмеялся – как он может дружить с этим чудовищем?

– В два раза. Договорились? – я кивнула, изображая крайнюю степень благодарности. – Ключи я тебе дам. Чаще всего я бываю дома, но не всегда. Ужин… в шесть? На четверых – Оля будет рада составлять нам компанию. Деньги на продукты…

– По-о-огоди-ка! – черт побери, да заткните его кто-нибудь! – Ключи от квартиры? Уверен?

– Да брось ты уже, Антон! – Руслан глянул на друга. – Ну разве ты не видишь, что Алина за человек?

– Ага, вижу. Предельно четко, – откомментировал тот и, откинувшись на спинку стула, наконец-то заткнулся сам.

В итоге мы договорились, что я приступлю к работе через две недели, и то при условии, что с рукой к тому моменту будет все в порядке. Мне даже выдали аванс, сопровождаемый поднятыми к потолку глазами Кащеюшки, который на этот раз смилостивился промолчать. Обменялись телефонами и разошлись.

На время, конечно, только на время.

В следующие две недели я усердно подтягивала хвосты в институте – пока еще не теряла надежды на круглосуточное пребывание в доме Владимирова. С учебой, когда я всерьез брала быка за рога, у меня обычно никогда проблем не возникало. Помимо этого, шерстила по всему интернету в поисках хоть какой-то дополнительной информации, но не нашла ровным счетом ни одного упоминания ни об Ольге, ни об Антоне. Да и о самом Руслане материалы были довольно скудными – интервью содержали только общие сведения, практически ничего полезного, кроме того, что я уже знала – Руслан Владимиров был перспективен, талантлив и не по статусу скромен. Сейчас он занимается написанием третьей книги и ведет колонку на одном крупном новостном сайте, о переезде в столицу пока всерьез не задумывается. Конечно, не задумывается! У него ж тут эта… любовь всей жизни. Почему, кстати, не она, а друг его бессердечный живет у Руслана? Телефона Антона у меня не было – может, и к лучшему, а то бы я не удержалась и позвонила в своих безнадежных поисках информации. К лучшему – потому что я не знала, как он на это отреагирует.

Но судьба подбросила мне шанс – и в этом я увидела очередной знак, что фатум на моей стороне. В тот день я шла из института. Мартовская погода была, мягко говоря, сногсшибательной – солнце припекало уже вполне по-апрельски, но при этом не настолько жарило, чтобы заставить снять легкий плащ. Просто идеальное сочетание. Мое любимое время года, наравне с ранней осенью. Я бодро шагала вдоль дороги, настраиваясь на длительную прогулку, свободную от мыслей и переживаний, когда проехавшая рядом машина вдруг притормозила уже впереди, а потом сдала назад. Я в страхе отшатнулась от края обочины – непроверенные парни даже на дорогущих тачках меня не интересовали. Я ищу принца, а не приключений на пятую точку. Окно съехало вниз, открыв моему взору физиономию в солнцезащитных очках:

– Поварешка? Ты ли это? Садись, подвезу.

Я уже по причудливому причесону узнала Антона, тут же перекоординировалась, обошла машину и плюхнулась на переднее сиденье. Усмехнулась:

– Темные очки? Серьезно?

Он сразу тронулся вперед, даже мельком не взглянув на меня.

– Ненавижу солнце. Вот просто ненавижу. Я б вообще только по ночам работал, лишь бы его не видеть.

– И почему я не удивлена? – усмехнулась. – Растаять боишься или очеловечиться?

– Куда ехать-то? – водитель явно не собирался углубляться в эту тему.

Я назвала район и улицу, где снимала квартиру.

– Далековато. Почему пешком?

Неужели ему и правда интересно?

– Погода хорошая. Солнечная! – ответила я, выделив последнее слово.

– Ну и лишнюю копейку сэкономить, – подсказал он продолжение. Я не стала спорить – мне как раз в эту тему не хотелось углубляться.

Решила использовать шанс хоть для чего-то, раз у негодяя сегодня приступ человеколюбия:

– А ты где работаешь-то? Кем?

На этот раз он даже быстро взглянул на меня, будто удивляясь вопросу. Хотел вроде бы ответить, но сменил направление разговора:

– Давай так. Вопрос – ты, вопрос – я. Отвечаем честно, раз уж мы… эм-м-м… играем на одной стороне.

– С удовольствием! – с этим человеком можно быть честной при условии, что эта честность не будет противоречить доводам здравого смысла. – Начинай отвечать, я свой вопрос задала.

Он плавно обогнал машину впереди, потом прибавил газ.

– Не разочаровывай меня, блондинка. Я думал, ты уже все про Руслана разузнала.

Я и не собиралась его разочаровывать! Меня его мнение о собственной персоне вообще не особо заботило.

– А при чем тут это? Я узнала все, что можно было узнать. Про тебя ничего не нашла. Я ведь даже фамилию твою не знаю.

– Лалетин, – просто ответил он.

Быстро перебрала все килобайты полезной информации, хранящейся в памяти. Да, что-то знакомое. Очень-очень знакомое, пару раз упоминаемое рядом с…

– Ты его первый литературный агент! – вспомнила я.

– Почему первый? Единственный. И тот человек, который вообще его уговорил публиковаться. Я в Москве почти год проторчал, пока его раскачивал.

Вот оно что. Они не просто друзья, они заодно и партнеры. Этот пренеприятнейший господин – литературный агент моего принца, пробивший ему путь не только в российской прозе, но уже и зарубежной. Да, может, и не слишком творческая профессия, но тоже полезная. Я посмотрела в его профиль чуть внимательнее, чем делала прежде. Презентабельный, наглый, умный, циничный, пользующийся безусловным доверием самого автора, язык – как помело. Идеальный агент. Если не ошибаюсь, то ли ему, то ли его отцу принадлежит местное издательство с типографией, какие-то магазины и много чего еще. Но это я теперь смогу разузнать и без его помощи.

– Моя очередь? – Антон отвлек меня от мыслей. – Выходит, ты сразу поняла, кто такой Руслан Владимиров? Его-то фамилию ты, получается, знала.

Плохо, что он это понял, но сейчас пришлось кивнуть.

– И что? – продолжил он. – Прямо такая любовь с первого взгляда?

Это был уже второй вопрос, но тут ни к месту мелочные споры:

– Не с первого, – ответила я. Разубеждать его в том, что это именно «любовь», точно не стоило – пусть так и считает. Поэтому продолжила почти торжественно: – Узнала я его сразу, но только потом влюбилась, когда поняла, что он за человек.

Его моя вдохновленная интонация ничуть не впечатлила:

– Ясно. Куда теперь, направо?

Я обозначила маршрут. Была моя очередь для вопроса, но в тот момент я почему-то растерялась. Для конкретных уточнений пока было не время, поэтому можно разузнать об общих тенденциях:

– Как давно ты любишь эту Ольгу?

Он улыбнулся – так искренне… так непохоже на длительные душевные терзания.

– Очень давно – примерно столько же, сколько любит ее Руслан. Кажется, ты тратишь свои шансы что-то выведать попусту. Но моя очередь, – он задумался. Вот этот человек свои шансы попусту не тратил: – Как ты собралась переселиться к нему? Ведь ты же явно навострила на это лыжи!

Я даже рассмеялась тихо, сраженная его прямолинейностью.

– Поработаю немного, приворожу своим борщом, дам к себе привыкнуть… потом скажу, что выгоняют из съемной квартиры, – тут же переключилась на нашу игру: – Итак, мой вопрос – что он на это ответит?

– Предложит остаться у нас. Даже если борщом не приворожишь, предложит, – уверенно ответил мой «партнер». – Он действительно такой, ты в этом не просчиталась. И квартира огромная, не знаю, зачем он себе такую халупу захотел. Ненавидит жить один. Если бы не стал писателем, то точно бы открыл гостиницу – ну, знаешь, эдакий постоялый двор.

– Тогда я удивлена, почему он там еще не приютил всех бомжей с района!

Антон согласился:

– Я тоже. Но вообще-то Руслан хорошо разбирается в людях. Никак не могу понять, почему он тебя раскусить не может.

Решила проигнорировать выпад и поинтересовалась в довесок к теме:

– Ты поэтому живешь у него? Из-за того, что он не любит жить один?

– Поэтому. И не только. Я как-то не удосужился отдельным жильем обзавестись – а так нам обоим удобно. Формально-то я с родителями живу.

Ага. Значит, основные фонды Лалетиных принадлежат все-таки отцу, раз Антону не хватает денег на собственную квартиру. Плюс его присутствие явно не раздражает Руслана. Вот такой взаимовыгодный получился симбиоз.

– Почему Ольга не живет с ним? Ну, раз уж у них такая любовища.

Он свернул к моему дому и остановился у первого подъезда, решив, наверное, что до нужного я и сама дотопаю.

– Ты нарушаешь порядок. Это была моя очередь. Но отвечу, – он повернулся ко мне и посмотрел сквозь очки, поэтому глаз его я разглядеть не могла. – У нее очень строгие родители. Жить до свадьбы вместе не положено, жениться до окончания института не положено. Она сейчас на последнем курсе, так что, считай, у тебя в запасе всего несколько месяцев. Но они оба не напрягаются по этому поводу, принимают как должное. И без того знают, что всю оставшуюся жизнь вместе проведут. Ко всему остальному ее родители относятся весьма спокойно, так что не надейся, что у Руслана с Ольгой там платонические отношения.

Я удивилась:

– Ты так хорошо знаешь ее родителей?

– Стоп, стоп, не наглей! Ты свой лимит уже давно исчерпала, поэтому последний вопрос – мой.

Я согласилась – все справедливо. Антон смотрел теперь вперед, соображая. Наконец выдал:

– Ты и правда сломала себе руку специально, чтобы подобраться к нему?

Безоговорочно согласиться – и он посчитает меня психически больной. Объяснять, что шпана перестаралась – рассмеется. Лучше тут оставить честность в стороне:

– Чушь! Я не подстраивала то, что тогда произошло!

Он снова глянул на меня с широченной улыбкой, в которой не промелькнуло и капли веры. Зуб даю, ни на полпроцентика не поверил.

– На этом все. Больше от меня информации не жди – и даже не вздумай с этим ко мне обращаться. А сейчас выметайся. Что-то ты меня утомила. Как я тебя выносить-то буду потом ежедневно?

Я вышла из машины, но потом все же наклонилась к приоткрытому окну:

– Осталось четыре дня, – загробным голосом из колодца добавила напоследок и показала ему загипсованную руку с вытянутым средним пальцем.

И гордо продефилировала вперед.

Антон – не враг мне, но и точно не друг. Шаткий союзник, который в любой момент может закопать меня, не моргнув глазом. И я не знала, правильно ли поступила, откровенничая с ним. Этому типу людей доверять ни в коем случае нельзя, но с ними можно взаимодействовать некоторое время, если и они чувствуют свою выгоду. Да чего уж там – взаимодействовать с ним мне куда проще, чем с этими возвышенно-непонятными Каем и Гердой… тьфу, Русланом и Ольгой.

Глава 3. Принцесса Его Высочества

К условленной дате я готовилась. Нет, не морально – эту подготовку я успешно прошла уже давно. Теперь мне оставалось позаботиться только о фантике, за которым скрываюсь такая прекрасная я. Прикупила себе пару джинсов, покрасила волосы в очередной натуральный, почти прикончила все скудные свои сбережения. Зато к моменту долгожданной встречи была собою довольна. Но, как оказалось позже, никто в доме Владимирова по моей красотище, обществу и даже кулинарии еще не успел сильно истосковаться.

Сразу после приветственных церемоний я одарила Руслана двумя выверенными взмахами ресниц, но на них отреагировала зачем-то Ольга:

– Алина! А может, мы с тобой сегодня прогуляемся? По магазинам пройдемся, в кафе посидим… познакомимся поближе, – она внезапно стушевалась под моим взглядом, отчего конец фразы прозвучал почти неразборчиво.

Поверхностный осмотр выражений лиц Руслана и его благоверной показал, что они это заранее между собой обсуждали. Наверное, это был их способ упростить мне адаптацию. Стоит заметить, совершенно ни к месту. Но я покорно вдохнула, еще покорнее выдохнула и, конечно, согласилась на этот незапланированный дамский променад. Сам Руслан в этот день намеревался заняться какими-то делами, поэтому сделал вид, что только рад нашим «внезапным планам».

 

И хоть город наш назвать огромным невозможно, но магазинов, бутиков и торговых центров в нем чуть больше, чем достаточно. Погода выдалась гулятельной, хотя поначалу наша прогулка напоминала бесцельные метания от одной точки к другой с сопутствующим нервным напряжением от того, что разговаривать с почти незнакомым человеком не о чем. Ольга всеми силами старалась его не замечать и даже начала что-то покупать, советуясь с моим мнением, тем самым стараясь воссоздать полную атмосферу непринужденного шопинга.

Но уже во шестом бутике план начал выстраиваться. О, я из тех, кто любую карту способен превратить в козырь! Сейчас моя милая Оленька купит себе еще пару черных кофточек и старушечьих юбочек, а там я ее подхвачу под белы рученьки, дабы отправиться куда-нибудь подальше от цивилизованного общества, поближе к мужскому вниманию. Авось наш ангелочек расслабится, разговорится и – а чем черт не шутит? – подзабудет про своего Русланчика, а свидетель ее небольшого грехопадения в моем лице уж точно не помешает.

Она на мое предложение где-нибудь посидеть отозвалась с радостью – видимо, в порученную ей миссию входило мое полное и абсолютное привыкание к ней. Но едва мы оказались в шумном зале бара, сразу умолкла. Это, кстати, была хорошая новость, потому что ее полуторачасовой восторженный монолог об отделении архитектуры, на котором она училась, я больше не могла выносить физически. На фоне сравнения даже воспылала страстью к своему родному институту, где, как выяснилось, водились вполне нормальные люди, а не вот эти вот… городские дизайнеры.

Мы зашли в затемненное помещение совсем недорогого, но на мой вкус, довольно приличного бара и заняли один из свободных столиков у стены. Ольге обстановка или слишком сильный шум не понравились – и она не смогла этого скрыть, как ни старалась; но героически заставила себя улыбнуться, занять место и даже заказала себе бокал вина и какой-то съедобный шпингалет. Да я и не особо рассчитывала на то, что она тут же наляжет на чистый спирт, хотя этим она бы здорово упростила мне задачу. Но ставку я изначально делала не на нее, а на мужское внимание, которое не заставит себя долго ждать. В такие места многие приходят и пообщаться, и повеселиться, и «поближе познакомиться», если подфартит. Уверена, что мы с ней способны произвести должный эффект. И хоть Ольга, на мой вкус, тут первой красавицей и не была, потому что это место прочно закреплено за мной, но все же и излишним уродством, к сожалению, не отличалась. Когда она сильно увлекалась, то ее глаза светились, привлекая к себе внимание. Девушка из богатой семьи – таких я за версту чую. От них даже при скромной внешности несет породистостью. Но при этом она не проявляла и толики высокомерия или хотя бы показательной самоуверенности, что обычно идет только на пользу всему образу.

Я профессионально изображала интерес к любому разговору, какой бы она ни завела. Ольга заметно расслабилась и перестала выдавать нервозность. У меня возникло ощущение, что собеседница моя вообще не отличается излишней общительностью, но тут прямо из кожи вон лезет, чтобы расположить меня к себе. Я уж было подумала, что Руслан ее держит на привязи в подвале в свободное от их возвышенной любви время, но потом пришлось убедиться в том, что она, скорее всего, сама себя там и держит.

Через полчаса пустых посиделок к нашему столику наконец-то подошел мужчина приятной наружности. На мой притязательный вкус – вполне себе солидный и серьезный. Он вежливо поздоровался и предложил угостить нас чем-нибудь. И даже фразу закончить не успел, как отшатнулся от почти визгливого Ольгиного:

– Не-е-ет! Ничего нам не надо! Подите вон!

Даже меня такая эмоциональная реакция ошарашила, но мужчина попытался до последнего сохранить лицо и даже извинился перед тем, как уйти. Я едва не присвистнула, глядя в его удаляющуюся спину. Да моя новая знакомая такой интонацией способна любому мужчине либидо в пол провалить! Ну и что же прикажете делать в таких условиях?

Сама же Ольга как ни в чем не бывало тут же вернулась к своему привычному мягкому тону, рассказывая о том, с каким трепетом читала первую рукопись Руслана.

– Я, это… – пришлось ее перебить, потому что я уже не могла контролировать раздражение, – пойду, носик попудрю.

Она тут же округлила свои невинные глазенки:

– Ты только недолго!

Возможно, Антон и не преувеличивал. Я видела, как вел себя Руслан в баре, где работала, а теперь убедилась, что Ольга его даже превосходит в этом плане. Мне удалось уговорить ее на «еще по бокальчику», но было уже понятно, что даже бочонок ирландского пива ее с мертвой точки сдвинуть не способен. Только орать станет еще звонче свое: «Подите вон!».

Парень, проходивший мимо, окликнул:

– Девушка! Мы с другом сидим. Скучно. Вы же вроде бы тоже вдвоем…

– Нет, спасибо.

Вот так это делается, милая Оленька. И даже не надо на себе рвать волосы и вопить на ползала! Но сделав еще пару шагов, я замерла и оглянулась. Парень тоже остановился, уловив мое движение. Совсем молодой – по виду мой ровесник. Не особо красивый, совсем не импозантный, но обладающий приятной улыбкой. А может, я напрасно сделала ставку на солидность, предположив, что Ольге может понравиться только мужчина Русланова типажа? Ведь все они в сравнении с ним проигрывают! Вполне возможно, что простой и милый парень как раз и не станет в ее голове конкурентом для жениха. И поэтому у него будет шанс.

– А знаете, – я быстро сориентировалась, – нам тоже скучно! Да вот только у меня подруга очень стеснительная…

Он улыбнулся еще шире и снова шагнул ко мне, ожидая, что я сама предложу выход из этой непростой ситуации. Ну и я поспешила оправдать ожидания:

– Я могу вас представить, как своих старых друзей? Ну, чтобы…

Мы буквально за минуту обговорили пару мелких деталей и познакомились. После чего мой «старый друг» отправился предупреждать своего приятеля, а я успевала подготовить Ольгу:

– Слушай, так неожиданно со знакомыми своими столкнулась! Ты не против, если они к нам подсядут, а то мне как-то неудобно им отказывать…

Оля активно замахала руками – все-таки даже незначительное количество вина свою задачу выполняло:

– Конечно-конечно! Алина, ну чего ж ты спрашиваешь? Твои друзья – мои друзья!

Да что вы говорите… Она на самом деле настолько простодушно пытается наладить со мной контакт или просто блаженная? Ладно, будем пользоваться добротой, раз сами предлагаете.

Но когда мой знакомый привел за наш столик своего друга, то я вмиг пожалела о своем поспешном решении. Тот был в умат… Да он едва держался на ногах, пытаясь сфокусировать на нас взгляд. Но метаться было уже поздновато, поэтому я и с ним поздоровалась, назвав по уже известному имени. На наш столик приземлился и графин с клюквенной водкой. М-да, и как же я так сильно просчиталась? Парень, с которым я познакомилась в коридоре, сразу подсел поближе ко мне – и пришлось признать, что ничего в его виде не выдавало степени запущенности ситуации. Друг же его присоседился к Ольге, но, к счастью, говорил настолько невнятно, что можно было не беспокоиться за раскрытие военной тайны. Сама она заметно сосредоточилась, поджалась и производила впечатление бегуна на старте – будто любое движение или резкий звук может заставить ее рвануть вперед. Или назад. В любом случае, отсюда. Немного успокоилась, когда перепивший парень потерял к нам интерес и принялся поглощать салат, едва управляясь с вилкой. Если повезет, то сразу после салата он просто вырубится.

А Саша и в самом деле оказался неплохим парнем – он заметно разбавлял всеобщее напряжение, часто шутил, хоть иногда и пошловато, но это как-то терялось за простой манерой его речи, задавал Ольге вопросы и отвешивал нам обеим комплименты. В общем, всеми силами пытался произвести впечатление на меня. А мне-то до него и дела не было! Но зато с его подачи хоть какой-то разговор с участием Ольги заклеился. Друг его внезапно встрепенулся, обхватил ее рукой за плечо и смачно чмокнул в щеку. Она скривилась так, словно ее вот-вот стошнит, но, надо отдать ей должное, даже после этого не стартанула из нашей милой компании. Да что ж это получается? Она и в самом деле это все терпит ради меня?

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13 
Рейтинг@Mail.ru